home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14

— Есть хочу! — Это были первые слова, которые произнес Форбс, когда они вышли на улицу.

— Уже? Да ведь сейчас только одиннадцать, и вы к тому же плотно позавтракали…

— От наших с вами дел у меня подводит живот.

— С нами играют, причем нарочно. Тот, кто это делает, должно быть, здорово веселится, хотя лично мне от его проделок совсем не весело. Давайте-ка еще разок проведаем госпожу Ливингстон, если не возражаете.

Дверь им снова открыла горничная, однако на сей раз мадам была дома. Госпожа Ливингстон приняла их в гостиной: она по-прежнему пребывала в глубоком трауре, однако при всем том выглядела довольно элегантно.

— Мадам, извините за очередное вторжение, — несколько смущенно сказал Форбс, — но для нас главное — найти убийцу вашего мужа, не так ли?

— Разумеется. Садитесь, прошу.

— Мадам, — начал сэр Малькольм, — мы потихоньку продвигаемся вперед. Узнали кое-что о главных участниках этой прискорбной истории и, в частности, о самом господине Ливингстоне…

— Значит, вы знаете…

— Что именно, мадам?

— Что наш брак был основан главным образом на дружбе, хотя на самом деле мы не были мужем и женой…

— Да, мадам. Ваш супруг много разъезжал. У него были свои друзья. А у вас…

— Свои. Вот именно.

— Прекрасно! Значит, ваша откровенность поможет нам многое прояснить… Скажите, мадам, какие у вас отношения с господином Бронсоном?

— Управляющим банком мужа?

— С ним самым.

Госпожа Ливингстон вдруг неожиданно весело ответила:

— Он в некотором роде мой личный кассир! Когда мне нужны деньги, я звоню ему в банк, и он передает для меня банкноты.

— А почему вы не обращались за тем же самым к мужу?

— Во-первых, потому что его почти никогда не было дома. А во-вторых, потому что сам он редко занимался такого рода делами…

— Тем не менее банковскими счетами своих собратьев по ложе он все же занимался…

— О, для меня это что-то новенькое! Как и все богатые люди, даже очень богатые, он совершенно не интересовался делами, хоть мало-мальски касавшимися денег!

— А господин Хиклс? Какие у вас с ним отношения?

— Он очень близкий друг мужа и мой тоже. Мы частенько играли в бридж с ним и со старым нашим другом Дином. Вы, верно, подумали, Хиклс — мой любовник! Только не это! Я говорю вам совершенно откровенно, чтобы не сбивать вас с толку…

— А господин Вогэм?.. — поинтересовался сэр Малькольм.

— О да, он совсем другое дело. Майкл влюблен в природу, он поэт…

— Он назвал в вашу честь сорт роз, который вырастил… «Элизабет-Мэри», не так ли?

— Он назвал его не только в мою честь, но и в честь своей матери. Ее зовут Мэри.

— Она в добром здравии?

— Нет, давно умерла, и Майкл хотел таким образом почтить ее память.

— Стало быть, вы с господином Вогэмом олицетворяете союз, который вам хотелось обрести в вашей супружеской жизни…

— Точно подмечено. Вы весьма прозорливы, сэр Малькольм…

Госпожа Ливингстон пронзила его пламенным взглядом. Она и правда была обворожительна!

— Господин Ливингстон знал об этом?

— Разумеется. Я всегда была с ним откровенна. Такова уж моя натура… Да и его тоже — была.

— Вы, верно, страдали от лжи, царившей в ложе…

Госпожа Ливингстон вдруг насторожилась и стала оправлять юбку на коленях.

— Что вы имеете в виду?

— Историю с ликоподием, от которого загорелся передник…

— По-моему, тут они дали маху.

— Что же было на самом деле?

— О, да вы и сами, верно, знаете. Я испугалась. Не ожидала, что пламя вспыхнет так внезапно. В английском уставном ритуале, который я практикую, такие уловки никогда не используются — слишком уж театрально и даже вульгарно. Такие штучки в ходу только там у них, на континенте! Но передник пытались сжечь уже потом, на свече…

— Чтобы уничтожить следы цианида…

— Может быть.

— Кто начал его жечь?

— Не помню.

— Правда?

— Правда. Это, наверно, было уже потом, когда меня отвели в трапезную и принялись успокаивать. Сами понимаете, видеть своими глазами, как умирает муж, — это так жестоко и так странно…

— Понимаю. Вас это, должно быть, здорово потрясло. А вы читали текст ритуала, перед тем как в нем участвовать?

— Джон передал мне все на словах. Майкл нашел манускрипт восемнадцатого века и перевел его. Досточтимый Дин велел напечатать перевод на машинке и снять с него несколько копий. И каждому из нас дали по экземпляру.

— А что стало с самим оригиналом?

— С оригиналом? Досточтимый Дин, конечно, вернул его Майклу, ведь он им очень дорожил. Вот и я, чтобы доставить ему удовольствие, согласилась на роль Вдовы.

— Ему, а не мужу?

— Обоим.

— Когда Ливингстон принес передник сюда, домой?

— Когда возвращался из банка. Он взял его тем же утром в библиотеке Великой Ложи.

— И показал вам.

— Только через полиэтиленовый пакет, яркий такой. Ему очень не хотелось лишний раз его доставать, чтобы не испачкать. Эта расшитая тряпка была для него все равно что рождественская игрушка для ребенка…

— Вам известно, где господин Вогэм хранил манускрипт?

— У себя дома, наверно… Но после смерти Джона я еще не виделась с Майклом. На другое утро он куда-то уехал.

— Далеко?

— Кажется, в Шотландию. Он должен вернуться сегодня вечером.

— Благодарю за ценные сведения, мадам. Я вот что подумал: устрою-ка я вам всем очную ставку. Надеюсь иметь удовольствие и вас там лицезреть.

— Если угодно, пожалуйста.

— Да, хотелось вот еще о чем вас спросить… У вашего супруга остались рубцы от старых шрамов с левой стороны груди, на правом плече и на затылке. Откуда они, знаете?

— Это довольно деликатная история.

— И все же…

— Ну хорошо. Джон, когда был на Суматре, ввязался в драку. Года три назад.

— Он что, любил подраться?

— Он терпеть этого не мог! Он был очень мягкий и слишком доверчивый.

— Что же это была за драка?

Госпожа Ливингстон как будто совсем стушевалась:

— Это, скажем так, было мужское дело…

— И без гомосексуалистов тут не обошлось?

— Если хотите, называйте их так.

— Извините, мадам. Следствие не изящная словесность.

— Вижу!

Тут сэр Малькольм внезапно спросил:

— А Джон Кертни?

— Кажется, я о нем уже говорила во время нашей первой встречи. Он близкий друг моего мужа.

— Вы еще сказали, он пианист-виртуоз и дает концерты…

— Да, он действительно великий пианист.

— В таком случае, уважаемая госпожа Ливингстон, потрудитесь объяснить, каким образом этот именитый виртуоз умудряется быть еще и экспертом-поверенным, как указано на его визитной карточке, и, кроме того, торговым посредником, как поведал нам господин Хиклс.

Госпожа Ливингстон громко рассмеялась и долго не могла остановиться, а когда наконец пришла в себя, сказала:

— Понимаю ваше недоумение! Ведь они братья — Джон Эндрю и Джон Стэнли Кертни! Один и в самом деле пианист, он друг… вернее, был другом моего мужа. А второй — посредник по международным торговым делам и служит в компании Энтони Хиклса. Они братья-близнецы, хотя по натуре совершенно разные.

— И оба состоят в ложе святого Патрика?

— Нет. Только Джон Стэнли, коммерсант.

Форбс пометил у себя в блокноте: «Проверить, где находились оба Кертни в день убийства».

— Ну хорошо, мадам, благодарим вас, — сказал сэр Малькольм, поднимаясь. — Этот Кертни, признаться, доставил нам некоторые хлопоты!

Вдова улыбнулась, тоже встала и, удерживая благородного сыщика, сказала:

— Сэр, если позволите, поскольку у вас в таких делах опыт, мне хотелось бы попросить вашего совета…

— Все что угодно. Я к вашим услугам, мадам.

— О, просьба моя довольно деликатная. Только представьте, мне постоянно докучает один член ложи святого Патрика.

— Каким же образом?

— В общем-то, ничего страшного… Он забрасывает меня пылкими письмами, впрочем весьма изысканными. Думаю, это он звонит мне по меньшей мере раз в неделю, чтобы сказать, как он меня обожает. Сам он, конечно, ко мне ни разу не подошел, но я чувствую, он всегда где-то рядом, ходит за мной по пятам, буквально преследует. Словом, ведет себя чересчур назойливо — пожалуй, я сказала бы именно так.

— И вы даже не предполагаете, кто бы это мог быть? — спросил Дуглас Форбс.

— Я, кажется, догадываюсь. И самое неприятное то, что он состоит в ложе… Майкл, я хочу сказать, мой друг Майкл Вогэм, — а я ему все рассказала — считает, это некий Питер Шоу, журналист… Так как по-вашему, что мне делать?

— Думаю, — сказал сэр Малькольм, — вам стоит поговорить с господином Уинстоном Дином. Он в масонской иерархии старше по званию и сможет его урезонить.

— Да, прекрасная мысль. Спасибо, сэр.

На этом они распрощались.

— Вы все еще считаете ее виновной? — спросил сэр Малькольм старшего инспектора, когда они вышли на улицу.

— У меня и без того голова идет кругом. А тут еще этот Шоу вытворяет черт-те что! Но скажите, сэр, может, госпожа Ливингстон хотела вывести нас на верный след, рассказав эту историю?

— Чтобы Шоу убил Ливингстона за красивые глазки женщины, которая, нельзя не признать, и правда довольно привлекательная? Что-то плохо представляю его в роли убийцы. Он мечтатель.

— Он не только мечтает, но и письма пишет, и звонит! И неотступно ее преследует!

— Скромняга… Он и подойти-то к ней близко никогда не смел, даже в храме в день убийства. Вот что, нам надо поторопиться, дорогой Дуглас. С вашего позволения, пусть шофер отвезет меня прямо ко мне домой, на Уордор-стрит. А до Фалькона я сам доберусь. Мне надо кое-что обдумать. Не возражаете?

— О, нисколько! Госпожа Форбс, моя супруга, сообразит мне что-нибудь перекусить.

И друзья подошли к машине, дожидавшейся их у тротуара.

— Вас вызывают по телефону, — предупредил сержант.

Действительно, сигнальная лампочка радиотелефона беспрестанно мигала. Форбс схватил трубку:

— Алло, да! Скотланд-Ярд? Плохо слышно… Что-что? Ах ты боже мой!

Некоторое время инспектор, оторопев, молчал, потом машинально положил трубку и упавшим голосом проговорил:

— Майкла Вогэма только что доставили в больницу! В Королевский бесплатный госпиталь!

— Что с ним? — живо поинтересовался сэр Малькольм.

— Финдли отрядил к нему домой своего человека, и тот обнаружил Вогэма в оранжерее. В него стреляли.

— Как он сейчас?

— Надежды никакой. Хотя хирург делает все, чтобы его спасти.


Глава 13 | Убийство в масонской ложе | Глава 15