home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Многоквартирное здание «Белинда эпартментс» выглядело весьма внушительно и солидно, хотя внешне не шло ни в какое сравнение с расположенными по соседству жилыми домами.

Привратник, дежуривший у входа, высокомерно оглядел Мейсона и Деллу Стрит.

– Нам нужно видеть Сюзанну Гренджер, – сказал Мейсон.

– Прошу сообщить ваше имя.

– Мейсон.

Не известно, говорило ли оно что-нибудь привратнику, во всяком случае виду он не подал.

– В настоящий момент мисс Гренджер дома нет.

– Когда она вернется?

– Извините, но этого я не могу вам сообщить.

– Вы не знаете, она в городе?

– Прошу простить меня, сэр, по я ничем не могу вам помочь.

– Но я полагаю, что записку-то вы разрешите оставить в ее почтовом ящике?

– О да, конечно.

Привратник извлек из стола лист бумаги, конверт и эффектным, отработанным жестом протянул их Мейсону.

Мейсон достал из кармана авторучку, немного подумал, а затем написал:

«Делла! Что-то здесь нечисто. Чуть-чуть слишком холодно, чуть-чуть слишком официально. Когда я назвал свое имя, его лицо окаменело. Я собираюсь оставить записку. Встань так, чтобы тебе был виден коммутатор. Следи внимательно».

Он незаметно от привратника подтолкнул записку Делле, а затем громко обратился к нему:

– Подождите минутку. Мне нужно изложить свое дело подробно. Будьте любезны, дайте мне еще один лист бумаги.

Привратник молча протянул еще один лист.

Мейсон подошел к столу и сел. Делла немного постояла у конторки, затем как бы безо всякой цели прошлась по комбинате и встала неподалеку от телефона.

Привратник в это время зашел за стеклянную перегородку.

Мейсон молча сидел за столом и водил пером по бумаге, делая вид, что пишет. Наконец, он поставил точку, перечитал, что написал: «Мисс Гренджер. Я думаю, что в ваших интересах связаться со мной сразу же по возвращении домой», поставил свое имя, сложил записку, заклеил конверт и, положив его на стол, написал на ней: «Мисс Сюзанне Гренджер».

В это время Делла Стрит подошла к нему, прошептала:

– Он позвонил в квартиру триста шестьдесят. Все еще разговаривает...

Внезапно привратник посмотрел в их сторону, тут же положил на рычаг трубку, быстро вошел в приемную и протянул руку, чтобы взять записку.

Мейсон, все еще держа авторучку над конвертом, спросил:

– Какой у нее номер квартиры?

Привратник несколько заколебался, его холодные, слегка навыкате глаза скользнули вниз, на кончик пера, затем он нехотя произнес:

– Триста пятьдесят восемь... хотя это не обязательно. Мисс Гренджер записку получит и так.

Мейсон подписал номер квартиры и передал конверт привратнику. Затем ваял Деллу под руку и пошел с ней через вестибюль к выходу на улицу.

– Итак, какой же вывод? – спросила Делла. – Сюзанна Гренджер живет в триста пятьдесят восьмой, а он звонил в триста шестидесятую. Что из этого следует?

– А то, – ответил Мейсон, – что нам предстоит кое-что выяснить. Давай-ка свернем за угол. Машина пусть постоит на стоянке, а мы тем временем попытаемся кое-что разузнать. В конце концов, должен же быть в доме служебный вход, через который вносят в квартиры мебель и тому подобное... Ага, вот и дорожка. Ну-ка свернем сюда.

Они пошли по дорожке и, подойдя вплотную к тыльной части здания, увидели широкую зарешеченную дверь. Мейсон и Делла вошли в эту дверь и сразу же увидели табличку: «Грузовые лифты». Они пошли в один из них, нажали кнопку, и тяжелая кабина стала медленно подниматься вверх из подвального помещения, пока не показалась дверная табличка с номером 360. Они вышли из кабины лифта, и Мейсон, заметив с правой стороны двери звонок, нажал на кнопку.

Дверь открыла женщина лет тридцати, одетая так, будто собиралась идти на улицу. Она хотела, видимо, что-то спросить, но, увидев Мейсона, открыла от удивления рот и молча отступила назад.

– Это вы! – воскликнула она.

– Совершенно верно, – ответил Мейсон, продолжая стоять на месте.

– Как я... я... Что вам здесь нужно?!

– Вероятно, привратник перепутал сигналы.

На ее лице появилось выражение ужаса.

– Что вы хотите?

Мейсон уклонился от ответа.

– Судя по всему, вы знаете, кто я, – заметил он.

– Я узнала вас по фотографиям в газетах. Вы – Перри Мейсон, адвокат, а это, очевидно, ваш секретарь – Делла Стрит.

– Совершенно верно, – сказал Мейсон. – Так, может быть, вы нас все-таки пригласите в квартиру?

В комнате Мейсон сразу обратил внимание на то, что на полу валялось несколько утренних газет и что заметки о призраке были аккуратно вырезаны. Между тем хозяйка, по-видимому, пришла в себя.

– Вы уверены, что не ошиблись адресом, мистер Мейсон, и что нужна вам именно я, а не кто-то другой? – спросила она. – Я уверена, что обо мне вы никогда не слышали. Мое имя – Этель Билан.

Мейсон перехватил взгляд Деллы Стрит и сделал ей предупреждающий знак.

– Садитесь, Делла, – пригласил он, устраиваясь на одном из мягких стульев. – Нет, я не ошибся, мисс Билан. Именно с вами я и хотел побеседовать. Я представляю интересы молодой особы, о которой вы уже прочитали в газетах, – сказал Мейсон, указывая на разбросанные по полу газеты.

Этель Билан хотела что-то сказать, по, видно, передумала и промолчала.

– У вас сдвоенная квартира? – спросил Мейсон, окидывая взглядом комнату.

– Да.

– С вами еще кто-нибудь живет?

Этель Билан оглянулась по сторонам, как бы ища поддержки, ее взгляд остановился на телефоне, затем скользнул дальше, к окну. Наконец она сказала:

– Я снимаю эту квартиру не так давно. Раньше со мной жила одна молодая женщина, но потом она переехала в восточную часть города, и я... В общем, пока я не нашла себе напарницу.

Мейсон зажег сигарету, откинулся на спинку стула.

Этель Билан осмелилась напомнить, что собирается уйти.

Мейсон кивнул и молча продолжал курить.

– Мистер Мейсон, позвольте все же узнать, что вам от меня нужно?

Мейсон взглянул ей в глаза.

– Это ваш плащ был в ту ночь на Элеонор?

Вопрос прямо-таки ошарашил ее.

– Как я... – начала она и осеклась. – Я... О, так вот что привело вас ко мне! Вам стало известно, что на ней был мой плащ!

Мейсон с наслаждением затянулся и выпустил дым ровными кольцами.

– Мистер Мейсон, скажите, вас направила ко мне Элеонор, или вы пришли сюда, узнав, что на ней был мой плащ?

Мейсон резко повернулся к Этель Билан.

– Мы хотим получить ее вещи, – сказал он.

– Откуда я... а с чего вы взяли, что вещи Элеонор у меня?

Мейсон молча покачал головой.

– Насколько я поняла, у нее был полный провал памяти и она совершенно не помнит, где она была и что с ней произошло в последние две недели, – высказала предположение Этель Билан.

Мейсон изобразил на своем лице улыбку египетского сфинкса.

– Ну что ж, – почти выкрикнула тогда она. – Так тому и быть! Пройдите сюда.

Она прошла в одну из двух спален, открыла створку шкафа, сказала:

– Все, что висит на кружочках, – Элеонор. Вот этот чемодан, этот баул, этот...

– ...с ночным бельем, я полагаю, – перебил ее Мейсон, указав на чемодан в красную и белую клетку.

– Совершенно верно.

– Делла, пожалуйста, упакуйте все вещи и как можно компактнее.

– Я... – заволновалась Этель Билан, – но у меня назначено свидание, мистер Мейсон, Ко мне... я жду посетителя с минуты на минуту. Может быть, я помогу мисс Стрит и ускорю дело?

Мейсон согласился.

Женщины сняли с крючков платья, уложили их в баул. Затем упаковали носовые платки, нейлоновые чулки и всякую мелочь.

– Ну вот, кажется, и все, – произнесла наконец Этель.

– Ваша добрая воля будет в дальнейшем учтена, – многозначительно заявил Мейсон.

Этель Билан с некоторой нерешительностью заметила:

– Вы знаете, мистер Мейсон, Элеонор не внесла недельную плату за квартиру.

– Да, конечно, – принял как должное Мейсон, с готовностью доставая из внутреннего кармана бумажник. – Сколько она задолжала?

– Восемьдесят пять долларов.

Мейсон протянул деньги Этель Билан.

– С того момента, как я официально представляю интересы клиента, – начал он, – и должен представлять счет о произведенных расходах, не согласились бы вы...

– Что вы, напротив, – сказала Этель. Она взяла лист бумаги и написала: «Получено от Перри Мейсона, адвоката Элеонор Корбин, восемьдесят пять долларов в качестве платы за квартиру с 16 по 23 августа».

Мейсон с мрачным видом положил расписку в бумажник.

– Я понесу эти два чемодана, а вы, Делла, возьмите баул, – сказал Мейсон, как бы подводя итог визиту.

– Господи! У меня до сих пор голова идет кругом, – сказала Делла, когда Мейсон наконец уложил чемоданы в багажник своей машины и сел за руль. – Я бы в жизни не догадалась, что она не Сюзанна Гренджер или... ну, в общем, вы понимаете, что я имею в виду. А ваш блеф! Я едва не задохнулась, когда выспросили, ее ли это плащ был на Элеонор.

– Но это же так очевидно, – ответил Мейсон. – Ведь сейчас сухой сезон, и когда Элеонор собиралась в дорогу, она, естественно, не взяла с собой плаща, я имею в виду тот, в котором ее задержала полиция. Если бы у нее в чемодане оказался плащ, то наверняка это был бы легкий пластиковый дождевик, из тех, что укладываются в маленький пакетик.

– Но зачем все-таки Элеонор понадобилось раздеваться здесь, в этой квартире, потом надевать плащ, идти в парк и устраивать танцы под луной, и почему Этель Билан отдала ей свой плащ, а?..

– Здесь нужно учесть одно обстоятельство, – заметил Мейсон. – Очень может быть, что Этель и не давала ей своего плаща. Элеонор просто прихватила его с собой. Мы же с очевидностью знаем только то, что плащ принадлежит Этель Билан.

– Да, это верно, – согласилась Делла Стрит.

– Конечно, – подчеркнул Мейсон, – она действовала, предполагая, что нам все известно. Теперь заметь, что в расписке упомянут период с шестнадцатого по двадцать третье. Сегодня – семнадцатое. Этель Билан тщательно следит за состоянием своих финансов. И так как плату она берет еженедельно, то можно предположить, что в этом месяце недельные циклы начинались второго и девятого.

– Но Элеонор уехала из дому вечером второго.

– Правильно, – согласился Мейсон. – Тогда подлежащая оплате неделя началась девятого, а отсюда следует, что ее отъезд между вторым и девятым весьма проблематичен.

– Да... – задумалась Делла. – Кстати, а куда мы сейчас поедем? – спросила она.

– Может быть, к тебе? – предложил Мейсон. – Багаж выглядит несколько броско, чтобы держать его в конторе. Еще заметят клиенты. Да и в прессе, наверное, скоро появится его описание.

Делла согласилась.

Машина тронулась и влилась в общий поток транспорта. На одном из перекрестков Мейсон притормозили позвал мальчика газетчика. Делла бегло просмотрела вечерний выпуск газеты.

– Ого! – вдруг воскликнула она. – Кажется, газетчики предпринимают меры, чтобы объявить вас «персоной нон грата».

– Каким образом?

– Очевидно, они почувствовали, что вы намерены избежать гласности, и честят вас на все корки. А вообще-то любопытная заметка. Богатые родственники опознают наследницу их капитала. Высокооплачиваемый адвокат стремится избежать паблисити и, несмотря ни на что, берется защищать клиентку. Шеф, вам не кажется, что эта семейка довольно странно ведет себя?

Мейсон кивнул.

– Они обратились за помощью к вам, хотя прекрасно знают, что вы специалист в области убийств. А эта болтовня о спасении от газетной шумихи? Но если вдуматься, то становится совершенно очевидным, что все их поступки – в десять раз большая реклама, чем та, которую раздувают газеты. Вы знаете, что мне пришло в голову, – сказала Делла. – Все-таки это довольно странно, что люди обращаются к нам только затем, чтобы вы избавили их от газетной шумихи. Они заявляют, что хотели бы свести к минимуму всю эту историю, а на деле выходит, что маленький рассказик превращается в целый роман.

Мейсон согласно кивнул головой.

– Послушайте, – сказала Делла, – я знаю, что ваши мысли опережают мои. Но позвольте спросить, когда вы догадались обо всем том, что мне только что пришло в голову?

– В тот момент, когда мне вручили чек на две с половиной тысячи долларов, – ответил Мейсон.

– Так, – резюмировала она, – значит, я снова опоздала. Но как вы все-таки пришли к такому выводу?

– Очень просто. Кстати, Ольга Джордан довольно четко выразила эту мысль: если судить по передрягам, в которых уже побывала Элеонор, нынешняя – просто чепуха.

– И все-таки, – сказала Делла, – интересно было бы поговорить с Сюзанной Гренджер и выяснить, какова ее роль в этом деле.

Делла Стрит замолчала, откинулась на подушку сиденья и не произнесла больше ни слова до самого дома.

– Что делать с этими вещами? – спросила она, когда они поднялись в ее квартиру и Мейсон поставил чемоданы на пол.

– Сначала надо посмотреть, что там есть, – предложил Мейсон.

Делла нажала на защелки одного из чемоданов, подняла крышку.

– О-хо! – воскликнула она. – Какая красота!

Вдоль боковых стенок чемодана в специально встроенных контейнерах размещалась целая батарея разнообразных баночек и тюбиков с кремами и лосьонами. К внутренней стороне крышки крепилось необычной формы зеркало и полный комплект маникюрных принадлежностей. В центре чемодана лежало несколько пар чулок, белье, ночная сорочка.

Делла Стрит взяла одну из баночек, отвинтила крышку, машинально окунула палец в крем.

– Интересно, я таксой никогда и не видела, – восхищенно сказала она и внезапно замолчала.

– Что такое? – с тревогой спросил Мейсон.

Делла пальцем зацепила большой сгусток крема.

– Шеф, крем внутри твердый, как будто там стекло или ...

Она взяла листок папиросной бумаги, положила на него комочек и осторожно обтерла крем.

– Вот это да! – воскликнул Мейсон.

На ладони Дельцы всеми цветами радуги сверкал ограненный бриллиант.

– Может быть, еще есть?

Делла снова окунула палец в крем. И снова вынула твердый предмет. Под слоем крема оказался темно-зеленый изумруд. Затем они исследовали еще один тюбик, еще, еще... и спустя двадцать минут Делла Стрит с наслаждением любовалась коллекцией сверкающих драгоценностей.

– Боже милосердный, это же целое состояние! Как мы с ним поступим, шеф?

– Прежде всего сосчитаем их, – ответил Мейсон.

– А потом? – спросила Делла.

– А потом, – ответил Мейсон, – мы положим их в сейф.

– Интересно, где этот сейф?

– Ты задала в высшей степени насущный вопрос, – произнес Мейсон, раздумывая.

– Может, у вас в конторе?

Мейсон отрицательно покачал головой.

– А что, если сдать на сохранение в банк?

– Думаю, что это не очень удобно.

– Что вы имеете в виду?

– Мы не знаем, что это за камни. Вполне возможно, что это личная собственность Элеонор. А может быть, они украдены. Или, скажем, контрабанда. А может быть, совершенно конкретная и сокрушительная улика.

– Как же быть в таком случае?

– В этом случае, – сказал Мейсон, – я оказываюсь в совершенно двусмысленном положении, Но так или иначе я призван защищать интересы моего клиента – Элеонор Корбин или Элеонор Хепнер, неважно.

– А также и доброе имя семьи Корбин, – добавила Делла с иронией в голосе. – И это приобретает особое значение для адвоката.

Мейсон согласно кивнул.

– А дальше что? – опросила Делла.

– Дальше, – сказал Мейсон, – я собираюсь позвонить Полу Дрейку. Он пришлет вооруженного детектива, который проводит тебя в один из лучших отелей города. Выбери самый уютный и наиболее дорогой, как если бы у тебя был неограниченный счет в банке.

Делла удивленно подняла брови.

– Там ты зарегистрируешься, – продолжал Мейсон, – под своим собственным именем, дабы ни у кого не возникло никаких подозрений. Как только зарегистрируешься и после того как тебя проводят в номер, спустись к администратору и скажи ему, что хотела бы положить в сейф некоторые ценности. В крупных отелях имеются прекрасные сейфы и несгораемые шкафы. Они наверняка предложат сейф. Положи туда камни. Администратор запрет сейф и отдаст тебе ключ, который ты сразу же отдашь мне.

– Так, а дальше?

– А дальше, – сказал Мейсон, – ты начнешь двойную жизнь. Днем, как и всегда, будешь приходить на работу. После же работы, по вечерам, ты превращаешься в очаровательную и загадочную мисс Стрит, которая болтается по отелю, швыряет деньги, облачается в пикантный купальный костюм и плещется в бассейне. Которая соблазняет мужчин, но не выдает им никаких векселей. И, конечно, найдется какой-нибудь красивый и привлекательный юноша, этакий волк, хищник. Позволь ему угощать тебя коктейлями, приглашать обедать. А тем временем агенты Пола Дрейка не будут спускать с тебя глаз.

Мейсон подошел к телефону, снял трубку и набрал номер Пола Дрейка.

– Хелло, Пол, мне нужен телохранитель. Такой, на которого можно было бы положиться: надежный, наблюдательный, находчивый.

– О'кей.

– Когда ты мне его дашь?

– Через полчаса, если это спешно.

– Это очень спешно.

– Куда ему прийти?

– На квартиру Деллы Стрит.

– О'кей. Кого нужно охранять?

– Деллу.

– Дьявольщина!

– Учти, мне нужен универсал, который в любой обстановке чувствует себя как рыба в воде, – уточнил Мейсон. – Делла переезжает в фешенебельный отель. Мне нужно, чтобы она была под неусыпным наблюдением.

– Погоди минутку, – сказал Дрейк. – Ты сказал «фешенебельный отель»?

– Самый лучший.

– Не выйдет, если мне незнаком их штатный сыщик, да и то...

– Что значит, не выйдет? – перебил его Мейсон.

– Не выйдет, и все. Нельзя же шляться вокруг дома и следить за женщиной, да еще такой привлекательной, как Делла, которая находится внутри его. Это сразу же привлечет...

– А ты не можешь зарегистрировать его в качестве проживающего?

– Могу, если, конечно, нужно плотно сесть на хвост. Но в хорошем отеле это и денег хороших стоит. Правда, можно зарегистрировать его и в качестве гостя, тогда это обойдется бесплатно.

– О'кей, – решил Мейсон, – пусть в качестве гостя. Но тогда потребуются двое. Один – помоложе. При необходимости он будет сопровождать Деллу. Другой – постарше, с внешностью бизнесмена, которого не отвлекали бы фигуры в купальниках и ноги в нейлоне. Он должен следить за окружением. Одним словом, сможешь еще – давай.

– Что ты задумал? – спросил Дрейк.

– Сейчас я не могу ответить. Лучше скажи, как у тебя дела с домашним заданием?

– Дела идут, – ответил Дрейк. – Газеты видел?

– Делла сказала, что мы привлекли большое внимание.

– Это только половина, – сказал Дрейк. – Послушай, Перри, будь я проклят, если сумею узнать, в калом месте Элеонор обвенчалась с этим Хепнером. Мы предположили, что это произошло в Юме. Ребята прочесали регистрационные книги – впустую. Мы допустили также, что они расписались под вымышленными именами – проверили все регистрации браков, совершенные второго и третьего августа, даже нашли всех молодоженов. Тоже впустую, Далее проверили все дорожные происшествия на дороге в Юму ночью второго – и ничего не нашли.

– А как насчет его матери в Солт-Лейк-Сити? – спросил Мейсон.

– Вот тут действительно кое-что есть. Так называемая мамаша на поверку оказалась очаровательной брюнеткой двадцати семи лет, у которой много всякого такого, ну, ты понимаешь. Живет она прямо-таки в кукольном домике, конечно, в тех случаях, когда оказывается в городе. Но в основном порхает, словно малиновка весной. Предпочитает самолеты и летает на них туда-сюда...

– И между делом играет роль матери Дугласа Хепнера.

– Очевидно, только по телефону. На дверях дома – табличка с надписью: «Миссис Сэди Хепнер».

– Бог ты мой! – воскликнул Мейсон. – Выходит, вторая жена?

– Пока утверждать затрудняюсь.

– Что она говорит?

– Она ничего не говорит. После разговора с тобой она повесила трубку, сложила вещички, нырнула в сверкающий «линкольн», сказала механику гаража, что направляется в Денвер, и была такова. Так что нам удалось проследить ее лишь от дома до стен гаража. Может быть, попытаться пройти за ней дальше?

– Попробуй, Пол. Думаю, если она упомянула Денвер, то очевидно, имела в виду Калифорнию. А теперь скажи мне, Пол, как обстоят дела с телеграммой из Юмы?

– Телеграмма была отправлена с почты, но никто о ней ничего не знает. В тот дань через центральный телеграф Юмы прошло несколько сот телеграмм.

– Ну ладно, если удастся за что-нибудь зацепиться, сразу сообщи мне, – попросил Мейсон.

– Хорошо, – ответил Дрейк, – я попрошу мальчиков пошевелиться. Между прочим, я послал своего агента с фотографиями Хепнера в Лас-Вегас. Он поспрашивает кое-где. Кроме того, мои люди просмотрят там книги регистрации браков. Думаю, к вечеру у меня будут для тебя новости.


Глава 4 | Дело очаровательного призрака | Глава 6