home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5 

Когда эхо выстрела затихло, Мейси шагнул в комнату, прикрывая таким образом выход на лестницу, чтобы никто не бросился бежать. Но никто и не двинулся с места. Робсон, оказавшийся за спиной Бейкера, замер на мгновение, глядя и не веря, что то, чего он так боялся со дня захвата, все-таки произошло. Издав короткий стон, он рванулся вперед, пересек комнату и склонился над Митчелом. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что его товарищ мертв. Робсон выпрямился и обернулся к Мейси. Губы его кривились, словно от отвращения, но он не произнес ни слова. И тут в полной тишине раздался вопль… Кричала Рози. Мейси наставил свою пушку на Робсона и знаком приказал ему спуститься обратно вниз по лестнице.

– Ты тоже, Рози…

Горько плача, Рози отправилась вниз. Робсон двигался за ней медленно, как очень старый человек.

Мейси подобрал с пола железный ломик и протянул его Бейкеру.

– Ступай присматривай за телефоном, Томми… И скажи Рози, чтобы она прекратила выть…

Бейкер, изумленный поведением вожака, принял от него ломик и молча вышел.

Мейси обернулся, отыскивая взглядом Лоу. Но младший смотритель исчез.

– Эй, мальчишка!… – позвал предводитель, обернувшись к лестнице.

Он напряженно ждал. Через минуту Лоу возвратился. Лицо белое как мел. От вида крови на полу световой комнаты его мутило.

– Иди сюда, поможешь мне, – распорядился Мейси.

Лоу механически кивнул. Внезапный взрыв жестокости, страшное зрелище смерти Митчела – все эти потрясения превратили его на время в безвольное, заторможенное существо.

– Лучше перенести Криса в спальню… – соображал вслух Мейси.

Лоу посмотрел под ноги – на бесчувственное тело Хайнеса, на увеличивающуюся лужицу крови вокруг его головы. Он догадывался, что, пожалуй, Хайнеса сейчас лучше не трогать с места. Рана на его голове притягивала взгляд, и было ясно, что это очень серьезная рана. Но если Мейси так хочется…

– Подними его, – скомандовал Мейси, – и перенеси к лестнице.

Борясь с тошнотой, Лоу поднял Хайнеса на плечо, как дровосек бревно.

– Если хочешь, – сказал он, – я сам могу его отнести вниз. Ну?…

– О'кей, – кивнул Мейси.

Лоу вышел из комнаты и осторожно спустился на два пролета со своей ношей на плече. Мейси шел за ним до спальни. Там Лоу уложил Хайнеса на одну из коек. Теперь все вокруг было в крови: подушка, свитер Лоу, пол, лестница…

Мейси оставался абсолютно безразличным. – Хорошо, – заявил он. – Теперь ты и Робсон можете забрать этот труп наверху… Бросьте его в море…

В полной тишине Лоу и Робсон подняли тело Митчела и отнесли его к выходу из башни. Мейси, вооруженный револьвером, шел за ними вплотную – этот слуга дьявола отбивал у них всякую охоту разговаривать.

Горе Робсона было безмерным – он потерял товарища, старательного и верного напарника в любимом деле, он никогда больше не увидит его лица… Горе его было настолько велико, что, казалось, для гнева просто не остается места. К тому же его мучили еще и угрызения совести. Если уж все равно одному из них суждено было умереть, так лучше было бы затеять драку с самого начала. Тогда ценой одной жизни они, возможно, отбили бы револьвер… И если кто-то должен был получить пулю, так это он сам. Но никак не Митч…

Лоу все еще не был в состоянии связно соображать. Он тоже ощущал горечь утраты, но сейчас ее перехлестывали иные эмоции. Лоу находился в состоянии шока. Он до сих пор не мог поверить, что стал свидетелем хладнокровного убийства. Для его сознания требовалось некоторое время, чтобы переварить и осмыслить этот новый опыт жизни – и какой! Оцепеневший от ужаса настоящего, от страха перед будущим, он только благодарил Бога за то, что в эту минуту рядом с ним был Робсон…

Они задержались внизу для последнего скромного ритуала. Робсон отыскал за банками с краской кусок брезента и расстелил его на полу. Лоу помог ему уложить туда Митчела. Робсон закрепил на груди погибшего балласт, и вместе они завернули тело в брезентовый саван, перевязав затем его куском каната.

Теперь поднимать Митчела стало тяжелее, но входная дверь была рядом. Лоу снял засов и отпер ее. Робсон обвязал печальный груз веревкой, и вдвоем они в темноте спустили его на уступ. Затем спустились сами…

Было время отлива, море оставалось спокойным. Ночь выдалась безлунная, но Лоу взял с собой фонарик. Робсон отвязал веревку, и они отнесли Митчела ближе к воде. Оба знали, что там, всего в нескольких футах от скалы, есть место, где всегда глубоко, даже во время самых низких отливов.

Они еще помедлили. Потом Робсон сказал:

– Ладно, Джим… Давай…

Подняли тело, раскачали и по команде Робсона бросили со скалы в море. Конечно, недоставало подобающей похоронам торжественности, но это был единственный способ, чтобы саван со своим грузом оказался на глубине. Снизу раздался всплеск. Лоу направил туда луч фонаря. Но ничего уже не было видно, лишь немного пены на поверхности воды…

– Упокой, Господи, его душу, – произнес Робсон. Потом, словно почувствовав, что этих слов недостаточно, он тихо добавил: – Митч был настоящим смотрителем, Джим… Он сделал это ради маяка…

Рози и Бейкер ждали в общем комнате. Бейкер сделал для Хайнеса то немногое, что было в его силах. Теперь он сидел у плиты, бледный и молчаливый. Рози смотрела в окно. Глаза у нее были красные, но она больше не плакала. Когда Мейси вошел в комнату вместе с остальными, она повернулась к нему.

– Зачем ты убил его?

– Потому что он напал на Криса, – ответил Мейси.

– Ты не должен был его убивать. У него не было оружия… Ты всегда убиваешь…

– Ох, заткни-ка лучше пасть… Митчел сам напросился: затеял всю эту возню…

– Ничего он не затевал!… Мейси пожал плечами.

– Как бы там ни было, а он не должен был бить Криса… Мне пришлось это сделать, чтобы показать остальным, ясно? Иначе потом эти двое набросились бы на нас.

– Король, Крис выглядит очень плохо, – сказал Бей-лер.

– А?

– Ты думаешь, он поправится?

– Конечно, поправится… Мы сейчас перевяжем ему голову.

– Я уже перевязал.

Мейси кивнул с недовольным видом.

– Раз так – все в порядке.

– Ну, я не знаю… – Бейкер все еще выглядел озабоченным.

В потрясенном, затуманенном страхом сознании Лоу внезапно лучиком засветилась надежда. Видимо, он уже какое-то время обдумывал эту мысль. Это мог быть шанс для них… Он посмотрел на Робсона. Лицо у того было белое. Видно, мысли старика все еще были с Митчелом. Лоу посмотрел на Мейси, на его пушку. Теперь он боялся револьвера больше, чем когда-либо, но ему показалось, что сейчас у Мейси пропало на какое-то время стремление убивать. Лоу заговорил.

– Если вы спросите мое мнение, – заговорил он, – то у Хайнеса, похоже, пробит череп.

– Я не спрашивал твоего мнения, – заявил Мейси.

– Все равно у него проломлен череп. Ему нужно в больницу.

– Молчи, пацан, что ты в этом понимаешь!

– Немного понимаю… Это ясно по его дыханию.

– Ему повезло, что он вообще еще дышит!

– Наверняка он скоро перестанет дышать, если его не увезти отсюда и не обеспечить уход врачей… Иначе у тебя на совести будет еще одна смерть.

– У меня нет совести, – отрезал Мейси. Рози опять заплакала.

– Все, что от тебя требуется, – это позвонить по радиотелефону, – настаивал Лоу. Он уже смотрел на Бейкера, а не на Мейси. – Погода стоит хорошая. Его заберут отсюда через час-другой. Может, это спасет ему жизнь.

– И меня тоже заберут, – кивнул Мейси. – Нет, малыш, это не пройдет. Я уже говорил, что остаюсь здесь… Значит, Крису тоже придется остаться.

– Мне кажется, он умрет, Король, – поддержал Лоу Бейкер. – Он выглядит просто ужасно…

– Ну и что? Сам виноват, не так ли? Поспорить могу, что иначе он разбил бы этот чертов прожектор.

– Может быть, – гнул свое Бейкер. – Но это не значит, что мы можем оставить его умирать.

– Я не собираюсь от всего отказаться ради Криса или кого бы то ни было, – повторил Мейси.

– Мы его друзья, Король…

– Ничего не поделаешь – такая его доля. Как на войне…

– Но сейчас не война! – заговорила Рози.

– Это моя война, малышка… Ты хочешь, чтобы они меня победили?

Рози молчала. Все остальные молчали тоже. Мейси напоказ поигрывал револьвером.

– Так что мы можем прекратить всякую болтовню, – заявил он через некоторое время, – и восстановить дисциплину в наших рядах… Кстати, вспомнил: Томми, что случилось с ножом Криса?

– Думаю, он все там же, наверху, – ответил Бейкер.

– Лучше забери его. И держи у себя.

– Король, мне он не нужен. Я не хочу его брать.

– Я сказал: забери его! Бейкер медленно встал.

– И когда поднимешься наверх, – добавил Мейси, – уберешь там на полу, ясно?… Возьми ведро… И лестницу тоже. Когда ты это сделаешь, опять свяжем этих придурков. Хватит с меня неприятностей…

Ночь прошла ужасно – и не только из-за убийства. Митчел в конце концов был мертв и похоронен. Робсон и Лоу могли скорбеть, могли задыхаться от ярости, но Митчел тем не менее не представлял уже собой насущной проблемы ни для них, ни для налетчиков. Иное дело – Хайнес. Нельзя сказать, чтобы смотрителей слишком заботила его дальнейшая судьба, но им тяжело было видеть, что его сознательно, с полным пренебрежением к человеческой жизни лишают помощи врача, а значит, и шанса выжить.

Хайнес спал беспокойно. Примерно в одиннадцать вечера он начал как-то странно, почти задыхаясь, храпеть. Звуки достигали общей комнаты, отчего смотрители всю ночь не сомкнули глаз, а Бейкер и Рози ни на секунду не смогли забыть, что Хайнес был просто-напросто бессердечно оставлен погибать. Даже рано утром, когда храп понемногу стих, напряжение в общей комнате не ослабело. Мейси и Бейкер опять по очереди дежурили рядом с пленниками, но в три часа Мейси застал Бейкера спящим на посту. После этого он уже не решился заснуть до самого утра. Он заметил, что в эту ночь смотрители задремывали слишком редко, а ведь теперь им было за что мстить. Меньше, чем обычно, он был склонен сейчас полагаться только на веревки, сковывавшие движения пленников.

Когда пришло утро, все почувствовали облегчение, но особенно Мейси. Теперь, подумал он, отослав Лоу выключить свет и генератор, они, может быть, забудут о неприятностях вчерашнего дня и опять вернутся к привычной повседневной работе. Когда Лоу спустился из световой комнаты,. Мейси коротко приказал ему готовить завтрак и пошел наверх, на балкон, совершать свою обычную утреннюю прогулку, взяв с собой Робсона под прицелом. Он стоял, перегнувшись через перила, подальше от смотрителя, наполняя легкие чистым воздухом, и разглядывал башню сверху вниз с тайным злорадством. Это все еще была его башня, его обнесенный рвом замок. В замке произошли небольшие волнения, вот и все… Хотя почему-то даже утренняя прогулка словно бы потеряла привычную прелесть. Мейси не подумал об этом раньше, но сейчас ему пришло в голову, что смерть Митчела и рана Хайнеса сократили количество его подданных…

С наступлением дня его чувство недовольства все усиливалось. Накануне он объявил, что восстановит дисциплину на маяке, но вместо этого выяснилось, что она окончательно ослабла. Нельзя было сказать, что Бейкер или Рози не исполняют его приказаний, – тогда он знал бы, как с этим бороться. Нет, все дело было в том, что их постоянно не было рядом, когда требовалось их присутствие. Теперь казалось, что главной их заботой стало здоровье Криса. Они все время исчезали, чтобы взглянуть, как у него дела, что при его состоянии было весьма глупо. С утра Хайнес бредил, что-то несвязно бормотал, а потом затих и час от часу становился все тише. Он лежал без сознания, с восковым лицом и едва дышал.

Мейси хотелось, чтобы Крис поскорее умер, раз уж ему суждено умереть, чтобы прекратилась вся эта тягомотина. Ведь было ясно, что ему сейчас ничем нельзя помочь… Но Томми и Рози не хотели этого понимать. Они все бродили вокруг раненого, и лица у них были озабоченные. Посматривали на Мейси и взглядом упрекали его: мол, он отказался вызвать помощь по радиотелефону. Они словно не поверили своим ушам, когда сегодня утром Мейси разрешил Робсону только его обычный звонок на берег… Они еще мягкие, чувствительные дети… Не созданы для власти, как он, Мейси. Но все равно, лучше иметь рядом с собой хоть таких, чем совсем никого. Всегда нужно иметь одного-двух лейтенантов, чтобы отдавать им приказы. Не очень-то весело быть командующим, если можно командовать только парой пленников…

Мысли Мейси вернулись к смотрителям. Еще одна забота. Ни Робсон, ни Лоу больше не исполняли свои обязанности как полагается. Они полировали оптический прибор, мыли окна в световой камере и делали все необходимое для работы прожектора, но больше – ничего. Они и не собирались убирать башню, пока Мейси не заставил их. Лоу не хотел готовить еду, пока Мейси не пригрозил ему пушкой. Никто из них не проявлял больше никакого желания трудиться. Казалось, единственное, что их всех интересует, – это пялиться на него, на Мейси… Ну что ж, с равным успехом они могли бы смотреть и в другую сторону…

Около двух часов пополудни Бейкер спустился один в основание башни. Он увидел из окна, что было время отлива и вода стояла достаточно низко для прогулки по рифам. Это значило, что он сможет подышать свежим воздухом и немного размяться. Но еще ему страстно хотелось убраться подальше от Мейси, пусть хоть и на короткое время. Он был полностью раздавлен случившимся и своим разочарованием в Короле. У него не осталось больше никаких сомнений в том, что Мейси умышленно застрелил управляющего в кинотеатре. Он понимал, что и Митчела Мейси убил без особой причины. А теперь – Крис… Бейкер не мог выбросить из головы мысли о Крисе. Он никогда его особенно не любил; он шел за Мейси, а не за Крисом. Но сейчас дело было в другом: друзья должны познаваться в беде. Крис был из их компании, они всегда были вместе, а Мейси и пальцем не пошевелил, чтобы его спасти. Это было гадко и отвратительно. Бейкер был уверен, что Крис умрет, и вид умирающего человека был ужасен. От всего этого он чувствовал себя таким несчастным, что ему порой хотелось умереть самому…

Он отворил входную дверь и выглянул наружу. Ветра почти не было, на поверхности моря виднелась едва заметная рябь. Прохладный воздух приятно освежил его лицо. Он спустился по чугунной лестнице на скалу и медленно пошел вокруг башни. Там, где скала круто обрывалась, он остановился. Наверное, это здесь смотрители похоронили Митчела. Он лежит на дне где-то рядом, там, где глубина… Бейкер внезапно вспомнил, как Рози рассказывала ему, что Митчел ловил рыбу с помощью воздушного змея. Да, он и впрямь был хорошим человеком… Бейкер грустно повернулся и пошел обратно к лестнице, чтобы спуститься еще ниже, к воде.

Он спустился всего на несколько ступенек, как вдруг, глянув вниз, увидел какое-то яркое пятно как раз под собой. Что-то желтое, бросающееся в глаза… В изумлении он не мог оторвать взгляда от своей находки: это была резиновая лодочка, которую он оставил на катере.

Она зацепилась за металлическое кольцо одной из своих веревочных ручек, как раз на уровне прилива. Похоже, лодочка попалась здесь на крючок сразу после того, как ее смыло волной с крыши каюты, – за выступом скалы ее не было видно с башни.

Бейкер аккуратно отцепил лодочку и отнес вниз к воде. Она была наполовину спущена, но видимых повреждений не было. Насос все так же лежал в отведенном для него кармане, и два маленьких весла тоже. Укрытый от посторонних взглядов массивным основанием маяка, Бейкер подкачал лодочку насосом. Воздух не выходил. Она казалась ужасно маленькой, но все-таки это была настоящая лодка… Бейкер с надеждой посмотрел в сторону далекого берега…

Рози тоже предпочитала держаться подальше от Мейси, поэтому она забралась на самую верхушку башни. Бейкер нашел ее слоняющейся в одиночестве по световой комнате.

– Привет, Рози… У меня для тебя новости.

– Спорю, что плохие, – мрачно отозвалась Рози.

– Думаю, нет… – он замолчал, так как снизу до них донеслись голоса. – Давай выйдем на минутку.

Она вышла вслед за ним на балкон.

– Ну?…

– Помнишь резиновую лодочку? Ну, желтую такую? Она все еще здесь… – и Томми рассказал ей о своей находке. – Она в полном порядке. Я ее надул, и там есть весла, и вообще все, что нужно.

Мгновение Рози молча смотрела на него. Потом перегнулась через перила.

– А что ты с ней потом сделал?

– Спрятал обратно – в том же самом месте. Там ее не смоет волной… Рози, мы с тобой можем попробовать уплыть на этой лодке!

Рози напряженно всматривалась в едва различимый отсюда контур Овечьей Головы вдали, за спокойной ширью моря.

– Это ужасно далеко, Томми.

– Восемь миль.

– Ты когда-нибудь греб на такое расстояние – восемь миль?

– Никогда раньше, – покачал головой Бейкер. – Но я думаю, что смогу.

– Лодка такая маленькая…

– Не так уж она и плоха – как раз для нас двоих. Во всяком случае она держится на воде. И она не может утонуть, пока в ней есть воздух.

– Она может перевернуться.

– Нет, если мы будем осторожны… И не при таком спокойном море, как сейчас.

– Я боюсь, Томми.

– А я боюсь оставаться здесь, – отозвался Бейкер. – Думаю, Крис был прав, Рози, – Король просто убийца. Мне кажется, он будет убивать и убивать, всех по очереди… Ты хочешь остаться здесь с Королем?

Рози передернуло.

– Я видеть его больше не могу. Он не такой, как я думала, Томми. Ему все безразлично, кроме себя. Он не думает ни обо мне, ни о ком…

– Правильно, – согласился Бейкер, – он ничего не чувствует… Ну так как, ты решилась?

– Не знаю… – Рози еще не выбрала, что для нее страшнее – оставаться рядом с Королем или плыть в этой лодчонке. – Может быть… А когда, Томми?

– Чем быстрее, тем лучше.

– Сегодня?

– Нет, сегодня уже поздно, мы заблудимся в темноте. Самое лучшее время – утром, как только рассветет… Ну так как?

Рози еще колебалась.

– А я попытаю счастья… Пока стоит хорошая погода.

– Ты один?

– Если так получается…

Рози опять посмотрела вниз, на море. Оно действительно казалось совершенно гладким…

– Хорошо, – наконец сказала она. – Я согласна… – Я не останусь с ним одна.

Беглецы почти никак не могли подготовить свое путешествие, но что могли, они сделали. Немного, вода да теплая одежда – вот все, что им требовалось, по мнению Бейкера. У них была возможность припрятать кое-что из нужных вещей в пять часов вечера, когда Мейси поднялся вместе с Робсоном к телефону, а Лоу оставался на балконе. Бейкер набил карманы своей кожаной куртки съестным: хлеб, сыр и шоколад нашлись в кладовой. Рози отыскала в шкафу пустую бутылку из-под уксуса и наполнила ее водой. После этого Бейкер отнес куртку, бутылку и верхнюю одежду Рози вниз, в складское помещение, и спрятал их за банками с краской. Таким образом, они смогут захватить все это следующим утром, покидая башню. Немного позже, пока Мейси слушал новости по радио, Бейкеру удалось достать два теплых синих свитера из шкафа в спальне и тоже отнести их в складскую комнату. Теперь все было готово…

Надо постараться вести себя естественно и не показать снедающего их возбуждения весь долгий вечер и всю ночь. Рози разрешила эту проблему просто, объявив, что она устала, и притворившись спящей сразу, как только были связаны смотрители. Она спала прямо в общей комнате, на стуле, отказавшись ночевать в спальне, пока там лежал Хайнес… Бейкер бесстрастно молчал. Теперь самым главным для него была погода. Если не считать поднявшегося один раз ветра, море вот уже пять дней было спокойным. Очевидно, это не может продолжаться бесконечно. Но сейчас за окном не слышалось ни звука. Пока что все шло хорошо…

Свет в комнате оставался включенным, – на этом настоял Мейси в целях безопасности, – так что спали все урывками и видели прерывистую цепь тяжелых, сумбурных сновидений. В семь утра Рози уже была готова подняться. Как только за окном посветлело, Бейкер едва заметно кивнул ей, давая знак, что время пришло. Она встала, потянулась и пошла к двери.

– Куда это ты? – спросил Мейси.

– А как ты думаешь?… Не очень-то много здесь мест, где можно уединиться, должна я сказать, – и, вскинув голову, Рози вышла.

Бейкер ждал. Сейчас была не его очередь стеречь связанных смотрителей, так что он мог свободно передвигаться по маяку, но он не хотел, чтобы его уход показался поспешным. Он встал, подошел к окну, словно от нечего делать, постоял и опять вернулся на свое место. Потом он зевнул во весь рот, но не от усталости, а от напряжения.

– Пойду-ка я гляну на Криса, – сказал он наконец. Мейси кивнул.

Бейкер вышел и быстро спустился по лестнице. Теперь он чувствовал себя в безопасности – Мейси не оставит смотрителей одних, без надзора. Рози была уже в складской комнате, надевая один из свитеров под пальто. Она дрожала от возбуждения.

– Я так боюсь, Томми, – проговорила она. – Честно, я так боюсь…

– Все будет в порядке, – успокоил ее Бейкер, хотя и сам похолодел от страха. Он быстро надел второй свитер, сунул в карман бутылку с водой и застегнул молнию на куртке. – Хорошо… Идем.

Они пробрались вниз к входной двери и вышли наружу; правда, не смогли закрыть дверь за собой, но это уже было неважно. Еще держалась ночная прохлада, но день обещал быть солнечным. На востоке уже пробивались первые лучи. Бейкер первым спустился по лестнице на скалу, посоветовав Рози не торопиться и не смотреть вниз. Он совсем забыл об этом дополнительном испытании в виде вертикальной металлической лестницы! Он подбадривал девушку, вовсе не уверенный, что она сможет удержаться на ступеньках. Но Рози спустилась без шума и суеты. При других обстоятельствах она, может быть, и не решилась бы рисковать, но сейчас слишком боялась револьвера Мейси за спиной и моря впереди, чтобы еще волноваться, как бы не упасть с лестницы. Она просто бросила свои туфли вниз и спустилась в одних чулках; через несколько мгновений девушка уже стояла рядом с Бейкером. Она подождала, пока он сходит за лодкой, потом тоже подошла к воде.

Было время прилива, и уровень воды значительно поднялся. Большая часть рифа скрылась под водой, но у самой скалы еще оставалась маленькая сухая скалистая платформа, острым язычком выдающаяся в море. Вокруг нее уже было глубоко. Подальше от рифа море казалось спокойным, но рядом со скалой слабая зыбь превращалась в волны и фонтаны брызг. Бейкер понял, что сесть в лодочку будет не так просто. Это следовало сделать прямо со скалы, так как вокруг было слишком глубоко и подойти к лодке по воде оказалось невозможно. Он попробовал спустить лодку на воду и удержать с подветренной стороны, чтобы Рози смогла перебраться в нее. Однако лодка не хотела стоять на месте. В первый раз ее подхватила волна и бросила на скалу как раз в тот момент, когда Рози собралась шагнуть в нее, так что девушка оказалась в лодке, но опять на суше. Во второй раз Рози чуть не свалилась в воду. Девушка с тревогой смотрела на их прыгающий на волнах корабль.

– Не знаю, как мы в нее заберемся! – крикнула она. – Эта лодка совсем никуда не годится…

Бейкер присел на корточки и нахмурился.

– Пожалуй, нам лучше вытащить ее на скалу, сесть в нее и ждать, пока поднимется вода, – решил он.

Он нашел относительно ровную, покрытую водорослями площадку почти рядом с водой и положил там лодочку. Потом он помог Рози сесть и забрался в лодку сам. Они сидели друг против друга на тонком резиновом днище, положив руки на надувные борта.

Бейкер посмотрел вверх, на башню. На фоне ясного неба свет прожектора казался уже совсем слабым. Внезапно он погас. Значит, наверху кто-то был. Видимо, Мейси освободил Лоу и отвел его в световую комнату. Теперь они оба могут выйти на балкон. А то место, где находилась сейчас лодка, было как раз видно с балкона… Бейкер напряженно ждал. Револьвер Мейси все еще угрожал их жизням.

Казалось, прошли годы, пока волна приподняла лодку, окатив их обоих брызгами. Оторвавшись от скалы, лодчонка тотчас же устремилась обратно на сушу, увлекаемая приливом. Но теперь они были к этому готовы. Когда волна приблизилась, они оба наклонились, прижав лодку тяжестью своих тел к скале, держась руками за выступы, и таким образом удержали ее на месте. Когда волна отхлынула от берега, они оттолкнулись веслами – их подхватило и увлекло в море. Бейкер схватил оба весла и принялся яростно грести. Минуту казалось, что они застыли над гребнем рифа – и не на плаву, и не на мели. Но потом все же лодка сдвинулась с места и поплыла в открытое море…

Бейкер улыбнулся Рози.

– В любом случае начало положено, – сказал он.

Томми понадобилось некоторое время, чтобы привыкнуть к этой лодке. Хотя один конец у нее был поуже, а противоположный – пошире, казалось, что ей совершенно все равно, в какую сторону двигаться: вперед ли, назад ли, а то и боком; от малейшего неверного движения веслом лодка начинала вертеться на месте. Но тот, кто не жалеет сил, выучится всему, и через несколько минут Бейкер уже легко управлял ее движением.

– Ну что ж, нас уже хотя бы не застрелят, – сказала Рози, обернувшись к маяку.

Бейкер тоже обернулся и посмотрел.

– Да, теперь все в порядке…

Они были уже довольно далеко от башни.

– Как быстро мы плывем, да?

– Пожалуй, нас несет течением, Рози.

Девушка замолчала, о чем-то размышляя.

– Как ты думаешь, где мы пристанем?

– Не могу сказать наверняка, – ответил Бейкер. – Лишь бы высадиться на берегу, где угодно… Я не привередлив…

Он просто греб в том направлении, где очень далеко виднелась земля. По крайней мере решить, куда им плыть, было достаточно просто.

Оба чувствовали себя в лодке не очень-то удобно. Тонкая резина так сильно провисала под ними, что, казалось, еще немного, и они просто прорвут ее и окажутся в воде. Волны плескались совсем рядом, и от брызг их одежда постепенно отсыревала. Пока что волны не были опасны, надувные борта лодки защищали их, но уже давал себя знать холод.

– У меня ужасно замерзли ноги, – пожаловалась Рози.

– А мне даже жарко, – Бейкер прекратил грести и снял кожаную куртку. – Хочешь, закутай ноги?

– Спасибо, – Рози с благодарностью взяла куртку. – Ты хороший парень, Томми. И добрый.

Бейкер хмыкнул и опять принялся грести. Хотя в лодке и было неудобно, он чувствовал себя почти весело. Самое главное, подумал он, это то, что море сейчас спокойно. На поверхности воды держалась только мелкая рябь, из-за которой лодочка все время покачивалась; волн не стало, и море выглядело гладким, лишь отдельные капли перелетали через борт…

Теперь им казалось, что им принадлежит целый мир – огромное зеленое пространство, всюду одинаковое, разве что неподалеку проплывала водоросль или какой-нибудь деревянный обломок. Нигде не было даже кораблей, а маяк возвышался как будто уже в миле от лодки. Бейкер понял, что течение несет лодку прочь от Солмаута. Овечья Голова была менее различима, чем раньше, но земля с противоположной стороны тоже вроде не приблизилась. И все-таки они двигались…

– Хочешь немного пожевать? – спросил Бейкер.

– Я не голодна… Боюсь, меня сейчас вырвет, – Рози очень побледнела. Через некоторое время ее действительно стошнило.

– Теперь тебе станет легче, – с надеждой в голосе сказал Бейкер. – Может, хочешь немного погрести?

– Не хочу. Ты устал?

– Нет, я не устал… Приятно размяться.

– А что мы будем делать, когда доберемся до берега, Томми?

Бейкер скорчил гримасу.

– Давай вначале туда доберемся.

– Мне так жалко этих смотрителей… Они остались там с Королем… Бейкер кивнул.

– Неплохие ребята, да?

– Неплохие, – согласился Бейкер.

Потом они долго молчали. Бейкер понял, что для того чтобы ритмично грести, ему требуется весь объем его легких. Рози откинулась на мягкий борт лодки и закрыла глаза. Она опять сильно побледнела…

Около десяти часов Бейкер заметил, что силуэт маяка опять становится четче. Он некоторое время смотрел на башню. Да, они определенно опять приблизились к месту, откуда бежали. Наверное, течение повернуло…

Рози открыла глаза, огляделась и передернула плечами.

– Тебе холодно? – спросил ее Бейкер.

– Я просто заледенела…

– Может, лучше тебе погрести?

– Хорошо… Давай я попробую. Ты думаешь, мы можем поменяться местами?

– Ага, только осторожно.

Передвигаясь на четвереньках, они поменялись местами. Рози взяла весла.

– Ты только не утопи их, – усмехнулся Бейкер. Девушка принялась грести. Ей удавалось это хуже, чем вначале Бейкеру, и потребовалось больше времени, чтобы разобраться, что к чему, и не дать лодке вертеться на месте. Но она разобралась. Очень скоро на ее лице опять появился слабый румянец.

– Пожалуй, нам надо меняться местами, чтобы согреться, – сказал Бейкер. Он достал из кармана пакет с едой и съел немного хлеба с сыром и кусочек шоколада. – Ты уверена, что не хочешь есть?

– Не сейчас, когда я на веслах… – Рози внимательно всмотрелась в горизонт, и на лице у нее появилось озабоченное выражение: – Томми, мне кажется, мы опять приближаемся к маяку.

– Я знаю. Течение несет нас обратно.

– Значит, мы плывем в никуда?! – охваченная ужасом, догадалась Рози.

– Нет, нет… Ты же видишь: мы сейчас между маяком и берегом.

– Но все-таки мы проплыли совсем немного…

– Думаю, примерно с милю, – Бейкер заставил себя улыбнуться. – Нам осталось еще только семь.

– Мы никогда не сможем их одолеть!

– Обязательно сможем… Нужно, Рози… Раз уж мы взялись за это дело.

Рози продолжала грести.

Примерно в это время Мейси и Лоу, склонившись над перилами балкона, осматривали море. У Лоу был бинокль, и он внимательно изучал пространство вокруг маяка.

Уже было около восьми утра, когда Мейси понял, что дело неладно. Сразу после семи он позвал Бейкера, чтобы тот развязал Лоу, – младший смотритель должен был выключить прожектор и приготовить завтрак. Бейкер не появился. В ярости Мейси поорал на лестнице, потом стал звать Рози. В конце концов ему пришлось развязать Лоу без посторонней помощи, держа револьвер в вытянутой руки так, чтобы его нельзя было достать даже неожиданным броском. Потом – Лоу впереди, Мейси следом – они отправились на поиски пропавшей пары. Мейси начал со световой комнаты, затем они постепенно спускались вниз. Поиски заняли не так уж много времени – ведь и искать-то было особенно негде. Спустившись к выходу из маяка, они обнаружили, что двери открыты. А на скале и на рифах никого не было!

Тогда Мейси обыскал всю башню еще раз. Он посмотрел во всех шкафах, во всех углах. Лоу в лихорадочном возбуждении помогал ему. В результате они пришли к единственному возможному заключению: Бейкер и Рози вышли погулять на рифы и то ли утопились, то ли нечаянно утонули…

Теперь Лоу осматривал море в бинокль, чтобы попытаться найти хоть какой-нибудь след их тел. Он делал это по приказу Мейси. Сам же он думал, что их почти наверняка уже нет рядом с маяком, разве что они зацепились за риф, – сейчас был отлив, и волны скорее всего уже унесли их далеко отсюда… Он поднял бинокль, вглядываясь в даль, в горизонт. Внезапно он коротко вскрикнул, заметив какой-то предмет. Желтое пятнышко с двумя черными точками…

– Святый Боже! – тихо проговорил он.

– Что там?

– Они живы… Они уплыли на лодке.

– Не будь таким идиотом, – оборвал его Мейси. – Где они могли взять лодку?

– Посмотри сам, – Лоу передал ему бинокль.

– А теперь отойди назад, парень, – Мейси взял бинокль и знаком приказал Лоу уйти на другой конец балкона. Даже в теперешнем тяжелом положении он не забывал об осторожности.

Так как он вполглаза присматривал за Лоу, ему потребовалось некоторое время, чтобы отыскать желтое пятнышко. Затем он смог рассмотреть его.

– Черт! Ты прав! – он повернулся к Лоу. – Это резиновая лодка с катера… Где же они ее взяли?

– Не представляю… – Лоу взглянул вверх на небо, потом снова на море. Его лицо посерьезнело.

Мейси внезапно утратил все свое самообладание.

– Проклятые чертовы предатели! – заорал он, ударив кулаком по перилам. – Бросили меня здесь одного… Побегут теперь доносить… Черт, попались бы они сейчас мне в руки!… Плывут к проклятым копам!…

– Не думаю, что тебе стоит волноваться, – проговорил Лоу. – Хотелось бы мне ошибиться…

– Что ты имеешь в виду?

– Если их не подберет какой-нибудь корабль, они никогда не доплывут до берега… Погода вот-вот испортится.

– Ты уверен?

– Барометр упал. А эта зыбь означает, что приближается ветер… В этой жалкой посудине у них практически нет шансов.

– Думаешь, они утонут?

– Они обречены… Лицо Мейси посветлело.

– Ну что ж, они сами этого хотели, не так ли?… Так подло смыться… – он опять посмотрел в бинокль на лодку. Даже с помощью оптики она была едва различима. – А теперь они никуда не доплывут… – с удовлетворением закончил он. – Поплавают и утонут…

– Ты можешь сделать так, чтобы их подобрали, – сказал Лоу. – Для этого достаточно сообщить по телефону…

Мейси качнул головой.

– Это мы уже проходили, парень.

– Но тебе-то какая разница?… Через три недели придет сменный катер, и все все равно узнают, что ты здесь… Неужели ты дашь утонуть двум ребятам ради этих трех недель?

– Дело не в том.

Не веря своим ушам, Лоу глядел на него:

– Ты хочешь сказать… ты желаешь, чтобы они утонули?… Я думал, Рози – твоя девушка.

– Маленькая грязная сучка, – пробормотал Мейси. – Утонуть и так слишком хорошо для нее…

Атмосфера за завтраком была напряженная, как никогда. Смотрители почти не притронулись к еде. Сам Мейси ел безо всякого удовольствия, сидя немного в стороне от остальных и постоянно за ними наблюдая. Робсон попытался было уговорить Мейси подумать о спасении тех, кто был в лодке, но абсолютно безуспешно, и теперь молчал. Лицо его было мрачно и сурово. Он напряженно обдумывал новую ситуацию, сложившуюся в башне. Лоу застыл без движения. Казалось, что бесчеловечности Мейси не было предела. Хайнес, Митчел, Рози, Бейкер – друзья или враги, это было неважно. Только сам Мейси – все остальные не имеют значения. Призывы и доводы были тут одинаково бесполезны. Они просто не достигали сознания этого человека… События начинали разворачиваться с устрашающей быстротой. Лоу испытывал весьма дурные предчувствия насчет того, что еще может произойти.

Напряженность слегка спала после завтрака, когда смотрители поднялись наверх, чтобы заняться прожектором. Только тогда Мейси смог позволить себе некоторое время не обращать на них внимания. Один из них находился наверху на платформе, полируя оптический прибор, а другой, расположившись на верхней ступеньке стремянки, протирал стекла. Мейси перегнулся через перила, внимательно всматриваясь туда, где раньше виднелось желтое пятнышко. Теперь там ничего не было, ни малейшего признака, указывающего на присутствие беглецов.

Уныние выразилось на его лице, он разочарованно отвернулся от моря. Чувство злорадного удовлетворения, связанное с вероятной гибелью дезертиров, было недолгим. Теперь он сознавал, что остался один. Бейкер и Рози были не самой веселой компанией, особенно после смерти Митчела, но это было лучше, чем ничего. Мейси никогда раньше не существовал просто сам по себе, во всяком случае насколько он мог вспомнить. Вокруг всегда были люди, почтительно смотрящие на него, любующиеся им. Это придавало силы. Теперь же он остался один. Положение вожака исчезло, потому что вести за собой было некого. Его маленькое королевство развалилось на кусочки. Всего несколько дней назад, с горечью думал он, у него было шесть человек, чтобы выполнять его приказания. Трое лейтенантов и трое рабов. Теперь же из шести остались только двое. Два врага, чтобы разделаться с ним… Криса можно уже не считать. Крис скоро умрет…

На какое – то время его охватила жалость к самому себе. Он всеми покинут… Если бы Крис не вылез без спроса, Митчел не был бы застрелен, а Бейкер и Рози не сбежали бы… Ни от кого из них не было никакой пользы. Не стоило тратить на них столько сил. Паршивая мелкота, не стоит даже думать о них… Тем не менее ему их не хватало.

Потом его настроение изменилось к лучшему. Да, сейчас его положение не из лучших, но очень скоро он заставит говорить о себе. Его репутация, пожалуй, пострадала, но еще далеко не все потеряно. Любой, кто так подумает, очень сильно ошибется. Он не собирается умирать – пока еще, во всяком случае. И если умирать, то, конечно, прихватив с собой побольше народу. С ним все еще его револьвер – такой же могущественный, как и всегда. Он может нагнать страха на Лоу и заставить замереть на месте Робсона, наведя на них пушку. Они видели, что пуля сделала с Митчелом, они не захотят, чтобы такое же случилось с ними. Он все еще может заставить Лоу выполнять его поручения и готовить еду, а Робсона – делать невинные отчеты по радиотелефону, откладывая на время разоблачение. Он все еще может гарантировать свою безопасность. Передвигаясь по башне, Мейси каждый раз брал с собой одного из смотрителей. Пока еще он полностью контролировал ситуацию…

Когда Мейси ближе к вечеру начал думать, как устроиться на ночь, он ясно понял, каким опасным для него стало теперь соотношение сил.

Беда в том, что он не мог сразу связать обоих смотрителей. Можно заставить одного из них связать другого. Так он выходил из положения всю вторую половину дня. Робсон уже много часов сидел связанный. Но второй все еще оставался свободен, и Мейси ничего не мог с ним поделать: чтобы завязать узел, нужны две руки, и ему тогда пришлось бы положить револьвер и оказаться один на один с физически сильным противником. Он не мог пойти на такой риск. Мало ли что случится…

Таким образом выходило, что по ночам один из них, Робсон или Лоу, будет свободен. Пока Мейси сохраняет бдительность, это не имеет значения – до тех пор, пока он не заснет. Но в конце концов сон свалит его, если не в первую ночь, то во вторую… И тогда тот, кто будет свободен, захватит револьвер. Конечно, можно найти какое-нибудь уединенное место, забаррикадироваться и на ночь предоставить смотрителей самим себе. Но это тоже очень опасно. Они смогут разговаривать друг с другом, составят план действий, не опасаясь, что он им помешает. Свободный смотритель развяжет другого. Они могут свободно ходить по башне, и утром он не будет знать, где они… У него, конечно, револьвер, но будет ли этого достаточно? Против одного – да, но против двоих?… И не устроят ли они ему засаду?

Эта мысль его встревожила. Они могут спрятаться за дверью или за изгибом винтовой лестницы и наброситься на него без предупреждения одновременно с двух сторон. Это для них было бы смертельно опасно, но сейчас они, должно быть, оба доведены до отчаяния. Особенно Робсон. Похоже, старший из смотрителей готов пойти на любой риск. Робсон очень изменился после смерти Митчела. До этого он казался почти добродушным, беспокоился только о том, чтобы маяк работал исправно. Теперь вид у него суровый, решительный. Возможно, они уже готовятся к нападению. Это может случиться в любой момент. Да, когда-нибудь это непременно произойдет. Находиться в башне небезопасно, пока их двое…

Двое против одного…

Ну что ж, есть один простой способ разрешить эту проблему!

Мейси, сидя на стуле с револьвером в руке, холодно обдумывал наиболее подходящий способ… Он не ждал каких-либо неприятностей со стороны второго смотрителя, но без него он будет чувствовать себя безопаснее. Пожалуй, нет смысла устраивать тут кровавую бойню. Или хотя бы тратить еще одну пулю…

Через некоторое время он пошевельнулся.

– Как там насчет чаю, малыш?

Лоу наполнил чайник, поставил его на плиту и начал возиться у топки, стараясь разжечь огонь посильнее.

– Сходи лучше принеси еще угля, – сказал Мейси. Лоу молча взял ведерко для угля и вышел из комнаты. Мейси подошел к окну. Был отлив.

– Думаю пойти прогуляться по рифу, – произнес он, глядя на Робсона. – Тебе тоже лучше пройтись, дедуля, тебе это будет полезно.

Он развязал Робсона. Ему нетрудно было это сделать одной рукой.

– О'кей, иди вниз…

Робсон двинулся вперед. Просидев связанным всю вторую половину дня, он был рад теперь немного размять ноги. Они прошли мимо кладовки, где Лоу все еще наполнял ведерко углем, и спустились к входной двери. Робсон открыл ее и выглянул наружу. Ветер с юга усилился, и на море появились барашки. Солнце клонилось к закату, и небо предвещало бурю.

– Ты первый, – приказал Мейси, указывая на лестницу вниз, на скалу.

Робсон с привычной легкостью начал спускаться. Когда он уже держался за верхнюю ступеньку, Мейси быстро шагнул вперед и каблуками стал дробить его пальцы, сначала левую руку, потом правую… Робсон вскрикнул от боли. Его пальцы разжались… Мейси, стремясь побыстрее покончить с ним, злобно пихнул его ногой. Робсон отклонился назад, попытался опять схватиться за лестницу, но у него ничего не вышло, и он с воплем полетел с высоты двадцати пяти футов вниз на каменный уступ. Мейси вздохнул с облегчением и посмотрел вниз. В это время появился Лоу.

– Что это был за шум? Что случилось? Мейси направил на него револьвер.

– Похоже, теперь остались только ты да я, малыш. С побелевшим лицом Лоу вгляделся в то, что было внизу. Там Робсон неподвижно лежал на камнях.

– Соскользнул с лестницы, – сказал Мейси. – Несчастный чудак сломал себе шею.

Лоу в бешенстве повернулся к нему.

– Ты столкнул его… Ты убил его… Он бросился к лестнице.

Мейси ткнул в него револьвером.

– Ты сможешь оплакать его потом, малыш, мне нужен мой чай… Иди наверх!… И будь повежливее, понял?…

Он опять почувствовал себя вполне бодро. Теперь они остались один на один…


Глава 4  | Монахи моря | Глава 6