home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

Мейсон выждал, пока Нэнси отъедет на некоторое расстояние, и, сохраняя дистанцию, поехал в том же направлении. Через зеркало заднего вида он смотрел, нет ли за ними «хвоста».

Все было спокойно.

Движение здесь было небольшое, но Мейсон знал, что через две мили начнется оживленная автострада, и не исключал возможности того, что именно так Трегг мог поставить полицейскую машину, которая и начнет преследование.

Машина Нэнси с зажженными задними фарами скрылась за поворотом.

Мейсон замедлил ход, проверил, не ринулась ли вслед за Нэнси полицейская машина. Нет. Затем, набрав скорость, он выехал на автостраду, но машины Нэнси уже не было видно.

Мейсон нажал на газ и, проехав так с полмили, увидел наконец потерянную было машину. Затем вспыхнул тормозной сигнал, и машина остановилась у перекрестка, но вскоре исчезла в общем потоке. Мейсон окончательно потерял ее из виду.

С автострады Мейсон свернул на Локхард-авеню.

Припарковав машину за два квартала до дома, где жила Нэнси, он пошел пешком. Позвонил в пятьсот тринадцатую квартиру. Никто не ответил. Тогда, отыскав в списке жильцов Лоррейн Лотон, Мейсон нажал кнопку квартиры пятьсот двенадцать, снял трубку и стал ждать. Очень приятный женский голос сказал:

— Миссис Лотон слушает.

— Не знаю, говорит ли вам что-нибудь моя фамилия… Я Перри Мейсон, адвокат…

— О да, мистер Мейсон.

— Нэнси Бэнкс у вас?

— Нет. Может быть, подниметесь?

— Нэнси Бэнкс вот-вот должна появиться. Подожду ее внизу, мы поднимемся вместе.

— Прекрасно. Мне бы хотелось встретиться с вами. Мне есть что вам сказать.

— Тогда я, пожалуй, поднимусь сейчас.

— Не бойтесь ее пропустить. Как только она появится, тут же даст о себе знать.

— Уже иду.

— Поднимайтесь на пятый этаж. Моя квартира налево от лифта, четвертая дверь по коридору.

— Сейчас буду.

Мейсон почувствовал, как его начинает охватывать беспокойство. Он поднялся на пятый этаж, подошел к квартире пятьсот двенадцать. Дверь тут же открылась, и ему улыбнулась молодая привлекательная голубоглазая блондинка, — Мистер Мейсон?

— Да.

— Лоррейн Лотон, — представилась она, протягивая ему руку. — Входите, пожалуйста. Нэнси вот-вот должна появиться.

— Не могу понять, почему ее так долго нет. Она с вами не созванивалась?

Лоррейн Лотон покачала головой.

— Не знаю, что могло случиться, — сказал Мейсон.

— Вы адвокат Родни, мистер Мейсон?

— Нет. Я адвокат Нэнси.

— А зачем ей потребовался адвокат?

— Мне было поручено внести залог за Родни.

— Да? Значит, у нее хватило на это денег? А может быть, она приобрела облигации?

— Думаю, Нэнси сама посвятит вас во все тонкости. Она должна вот-вот появиться. Ведь вы ее близкая подруга? И вы подруга Родни?

— Да, мистер Мейсон. У нее от меня нет секретов. Можете говорить мне все. Значит, вы собираетесь внести залог за Родни? Родни в тюрьме? Какой ужас!

— Он уже освобожден.

— Уже? Почему же он не дает о себе знать?! — Она надулась и добавила:

— Паршивец!

— Возможно, его задержали дела, — предположил Мейсон.

— По-моему, этот Фремонт, — вдруг сказала она, — подонок! Мошенник! Он хочет погубить Родни. Не представляю, как можно работать с человеком, которого не уважаешь. Если ты зависишь от… от мерзавца, это накладывает на тебя определенный отпечаток.

— Вы знаете его?

— Марвина Фремонта? Да, знаю.

— Мне бы хотелось поговорить с вами о Нэнси. Приходилось ли ей иметь дело с сухим льдом?

— Господи, мистер Мейсон, — засмеялась Лоррейн, — сухой лед — это по ее части.

— Что вы хотите этим сказать?

— Я иногда работаю на ферме, где разводят форель. Это непостоянная работа. Я могу работать, когда хочу и сколько хочу. Мне платят по часам. И Нэнси там бывает. Конечно же, там есть сухой лед.

— Не могли бы вы рассказать об этом поподробнее? — попросил Мейсон.

— Вы наверняка заметили указатель у поворота на автостраду: «Озгуд Траут фарм». Разрешение на рыбную ловлю не требуется. Улов гарантируется. Вся рыба ваша». Клиентов очень много. Им выдают рыболовные снасти, в общем все, что нужно, и они ловят в прудах форель. Потом расплачиваются.

— Им разрешается ловить сколько угодно рыбы? — поинтересовался Мейсон.

— Да. На ферме шесть прудов, соединенных с речушкой. Они буквально кишат форелью. Ее подкармливают, поэтому, видя человека, она высовывается из воды в ожидании лакомства, ничего не подозревая об опасности… Бедняги!.. Они быстро оказываются в корзине рыболова.

— А кем вы там работаете?

— Моя работа… Она довольно своеобразна. Я и еще несколько девушек составляем своего рода декорацию. Чаще всего работаем по субботам и воскресеньям.

— Что вы вкладываете в понятие «декорация»?

— Мы надеваем яркие, броские купальные костюмы, берем в руки рыболовные корзины и удочки и располагаемся так, чтобы нас было хорошо видно с улицы у входа на ферму. — Лоррейн рассмеялась. — Иногда поверх купальных костюмов мы надеваем юбки, блузки и начинаем возиться в воде. Время от времени делаем вид, что замочили свои наряды, вскрикиваем и при этом поднимаем юбки так, чтобы были видны ножки. Когда хозяин, мистер Озгуд, отлучается, он поручает нам и другую работу. В ней нет ничего сложного. Надо встретить клиента, дать ему все необходимое для ловли, потом взвесить улов и получить деньги. Если рыба средняя, клиент платит поштучно; если очень крупная — по весу.

— Мы начали разговор с сухого льда, — напомнил ей Мейсон, — Сухой лед есть на ферме. Он хранится в картонных коробках, которые хозяин специально заказывает для фермы. Клиент может купить сухой лед. Вы удивитесь, узнав, как много любителей форели бывает у нас. Есть и постоянные клиенты. Если кому-то не везет, он обращается к нам. Поверьте, все поставлено на деловую основу. Клиент из заядлого рыбака превращается в обычного покупателя. Он идет на берег, вытаскивает одну рыбу за другой, платит за нее и за сухой лед и отправляется домой. А жене и друзьям рассказывает о прекрасной рыбалке где-то в горах и о том, какой он замечательный рыболов…

— Вы держите сухой лед под замком?

— Закрываем на ночь.

— У вас есть ключи?

— Да.

— У Нэнси тоже есть ключи?

— Я… Думаю, да.

— Она работает вместе с вами?

— Да. У нее хорошая фигура, и она прекрасно смотрится в купальном костюме. Нэнси — отличная актриса. У нее очень хорошо получается, когда она приподнимает замоченную водой юбку. С ней начинают заигрывать, ее фотографируют. Она позирует, смеется, заходит по колено в воду и поднимает юбку еще выше, но не настолько, чтобы было видно, что под юбкой купальный костюм. Конечно, некоторым зрителям удается его увидеть, но они только подшучивают над этим. Она пользуется большим успехом в этой роли. Не хотите ли что-нибудь выпить, мистер Мейсон?

— Нет! Я начинаю беспокоиться о Нэнси. И потом, я на работе.

— Почему вы беспокоитесь?

— Она должна была встретиться со мной.

— У нее отсутствует чувство времени, мистер Мейсон. Если с ней договариваешься о встрече, она обязательно опоздает минут на пятнадцать, а то и на полчаса. Так что не стоит волноваться.

— Это не простое свидание. Она уже должна быть здесь. Я ехал вслед за ней.

— Может быть, спустила шина?

— На дороге ее машины не было. Где находится ферма?

— О, это… У меня есть крупномасштабная карта. Сейчас покажу. На ней указано, как туда добраться. И даже показаны заведения, где можно приятно провести время.

— Это тоже предусмотрено на ферме?

— Да, есть закусочная, где можно выпить пива и прохладительных напитков. А в полутора милях от фермы мотель. Очень хороший! Мы всегда рекомендуем его клиентам. Вот, посмотрите на карту!

— Как называется мотель?

— «Фоули».

— Понимаю. — Мейсон старался не выдать своего волнения. Он подошел к окну, выглянул в освещенный двор-колодец, задержался у журнального столика. — У вас много журналов по криминалистике, — заметил он.

— Это все Нэнси. Она читает их запоем. Просто помешана на этом, я же — равнодушна. Просматриваю журналы, иногда нахожу что-нибудь интересное для себя. Нэнси читает все подряд и потом отдает мне. И охота же ей тратиться на подобную ерунду!.. Странно, что вы спросили о сухом льде. Несколько дней назад Нэнси говорила, что можно совершить убийство и, используя сухой лед, отвести от себя подозрение. Она говорила, что лед помешает полиции определить точное время совершения убийства, а преступник сможет сфабриковать себе алиби, которое трудно будет опровергнуть.

— Есть ли на коробках со льдом фирменный знак?

— На них напечатаны слова «Сухой лед» и небольшая реклама фермы.

Тут раздался условный стук в дверь. Лицо Лоррейн Лотон оживилось.

— Это Род! — Она побежала открывать дверь.

— Привет, красавица!

Родни заключил ее в объятия и стал целовать. Но это было скорее обычное приветствие, чем выражение глубокого чувства.

— Род, тебя отпустили!

— Как видишь, сестра внесла залог. Разве ты об этом не знала?

— Откуда? И ты пришел так поздно. Почему ничего не дал о себе знать, противный?! По крайней мере, мог бы позвонить.

— У меня было небольшое дело… О, подумать только! Перри Мейсон, знаменитый адвокат!

— Привет, Родни!

— Где сестра? — спросил тот.

— Не знаю, — ответил Мейсон. — Мы договорились встретиться здесь.

— Она появится через полчаса или час. У нее отсутствует чувство времени.

— Род, что у тебя произошло? — спросила Лоррейн.

— Этот гад обвинил меня в том, что у меня не сходятся счета, и меня арестовали. Старый зануда! Он заслуживает того, чтобы из него сделали мокрое место! Он не сможет доказать, что у меня была недостача. Если он покажет в суде свои бухгалтерские книги, поверь мне, у него будут большие неприятности.

— Сейчас у тебя все порядке, Родни?

— Да, конечно. Ночь, проведенная в тюрьме, была не из приятных. Теперь понятно, почему люди стараются не сбиваться с правильного пути. Тюрьма — ужасное место.

— Почему ты не дал о себе знать сразу, как освободился?

— Я же сказал, что был занят. Мне нужно было взять свои капиталы. — Родни достал из кармана бумажник.

— У вас его с собой не было, когда вас арестовали, — заметил Мейсон, внимательно разглядывая бумажник.

— К счастью, нет. Я спрятал деньги в надежном месте. Боялся, что если возьму их на ипподром, могу все проиграть. Поэтому взял с собой лишь небольшую сумму. Не могу успокоиться оттого, что фараоны не дали мне получить крупный выигрыш. Возвратят мне билет, мистер Мейсон? Говорят, он конфискован судом.

— Вам нужен адвокат, — сказал Мейсон.

— Адвокат передо мной. Я разговариваю с ним.

— Я не могу представлять ваши интересы, — улыбнулся Мейсон.

— Почему?

— Потому что я представляю интересы вашей сестры.

— Ерунда! Сестра и я — одно целое.

— Только не в данном случае, — заметил Мейсон. — Вам нужно взять адвоката.

— Пошли, Лоррейн. Устроим себе небольшой праздник. Мейсон, вы будете ждать сестру или пойдете с нами пропустить стаканчик на ночь?

— Подожду немного.

— Ну а мы пошли! — заявил Родни.

— Подождите. У меня есть для вас новость. Марвин Фремонт мертв.

— Что? — воскликнул Родни. Лоррейн отшатнулась в ужасе.

— Вы все равно узнаете об этом в полиции или из прессы. Я решил, будет лучше, если я первым сообщу вам это. Нэнси сняла номер в мотеле «Фоули». Не знаю зачем. Я с ней там встречался. Передал ей некоторую сумму денег. Она сама скажет сколько и объяснит, откуда они у нее. Возможно, она отправилась в мотель, опасаясь кого-то. Не знаю. Это все, что мне известно. Тело Марвина Фремонта обнаружено в ее номере. Он убит, вероятно, одним или несколькими выстрелами из пистолета. Лежал в ванной.

— Вот это да! — воскликнул Родни.

— А полиция? Полиции уже известно? — спросила Лоррейн.

— Да. Полиция была там. Нэнси допросили и отпустили. Она должна была сразу же приехать сюда.

— А где были вы? — поинтересовался Родни.

— Я был с ней, когда приехала полиция, и присутствовал во время допроса. Потом последовал за ней на машине, чтобы проверить, нет ли «хвоста». За поворотом она скрылась. Я увеличил скорость, заметил впереди похожую машину и решил, что это она.

— Это был первый поворот от мотеля «Фоули»? — спросила Лоррейн. Мейсон кивнул.

— Это там, где сворачивают на нашу ферму. Держу пари, она направилась туда, а вы продолжали ехать вперед. Так вы и разминулись.

— А что привело Марвина Фремонта в мотель? — спросил Родни. — Что он делал в номере сестры?

— Я надеялся услышать это от вас, — заметил Мейсон.

— Для меня это полная неожиданность, — покачал головой Родни. — А что говорит по этому поводу полиция?

— Они, похоже, допускают мысль, что это сделала Нэнси.

— Чепуха! — воскликнул Родни. — Нэнси и мухи не обидит.

— Последнее время Нэнси вела себя очень странно, Род, — заметила Лоррейн. — Зачем ей понадобилось снимать номер в мотеле?

— Чтобы получить от Мейсона деньги, которые были внесены за меня в качестве залога, — ответил Родни.

— А откуда Марвину Фремонту стало известно, где она?

— Этого я не знаю. А может быть, Марвин Фремонт приставал к сестре?! — Родни весь вспыхнул при этой мысли. — Может, он затеял это дело против меня ради… О, сволочь!

— Тише, Род! Он умер…

— Наплевать! Он как был сволочью, так сволочью и остался, даже после смерти.

— Не говори так, Родни. О мертвых так не говорят.

— Как хочу, так и говорю. Что заслужил, то и получил. А где сестренка? Ее не могли арестовать?

— Не знаю, — ответил Мейсон. — После допроса ее отпустили. Ей предписано не покидать город и по первому вызову явиться в полицию, если возникнет такая необходимость.

— Если она отправилась на ферму, то вполне возможно, что она попала в руки полиции. А какова ваша роль, Мейсон? — спросил Родни. — Вы представляете ее по делу об убийстве?

— Такое обвинение ей пока не предъявлено. Я ее представляю по другому делу.

— Связанному с залогом?

— Да.

— Так, — вздохнул Родни. — А откуда у нее деньги?

— Об этом вы спросите ее. Она должна сейчас приехать.

— Ну, сестренка сама о себе позаботится, — взглянув на часы, сказал Родни. — Конечно, я понимаю, в каком она состоянии… Мы с Лоррейн пойдем прогуляемся. Думаю, Нэнси не захочет составить нам компанию. Дорогая, мистер Мейсон останется, а мы пойдем.

— Я беспокоюсь о ней, — сказала Лоррейн.

— Не стоит. Она вполне самостоятельная. Машину водит лучше меня. Город знает вдоль и поперек. На работу ездила каждый день. Если полиция начнет снова ее допрашивать, мистер Мейсон ее поддержит.

— Вы подождете здесь, мистер Мейсон, или напротив, в квартире Нэнси? Могу дать вам ключи. Можете оставаться здесь. Потом дверь оставьте незапертой, — предложила Лоррейн.

— Думаю, уже нет смысла ждать! — Мейсон взглянул на часы, — Я тоже ухожу. Буду поддерживать связь с детективным агентством Дрейка. Если что-нибудь узнаете о Нэнси, звоните туда. Они работают двадцать четыре часа в сутки.

— О'кей. Если что, Лоррейн свяжется с вами, — сказал Родни. — Пошли, Лорри. Устроим себе праздник. Было приятно встретиться с вами, мистер Мейсон.


Глава 8 | Дело о ледяных руках (др. пер) | Глава 10