home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Олейор Д'Тар

  Когда я вернулся во дворец, Арх'Онт и Гадриэль были там и мерили шагами мою гостиную. И судя по всему... уже давно.

  Но если бы они знали, как же я не хотел сейчас кого-либо видеть: разговор с Вилдором не только лишил меня остатков сил - он оставил после себя след предательства.

  И этим предателем был я.

  И пусть вернулся я победителем, тень моего позора обращала эту победу в отвратительные цвета, делая тяжесть от предполагаемого общения поистине невыносимой.

  - Он согласен. - Мои чувства вряд ли кого-то интересовали и я сделал все, чтобы они не украсили мой голос излишней эмоциональностью. - Но сделает это не ранее, чем его воины завязнут на второй линии.

  Я сбросил перевязь с оружием на ковер и устало опустился в ближайшее кресло. Ощущение грязи на моей душе, брезгливость по отношении к самому себе не давали мне дышать спокойно. Но если бы мне пришлось принимать решение вновь... оно было бы таким же. Мои переживания, мои надежды и стремления не имели сейчас, когда каждый день промедления стоил чьих-то жизней, никакого значения.

  И пусть моих подданных среди них было значительно меньше, чем людей... общение с Сашкой и Лерой, уважение к Арх'Онту, возникшая симпатия к Закиралю сделали свое дело: я все меньше делал различий между расами, оценивая лишь личности.

  Но мне еще оставалось разобраться, что делать с самим Вилдором, имя которого просилось в продолжение этой цепочки.

  - Ты сделал практически невозможное.

  Я усмехнулся... в душе: Аарон верил в то, что говорил. Но от этого легче мне не становилось. И пусть условие Ялтара фактически гарантировало возвращение Леры, то, что эта сделка состоялась, будет преследовать меня всю жизнь.

  - Я сделал то, чего хотел он.

  Несмотря на тяжесть нашего с нынешним Ялтаром Дарианы разговора, я не мог не признать, что общение с ним доставило мне удовольствие.

  Он играл. Но... не скрывал этого. Как не утаил и цели, которой добивался. А она была... достойна столь многослойной комбинации. И я ни мгновения не сомневаясь поверил в то, что другого выхода у него просто не было. А если и был, то выглядел еще более неприглядно.

  - Но ты мог об этом не догадаться. Или догадаться значительно позже.

  Демон продолжал говорить совершенно спокойно, даже видя, как в моих глазах разгорается бешенство.

  Да, Вилдор сделал все, чтобы нужная информация попала именно в мои руки. Хотя даже не имея ее, повелителю удалось очень близко подобраться к разгадке. Но...

  Насколько проще мне было находиться сейчас там, где льется кровь. Где можно обнажить меч и забыть обо всем, кроме тех, кого необходимо защищать и тех... чья жизнь должна прерваться с ударом моего клинка.

  - Олейор. - Голос Аарона прозвучал несколько натянуто и я вскинул на него удивленный взгляд, а потом и проследил за его, направленным...

  В кресле в дальнем углу комнату сидел отец и с горечью смотрел на меня.

  О стихии! Это в каком состоянии нужно находиться, чтобы не заметить еще одного присутствующего.

  Но не это было сейчас самым главным. Как бы больно мне не было сознавать, что я опять оказался разыгранной фигурой, окончательное решение все равно принимал я. И отец... должен был презирать меня за это.

  Разве ради этого он заставил меня увидеть в Лере не только мага Равновесия, но и женщину, которую я бы захотел назвать своей?!

  - Отец. - Я резко поднялся с кресла, ощущая, как тело бьет мелкой дрожью. Если я и должен был хоть что-то произнести в свое оправдание, то не смог. Слова застряли в сжавшем горло бессилии, отозвавшись лишь выступившими на глазах слезами.

  Если бы я мог... опуститься на колени и просить его простить меня!

  Но разве я был достоин его прощения?! Он сделал так много, чтобы я был счастлив, но я не только не сумел ничего предотвратить, нарушив данную ей клятву быть всегда рядом, но и обменял ее боль на возможность выжить в этой бойне.

  Именно поэтому я не сделал ни движения, когда он поднялся с кресла и подошел ко мне, вглядываясь в мое лицо, в глубину моих глаз, в которых не было ничего, кроме терзавшей меня горечи. Поэтому и не понял сразу, что означают его слова, когда он опустил голову и тихо прошептал:

  - Сможешь ли ты простить меня...

  И это было... настолько невозможно, что изумление заставило меня в неверии отступить на шаг и внимательно вглядеться в лица Арх'Онта и Гадриэля.

  Судя по тому, что я видел... я не ослышался.

  - Отец, о чем ты говоришь? - Не думал я, что после общения с Вилдором, которое было больше похоже на поединок со стаей варлахов, мне опять предстоит разгадывать ребусы.

  - Я не должен был заставлять тебя принимать это решение одного. - Его голос был настолько тих, что даже мне, эльфу, пришлось вслушиваться в едва ощутимый шелест, чтобы расслышать эти слова.

  - Ты знал. - Как бы я хотел произнести это вопросом. Но... Он не мог не увидеть иного смысла за действиями Вилдора, потому что когда-то и сам поступил похоже. Но кое в чем он был не прав. - Если ты так считаешь, то явно поторопился передать мне власть. 

  Не знаю, вид ли отца, который вопреки моему мнению чувствовал себя виноватым, мои же собственные слова, или выражения лица демона, который лишь кивнул после сказанного мною, но сделал это так, что я в очередной раз осознал, как мне до него далеко, но что-то из этого вернуло мне самообладание, на которое я уже не рассчитывал.

  Решение было принято. И это решение спасало не сотни - тысячи жизней и давало возможность Лилее жить дальше. И, что было главным, не опасаясь новых вторжений.

  Надеюсь, Закираль не скоро забудет тех, кто стал ему здесь друзьями.

  - Когда его воины достигнут второго рубежа, он поможет открыть портал в его резиденцию и даст себя захватить. Условие - гарантия жизни тем, кого он назовет. И, конечно, все то, что мы и предположили.

  - Он отдаст власть сыну? - Голос Аарона даже дрогнул, когда он задавал свой вопрос.

  Ну не поверю я, что он рассчитывал на столь простое решение.

  - Нет. - Удивление на их лицах вряд ли могло смирить меня с тем, что я собирался произнести дальше. - Только его смерть откроет путь Закиралю.

  - Не желал бы я ему такой судьбы. - Довольно сухо заметил демон, думая уже о чем-то своем.

  Только рано он расслабился.

  - Вилдор тоже этого не хочет. Убить его должна Лера. Лишь ей он готов отдать свою жизнь.

  Вот я и произнес те слова, которых так боялся. И как бы я не хотел еще что-либо добавить... Чтобы они сумели понять, как мое неверие сменилось изумлением, а потом и яростью. Как присутствующему при нашем разговоре воину Вилдора пришлось отдирать меня от горла своего господина, даже не пытающегося защититься, в которое я вцепился голыми руками, желая лишь одного - уничтожить его, забыв про все обещания и клятвы.

  Он мог желать мою женщину. Это было больно, но... понятно. Он мог оставить ее при себе, сделав залогом своего существования... это продлило бы мои муки, но избавило ее от такого испытания.

  Он мог много, но... потребовал смерти.

  И все, что происходило с Лерой на Дариане было связано лишь с одним: в тот день, когда мы вступим в его резиденцию, именно она должна будет обнажить меч и даровать ему небытие, взяв его на себя.

  Если это было местью, то кому.... зачем?!

  Я задавал сам себе эти вопросы, но не находил ответа. Пока не услышал его от него. Услышал, но...

  - Он объяснился? - Во взгляде Гадриэля было что-то схожее с безумием.

  Наверное, я и сам выглядел похоже, когда услышал предложение Вилдора.

  - Да. - Я принял поданный отцом бокал нетвердой рукой и залпом проглотил содержимое, даже не ощутив вкуса. - Предок Леры не позволил душе его Единственной уйти в Хаос, привязав ее к своему роду. Но взял с Вилдора клятву, что он найдет для Дарианы новый путь и покинет этот мир в тот день, когда он начнется. И пообещал привести к нему носителя Равновесия, который поможет ему в этом, поставив условие, что Вилдор отдаст власть, позволив убить себя этому самому магу. То, что это будет воплощение его возлюбленной, Ялтар не мог даже предположить. И если бы и хотел... изменить ничего не может.

  - И ты ему веришь? - И вновь мне трудно разобраться в том, что пылает в глазах моего друга.

  Но в одном я уверен: чтобы я не ответил, он примет это к сведению, но выводы будет делать сам. Даже если они будут расходиться с моими.

  - Да. - Мой ответ прозвучал твердо и быстро. Но наткнувшись на заинтересованный взгляд всех троих, я вновь повторил: - Да. Впрочем, - воспоминание резануло по сердцу огненной волной, - ему было все равно, верю я ему или нет.

  Вилдор не обратил внимание на мою усмешку, которую я даже не попытался скрыть, продолжая задумчиво смотреть на расстилающуюся за окном гладь озера. В его глазах не было ярости, не было сожаления, не было боли... лишь граничащее с равнодушием спокойствие. Словно... в этом мире осталась лишь его тень. Но и она чувствовала себя в нем лишней.

  - Итак, давай попробуем свести все воедино. - Демон был на удивление собран. - Две тысячи лет тому назад Вилдор встретил свою Единственную, ощутил возникшую между ними связь и начал открывать в себе новые способности.

  - Но его отцу, который не был наделен даже крупицей от сил сына, это не понравилось и он, заручившись поддержкой своей жены, взял эту женщину на свое ложе, даже зная, что под ее сердцем уже зародилась новая жизнь.

  Появление в опутанном немыслимой защитой дворце, в моих покоях, в присутствии трех магов и одного повелителя стихий, которые ничего не ощутили, еще одного действующего лица, нисколько меня не удивило. Потому что нашим новым собеседником стал... Карим. А о его способностях... Вилдор успел меня немного просветить. После того, как я сумел немного успокоиться. А сделать это было весьма непросто. Особенно, после того, как он рассказал мне о причине...

  Если бы не Лера, я мог бы ему и посочувствовать: талтар Тинир сыграл с ним весьма злую шутку. Не думаю, что он не знал, кто именно будет носителем сути Равновесия.

  В отличие от меня, Гадриэль отметив наше увеличение решил поиграть с мечом, но Элильяр успел его перехватить. Беспокоясь отнюдь не о даймоне.

  Хотя тот словно и не заметил выпада, спокойно продолжив:

  - Вилдор вполне мог защитить ее при рождении ребенка, но Тася хотела только одного - смерти. Даже не желая слышать о том, что сделает с ее возлюбленным разорванная связь. Причем, в самом страшном из вариантов: мой брат не просто абсолютный берсерк - благодаря изначальному Хаосу, переданному ему матерью, он несокрушим и неукротим. И тогда я бросился к единственному существу, которого Вилдор уважал и который мог ему помочь, как уже сделал однажды, обеспечив мое появление.

  А вот этого Ялтар мне не рассказывал. Впрочем... то, о чем он предпочел умолчать, было значительно больше того, что он мне поведал.

  - И это как раз и был предок Леры? - Напряжение начало несколько отпускать.

  Не скажу, что мне стало легче, но... ощущать себя натянутой тетивой столько времени было невозможно.

  - Вилдор долгое время прятал меня у него - здесь, на Лилее. Поэтому отыскать Тинира для меня не составило труда. Тогда и был придуман весь этот план. Не в таких, конечно, подробностях, а довольно схематично, но основная цель была именно эта: сделать так, чтобы Дариана изменила свой путь развития.

  - А сам Вилдор не мог этого сделать? - Мой вопрос вырвался еще до того, как я сам понял, о чем спросил.

  Но все должны были догадаться в чем его причина: все во мне протестовало против такой игры. Пусть даже мне и пришлось убедиться, что она может быть весьма действенной.

  - Если бы рядом с ним была Единственная - вполне. А без нее... - он грустно покачал головой, - даже его контроль не всегда справляется с живущим в нем зверем. И Тинир об этом знал. Но было и еще кое-что. - Он сделал лишь короткую паузу, но она опалила меня нехорошим предчувствием. - Если бы душа Таси ушла в Пустоту, полностью разорвав связавшие их нити, дальнейшая судьба не только Дарианы, но и ближайших к ней миров была предрешена: Вилдор утопил бы все в крови. Убить его уже тогда было практически невозможно: его сила возросла настолько, что даже мне было с ним сложно справиться. И Тинир решил по-другому: заменил ее душу на свою и оставил на грани Хаоса. Вне жизни и смерти.

  Талтар Тинир... даймон, давший начало роду, в котором в одной из его дочерей мощь Равновесия оказалась заключена в хрупкое женское тело. Где сила духа сплелась с вихрем эмоций, где вера и преданность встали рядом с готовностью пожертвовать собой, где красота и нежность украсили мужество, где...

  Как же мне не хватает тебя, Лера! Как не хватает мне твоего взгляда, тепла твоих рук, ритма твоего сердца, совпадающего с моим...

  - И теперь пришло время, чтобы все завершить. Каждый сыграл свою роль, сказав и сделав то, что было ему предназначено. - Мой мрачный сарказм, вопреки моим ожиданиям, не отозвался пониманием ни у одного из тех, кто сейчас присутствовал в моей гостиной.

  - К сожалению, это еще не конец. - Демон, в отличие от меня, был собран. - Закираль, естественно, ни о чем знать не должен?

  - Естественно. - Карим спокойно ответил на многозначительный взгляд Арх'Онта и спустя мгновение, нарушив тревожную тишину, добавил. - Это одно из условий моей помощи.

  Кивок Аарона и я, наконец-то, начинаю понимать, что еще, действительно, ничего не закончено.

  И даймоны сейчас на границе первого рубежа, а портал Вилдор откроет...

  - И ты позволишь брату погибнуть? - Эта мысль беспокоила меня в течение всего разговора.

  И я просто не мог не задать этот вопрос. Но не для того, чтобы услышать ответ... чтобы поверить. Теперь уже до конца.

  - Если бы он хотел жить, нашел бы способ обойти клятву. - В глазах смотрящего на меня Карина не было отчаяния или боли. Но... я видел, насколько ему не нравится такой поворот событий. - Но я не то существо, ради которого он готов сыграть со смертью.

  И я кивнул, принимая его слова. Но не поднял взгляда, чтобы ответить на внимание остальных.

  Потому что теперь уже со всей очевидностью понимал, чего именно ждет нынешний правитель Дарианы.

Лера Д'Тар. Дариана

  Я не удивилась, с первого взгляда опознав в окружающем меня пейзаже уже знакомый остров. Даже с учетом того, что портал я настраивала по тем координатам, что были в тетради Тинира, чего-то подобного я и ожидала.

  Пронзающего уже не было в моих руках, из оружия мой наряд украшал лишь подаренный мне Вилдором кинжал, но... меня это нисколько не смущало. Еще тогда Кадинар сумел меня уверить в безопасности этого уголка. Впрочем... после того, как Дариана признала меня своей, единственный, кого мне стоило опасаться в этом мире, был его нынешний правитель.

  Но вспоминать о нем сейчас совершенно не хотелось. Как и думать о том, чем грозит мне мое несанкционированное путешествие. Тем более что его конечную точку Ялтару вряд ли удастся обнаружить скоро: прежде чем закрыть контур, я значительно исказила свой след.

  И пусть на Дариане было немного мест, куда я могла кинуться в том состоянии, в котором пребывала, определенный момент непредсказуемости в моих действиях присутствовал.

  Поисковая сеть прыснула в разные стороны, чтобы спустя несколько мгновений свернуться, подтверждая мои предположения: звери на острове были, но развалины лаборатории, рядом с которой я выпала из тумана портала, их явно не привлекали. А большего мне и не надо было.

  Я подобрала подол платья, решив, что не буду тратить на него время - высохнет и само, благо наступающий вечер был не менее жарким, чем день, и направилась уже знакомой дорогой.

  Каблуки вязли в земле и я, посчитав, что смущать мне не кого, сняла туфли. Внезапно ощутив, насколько легко это простое действие вернуло мне внутреннее спокойствие.

  Кажущаяся шелковистой трава чуть щекотала ступни, заставляя невольно улыбаться и с каждым шагом все глубже проваливаться в безмятежность.

  И можно было бы посчитать, что все, ну просто замечательно, если бы не норовившие испортить все мысли. В которых тот, о ком я думать не хотела, занимал одно из первых мест.

  Его последняя выходка... смотрелась слишком искренней. И вызывала желание поверить в его слова, если бы не сделанное им в последний момент признание. Да еще та метаморфоза, что произошла с моей внешностью. И как бы он не пытался уверить меня в том, что это его рук дело... будь это так, в зеркальной поверхности я должна была увидеть лишь еще большую свою схожесть с Тасей, я же... взирала на бледнолицый вариант даймона. Так что если и было кого винить в этих проявившихся изменениях, так моего далекого предка и всех его последующих потомков, так обильно перемешавших кровь разных рас, что уже просто невозможно было предсказать, чего ожидать дальше.

  Потому что несмотря на бушевавшие в тот момент эмоции, я очень хорошо помнила то мгновение, когда осознала предтрансформацию. И облик, который собиралось принять мое тело явно принадлежал дракону.

  - Да... Лера. - Мой голос, вполне гармонично вписавшийся в птичий гомон и шелест листьев, был весьма игрив. - Повезло тебе с родственниками и друзьями.

  - А с кем больше?

  Я резко обернулась, одновременно отбросив в сторону туфли, что держала в руках, становясь в стойку и призывая Пронзающий.

  Но его тяжесть ощущала не долго - внешность стоящего неподалеку даймона, небрежно прислонившегося к дереву, была весьма примечательна, чтобы его не узнать. Да и родство наше ощущалось настолько сильно, что имя сорвалось с моих губ раньше, чем я его произнесла про себя.

  - Тинир?!

  - Тинир. - Он с легкой улыбкой сделал шаг ко мне, но тут же остановился. Всматриваясь в мои уплотнившиеся щиты. - Я вполне могу гордиться результатом.

  - Похоже, не только этим. - Огрызнулась я, по какой-то непонятной прихоти ища схожесть между моим визави и Вилдором.

  И хотя внешне между ними не было ничего общего... воспринимались они одинаково опасными. А если вспомнить, что старший брат Маргилу был первым наставником дарианского кошмара... ничего удивительного в этом я не видела.

  Наверное, именно поэтому первой моей реакцией и была оборона. Пусть даже он и пытался очаровать меня своей доброжелательностью.

  - Ты права. - Он улыбнулся настолько заразительно, что мои губы невольно дернулись, пытаясь повторить его движение. - Мой ученик уже давно превзошел мои ожидания. Но у него для этого были все основания, ты же... его взгляд прошелся по моей фигуре, но без какой-либо оценивающей подоплеки, - ты же - лучшее мое творение.

  - Не уверена, что найду в своей душе слова благодарности. - Фыркнула я, но уже без всякой злости.

  Все-таки общение с Вилдором сделало свое дело - все их способности, умение манипулировать другими, выстраивать планы, в которых каждый ход дублировался дюжиной других, эффектная внешность и абсолютная непредсказуемость, уже не вызывали никаких эмоций, лишь фиксируясь, как констатация самого факта.

  Впрочем Тинир, так же как и нынешний Ялтар в то время, когда оставался наедине со мной, выглядели значительно более живыми по сравнению с бесстрастностью превалирующего большинства даймонов, с которыми мне приходилось сталкиваться. Хотя и стоило признать, что как только я переступала некую грань в общении - тоньше становилась маска, укрывавшая внутренний мир моих дарианских знакомых.

  - Давай не будем забегать вперед. - Улыбка покинула его губы, но в глазах продолжали поблескивать шаловливые искры. - Ты позволишь мне пригласить тебя к себе в гости?

  - Ты живешь здесь?

  А в голове помимо желания выстроилась не очень радующая меня цепочка: база, портал, остров, лаборатория, Кадинар... Вилдор.

  И если это было так, игра становилась все менее привлекательной.

  - Нет. - Его ответ был больше похож на короткий выдох, полностью совпавший с быстрым движением, которое я едва успела разглядеть, но довольно четко ощутила, не успев на него никак отреагировать. А он уже опустился на колено передо мной, предлагая помочь обуться. - Но здесь одно из моих убежищ, о котором никто кроме меня не знает.

  Он как раз поднимался, когда я приподняла одну бровь, то ли демонстрируя удивление, то ли... недоверие. Я, конечно, носитель сути Равновесия, но... эти совпадения даже при не очень тщательном рассмотрении выглядели совершенно невозможными.

  - Когда Вилдор закрыл эти острова барьерами, отрезав от остального мира, я счел возможным здесь обосноваться. А его защиту мне всегда удавалось обходить. Все-таки из нас двоих, в изяществе построения заклинаний уступает именно он.

  - Но я не почувствовала щитов. - Его слова заставили меня призадуматься.

  Как минимум о том, что я позволила себе не уделить этому вопросу должного внимания.

  - Он снял их после того, как ты здесь побывала. Свою роль этот остров, по его мнению, уже сыграл.

  - Этот? - Я заметила короткую паузу, сделанную Тиниром и предпочла задать вопрос, а не ломать голову над очередной загадкой.

  И очень надеялась, что ответ я получу, раз мне дали шанс заинтересоваться.

  - В этом архипелаге их полудюжина. Этот - самый большой и безопасный. Здесь были лаборатории и его искусственно изолировали барьерами от всех остальных, где и проводились испытания с образцами. Так что, насколько здесь безопасно, настолько другие негостеприимны. - И вновь пауза, и его глаза внимательно смотрят на меня, словно ожидая моей реакции. - Для кого угодно, кроме Вилдора. Он сам по себе страшнее самых обезумевших хищников.

  - Мне он показался довольно безобидным. - Стараясь не показать, насколько я удивлена его замечанием, парировала я.

  - Он всегда умел создать о себе нужное ему впечатление. - И вновь улыбка. Но лишь для того, чтобы показать, что он оценил скрытый подтекст моих слов. - Так мы идем?

  - А у меня есть выбор?

  За то время, что прошло с того памятного вечера, когда привычная дорога в парк свела меня с Олейором, я научилась ничему не удивляться. Я принимала все происходящее вокруг меня, как звенья цепи, часть из которой я не видела. Но это не мешало ей быть реальностью, существовавшей независимо от того, что я об этом думала. Поэтому неожиданное появление моего предка, как и множество других, не менее значимых встреч, не вызвали у меня активного протеста, воспринимаясь даже с некоторой отстраненностью. Мол, случилось - так случилось.

  И общение с ними я строила по тому же принципу, делая вид, что наше знакомство исчисляется... отнюдь не несколькими мгновениями. И, похоже, это был едва ли ни единственный правильный вариант. Во всех остальных... можно было вполне потерять рассудок.

  А если ко всему этому добавить еще и изменения, происходящие с моим телом...

  - Есть. - И дождавшись, когда я проявлю свою заинтересованность таким поворотом событий, спокойно добавил: - Но тебе ведь интересно, что же задумал Вилдор и почему ты никак не можешь разобраться в своих чувствах к нему?

  Если он хотел меня заинтриговать... ему это вполне удалось. Правда, поймав меня на крючок, он не счел нужным заранее меня предупредить, чего он захочет за то, что я об этом узнаю.

  - Надеюсь, эти знания мне не повредят? - С наигранным сомнением в голосе, но не глядя на своего спутника, заметила я.

  - Если только помогут утвердиться в каком-либо мнении.

  И вновь в его словах весьма ощутимый вызов. То ли моей решимости, то ли... авантюризму.

  Но он мог этого и не делать: все решения были приняты еще в тот самый миг, как он прервал мое одиночество. Потому что метаться, пытаясь разобраться в том, что происходит вокруг меня, с каждым днем становилось все более невыносимо. Потому что мне нужен был ответ. Даже тот, который мне вряд ли обрадует.

  Впрочем, мое предчувствие, которому я с некоторых пор начала доверять, уверяло меня в том, что я не разочаруюсь тем, что мне предстоит узнать.

  - Хорошо, идем.

  И я без колебаний шагнула следом за ним. Нисколько не удивившись тому, что наш путь пролегал к тем самым развалинам, которые на несколько дней стали для меня и Кадинара приютом.

  Тинир шел впереди без той, бросающейся в глаза грациозности и неукротимости, присущей его сородичам, больше напоминая хорошо владеющего своим телом человека, чем даймона. К тому же источаемая им опасность не вызывала желания немедленно обнажить оружие, как это было с Вилдором, а мягко притягивала к себе, маня предвкушением чего-то таинственного и головокружительного.

  - Жаль, ты не можешь ощутить свое присутствие так, как воспринимают его другие.

  Я настолько задумалась, что не заметила, как он остановился, пристально вглядываясь в меня.

  - Ты способен читать мысли? - Не скажу, что перспектива общения с таким родственником меня очень прельщала.

  - Если только ты позволишь мне установить ментальную связь с тобой. А так... - его улыбка была весьма бесшабашной, - у тебя на лице все написано. - Его взгляд стал чуть серьезнее, когда он добавил: - И я этому очень рад. Твоя сила не стала для тебя оковами, оставив тебе способность быть открытой и не наделив равнодушием.

  - Мне начинать гордиться? - Его слова были... приятны, но... неуместны.

  Лично я не видела в этом своей заслуги, предпочитая считать, что мне повезло с теми, кто влиял на меня, помогая сохранить природную доброжелательность.

  - С ехидством у тебя тоже все в порядке. Думаю, оно поможет тебе справиться со всем остальным.

  - Это будет настолько страшно? - Не осталась я в долгу.

  - Скорее, слишком неожиданно.

  Его взгляд скользнул вниз, на мои ноги. А то я и сама не понимала, насколько эта обувь не подходила к местным условиям. Но... с утра у меня было весьма лирическое настроение, в которое привычные брюки и рубашка никак не вписывались. Впрочем, каблуки женщин редко когда пугали, тем более что эти туфли можно было считать едва ли не комнатными тапочками.

  - Извини, я хотел бы заменить их чем-нибудь другим, но...

  - ... не хочешь, чтобы здесь остались отголоски твоей магии. - Закончила я за него. И, успокаивая, добавила: - В моей прошлой жизни мне приходилось на шпильках бегать за автобусом. Так что...

  Похоже, он знал, о чем я говорила - его взгляд стал весьма уважительным.

  - Хорошо. Постарайся идти след в след.

  Я не удержалась от того, чтобы демонстративно фыркнуть: мог бы и не предупреждать. Вряд ли это были грозящие опасностью ловушки - такие игры вполне могли раскрыть его инкогнито. А вот отводящие взгляд заклинания, которые и так-то трудно заметить, а в исполнении сильного мага и подавно, да прочие мелочи, в виде не вовремя подвернувшейся ноги, вполне были способны не только сбить с пути, но и доставить некоторые неприятности.

  К сожалению, даже мне.

  Мы обошли сооружение, в котором находился аварийный зал, справа. И хотя мне приходилось быть весьма осторожной после его предупреждения, я не только следила за каждым его движением, но и вслушивалась всеми своими чувствами в то, что исходило от него. С удивлением отмечая, что из всех, с кем свела меня судьба за последние шесть лет, он больше всего напоминал мне отца.

  Такая же мягкая, ненавязчивая, уверенность в себе, очень напоминающая самодостаточность, но не столь агрессивную, как это было у Олейора в первые месяцы нашего общения. Это было похоже на легкое сожаление от того, что ему пришлось стать таким, при этом он четко осознавал, что это, скорее, влияние обстоятельств, чем его внутренняя потребность.

  То, что он был сильным магом, тоже не бросалось в глаза. И это не была мощь, как у Вилдора или... меня, в те мгновения, когда я с трудом удерживала присущий мне дар в рамках контроля. Это было больше похоже на безграничный опыт, слитый воедино с присущей ему способностью к неординарным решениям. Так что... несмотря на то, что я значительно превосходила его по уровню, я была несмышленым ребенком в способности применить то, что мне было дано.

  - Замри.

  Я почти уперлась ему в спину, когда он резко остановился. Развалины остались позади и мы стояли среди вакханалии яркой зелени, пряного аромата трав и... ощущения чего-то неизведанного, что щекотало обострившиеся чувства и намекало на тайну.

  - Не хочешь закрыть глаза?

  Я не видела его лица, но... мне не нужно было быть магом Равновесия, чтобы осознавать его улыбку и ее скрытый смысл. И, как ни странно, это каким-то непостижимым образом растопило тот флер недоверия, что я, все-таки, испытывала к нему.

  - Я предпочитаю смотреть опасности в лицо. - В том же тоне ответила я ему, понимая, что он по достоинству оценит мой ответ.

  - Скорее, это мне нужно опасаться. - Вопреки моим ожиданиям, он не принял моей шутки и резко обернулся, заставив меня смотреть на себя снизу вверх - он был так же высок, как и Ялтар Дарианы. - Тебе уже пора принять то, что от человека в тебе мало что осталось. Да и существ, в которых магия не инструмент, а то, что сводит воедино все грани сущности, в нашем веере не так уж и много.

  - И Вилдор среди них? - Из двух вопросов, которые я хотела задать, этот показался мне более важным, чем те открытия, которые касались меня самой.

  - Ты можешь сделать его таким. - Теперь он усмехался уже открыто. - Если доверишься мне.

  - Это значит, лично ты считаешь, что он этого достоин? - А теперь уже я не приняла той легкой насмешливости, которую он внес в наш разговор.

  Уж больно серьезным для меня казался этот момент, чтобы позволить себе легкомысленность.

  - Его, также как и тебя, практически невозможно убить. И не только потому, что грани его души связаны не только с тем кинжалом, что висит у тебя на поясе и с душой Кадинара, что позволит ему сделать из него убежище для себя. - Улыбка Тинира стала грустной. - Мой ученик сумел стать частью магии, окутывающей этот мир и с его уходом в Хаос Дариану ждут серьезные потрясения, которые не удастся значительно смягчить даже тебе с Закиралем. Поэтому нам ничего не остается, как дать ему то, что поможет не только контролировать берсерка, но и использовать свои возможности для созидания, а не разрушения.

  - И это должна буду сделать я.

  Я могла и не уточнять: все и так было понятно. Хотя... его многозначительная улыбка наводила на мысль, что я продолжаю о чем-то не догадываться.

  - И да, и... нет. - Он протянул мне руку. - Портал настроен на меня, тебе стоит подойти ближе.

  И вновь я поразилась тому, что не испытываю никакого страха. Лишь легкое возбуждение от близости разгадки и странную уверенность, что итог этой интриги меня вполне устроит.

  Я сделала шаг к нему, позволив себя обнять и даже не вздрогнула, когда вместо привычного тумана перехода, ощутила ускользающую из-под ног землю.

  - Ну вот мы и на месте. - Но вместо того, чтобы отстраниться, он резко развернул меня к себе. - Ты должна знать... - его голос был слегка хриплым, а взгляд выдавал смятение, - в то время мне казалось, что иного выбора нет. Возможно, сейчас я бы нашел слова, чтобы убедить Тасю, что смерть не решает ее душевных проблем, что любовь - это чувство, за которое нужно бороться не взирая на боль, страх и отчаяние. Что жизнь, несмотря на ее грязь и разочарования, стоит того, чтобы ступить на этот путь. Что долг и ответственность не обязательно станут спутниками потерь. Что... - он замолчал, вглядываясь в мои глаза и ища там отклика. И он его нашел. Потому что... я разделяла все, что он говорил. - И я рад, что все случилось именно так. - Его руки оказались быстрее моего удивления, прижимая меня к его сильному телу, давая мне услышать, как гулко бьется его сердце. - Ты, Саша и Вилдор - самое дорогое, что у меня есть.

  И не успела я еще осознать услышанное, как он уже поворачивал меня к тому, что было за моей спиной.

  Мне удалось удержать возглас удивления, но я не смогла сдержать слез, что прочерчивали дорожки по моему лицу. Но это не были слезы горечи - мои губы раскрылись в радостной улыбке.

  То, что удалось сделать Тиниру, было поистине невообразимо и казалось невозможным. Но... это было. И... решало все проблемы.


Глава 16 | Вторжение | Глава 18