home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

Когда сэр Малькольм вернулся в свою квартиру на Уордор-стрит, его встретил верный Вэнь Чжан; он отогрелся у камина, заранее растопленного заботливым китайцем, после чего, уютно устроившись в кресле-качалке с бокалом шотландского «Талискера», хотя было уже за полночь, добрый час изучал отпечатанный на машинке текст устава, название которого значилось в верхней части первой страницы: «Изначальный Шотландский Устав. Восхождение на третий градус. Перевод на английский брата Вогэма».

Это было описание одного из ритуалов, в котором, как сэр Айвори читал еще в отцовских книгах, могла участвовать женщина. По уставу она называлась Вдовой или Исидой, и ей отводилась роль, о которой уже говорил Досточтимый Уинстон Дин. Она искала тело Хирама по четырем сторонам ложи и в конце концов находила его: он лежал распростертый на черно-белом плиточном полу — масоны называют это «мозаичным полом». Затем она помогала ему подняться.

Сэр Малькольм Айвори внимательно просмотрел и секретарскую книгу записей, предоставленную ему Питером Шоу. Там в самом начале перечислялись имена и должности офицеров ложи номер 3014 на день ее основания:

«Дост. Уинстон Дин, Почтенный председатель.

Энтони Хиклс, Первый страж.

Джон Ливингстон, Второй страж.

Артур Куперсмит, Оратор.

Питер Шоу, Секретарь.

Сирил Бронсон, Обрядоначальник.

Стэнли Келли, Покрывающий.

Майкл Вогэм, Привратник.

Джон Кертни, Стюард».

Благородный сыщик остановился на последнем имени. Джона Кертни, состоявшего в ложе, в вечер убийства в храме не было. Во всяком случае его никто не видел и его имени не упоминал. Потом сэр Малькольм задумался, кто такой оратор, поскольку никак не мог вспомнить такое звание. И он решил уточнить это при первой же возможности. Затем сыщик отправился в спальню и лег в постель, не забыв глянуть на набросок, который он сделал с рисунка на Чертежной доске ложи.

Ночью сэру Малькольму приснился странный сон. Он оказался в масонском храме. И Джон Ливингстон представил ему кого-то косматого, в рубище, кашлявшего так, что душа разрывалась: «Вот старый мой друг Кертни, знаток шотландских замков. У него самого их целая сотня». Потом появился Досточтимый Дин и воскликнул: «Не слушайте россказни Джона! Он все врет. Врет…»

Благородный сыщик проснулся около 8 часов и на мгновение задумался, что бы мог означать его бессвязный сон, после чего, решив непременно разузнать о Кертни, он занялся утренним туалетом. А около 9 часов в дверь уже звонил старший инспектор.

— Видите, Вэнь Чжан приготовил нам великолепный китайский чай «Тегуаньинь» сорта улун…

Форбс, конечно, ничего не видел, но с радостью готов был выпить чего-нибудь горячего: за окном опять валил снег. Позавтракав, друзья отправились к госпоже Ливингстон в полицейской машине, мчавшейся, по просьбе благородного сыщика, очень быстро. Хотя обычно, когда ему приходилось вести дознание, сэр Айвори опасался быстрой езды больше чего бы то ни было.

Вдова проживала в Блумсбери, на углу Грейс-Инн-стрит и Клеркенуэлл-роуд, в роскошном особняке викторианской эпохи с горделиво возвышавшимся фасадом. В дом сыщиков впустила горничная с красными от слез глазами. На вид ей было лет двадцать, она была в довольно коротком черном платье и в белом переднике с кружевами.

— Вы и представить себе не можете, какое у нас горе… — проговорила она навзрыд. — Хозяин умер, а тело нам так и не передали.

Узнав, что Форбс из Скотланд-Ярда, девушка улыбнулась:

— Вы, наверно, пришли к мадам… Бедная, ей очень плохо!

Горничная проводила их в просторную «французскую» гостиную — в ее убранстве сэр Малькольм сразу узнал стиль Людовика XVI, — и вскоре к ним присоединилась госпожа Ливингстон. На ней было довольно скромное черное платье, плотно облегавшее ее точеную, как у юной девицы, фигуру. А изящество тонкой шеи подчеркивало жемчужное колье. Как успел разглядеть Форбс, это была действительно очень красивая женщина. Она предложила друзьям сесть в кресла с лировидными спинками, а сама устроилась полулежа на обитом шелком диванчике. Богато смотрелись и мебель, и картины на стенах, изображавшие любовные сцены из жизни мифологических героев.

— Я ждала вас, — проговорила она тонким голоском.

— Простите, что нагрянули вот так, сразу после постигшего вас несчастья, — извинился старший инспектор. — Долг службы…

— Прекрасно понимаю. Нужно найти виновного, не так ли?

Слово взял сэр Малькольм:

— Как я понимаю, вы уверены, что произошло убийство.

— А что же еще? Несчастный случай? Простой сердечный приступ? Не верю. У мужа было отменное здоровье. Ему не было и сорока…

Следуя своему методу, сэр Малькольм задавал вопросы неожиданно, стараясь ввести собеседника в замешательство. Так, он вдруг спросил:

— Ваш муж давно состоял в ложе Досточтимого Дина?

— Со дня ее основания, вот уже два года.

— А вы сами, мадам, случайно не имеете отношения к масонам?

— К чему скрывать? Я состою в смешанной ложе, она называется «Право Человека».

— Потому вы и согласились участвовать в шотландском ритуале?

— Я совсем не хотела в нем участвовать. Но Джон очень настаивал. И я в конце концов согласилась, правда, неохотно — у меня было нехорошее предчувствие.

— Простите за прямой вопрос, но как вам кажется: ваш муж умер сразу же, как только ему накрыли передником лицо, или чуть погодя?

— Мне показалось… О, даже не знаю… Не могу сказать… Я тогда обходила вокруг ложи, как будто искала его тело.

— Вы хорошо знаете этих господ из ложи?

— Досточтимый Дин — старый знакомый моего супруга. Он-то и привел его в это общество. Энтони Хиклс и Майкл Вогэм наши близкие друзья. Остальных я видела первый раз.

— Вам говорит что-нибудь имя Кертни?

— Кертни! Ну конечно! — воскликнула госпожа Ливингстон. — Он был Джону самым близким другом.

— Насколько мне известно, он тоже состоит в ложе, — заметил сэр Малькольм, — однако вчера мы его там не видели.

— Его сейчас нет в Великобритании.

Дуглас Форбс пометил у себя в блокноте в мягкой обложке: «Уточнить у сэра Малькольма насчет Кертни».

— Он служит в банке?

— О нет! Он музыкант. Его Джон приобщил. Джон любил молодежь, жизнь, искусство. Он познакомился с Джоном Кертни во время его гастролей. Ведь Кертни, да будет вам известно, знаменитый пианист…

Она отвечала с явным старанием. Эта женщина была очаровательна, даже несмотря на перенесенное ею горе. И Форбс с сожалением смотрел, как сэр Малькольм терзает ее своими расспросами.

— У вас есть дети?

— Увы, нет. Муж… как вам сказать? Мне очень хотелось детей… Но Джону было не до того. Дела, разъезды, ложа и все такое прочее… Мне порой было так одиноко, хотя, если честно, я по этому поводу не особенно переживала.

— Ваш супруг изрядно преуспел на банковском поприще. Он сам основал банк?

— Банк перешел к нему от отца и деда.

— Они живы?

— Нет. Оба умерли. Муж сам всем заправлял. Правда, на некотором расстоянии.

— У него разве не было управляющего?

— Был. Кстати, вчера вечером вы его видели. Небезызвестный Сирил Бронсон. Он у них обрядоначальник. Маленький такой, стриженный под расческу. Я видела его впервые… Джон рассказывал о нем словно о добром верном псе. Я и не знала, что он масон.

— Значит, встреча с ним была для вас неожиданностью…

— Да и нет. Муж считал, только масонство может сплотить людей…

— А вы?

— Если начистоту, я не очень-то верю во все эти идеалы. Хотя с удовольствием хожу в свою ложу время от времени. И за чаем или обедом с радостью встречаюсь с интересными людьми. Только и всего.

— Расскажите немного о докторе Келли.

— Его я не знаю. Я же говорила, что вчера видела его первый раз.

— Он осматривал вашего мужа…

— А, потом… Действительно. Да, это он омыл ему лицо. Какой ужас!

— Расскажите, что произошло с той минуты, как скончался ваш супруг, до моего появления в ложе.

— Дайте вспомнить… Эти господа были сильно озабочены. Они думали отвезти тело тайком, не сказав никому ни слова, как это у них принято. Потом в дверь постучала полиция… И они начали спорить, что же делать. Они не понимали, кто еще мог узнать о том, что случилось. Это и правда было очень странно. Ведь во время ритуала никто из ложи не выходил.

— Даже вы?

— А зачем?

Подумав немного, благородный сыщик вдруг спросил:

— Насколько я успел заметить, в ложе не слышно, что происходит снаружи, только шум отопления. Кто же услышал, как лейтенант Финдли стучал в дверь?

— В это время мы уже были внизу, пили чай. Энтони Хиклс дал мне виски, чтобы я немного успокоилась. И тут раздался стук. Не помню, кто из них пошел посмотреть.

— А кто принес передник, который был на вашем муже?

— Он сам. Он взял его на время в Великой Ложе тем же утром. Красивый, широкий, атласный, с вышивкой в виде храма с двумя колоннами. Его пошили, наверное, в восемнадцатом веке.

— Во Франции?

— Не исключено. Джону он очень понравился.

— Ваш муж сам принес передник в ложу? В сумке?

— У Джона был чемоданчик для всяких масонских принадлежностей. Он вытащил свой собственный передник и вместо него положил тот.

— Дома?

— Да, здесь.

— А по приходе в храм?

— Он достал его из чемоданчика и положил на стул. И надел только перед тем, как перевоплотиться в Хирама.

— Ему кто-нибудь помогал?

— Понимаю ваш вопрос и отвечу — нет. Никто не помогал. Он один подошел к стулу, где лежал передник. Сам надел его и вышел в нем на мозаичную мостовую, там его символически поразили трое подмастерьев. Потом с престола сошел Досточтимый брат Дин, подошел к нему и прикоснулся к его лбу молотком. И Джон, по уставу, упал.

— Кто накинул ему на лицо передник?

— Не знаю. В это время я пошла в обход вокруг ложи, как мне велели. Я же была Исидой и искала Осириса.

— Еще один вопрос: вы знаете, что означает слово «оратор»?

— Да. Это тот, кто произносит речи перед публикой.

— Разве у масонов есть такая должность?

— Не знаю. Во всяком случае только не в английских уставах. Я предпочитаю следовать «Уставу Усовершенствования».[7]

— А покрывающий и привратник?

— Ах, ну да, такие у нас имеются. Но почему вас это интересует?

— Видите ли, тут все может быть важно… Кстати, вы только что сказали, что ваш муж был человек занятой и много разъезжал. Это правда?

— Правда. Ему особенно нравилось бывать в Азии.

— В Китае?

— В Китае, в Японии, а последнее время и в Бирме.

— По работе?

Элизабет Ливингстон на мгновение задумалась, закусила губу, а потом как-то сухо ответила:

— Я, знаете ли, не была с ним ни в одной поездке.

— Не любите путешествовать? — вдруг удивленно спросил Форбс.

— Нет, конечно, люблю! Но как вам сказать? Джон не хотел смешивать супружескую жизнь и поездки.

— Почему же? — решил уточнить сэр Малькольм.

Госпожа Ливингстон опустила глаза, взглянула на свои туфли и вдруг, метнув огненный взгляд на благородного сыщика, бросила:

— Разве у меня не может быть личной жизни?!

— Ну хорошо, благодарю вас, — сказал сэр Малькольм, вставая. — Если у старшего инспектора нет больше вопросов…

— Только один: кто обставил ваш дом с таким вкусом?

— Отчасти Джон, отчасти я. Мы вели себя совершенно свободно в отношении друг друга и, наверное, поэтому замечательно ладили…

Госпожа Ливингстон судорожно вздохнула и пошла проводить гостей до дверей гостиной, где с ними и простилась.

Уже в вестибюле горничная спросила:

— Когда же нам отдадут тело хозяина?

— Восхитительная женщина, — сказал Форбс, когда друзья снова сели в машину.

— Вы о ком? — поинтересовался сэр Малькольм. — О госпоже Ливингстон или о горничной? Хозяйка очень умная, хотя, впрочем, и горничная задала неглупый вопрос. А теперь в лабораторию Скотланд-Ярда!

И водитель, не мешкая, тронулся с места.


Глава 6 | Убийство в масонской ложе | Глава 8