home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

"Встреча с сестрой получилась не очень радостной. Патриция вела себя точно так же, как и отец. Она была рада моему приезду лишь до тех пор, пока не узнала, что со мной нет Эдварда. Альберт, муж Патриции, оставался все тем же добряком, каким я его помнила, и хотя бы он постарался сделать мое пребывание у них как можно более приятным. Сестра сказала, что они отказались от всех приглашений, чтобы остаться со мной, но очень скоро я поняла, что у них вообще нет друзей. Патриция ненавидела бостонцев, и это чувство, думаю, было взаимным.

Моя сестра стремилась вернуться в Англию и придумала для этого совершенно нелепый план. Убедившись, что я намерена остаться в колониях, а не возвращаться к мужу, она заявила, что я должна отдать ей ребенка. Патриция собиралась выдать его за собственное дитя.

Она пыталась убедить меня, что хочет быть матерью, что ее жизнь пуста и спасти ее может только ребенок, которого она могла бы назвать своим. Я, конечно, понимала ее истинные намерения. Патриция совершенно не изменилась с годами. Нет, ребенок ей нужен был лишь для того, чтобы показать его нашему отцу. Наследник. Отец простил бы все ее прегрешения и хорошо обеспечил своего единственного внука.

Я горячо возражала против этого обмана, Кристина. Я понимала, что сестрой руководит только алчность, и сказала, что никогда не отдам свое дитя. Патриция не обращала внимания на мои протесты. Я видела, как она уничтожила письмо, которое я попросила Альберта отправить в Лондон. Все же мне удалось переслать одно письмо незаметно, и, кроме того, я была уверена, что рано или поздно отец найдет послание, которое я оставила в его сундуке с зимней одеждой.

Чтобы я могла чем-то занять себя, пока ожидала твоего рождения, Альберт снабжал меня газетами, и совершенно случайно мне попалась статья о переселенцах".

Запись в дневнике

5 октября 1795 года


Лайон и Кристина выехали в загородное поместье сразу после пикника, на устройстве которого настояла Кристина. Они ели хлеб с хрустящей корочкой, сыр, холодную баранину, нарезанную кусочками, и пышные яблочные пирожки. Еда была разложена на тонком одеяле, которое Кристина принесла сверху. Лайон инстинктивно протянул руку к рубашке, решив сначала одеться, но Кристина посмеялась над такой застенчивостью и легко убедила его, что нет никакой необходимости так торопиться.

Когда они добрались до замка, они оба насквозь пропылились. И все из-за Кристины, которая умоляла Лайона ехать в открытом экипаже, и он, конечно, уступил ей.

В пути он несколько раз пытался заговорить о ее отце, но Кристина легко уходила от этой темы. А когда город остался позади, красота окружающей природы совершенно заворожила Кристину. Она не переставала удивляться тому, что, кроме Лондона, существует и другая Англия.

– Зачем мучиться в городе, если можно жить среди такого великолепия? – спросила Кристина.

Великолепия? Лайон никогда не думал о сельской местности подобным образом. Но восторг Кристины побудил и его обратить внимание на окружавшую их первозданную красоту.

– Мы воспринимаем природу как нечто привычное, – сказал Лайон, как бы оправдываясь.

– Оглядись вокруг, Лайон! Посмотри на то, что ниспослал нам Господь.

– Кристина, ты можешь пообещать мне кое-что?

– Если это в моих силах.

– Никогда не меняйся, – прошептал Лайон.

Он считал, что это комплимент, поэтому его озадачила ее реакция. Кристина сложила руки на коленях и долгое время сидела, склонив голову, прежде чем взглянуть на Лайона.

– Дорогая моя, я же не спросил тебя, как оплатить все долги Англии. И вообще моя просьба неуместна. Я сам должен позаботиться о том, чтобы ты не менялась.

– И каким же образом? – спросила Кристина.

– Устраню все соблазны.

– Соблазны?

– Пусть это тебя не беспокоит, милая. Перестань хмуриться. Все будет хорошо.

– А Летти изменилась?

Она почувствовала, что Лайону не понравился ее вопрос. Но ведь она впервые спросила его о прошлом!

– Лайон, ты очень любил жену?

– Летти умерла, Кристина. Сейчас самое важное в моей жизни – это ты.

– Почему тебе можно постоянно расспрашивать меня о прошлом, а мне нельзя? Ты любил Летти?

– Это было давно. Я думал, что любил… вначале.

– До того, как она изменилась, – прошептала Кристина. – Она оказалась не такой, какой тебе представлялась, так?

– Да, не такой. – В голосе Лайона появились знакомые холодные нотки.

– Ты до сих пор не простил ее, Лайон? Что же она такое сделала, чтобы так обидеть тебя?

– Ты фантазируешь. Господи, с чего это вдруг мы заговорили на эту тему?

– Я пытаюсь понять, – ответила Кристина. – Твоя сестра сказала мне, что ты любил Летти. Тебе до сих пор настолько тяжело, что даже трудно произносить ее имя?

– Кристина, ты предпочла бы, чтобы я вел себя, как моя мать? Все ее разговоры только о Джеймсе.

– Лайон, я бы хотела, чтобы, пока мы вместе, наша жизнь была наполнена радостью. Если бы я знала, в чем изменилась Летти, то, возможно, не допустила бы подобной ошибки.

– Я люблю тебя такой, какая ты есть. И мне чертовски надоело слышать, что мы скоро расстанемся. Запомни, женщина, мы будем вместе, пока смерть не разлучит нас.

– Или пока я не изменюсь, как Летти, – ответила Кристина. Она говорила так же громко и сердито, как и Лайон.

– Ты не изменишься!

Только тут Лайон понял, что уже кричит на нее.

– Это нелепый разговор. Я люблю тебя.

– Ты любишь принцессу.

– Мне наплевать, принцесса ты или нет. Я люблю тебя.

– Ха!

– Господи, да что же это такое? – Лайон потянулся, чтобы заключить ее в объятия. – Не могу поверить, что мы так кричим друг на друга.

– Лайон, я не принцесса.

Она прошептала свое признание ему в плечо. Боже, как грустно она это произнесла! Гнев Лайона мгновенно испарился.

– Вот и хорошо, – прошептал он.

– Почему?

– Потому что теперь ты не сможешь говорить мне, что я люблю принцессу, – произнес он улыбаясь. – Я женился на тебе не из-за твоего титула.

– Тогда почему? Ты сказал, что я безрассудная, что я привожу тебя в замешательство…

– Из-за твоих денег.

– Что? – Кристина высвободилась из его объятий, чтобы посмотреть ему в лицо. В его глазах сверкали искорки смеха. – Ты шутишь! Ты узнал, что у меня есть деньги, только после свадьбы.

– Как разумно с твоей стороны запомнить это! – сказал Лайон и стал целовать ее до тех пор, пока она не перестала хмуриться.

Кристина прижалась к его плечу. Монотонный стук копыт и покачивание кареты убаюкивали ее.

– Лайон? Ты не спросил меня, почему я вышла за тебя замуж, – прошептала она спустя несколько минут.

– Я уже знаю это, любовь моя.

Она улыбнулась его самоуверенному ответу.

– Ну, тогда объясни мне, пожалуйста. Я сама пока не поняла этого.

Он сжал ее в объятиях, показывая, что это совсем не смешно.

– Во-первых, из-за моих шрамов. Так случилось, что ты обожаешь мое несовершенное тело.

– А откуда это тебе известно? – спросила она с притворным негодованием.

– Твои руки так и тянутся ко мне. Во-вторых, я напоминаю тебе воина.

Кристина покачала головой.

– Нет у тебя никакой скромности. И ты действительно воин. Тщеславный, но все равно воин.

– А, тщеславие, – протянул Лайон. – Означает ли это, что ты можешь попробовать на мне свой нож?

– О чем это ты говоришь?

– О леди Сесиль. Ты ведь угрожала ей…

– Так, значит, ты все же подслушивал наш разговор в библиотеке?! – Кристина была потрясена. – Ты солгал мне! Тебе должно быть стыдно!

– Я солгал тебе? – переспросил Лайон недоверчиво. – А ты, конечно, всегда была честна со мной.

– Тебе придется расстаться с леди Сесиль, – заявила Кристина, резко меняя тему. – Я не хочу быть замужем за бродягой.

– За кем?

– За мужчиной, который ходит за другими женщинами, – объяснила Кристина. – Я буду верна тебе, а ты должен быть верен мне. И хотя в Англии модно заводить любовницу, ты этого не сделаешь. Вот так.

Лайон удивился ее горячности. Он и не подозревал о такой ее требовательности. И, по правде говоря, это несказанно порадовало его.

– Ну вот ты уже и командуешь, – прошептал он, снова неторопливо целуя ее.

Кристина заметила, что он не дал ей обещания, но решила пока не настаивать. Это можно будет сделать и позже.

Когда они добрались до поместья Лайонвуд, она уже почти заснула.

– Кристина, мы дома, – потряс ее за плечо Лайон.

Дорога плавно повернула, и дикие заросли вдруг исчезли, превратившись в хорошо ухоженные лужайки с пышной растительностью. Кусты, подстриженные в форме скульптур, обрамляли дорогу из гравия, а дальше, среди деревьев, виднелись яркие полевые цветы. На вершине плавно поднимавшегося холма стоял великолепный замок Лайона. Кристине он показался дворцом. Весь фасад двухэтажного дома, выстроенного из серого и коричневого камня, занимали окна. На темном фоне зеленели яркие пятна плюща.

– Лайонвуд такой же красивый, как и его хозяин, – прошептала Кристина. – Я, наверное, никогда не сумею освоиться здесь.

– Ты достаточно скоро освоилась со мной, – заметил Лайон. – Уверен, что так же быстро ты покоришь и свой новый дом.

Кристина улыбнулась:

– А сколько твоих родственников здесь живет? Как ты думаешь, я сегодня со всеми познакомлюсь?

– Вряд ли. Я живу один. – Он засмеялся, увидев ее изумление. – А сейчас со мной будет жить моя нежная маленькая жена.

– Сколько спален в доме?

– Всего двенадцать. – Лайон пожал плечами. Карета остановилась как раз в тот момент, когда открылась парадная дверь. Дворецкий Лайона, коренастый темноволосый молодой человек по фамилии Браун, возглавлял шествие слуг, сходивших по ступеням. Все они были в безупречно накрахмаленной униформе. Внешне они казались совершенно безучастными, но их взгляды были устремлены на новую хозяйку.

Лайон отказался от помощи слуг и сам подал руку жене, когда она выходила из кареты. Нос ее покраснел, и руки были холодные. Он подумал, что она, вероятно, немного волнуется, и поэтому продолжал держать ее за руку.

Но скоро Лайон понял, что она совершенно спокойна. Ее манера держаться не уступала королевской… или манерам принцессы, подумал он. Кристина держалась со спокойным достоинством. Она любезно приветствовала каждого и внимательно выслушивала объяснения по поводу их обязанностей.

Конечно, она покорила их, точно так же как и их хозяина. Даже Браун, его суровый дворецкий, и тот не остался равнодушен. Когда Кристина взяла его за руку и сказала, что, конечно же, он хорошо исполняет свои обязанности, его лицо осветила внезапная улыбка,

– Я не буду вмешиваться в ваши дела, мистер Браун, – добавила она.

Браун, несомненно, испытал облегчение при этих словах. Затем он повернулся к хозяину.

– Милорд, мы приготовили и вашу спальню, и смежную с ней – для маркизы.

Кристина взглянула на мужа, явно ожидая, что он поправит дворецкого. Но Лайон лишь кивнул и, взяв ее под руку, повел вверх по ступеням. Она выдавила из себя улыбку, ради слуг, и шепотом стала возражать:

– Я не буду жить в отдельной комнате, Лайон! Я теперь твоя жена и должна делить с тобой одеяло. И мне совсем не нужна горничная. – Оглянувшись, она добавила:

– Господи, одна эта прихожая больше всего твоего городского дома!

Кристина не удивилась бы, услышав эхо. Прихожая действительно была огромной. Полы блестели как зеркало. Налево располагалась большая гостиная, направо – еще одна, такая же великолепная. Слева от лестницы начинался просторный коридор. Лайон пояснил, что столовая примыкает к гостиной, окна которой выходят в сад. Кухни находились с другой стороны.

Их спальни соединялись дверью.

– Я распоряжусь, чтобы твои вещи перенесли, сюда, – сказал Лайон Кристине, заметив, как она хмурится. Приподняв бровь, он кивнул в сторону кровати и поинтересовался, не хочет ли его жена убедиться, насколько та удобна.

– Ты просто плутишка, – засмеялась Кристина. – Я бы сейчас хотела принять ванну, Лайон, а потом осмотреть твои конюшни. Ведь ты держишь здесь лошадей, да?

– Но ты же не любишь ездить верхом, – напомнил ей Лайон.

– Пусть это тебя не беспокоит.

– Кристина, если тебе кажется, что Кэтлин не подойдет, я пришлю тебе другую горничную.

– О нет, думаю, Кэтлин вполне мне подойдет. Просто мне вообще не нужны служанки.

– У тебя будет горничная, – заявил Лайон. – Я не всегда буду под рукой, чтобы застегивать тебе платья, так что прекрати дуться.

Кристина не спеша подошла к окну.

– До чего ты любишь командовать, Лайон.

Лайон обхватил ее сзади и прижался губами к ее шее.

– Я все-таки решительно настаиваю на том, чтобы ты опробовала постель.

– Сейчас?

Кристина смотрела, как Лайон идет к двери. Когда он повернул ключ и вновь обернулся к ней, она поняла, что это не шутки. Он посмотрел на нее своим самым устрашающим взглядом и властным кивком головы подозвал к себе.

– Я вся покрыта пылью!

– Я тоже.

Она уже задыхалась, а ведь он еще даже не дотронулся до нее!

Кристина скинула туфли и подошла к кровати.

– Ты всегда будешь так требователен к своей жене?

– Да, – ответил Лайон. Он снял камзол и вплотную приблизился к Кристине. – А моя жена всегда будет такой покорной? – спросил он, притягивая ее.

– Долг жены состоит в том, чтобы быть покорной, не так ли?

– Несомненно. – Руки Лайона потянулись к застежкам на ее платье. – Да, совершенно определенно!

– Ну, тогда я буду покорной, Лайон. Когда мне этого захочется.

– Большего и пожелать нельзя, – сказал Лайон с улыбкой.

Кристина закинула руки ему на шею и поцеловала. Сейчас она вовсе не была покорной. Она знала, что ему нравится ее напор. Он еще сильнее сжал ее.

– Любовь моя, думаю, я сейчас разорву еще одно платье, – прошептал он.

Похоже, он не особенно в этом раскаивался.

А смешок жены дал ему понять, что и ее это не беспокоит.

Следующие две недели были для Кристины такими же чудесными и волшебными, как первые страницы истории сэра Томаса Мэллори о Камелоте. Погода соответствовала ее настроению: дождь шел только в темные ночные часы.

Кристина и Лайон проводили почти все солнечные дни, гуляя по обширным просторам владений Лайона.

Ее поражало, что у одного человека может быть столько земли.

Он удивлялся, что одна женщина может знать так много о земле.

Кристина подарила ему способность заново видеть и ощущать то, что давно знакомо, научила и по-иному воспринимать величие природы.

Лайон начал понимать, как важна для нее свобода. Счастливее всего Кристина чувствовала себя на природе. Ее радость была такой заразительной! Лайон неожиданно обнаружил, что может так же весело смеяться, пробираясь сквозь гущу кустов в поисках жены.

Они всегда заканчивали день у тихого ручья, который обнаружили случайно в первый день совместных прогулок, и любили, опустив ноги в прохладную воду, перекусить тем, что так заботливо приготовил их повар.

В один из таких вечеров Лайон решил поддразнить жену. Он сорвал лист с ближайшего куста, и сделал вид, что собирается его съесть. Кристину это совершенно не рассмешило. Она хлопнула его по руке, выбив листик, отчитала за невежество и объяснила, что лист ядовитый и что вообще ему не следует есть растения. Если он настолько голоден, она с огромным удовольствием отдаст ему свою порцию.

Утро пятницы наступило слишком быстро, как показалось Лайону. Ему нужно было вернуться в Лондон, чтобы встретиться с Роном и будущими жертвами карточной игры.

Лайону чрезвычайно не хотелось оставлять свою нежную маленькую жену даже на один вечер.

Маркиз проснулся рано и увидел, что Кристина снова крепко спит на полу. Он быстро подхватил ее на руки и положил на постель. Почувствовав, какой прохладной стала ее кожа, он стал согревать ее руками и губами.

Когда Кристина наконец открыла глаза, он уже сгорал от желания.

Он точно знал, где нужно дотронуться, чтобы довести ее до исступления. Его пальцы скользнули

По ней, вызывая трепетный стон, вновь отступали, дразня и мучая, и снова рвались вперед.

– Лайон! – Она едва выговорила его имя. Его рот в это время покрывал ее тело горячими, влажными поцелуями, а пальцы продолжали творить, свое волшебство.

У нее перехватило дыхание.

– Скажи мне, что ты хочешь этого, – приказал Лайон хрипло. – Скажи мне, Кристина, – прошептал он. Его теплое дыхание ласкало ее нежную кожу.

То, что он творил с ней, лишало ее способности дышать. Веки ее были плотно сомкнуты, руки вцепились в простыню. Жар внутри разгорался все сильнее, пока целиком не поглотил ее. Чувства бушевали в ней, словно обезумевший огонь.

– Лайон!

– Тебе нравится так, любовь моя?

– Да. О Боже, да… Лайон, я сейчас…

– Дай себе волю, Кристина! – потребовал он.

Он был слишком возбужден, чтобы сдерживаться.

– Тебе нравится это, да, милая?

– Да, Лайон, – прошептала она.

– Обними меня… – Эти слова завершились громким стоном.

Кристина обвила его руками и ногами. Ногтями она царапала ему плечи и сжимала его крепко и сладостно.

– Тебе это нравится, Лайон? – прошептала она, снова выгибаясь ему навстречу.

Он не мог ей ответить. Но его тело отвечало ей, как сильно ему это нравится. И когда он пролил в нее свое семя, ему показалось, что он умер и попал в рай.

Через час Лайон спускался с Кристиной вниз по ступеням, властно обнимая ее за плечи.

Браун ждал у подножия лестницы. Сообщив, что главный конюх подготовил лошадь хозяина, дворецкий тактично удалился, дав маркизу еще минуту провести наедине с женой и проститься как следует.

– Кристина, когда ты перестанешь бояться лошадей, мы будем с тобой каждый…

– Я не боюсь лошадей, – возмущенно перебила его Кристина. – Мы уже обсуждали это, Лайон. Я боюсь седла, а не лошадей. Тут есть разница.

– Ты не будешь ездить без седла, – заявил Лайон. – Вот так.

– Ты для меня слишком упрямый, – пробормотала она.

– Я не хочу, чтобы ты упала и сломала свою прекрасную шейку.

Лайон открыл парадную дверь, схватил Кристину за руку и увлек за собой.

Кристина нахмурилась. Она было подумала, что он снова оскорбил ее, но поразмыслив, пришла к выводу, что Лайон не мог знать, насколько уверенно она управляет хорошей лошадью. Возможно, он действительно не хотел обидеть ее и волновался за ее безопасность или, как он только что выразился, за ее прекрасную шейку.

Интересно, как бы он отнесся к тому, что она почти каждое утро ездит верхом? Наверное, это его рассердит. Она вздохнула из-за этого маленького обмана, потом отмахнулась от мучившего ее чувства вины. Она всегда возвращалась в постель раньше, чем он просыпался, поэтому не боялась, что он что-нибудь узнает. Уэндел, главный конюх, ничего не скажет Лайону. Нет, он слишком немногословен и, конечно, уверен, что Лайон разрешил ей эти прогулки.

– Кристина, я буду дома завтра к полудню, – сообщил маркиз, прерывая эти размышления. Он приподнял ее подбородок и крепко поцеловал.

Когда он стал спускаться по ступенькам, Кристина поспешила за ним.

– Я все равно не понимаю, почему мне нельзя поехать с тобой. Я бы хотела повидать твою сестру и твою маму тоже, Лайон.

– В следующий раз, милая. Диана сегодня собирается на вечер к Мартинам.

– И тетя Харриет тоже?

– Вероятно.

– Я бы могла поехать с ними, – предложила Кристина.

– А я думал, что тебе нравится жить за городом. Ведь нравится?

– Да, очень. Но я твоя жена, Лайон. Я должна выполнять свой долг по отношению к твоим родственникам. Знаешь, это довольно странно, но мне действительно понравились некоторые приемы. Там были приятные люди, которых я бы хотела снова увидеть.

– Нет!

Резкость его тона привела Кристину в недоумение.

– Почему ты не хочешь, чтобы я поехала с тобой? Я чем-то тебя расстроила?

Тревога, прозвучавшая в ее голосе, заставила Лайона остановиться и взглянуть на жену. И конечно, он не смог удержаться и вновь поцеловал ее.

– Ни один твой поступок никогда не вызовет моего недовольства. Но если ты хочешь посетить какие-то вечера, то подождешь, когда я смогу пойти с тобой.

– А могу я поиграть в карты с тобой и с этими мошенниками? – спросила она. – Я никогда раньше не играла, но уверена, что мне не слишком трудно будет это освоить.

Лайон скрыл улыбку: жена явно была настроена серьезно. Об этом говорила искренность ее тона.

– Я научу тебя в другой раз, Кристина. Если хочешь, я подожду, пока ты напишешь записку Диане и тете Харриет.

Кристина видела, что он не собирается уступить ей.

– Я уже написала всем, даже Элберту и тете Патриции. Браун отправил письма с посыльным вчера.

Они шли рука об руку, а когда подошли к его коню, Лайон повернулся к жене:

– Мне пора ехать, милая.

– Я знаю.

Она не хотела говорить так жалобно. То, что Лайон уезжает, конечно, расстраивало ее, но еще больше обижало его небрежное отношение. Ей казалось, что его совершенно не огорчает расставание. А для нее оно было таким мучительным!

Как это не похоже на нее! Она никогда ни за кого не цеплялась, а сейчас никак не могла отпустить его руку. Господи, что это с ней? Ей даже захотелось заплакать. Его же не будет всего одну ночь, убеждала она себя, а вовсе не целую вечность!

Лайон поцеловал ее в лоб.

– Ты хочешь мне что-нибудь сказать, прежде чем я уеду, Кристина?

Его голос требовал ответа. Кристина отпустила его руку.

– Нет.

Лайон протяжно вздохнул. Он снова взял ее за руку и потащил в сторону, чтобы главный конюх не услышал его.

– Я буду скучать по тебе, – признался он. Сейчас он уже не уговаривал, он настаивал. Кристина улыбнулась.

– Черт побери, жена,я хочу нежных слов! – пробормотал маркиз и тут же почувствовал себя последним дураком.

– Проклятие, Лайон, я хочу поехать в Лондон с тобой!

– Кристина, ты останешься здесь! – воскликнул Лайон. Он глубоко вздохнул и добавил сердитым шепотом:

– Я люблю тебя, Кристина. А теперь скажи и ты, что любишь меня. Я всю неделю ждал твоего признания.

Она недовольно взглянула на него, но Лайон не отставал.

– Я жду, Кристина.

– Счастливого пути, Лайон.

Лайон сам не понимал, насколько ему важно было услышать ее признание, до тех пор, пока ему не отказали в этом столь категорично. Он стоял, злясь и чувствуя себя побежденным, и задумчивым взглядом провожал уходящую от него Кристину.

– Черт! – пробормотал он себе под нос. Лайон сел на коня, взял поводья у Уэндела и все же не в Силах был тронуться с места. Он никак не мог оторвать взгляда от упрямой женщины, направлявшейся к парадной двери.

На этот раз Кристине не удастся скрыть от него правду. Ее рука дрожала, когда она взялась за ручку двери. Он был ужасно упрям, постоянно что-то выпытывал, не давал ей возможности прятать ее чувства. Но он не понимал, насколько важно то, что он просит! Как только она скажет ему эти слова, назад уже не будет пути.

Нет, она никогда не сможет уехать домой.

Мимолетная улыбка осветила ее лицо. Истина была одновременно и болью, и радостью. Ведь ее с самого начала лишили выбора. С того момента, как она встретила Лайона, сердце ее знало правду. Почему же разум так долго не мог смириться с этим?

Кристина обернулась и посмотрела через плечо. Слезы застилали ей взор.

– Скорее возвращайся домой, Лайон! Я буду ждать тебя.

– Скажи эти слова, Кристина! – закричал он.

– Я люблю тебя.

Прошло несколько мгновений, прежде чем он коротко кивнул, приняв ее признание. О да, он был весьма самоуверен! Но смотрел на нее так нежно, так любяще!

Этого было вполне достаточно. Кристина скрыла улыбку. Сердце ее переполнилось счастьем. Она вдруг почувствовала себя свободной как ветер.

Правда освободила ее.

Кристина открыла дверь и уже входила в дом, когда громкий окрик остановил ее.

– Жена?

– Да, муж?

– Скажи, что ты теперь доверяешь мне. Кристина вновь повернулась к нему, уперев руки в бока. Она надеялась, что он видит ее возмущение.

– Не принуждай меня, Лайон! Довольствуйся одной победой, как поступил бы любой благородный воин.

Лайон громко расхохотался:

– Да, Кристина, по одной победе за один раз. Теперь ты полностью моя, так ведь? – спросил он, и глаза его засветились.

Этот человек просто весь сиял от гордости. Кристина подошла к верхней ступеньке.

– Да, Лайон, ты получил меня. И когда ты вернёшься из Лондона, узнаешь до конца, что именно ты получил. Больше никакого притворства. Никакой лжи.

– Я более чем доволен, – заметил Лайон.

– Наслаждайся этим чувством, Лайон. Боюсь, что оно продлится недолго.

Она бросила это предупреждение через плечо, и дверь захлопнулась.

Лайону казалось, что тяжелая ноша была снята сего плеч и с его сердца. Она любит его.

– Остальное придет, жена, – прошептал он. – Я позабочусь об этом.

Он никогда не чувствовал себя таким уверенным, таким чрезвычайно умиротворенным.

Этому чувству не суждено было долго длиться.


Глава 11 | Львица | Глава 13