home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Таши Арх'Онт

  Я устроилась прямо на ковре, прислонившись спиной к ногам сидящей в кресле мамы. Не столько успокаиваясь сама, сколько создавая вокруг нее привычное с детства ощущение нашего с ней единства.

  Вопреки желанию отца, последние дни для нас с ней оказались довольно тяжелыми. Сначала ему пришлось дать согласие на то, что мама поможет целителям с ранеными: особо тяжелых из них перебрасывали порталами к нам, драконам и светлым эльфам. Потом был вынужден разрешить мне ту вылазку на пару с Сашкой, чтобы восстановить, как говорится на Земле, 'статус-кво' на первом рубеже.

  Мы и восстановили... Кое-кому после этого стоило сказать мне спасибо за переходы, которые я открываю на автомате. А не то, за те проделки, его потерявший бесстрастность тер, а потом мой разгневанный папенька, а следом и озверевший правитель темных, вполне могли не просто отправить мага в небытие, но затем с десяток раз оттуда вернуть и снова отправить. И вряд ли произнесенное посиневшими от потери сил губами оправдание, что он слегка увлекся, могло спасти его от расправы.

  А вот Закиралю это удалось. Но не тем, что он заступился за ставшего ему неожиданно близким Александра. А тем, насколько мощными стали щиты, отрезая его не только от всех, кто в тот момент присутствовал в портальном зале, но и... от меня. Тем самым заставляя особо недовольных задуматься над совершенно иными вопросами.

  И я была в списке тех, кому стоило это сделать.

  И хотя он с самого начала вторжения и так не позволял мне ощущать отголоски своих чувств, в этот раз все было значительно серьезнее: от нашей связи он оставил лишь тонкую нить, которая давала мне возможность знать только то, что он все еще находится в мире живых.

  И это было... больно. Но лезть к нему в душу, когда он был в таком состоянии, я не собиралась. Все слова, которые мы должны были сказать друг другу, чтобы определиться с нашим будущим, были сказаны. Все, что я могла добавить, я произнесла, когда Варидэ приняла наш брак.

  А доверять мне или не доверять, и насколько доверять... должен был решить он сам.

  И хотя я понимала, что в данном случае речь идет совершенно об ином... он должен был пройти этот путь до конца. Но это совершенно не значило, что я готова согласиться с любым его решением. И дело не только в том, что я уже была его женой и он с этим фактом ничего поделать не мог, но и в том, что я его любила. И была намерена бороться за свою любовь, как бы тяжело мне не было.

  Рука Рае скользнула в мои волосы, словно она могла подслушать мои мысли. Впрочем... я бы не удивилась, окажись это именно так. Вот только... не она меня должна была сейчас опекать: из нас двоих ей приходилось значительно тяжелее.

  Поток раненых был огромным. Кроме тех, что были, в лазареты превратили все ближайшие к дворцу казармы. И выходя за границы его защиты, я ощущала покрывало страданий, окутавшее их.

  Боль, смерть, запах крови... Каждый раз, когда мама возвращалась оттуда, мне приходилось вновь и вновь вытягивать ее из того омута отчаяния, в который она ежедневно погружалась. Уже не веря, что когда-нибудь наступит тот день, когда все это закончится. 

  - Он так и не вернулся в вашу спальню?

  Голос мамы был тихим и нежным, ничем не выдавая ее тревоги. За меня.

  И все, что я могла - прикоснуться щекой к ее коленям, чувствую через тонкую ткань шелкового халата тепло ее тела.

  Мама... насколько тяжелее могла стать моя жизнь, если бы не твое понимание и поддержка.

  - Нет. Как мы вернулись из приграничья, так и спит в своей. Если спит, конечно. Да и за столом я его почти не вижу.

  Как я не старалась сдержать грусть, она просочилась в мой голос, добавив ему беззащитности.

  - Ему тяжело. - Она глубоко вздохнула, словно отгоняя от себя печаль, и склонившись, коснулась губами моих волос. - И не только потому, что он вынужден выступить против своего отца. Он принял тебя, нас. И то, что сейчас происходит на рубеже, не может его не волновать. Там гибнут те, кто близок ему по крови и те, кто стал роднее по духу.

  Я поймала пальцами ее ладонь, на мгновенье задержавшуюся у моего виска, и слегка сжала, пытаясь передать, насколько я ценю все, что она для меня делает.

  Пусть и зная, что мне предстоит, я не была полностью готова к той боли, что поселилась в моем сердце: я ничем не могла ему помочь. Если только... дать возможность разобраться во всем самому.

  И надеяться, что это произойдет до того, как закончится мое терпение.

  - Он беспокоится еще и о сыновьях.

  Оказывается, спокойной я только казалась. Мое движение было слишком быстрым... да и она не собиралась меня удерживать рядом с собой.

  - Я знаю.

  Моего запала надолго не хватило и я опустилась в кресло напротив, ощущая, как тепло от камина обволакивает меня легким маревом.

  - Я попрошу отца, чтобы он с ним поговорил. По-мужски.

  - А может мы и сами разберемся?

  Фыркнула я недовольно, хотя и понимала, что это способ мог оказаться самым безболезненным. Для нас обоих.

  Уж в чем-чем, а в дипломатии отец уже давно оставил позади всех остальных правителей. Судя по тому, что с ним предпочитали лишний раз не связываться.

  - Вы разберетесь... - Голос неожиданно вошедшего в гостиную Радмира казался веселым, а вот взгляд... не очень.

  Но мне не хотелось сейчас разбираться с этим. Отец пару дней тому назад отправил его на север, к оборотням, и я уже успела основательно соскучиться по своему шалопаестому брату. Правда, он уже давно перестал быть таким, но мне это не мешало помнить все наши с ним проделки.

  Так что я не обращая внимания ни на его тон, ни на то, что творилось в глубине его черных глаз, вскочила с кресла и бросилась ему на шею. Вот только... несмотря на то, что проделано это все было очень быстро, мой демоненок успел сбросить перевязь с оружием на пол и прижать меня к себе двумя руками, поймав прямо в воздухе.

  - Даже титул Ялтарилы Дарианы не сделал тебе серьезнее. - Его губы приятно щекотали, задевая волоски у уха, в которое он это прошептал. - Ты когда-нибудь остепенишься, егоза?

  Не думаю, что его вопрос требовал ответа. Он его и так знал: находясь рядом с ним я не хотела становиться взрослой.

  Но как бы не было мне уютно в его объятьях, надо было выползать. Хотя бы ради того, чтобы он мог ответить поднявшейся ему навстречу Рае.

  Я выскользнула ящерицей из кольца его рук, осознавая, насколько внимательным и осторожным он был в это мгновение - его когти мало в чем уступали лезвиям клинков.

  - Я рада, что ты вернулся невредимым.

  Мама провела ладонью по его лицу, убирая с него непослушную прядь, выскользнувшую из заплетенных в боевую косу волос.

  - Я тоже рад этому, Рае.

  Он на мгновение прижал ее к себе и коснулся губами виска. Словно любящий сын.

  И если последнее не соответствовало действительности, то первое... И Радмир и Ролан не видели рядом со своим отцом никого, кроме моей мамы. С тех самых пор, как она появилась в жизни Арх'Онта.

  А когда они познакомились со мной...

  Сколько бы лет не прошло с тех пор, а ощущение безмерного спокойствия, которое я осознала в руках сначала старшего демона, а потом и его сыновей, так и продолжала испытывать рядом с ними. Будучи совершенно уверенной в том, что для этого чувства у меня есть все основания.

  - Как на юге?

  Я задала свой вопрос лишь после того, как мама вернулась в кресло, а Радмир опустился в то, где сидела я, усадив меня к себе на колени.

  - Не так страшно, как на севере, но... - он крепче прижал меня к себе, зарываясь в мои волосы. И это я тоже помнила с детства. Словно мой запах успокаивал брата, делая его если и не послушным, то хотя бы смирным, - я не понимаю, что задумал Вилдор. Отец, похоже, о чем-то догадывается, но предпочитает не делиться этим ни с кем, кроме Элильяра и Олейора. Да и Карим... - Он на мгновение затих, и я едва не захлебнулась нахлынувшей на меня тревогой. - Если бы не знал, что он с нами, уже начал бы подозревать его если и не в предательстве, так хотя бы в скрытых целях, которые он преследует.

  - Ты говорил с Аароном об этом? - Маме явно не понравились слова Радмира и она даже не пыталась это скрыть.

  - Только от него. Сказал, чтобы я не делал поспешных выводов.

  На ее лице проявилось облегчение.

  - Значит, что-то знает.

  - И не мало. - И опять голос брата не способствовал моему спокойствию. - Отец просил не спускать глаз с Закираля и тебя, моя радость.

  Его губы коснулись моей шеи, заставив меня вздрогнуть от непередаваемого ощущения: ласки, сплетенной с острой опасностью.

  Несмотря на свою внешнюю интимность, это был жест глубочайшего доверия - с моей стороны. И каждый раз, когда его клыки приближались к моей коже там, где билась голубая жилка, он вновь и вновь убеждался в том, что мое отношение к нему не изменилось: я не испытывала страха, находясь рядом с существом, которое было не менее опасным, чем те же даймоны.

  - И ты пришел просить меня облегчить твою задачу? - С насмешливой улыбкой уточнила я, устраиваясь на его коленях так, чтобы видеть глаза.

  И надеясь, что мне удастся увидеть в них то, что он попытается спрятать от меня. Оставив лишь тот минимум, который заставит меня отнестись к его словам серьезно.

  - Ты всегда была умненькой. - Его улыбка, больше похожая на боевой оскал, вынудила меня засмеяться.

  Вряд ли он хотел напугать меня, а вот слегка поднять настроение... И мне стоило хотя бы ему подыграть. Но не было нужды затягивать это представление надолго.

  - Что я должна делать? - Невозмутимо уточнила я, прекрасно понимая, что не заметить, как напряглось мое тело в ожидании его ответа, он не мог.

  - Как раз то, что он тебе не позволяет: быть рядом с ним. Мне не хотелось бы распылять наши силы, так что постарайся находить предлоги, чтобы следовать за ним. И еще... - Он на мгновение задумался, словно все еще сомневаясь, стоит или не стоит мне об этом говорить. Но... решительность всегда отличала обоих принцев. - Попробуй поговорить с Агирасом. Его отношение к тебе не менее уважительное, чем к Закиралю. Может, что и узнаешь.

  Да... разговор с тером был неплохой идеей. Тем более что слова Радмира полностью соответствовали действительности. И тот мой поход за Закиралем на базу, где его держали, проложил мне тропинку к сердцу даймона. Да и потом... Муж только со мной скидывал маску бесстрастности, позволяя себе проявлять те эмоции, что жили в его душе. Я же... Агирасу общение со мной и нашей компанией хоть и было в новинку, но... доставляло удовольствие.

  Так что вопрос о том, чьим тером он был сейчас, мы с Закиралем предпочитали не задавать друг другу, опасаясь услышать совершенно не тот ответ, который бы нас устроил. К тому же Агирас очень много общался с демонами, передавая им свои навыки мечного боя. Не только завоевав их уважение, но и сумев обрести тех, кого вполне мог называть друзьями.

  - Хорошо, я сделаю это. Только еще немного побуду здесь. - Моя улыбка была грустной.

  Но брат сделал вид, что ее не заметил. И я была ему за это благодарна.

  - Как скажешь, сестренка. А я, с вашего позволения, вас покину. Пообщаюсь с Дер'Ксантом и Элизаром. Может у них найдется, чем меня удивить.

  Он, приподняв меня на руках, поднялся с кресла и, оставив нежный поцелуй на моей щеке, опустил на пол.

  - Я всегда удивлялась, как в них настолько естественно совмещается, казалось бы, несовместимое. - Заговорила Рае, как только за Радмиром закрылась дверь. - Сильные воины, бескомпромиссные политики и... любящие муж, сыновья, братья. Потом поняла - не стоит задаваться вопросом, на который нет однозначного ответа. Достаточно просто принимать их такими, какие они есть и радоваться тому, что они рядом.

  - Ты решила меня успокоить? - Я вновь заняла место на ковре у ее ног.

  Осознавая, что все ею сказанное можно было отнести и к ней самой. И вся ее жизнь была тому примером.

  То, что пришлось испытать ей, не каждому мужчине было по силам. Она же не только справилась, но и не дала убить в себе жажду жизни, веру в любовь и безграничный оптимизм.

  Не знаю, справилась бы я, доведись мне пройти такой путь.

  - А ты разве нуждаешься в этом? - Она наклонилась ко мне, и легким движением руки заставив меня повернуться к ней, заглянула в мои глаза. - Такая любовь, как у вас с Закиралем - редкость. И если тебе что-то и нужно от меня и отца, то только наша поддержка. Но никак не успокоение.

  - Но... - мой голос опять был жалобным.

  - Никаких 'но'. - Она соскользнула на пол, устраиваясь рядом со мной. - Если бы Аарон считал, что Закираль опасен для нашего мира, для тебя, он бы не просил приглядеть за ним. В этом случае твой муж уже давно был бы закрыт в самой неприступной камере его подземелья, под охраной таких заклинаний, что даже Александру с ними не удалось бы справиться. И если это не произошло...

  - Закиралю грозит опасность, о которой отец догадывается, но не уверен до конца или не хочет, чтобы мой муж об этом знал. - Не скажу, что такой поворот событий меня радовал, но... он предполагал действие. Пусть даже и через напряженное ожидание.

  - Или он считает, что ему может потребоваться твоя помощь. - И пусть в ее глазах жила тревога, она благословляла меня на то, о чем говорила.

  И я, внезапно, вспомнила слова отца, сказанные им тогда, когда все дальнейшее не могло возникнуть и в самых смелых мечтах: 'А я буду просто верить в тебя и ждать, когда ты вернешься...'

  И только теперь, наверное, я начала осознавать, какой из подвигов можно считать самым героическим. И пусть вывод, к которому я пришла, мне и самой показался неожиданным, но... быть родителями - это каждый день провожать и встречать своих детей.

  И... верить.

Лера Д'Тар. Дариана

  Я сидела, откинувшись на ствол дерева и ощущая, как усталость мягкой истомой обволакивает мое тело, а чувство удивительной легкости то и дело заставляет мои губы складываться в улыбку.

  Бессонная ночь, проведенная не только в разговорах, но и претворении в жизнь той авантюры, на которую я без колебаний согласилась, забрала довольно много сил, но... вернула не только уверенность в том, что все закончится благополучно для всех участников этой истории, но и мою собственную цельность.

  И пусть увидев меня такой, Вилдор должен был испытать сильное разочарование, в будущем это должно было вернуться ему радостью обретения. Если... ( несмотря на некоторую эйфорию, я понимала, что до окончания этой истории еще далеко) все закончится благополучно.

  Мы с Тиниром разговаривали почти до самого рассвета. И не только о том, что было. Но и о том, что только должно будет произойти. Придя в конце концов к однозначному решению: мешать планам Вилдора никто из нас не собирается. Если только... слегка подкорректировать. Стоило признать, что отъявленным интриганом он выглядел только с моей точки зрения, а на фоне других... был лишь одним из лучших. И вся проделанная им работа была достойна того, чтобы он получил желаемое. Пусть и не совсем такое, как ожидал.

  В этом месте своих размышлений мне пришлось вновь улыбнуться. Не знаю, как мне удастся удерживать себя от этого, когда я вернусь в резиденцию, но от того, как я сыграю свою роль теперь зависело очень многое. А не радоваться тому, что теперь мне не придется испытывать странное раздвоение, когда я не знала, кто из двух мужчин занимает мое сердце, я просто не могла.

  К тому же стабилизировалась сила, больше не вызывая тех странных ощущений, когда я не могла даже предположить, чего мне ожидать в следующий момент. И пусть вероятность обращения оставалась довольно высокой, теперь я уже знала, как остановить процесс: возможность стать белым драконом меня нисколько не пугала, но хотелось, чтобы в первый раз это случилось под надзором кого-нибудь из опытных ящеров. Надеюсь, Тахар не будет против на какое-то время стать моим учителем. И... Сашки.

  И оставалось лишь узнать, как отнесется к моему новому облику Олейор? Впрочем, правителя светлых возлюбленная драконица нисколько не смущала, так что за рассудок мужа мне тоже вряд ли стоило волноваться.

  Поднявшееся уже довольно высоко солнце припекало. Мягкий шелест реки, что играла с легким ветерком у подножия небольшого холма, где я расположилась, убаюкивал. Да и окутавшее меня спокойствие, которое я испытывала впервые с момента моего появления на Дариане способствовало тому, чтобы я расслабилась, позволив дреме овладеть моим телом и сознанием.

  Защитные заклинания, раскиданные по всему острову должны были предупредить меня о появлении Вилдора: он был единственной опасностью, которая мне здесь грозила. И не только потому, что этот остров был похож на рай. Тинир продолжал оставаться здесь, готовый в любое мгновение прийти на помощь. Не смущаясь даже тем, что это могло сорвать нашу операцию.

  Теперь я знала, что с первого крика, которым я отметила свое появление на этом свете, я надолго не оставалась без его внимания, которое хоть и было ненавязчивым, но не позволяло обстоятельствам сломить меня. Добавляя моей жизни небольшие радости, смирявшие меня с тем, что не все происходило так, как мечталось в романтической юности. И будучи матерью я понимала, что это не было манипулированием мной, направленным на то, чтобы я стала той, кто ему была нужна, а лишь ненавязчивый надзор наставника, пытающегося вытащить из своего воспитанника то лучшее, что в нем заложено.

  Так что Вилдор не кривил душой, когда говорил, что должен Тиниру. Тот действительно сделал для него столько, сколько не всякий отец может сделать для своего сына. И душа Таси была только малой частью, за что нынешний Ялтар должен благодарить своего первого учителя.

  Впрочем, стоило признать, что тот не отказывался от долга, сделав то, о чем они говорили в ту ночь, когда и были приняты все решения. Сделал несмотря на то, что мой предок дал ему поверить в свой уход, оставив тем самым Вилдору возможность выбирать: жить, получив все, о чем только может мечтать дарианец или...

  Две тысячи лет... дни и ночи, сводя события в одну цепочку, рассчитывая лишь на несколько, то ли друзей, то ли врагов, но из тех, чья честь делала их ближе всех, кому он не мог доверять. Заставив близких видеть в себе не способное на любовь чудовище. Оберегая Асию и Закираля. Дав им возможность познать иной мир, иные отношения.

  И... продолжая верить и ждать. И даже осознав, что его надежды полностью сбыться не могут, не отказаться от плана и идти до конца.

  На этом фоне я не могла злиться на него за игру со мной. Хотя... если бы не Тинир, все действия Вилдора были вполне обоснованы и должны были привести к нужному ему результату.

  Мои глаза были закрыты, тело расслаблено, купаясь в тепле и неге. Мысли неторопливо скользили по грани засыпающего сознания, складываясь в грандиозную картину замысла, который изменил не только мою жизнь, но... уже не тревожа.

  Как бы величественна не была фигура Ялтара, даже ему не дано было сделать так, чтобы этот путь не оказался устланным теми, кто был вынужден отдать свои жизни ради того, чтобы у Дарианы появился шанс стать другой, не пугая ближайшие миры своим названием. Чтобы его сын мог продолжить то, что начал его отец... так у не узнав, кому обязан всем тем, что уже получил и еще получит. Чтобы... о личном интересе самого даймона я подумать уже не успела.

  Защитная сеть вздрогнула, отозвавшись во мне образом урагана, спасением от которого могло стать лишь нахождение как можно дальше от него. Судя по всему кто-то, открывающий портал на остров, был весьма зол. И не пытался этого скрывать.

  Что ж... Место действия - то же, но... действующие лица - новые. Да и картинку стоит немного подправить.

  Мое тело чуть сползло вниз, из расслабленного сразу став измученным. Слегка поиграть с силой, ослабив несколько потоков, и по лицу разливается бледность, а аура начинает трепетать от истощения. Паутина плетения растворяется в магии острова, оставив после себя рваные ошметки, в которых явно ощущается смятение, боль и страх.

  А как же иначе должна ощущать потерявшая опору женщина, которая больше не способна на борьбу?! Да к тому же пообщавшаяся с негостеприимными обитателями одного из соседних островов.

  Я, конечно, понимала, что это не столько введет его в заблуждение, сколько заставит серьезно задуматься о том, что он чего-то не понимает, но... другого мне и не надо было. Лишь избавить себя от его желания поиграть на моих нервах. Хотя бы какое-то время.

  - Госпожа Лера!

  Первым оказался Кадинар. И если не знать, что связывает этих двоих, я вполне могла поверить в искренность его испуга.

  Сканирующее заклинание легкой прохладной скользнуло по моему телу, рассказывая всю 'правду' о моем состоянии. Я сделала попытку открыть глаза, но... лишь тихий стон сорвался с моих 'пересохших' губ.

  - Что с ней?

  Голос Вилдора был... тревожным: живущая во мне актриса приготовилась сорвать аплодисменты.

  - Не знаю. - По телу прошла следующая волна. Легкой ее назвать было лишь с большой натяжкой. - Аура словно разодрана. Я мог бы предположить, что она отбивалась от хасаров, но...

  Про любимое развлечение Ялтара мне тоже рассказал Тинир. Как и о последствиях, которые остаются после встречи с этими полуразумными существами. Но... на этом острове их не было. А вот на том, где устроил себе тайное пристанище Вилдор они не были редкостью, лишая кого бы то ни было желания посетить ту часть архипелага.

  Так что повод для раздумий я подкинула основательный. А вот к какому выводу придет дарианский кошмар... мне еще предстояло узнать.

  - Ее кинжал?

  Ну... то, что меня посчитали совсем уж глупой, даже обидело.

  Не очень: уж лучше быть глупой, чем опасной.

  Чужая рука скользнула к поясу, но наткнувшись на пустые ножны, на мгновение замерла.

  Жаль, что мне не дано было видеть в этот момент выражение лица Вилдора. Мог бы и предупредить, что этот клинок мне лучше не терять. Все-таки отдать грань своей души в мои руки было с его стороны большой легкомысленностью.

  - Рукава.- Опять голос Ялтара.

  Если посмотреть непредвзято, выводы он делает быстро. Рукава этого платья были длинными, закрывая и ладонь. А если еще увидеть застывшие на ткани капли крови...

  Стоящий передо мной хасар мог был напоминать низкорослого человека, если бы не шестипалая рука, украшенная закругленными когтями, да плотные кожистые наросты, прикрывающие все особо уязвимые места. Темная, грубая кожа и грива жестких волос, закрывающая голову и переходящая в короткую шерсть на шее, полосой спускающуюся вдоль позвоночника.

  К тому же они впитывали чужую магию, очень быстро оставляя своего противника без возможности сопротивляться. И в этом были похожи на варлахов и тарагоров. Но если последние верно служили своим хозяевам, с которыми были связаны, то эти не признавали контроля, предпочитая смерть потере свободы.

  Наш бой был коротким - тренировки с Вилдором сделали свое дело и я смогла избавиться от своего противника несколькими точными ударами. Заслужив похвалу своего предка, который посчитал необходимым познакомить меня с этими существами. На всякий случай.

  И я даже знала, на какой именно.

  - Здесь кровь. О, Хаос... - на мой взгляд, его восклицание было слишком эмоциональным, - это кровь хасара. Но...

  Я сделала более успешную попытку приоткрыть глаза, как раз заметив, как рядом со мной опускается правитель Дарианы. И оценить его взгляд, в котором кроме вполне ожидаемой тревоги была задумчивость.

  Похоже, этой головоломке удастся отвлечь его на какое-то время от моей скромной персоны. Дав мне возможность подготовиться к следующему акту нашего спектакля.

  И тут же позволила ресницам тяжело опасть - пусть он и не слишком знаком с женским коварством, но нюх на всякие нестыковки у него развит слишком хорошо. Так что переигрывать мне не стоило. Лучше просто скользнуть в беспамятство, дав им возможность додумать все самим и проявить по отношению ко мне все благородство, на которое они были способны.

  - Сэнар! - Так... бесстрастность Вилдора наводила на не самые лучшие размышления. Похоже, его гнев значительно сильнее, чем я думала. - Осмотри весь остров. Ищи следы боя или отголоски портала.

  Предсказуемо... Первое ему обнаружить не удастся, а вот следы перехода... Разве я могла быть аккуратной, пытаясь попасть сюда в таком состоянии.

  Руки Ялтара сильные и... столь же аккуратные. Меня осторожно подняли, не забыв избавить от окровавленного кинжала, сжатого в моей ладони.

  И я радовалась тому, что его прикосновения больше не вызывали у меня неконтролируемую дрожь, оставаясь лишь действием, в котором уже не было чувственности. Лишь осознание той надежности, которую он излучал. И это было последним, о чем я решила подумать, прежде чем избавить себя от необходимости и дальше наблюдать за моим спасением, отдавшись во власть мягкого и уютного небытия.

  Проснулась я к полудню. Судя по ощущениям, уже следующего дня. Прежде чем открыть глаза, мягко скользнула вниманием по собственной спальне, не позволив заметить мой интерес. Теперь, когда Равновесие больше не нарушалось чужой волей, став со мной единым целым, сделать это мне не составляло труда.

  Вилдор, как я и предполагала, был в комнате и стоял у раскрытого окна. И узнала я о его присутствии лишь по плотности щитов, которые его укрывали.

  Отметив это, я вполне могла себя поздравить: Ялтар начал считать, что ему есть, что от меня прятать.

  - Кто это был? - Мой голос был чуть хриплым, но вполне бодрым.

  Надеюсь, он не сделает вид, что не понял моего вопроса.

  - Хасар. Их вывели еще во времена моего отца, но не смогли приручить. Уничтожать полностью не стали, рассчитывая рано или поздно справиться с этой проблемой - уж больно заманчивым было использовать этих существ в боях с магами. Их разума не хватает, чтобы покинуть остров, а жители Дарианы к ним в гости без особой нужны стараются не напрашиваться.

  Он внимательно смотрел на меня, даже не пытаясь коснуться моей защиты или оценить состояние.

  - Значит, мне очень повезло. - Я ухмыльнулась, приподнимаясь на подушках. - Причем, два раза. Сначала, когда попала туда, а затем... когда вырвалась оттуда живой.

  - Тогда уж - три. - И, отметив мой интерес, ответил на незаданный вопрос. - В третий раз, когда мы тебя нашли. Хасару удалось сделать то, что я считал невозможным. Я был уверен, что признав тебя, Дариана не позволит тебя убить. Но...

  - Или ты ошибался, или так оно и есть.

  Он удивленно свел брови к переносице, пытаясь осознать смысл сказанного мною и уже через мгновение улыбнулся и кивнул, соглашаясь.

  - Не думал я, что мне придется быть орудием в ее руках.

  - А разве это не задача Ялтара, думать о судьбе своего мира?

  Намек в моих словах был слишком прозрачен, но... У него все еще не было повода сомневаться в том, что все именно так, как я это пыталась показать.

  - В нашем Кодексе это не прописано. - Он опять улыбнулся, но уже не так легко. - Я хотел от тебя слишком многого.

  - И теперь собираешься просить прощение за это? - Похоже, изменения произошли не только со мной.

  Или... он просто успел оценить то, что увидел и ощутил.

  - Не думаю, что я способен на это. - Сарказм, горечь и... принятие. - Но я готов объяснить, чего жду от твоего присутствия здесь.

  Все, как и предполагал Тинир. Избежать его откровенности мне не удастся.

  - А это не может подождать, пока я приведу себя в порядок и хоть немного утолю голод?

  Ну не могла же я сказать ему, что устраивать сцену в ночной рубашке будет уж больно неприличным. Я, все-таки, не его женщина, чтобы посылая проклятья в его адрес, соблазнять своими формами.

  Его ответ был немногословным, но довольно ясным. Я еще не успела подкрепить свой вопрос насмешливо приподнятой бровью, как он уже покидал мою спальню. И судя по тому, что лицевой платок так и остался свободно висеть, закрепленный лишь одной застежкой, в моих покоях кроме нас двоих никого не было.

  Я не торопясь умылась и оделась, предпочтя привычные брюки и рубашку. Думаю, до тех пор пока все это не закончится, платье и высокий каблук не будут подчеркивать мою женственность: мало ли, в какие дебри могут закинуть меня предстоящие события.

  Перевязь плотно оплела мои бедра, ножны с тем самым кинжалом заняли привычное место.

  - Ты составишь мне компанию? - Появившись в гостиной, я сделала вид, что не заметила сервированного на двоих стола.

  - Ты изменилась.

  Он даже не оглянулся, продолжая стоять теперь уже у окна в гостиной и вглядываться вдаль, словно стремясь не только взглядом, но и всей своей сущностью, в глубокую синеву неба.

  И видя это, я ощущала легкое беспокойство и сожаление. Потому что теперь понимала, что творится в его душе, скрытой от всех мощными щитами. Потому что знала, что именно толкало его на игру со мной. Потому что его цель была невероятна.

  Вот только... путь, которым он шел к ней был слишком кровавым и тяжелым, чтобы пройдя по нему не прийти к осознанию того, что ноша стала невыносимой. Что терзающая душу боль теперь никогда не покинет, став верной спутницей одиночества, от которого мечтал избавиться. Что день, о котором мечтал тысячи лет не принесет радости, оставив после себя лишь пепел надежды.

  Но... он был сильным. И сумел принять это тогда, и... теперь. Увидев предначертанное во мне.

  - Ты хотел рассказать, что еще я должна сделать для тебя.

  Я не стала устраиваться за столом: взяла тарелку и заполнив ее мясом и овощами, встала за его спиной. Наблюдая, как играют в небе наперегонки облака, принимая причудливые формы, и пытаясь угадать, что именно они мне напоминают.

  - Ты сумела найти себя. - Он лишь на мгновение обернулся, слегка улыбнувшись тому, что еда занимала меня значительно больше, чем общение с ним. - Это не входило в мои планы.

  - Но это не значит, что я не могу помочь тебе. - Мясо было сочным и нежным, а соус, в котором его тушили, оставлял очень интересное послевкусие, совмещая холодную свежесть и яростный жар. - Если это не будет противоречить моим принципам.

  Если ему и было что сказать по поводу последнего, делать этого он не стал.

  - Через несколько дней я позволю твоему сыну открыть портал в мою резиденцию и захватить себя.

  Надо было бы добавить в выражение лица побольше удивления, но... я была слишком занята едой, чтобы бурно реагировать на то, о чем догадалась и без Тинира.

  - Это весьма сильный ход, чтобы закончить вторжение и передать власть Закиралю.

  Он тоже не удивился моей осведомленности. Лишь уточнил:

  - Маргилу подсказал?

  Ответить сразу я не смогла. Вилдор продолжал оставаться отрешенным, не замечая, как я поглядываю на открытую бутылку вина. Пришлось самой поухаживать за собой: отставить тарелку и наполнить бокал.

  - Вы все весьма неплохо дополняли друг друга. Если бы не то напряжение, в котором ты меня держал, я бы уже давно догадалась.

  - Я не могу просто передать власть сыну. Это не будет соответствовать моему образу.

  Хотела я хмыкнуть в ответ на его слова, но... это могло вырваться диссонансом из нашего разговора. Так что отделалась просто вопросом:

  - Тебя это настолько беспокоит? - Вместо привычного мне сарказма, в моем голосе звучало только любопытство.

  Впрочем, именно так все и было. Вот только ответа я так и не услышала.

  - Но я не хочу, чтобы именно ему пришлось меня убить.

  Изумительная сцена... могла быть, если бы все не происходило в жизни.

  - И ты хочешь, чтобы это сделала я? - Фужер с вином все еще был в моих руках, заставляя меня мучиться вопросом: поставить его на стол или все-таки сделать глоток.

  Победило второе. Истерику закатить я всегда успею, а вот подбодрить себя благородным напитком...

  - Тебе есть за что отправить меня в Хаос.

  Поразительный разговор. Нам осталось лишь обсудить, как именно я это сделаю.

  - Тебя не устраивает Сэнар?

  Не думаю, что Тинир оказался не прав и в этом. Вряд ли эта четверка не действовала заодно.

  - Он предпочел уйти вместе со мной, - и, предвосхищая мой вопрос, так же спокойно добавил, - и Айласом.

  - Тогда остаются лишь двое: Кадинар и я.

  Интересно, а как бы я реагировала на это предложения, не знай о таких мелочах, как ритуал разделения души?

  - Кадинар проводит нас в последний путь и уйдет следом. - Он все-таки оглянулся, вглядываясь в мои глаза.

  Но я к этому была готова. И если внешне выдержка меня не подводила, то взгляду я прибавила не существующего там смятения.

  - А если я отвечу 'нет'? - Рука чуть подрагивала, ставя бокал на широкий подоконник.

  - Я буду вынужден заставить тебя ответить 'да'.

  - Но почему?! - Это восклицание никак не входило в мои планы.

  Но меня действительно интересовало то, что он ответит. Потому что в его ответе должен был быть смысл.

  - Так будет лучше для всех.

  И я, соглашаясь, опустила голову: для него так действительно будет лучше.


Глава 17 | Вторжение | Глава 19