home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10

Из телефонной будки Перри Мейсон позвонил Полу Дрейку. Тот сам снял трубку.

— Есть новости, Пол? Если нет, еду домой. Будем считать, что на сегодня рабочий день окончен. Я потерял свою клиентку. Не знаю, что произошло.

— Что значит «потерял клиентку»?

— Должен был встретиться с ней у ее подруги. Она не явилась.

— А что полиция?

— Полиция ее отпустила.

— Может быть, автомобильная катастрофа?

— Не думаю. Куда-то ее занесло. Постарайся во что бы то ни стало разузнать, где она.

— Хорошо, — пообещал Дрейк, — а новости все-таки есть, Перри.

— Какие?

— У меня сидит коммерческий директор Фремонта Ларсен Холстед. Тебе не мешало бы заехать. Не сомневаюсь, его рассказ тебя заинтересует.

— Дело терпит?

— Да. Но хранить молчание мы не можем. Нужно поставить в известность полицию. Я хочу, чтобы ты услышал обо всем первым. Думаю, для поддержания хороших отношений с полицией тебе придется позвонить им.

— Ты можешь задержать его до моего приезда?

— Думаю, да.

— Еду. Постарайся узнать, что случилось с Нэнси Бэнкс. Используй свои связи в полиции.

Мейсон вскочил в машину, быстро добрался до агентства, поставил машину на отведенное для нее место на платной стоянке, поднялся на лифте к Дрейку.

Секретарша, занятая разговором по телефону, улыбнулась Мейсону и рукой показала на коридор, где находился офис Дрейка.

Поняв ее жест, Мейсон открыл дверь и по коридору дошел до кабинета Дрейка. Там, кроме хозяина, он увидел мужчину лет пятидесяти, в очках, сутулого. Мужчина поднял светло-голубые глаза под густыми бровями, и Мейсон наткнулся на его твердый и оценивающий взгляд. Посетитель казался спокойным, уравновешенным, но не робким. В нем чувствовался характер.

— Мистер Мейсон, адвокат. Ларсен Холстед, коммерческий директор у Фремонта, — представил их Пол Дрейк. — Ему есть о чем сказать.

— Как ты его нашел? — спросил Мейсон.

— Это долгая история, Перри, — уклончиво ответил Дрейк, — Но я думаю, тебе будет интересно узнать, что из себя представляет бизнес Фремонта. Повторите мистеру Мейсону то, что рассказали мне, Холстед, — обратился к нему Дрейк. — В той же последовательности.

Холстед откашлялся.

— Я не уверен в правильности своей позиции в этом деле. Мне не очень приятно выступать с обвинениями и… Боюсь, что Фремонт мошенник. Может быть, говорить так о своем работодателе нехорошо, но, думаю, я больше не смогу работать у него. Его приемы отвратительны. Вы знаете, что он арестовал Родни Бэнкса за растрату. Если у него и была недостача, то совсем незначительная, в несколько долларов; Фремонт же раздул целое дело. Зная, что Родни любил по субботам и воскресеньям играть на скачках, он поручал ему снимать кассу именно в эти дни.

Мейсон и Пол Дрейк переглянулись.

— Зачем ему нужно было из своего служащего делать растратчика? — спросил Мейсон.

— Из-за сестры Родни, мисс Нэнси. Я здесь ради нее. Я понял, что она обратилась за помощью к мистеру Дрейку. Думаю, что здесь есть связь с… Мистер Дрейк отказался что-либо комментировать… Вижу, джентльмены, что вас этот вопрос интересует, что вы знакомы с Нэнси. Она работала некоторое время у Фремонта. Он приставал к ней, она дала ему пощечину и уволилась. Он тем не менее не оставлял попыток завоевать ее расположение. Родни продолжал работать у Фремонта после ухода сестры, но пообещал разукрасить ему физиономию, если тот не оставит Нэнси в покое. Фремонт все превратил в шутку. Нужно помочь Родни. Фремонт добился его ареста, надеясь, что это поможет ему завоевать Нэнси. Фремонт мошенник!..

— В чем же это проявляется? — спросил Мейсон.

— Он укрывает краденое. Я обнаружил это случайно. Фремонт покупает и перепродает антикварные вещи, вкладывает деньги в недвижимость. Все это очень сомнительно, и бизнес его странный. Разобраться в чем-либо просто невозможно. Ясно одно: он не очень старается угодить клиентам. Кругом беспорядок, все свалено в кучу. На этом фоне заметно выделяется лишь новенький сейф в офисе да еще конторские книги. Их у него несколько. Однако они ничего не значат.

— Почему? — спросил Мейсон.

— Его основная деятельность в них не отражается. В них фиксируется только явная часть бизнеса.

— В чем заключается основная деятельность?

— Он скупает старинные ювелирные изделия, например оправы с гранатами или искусственными рубинами.

— Что происходит дальше?

— Через некоторое время гранат из золотой оправы исчезает и на его месте появляется огромный бриллиант.

— А потом?

— Потом он продает эту вещицу одному из подпольных концернов, там дорогие камни вынимают из уникальных золотых оправ, вставляют камни в платину, а уникальные оправы продают.

— Как вы об этом догадались?

— Это случилось на прошлой неделе. Среди других вещей я узнал уже виденную мной оправу, в которой, я точно помню, были гранаты. Теперь же вместо них сверкали бриллианты. Эта вещица здорово выросла в цене.

— Понятно, — промолвил Мейсон. — Продолжайте, — сказал Дрейк, — расскажите все, Холстед.

— Чтобы заниматься подобного рода «бизнесом», который к тому же не отражается в бухгалтерских книгах, необходимо иметь огромные суммы наличных денег.

— У Фремонта были такие деньги? — спросил Мейсон.

— Да. Я обнаружил это лишь на прошлой неделе. Понял, что как бухгалтер я несу свою долю ответственности. И начал тайную проверку.

— Чего?

— Денег.

— Сумма была постоянной?

— Нет. Она менялась. В тайнике под полом я обнаружил двадцать тысяч долларов. Начал следить за Фремонтом. Сумма то уменьшалась, то увеличивалась. В пятницу в тайнике было двенадцать тысяч. После того как там побывал Фремонт, сумма возросла до восемнадцати тысяч.

— Что происходит с этими деньгами?

— Несомненно, они идут на оплату тем, кто приносит ворованные камни. Но, думаю, их может взять и кто-то другой.

— Что вы хотите этим сказать? — заинтересовался Мейсон.

— Родни Бэнкс, — сказал Холстед, — подобно многим молодым людям, считает себя обделенным судьбой. Фремонт утверждает, что Бэнкс растратил деньги из сейфа. Здесь-то я и могу прийти Родни на помощь. Я обнаружил, что одна стодолларовая купюра, которая в четверг была в сейфе, в пятницу утром оказалась спрятанной в тайнике.

— Откуда это вам известно? — спросил Мейсон.

— Я пометил купюру. После того как обнаружил тайник, я стал метить стодолларовые банкноты. Мейсон изучающе смотрел на него.

— Вам следует заявить об этом в полицию, — наконец сказал он.

— Как раз это я и собираюсь сделать. Не хочу, чтобы на меня пало подозрение. Деньги из сейфа постоянно перекочевывают в тайник, поэтому доказать растрату практически невозможно. Дело против Родни Бэнкса, таким образом, лопается как мыльный пузырь.

— Одну минуту! — Мейсон взглянул на часы. — Попытаюсь связаться с полицией.

— С лейтенантом Треггом? — уточнил Дрейк.

Мейсон кивнул.

Дрейк снял трубку и попросил телефонистку соединить его с лейтенантом Треггом из отдела по расследованию убийств, конечно если тот еще не ушел домой.

— Отдел по расследованию убийств? — Холстед, казалось, был озадачен. — Нам нужен отдел, который занимается недостачами и растратами.

— Нет, — возразил Мейсон. — Нам нужен отдел по расследованию убийств. Сегодня в мотеле «Фоули» был убит Фремонт.

— Что? — воскликнул Холстед.

— Там была Нэнси Бэнкс. Тело обнаружено в ее номере.

— Это многое объясняет, — начал размышлять Холстед. — Фремонт уверял меня, что часть растраченных денег находится у Нэнси и он постарается их возвратить. Сказал, что ни при каких обстоятельствах она не осмелится обратиться в полицию.

— Лейтенант Трегг, с вами хочет говорить Перри Мейсон. — Дрейк передал адвокату трубку.

— Алло! Лейтенант, не знал, застану ли вас на месте так поздно.

— Разве вы не знаете, что мы никогда не уходим домой? — попытался сострить Трегг.

— Если вы еще немного задержитесь, пошлю вам свидетеля.

— Что за свидетель?

— Его имя Ларсен Холстед. Он коммерческий директор у Фремонта.

— Мы его как раз разыскиваем. Наш агент дежурит у его дома. Нам нужно поговорить с ним.

— Он здесь и может приехать к вам на такси.

— Вы говорите, он с вами?

— Да.

— Не нужно брать такси. Пусть подождет. Через несколько минут наша машина будет у вас.

— Я в офисе Пола Дрейка, — пояснил Мейсон.

— Я так и понял. Ведь звонил Дрейк. Уверен, вы уже подсказали Холстеду, как ему преподнести свою историю, чтобы полиция в нее поверила.

— Это интересная история, — заметил Мейсон. — И нам наплевать, поверит ему полиция или нет. Присяжные поверят.

— Прекрасно! — съязвил Трегг. — Возможно, в моих словах иногда проскальзывает сарказм, но я стараюсь быть дружелюбным, помня, однако, что мы находимся по разные стороны баррикад. Между прочим, вы зашли в офис Дрейка случайно не за тем, чтобы он послал своих людей на поиски вашей клиентки Нэнси Бэнкс?

— Не могу понять, где она.

— Можете не ломать себе голову. Она у нас. Наверняка будет вам звонить, когда ей официально предъявят обвинение. Думаю, ей не стоит звонить сегодня. Она не может быть выпущена под залог. К вашему сведению, она задержана по обвинению в убийстве первой степени.

— Я думал, ее отпустили при условии, что она не должна покидать город. Почему вы изменили решение?

— Вы очень ловко задумали пустить ее вперед, чтобы убедиться, поедет ли вслед за ней полицейская машина. А мы оказались дальновиднее вас.

— Что произошло? — спросил Мейсон.

— Боюсь, что разглашу профессиональную тайну, если расскажу вам, что произошло. Ваша клиентка сама вам все расскажет.

— Вы хотите сказать, произошло нечто такое, что дало вам основание предъявить ей обвинение в убийстве?

— Обычно я не люблю распространять информацию, Мейсон. Что касается этого дела… Думаю, вы говорите искренне, хотя в окружной прокуратуре так не считают. Полагаю, вы никакого отношения к этому не имеете. Но вам следует подумать, как защитить себя.

— Не имею отношения к чему? — спросил Мейсон.

— Когда вы ехали позади своей клиентки, проверяя, не преследуют ли ее, она свернула с автострады в сторону «Озгуд Траут фарм», остановилась у контейнера для мусора и начала старательно извлекать из него коробки из-под сухого льда, там ее и застукали полицейские, которые, естественно, поинтересовались, что она делает.

— Что она ответила?

— Девушка сама вам об этом скажет. Я уже сказал достаточно. — Голос Трегга стал сухим. — В окружной прокуратуре полагают, что она направилась туда, чтобы уничтожить улики. По вашему совету.

— Полиция следовала за ней? — спросил Мейсон.

— Полиция не так наивна. Когда мы обнаружили коробку в ванной, то по сохранившейся части фирменного знака установили, что эти коробки изготовляют специально для «Озгуд Траут фарм». Послали туда машину. Полицейские, естественно, обнаружили в мусорном ящике пустые коробки. Я велел полицейским отъехать от дороги, спрятаться в кустах и ждать. Я намеренно показал вам часть коробки, намеренно спросил вашу клиентку, что это такое, намеренно отпустил, распорядившись, чтобы она не покидала город. В окружной прокуратуре полагают, что она призналась вам, куда спрятала коробки, а вы объяснили ей, что она поступила неблагоразумно, и велели их убрать.

Сами подстраховывали ее, следуя за ней, чтобы удостовериться, что нет «хвоста».

— Спасибо за предостережение.

— Это не предостережение. Это профессиональная выручка, — сказал Трегг. — Спасибо за звонок по поводу Ларсена Холстеда. Не отпускайте его до приезда моих людей. Надеюсь, вы не дошли до такой глупости, чтобы направить девушку к этим мусорным ящикам. В этом случае вы явно недооцениваете полицию.

— Я стараюсь не быть наивным, — возразил Мейсон.

— Не сомневаюсь в этом. — С этими словами Трегг повесил трубку.

Минуты через три в кабинет Дрейка вошел полицейский.

— Ларсен Холстед?

— Да, — ответил тот, вставая.

— Вам придется поехать со мной.

— Слушаю, сэр.

— Надеюсь, Пол, весь разговор был записан на пленку? — спросил Мейсон, когда те ушли.

— Разве ты не видел, как я включил магнитофон? Что тебе сказал Трегг? Что-то случилось? Я увидел, как ты изменился в лице.

— Ты прав, случилось. Можешь не искать Нэнси Бэнкс. Она в тюрьме по обвинению в убийстве первой степени. Я еду домой, постараюсь уснуть. Советую тебе поступить так же.


Глава 9 | Дело о ледяных руках (др. пер) | Глава 11