home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3

Роскошная резиденция Мелтона Вараса Эллиота находилась на другой стороне озера, как раз напротив виллы Харлоу Бэнкрофта, только несколько к югу.

Мейсон и Делла Стрит сидели в тени веранды. Адвокат смотрел в бинокль.

На озере почти никого не было. Временами в том или ином его конце появлялся катер, за которым следовал лыжник, делавший круги или причудливые зигзаги. Ласковый северный бриз поднимал небольшие волны, которые еще больше украшали картину. Дворецкий, которому Мелтон Эллиот по телефону приказал выполнять все пожелания гостей, принес прохладительные напитки, а затем все время держался поблизости, чтобы немедленно появиться в нужный момент.

– Интересно, – проговорила Делла, повернувшись в южном направлении озера, – это, случайно, не Пол Дрейк с компанией?

Мейсон направил бинокль в указанную сторону. Его лицо постепенно расплылось в улыбке.

– Взгляни, – сказал он, протягивая бинокль Делле Стрит.

– О, Боже! – воскликнула она и вернула бинокль Мейсону. – Мне кажется, эта сцена понравится тебе больше, чем мне, – добавила она сухо.

Мейсон посмотрел на катер и увидел в нем три женские фигуры в очень откровенных купальных костюмах.

– Похоже, что мужчина в темных очках у руля – Пол Дрейк.

– И ты ему за это еще платишь! – ехидно заметила Делла. – Немалые деньги, между прочим, и к тому же покрываешь все расходы!

– Без сомнения, – усмехнулся Мейсон, – я выбрал не ту профессию.

Лодка Дрейка увеличила скорость, устремилась вперед, прошла близ дома Эллиота, а затем сделала резкий поворот.

Полуголые девицы завизжали. Две из них из-за боязни упасть вцепились в Дрейка.

– Он, кажется, еще и скалит зубы? – проворчала Делла.

– Мне не видно его лица. Слишком много женщин.

Лодка Дрейка резко замедлила ход. Одна из девушек достала водные лыжи, встала на них и подняла руку. Дрейк увеличил скорость катера. Молодая красавица, изящно скользя по поверхности, проделала ряд круговых движений, пересекая волны, поднятые лодкой.

– Не увлекайся так сильно созерцанием Полом и его компанией, напомнила Делла. – Не забывай о доме Бэнкрофта, от него, как мне кажется, только что отошла лодка.

Мейсон повернул бинокль в другую сторону.

– Действительно. В лодке только один человек. Думаю, вскоре появится и лыжник. Ведь, по правилам требуется, чтобы в лодке было два человека: один за рулем, а другой следит за лыжником, но второго я что-то не вижу. Похоже, что Розена все хочет проделать сама. – Продолжая изучение озера, Мейсон задумчиво сказал: – Вон там, рыбацкая лодка. Сама она на якоре, а рыбак ловит на удочку. Ближе к южной части озера тоже несколько лодок. Больше никого поблизости нет.

– Ты случайно не видишь, есть ли у нее красная банка? – спросила Делла Стрит.

Мейсон отрицательно покачал головой.

Лодка Дрейка увеличила скорость и сделала еще несколько кругов.

– Минутку, – произнес Мейсон. – Кажется, она что-то выбросила за борт, что-то красное... Не могу как следует разглядеть. Слишком много волн. Похоже, Дрейк тоже заметил это.

Лыжница неслась по прямой, сразу же за лодкой, а Дрейк все увеличивал и увеличивал скорость, быстро сокращая расстояние между собой и лодкой, отошедшей от причала Бэнкрофтов.

– Он прямо направляется к тому месту, где упала кофейная банка... О, там что-то произошло.

Молодая девушка, скользившая на лыжах позади лодки Дрейка, попыталась сделать поворот, попала на волну и кувырком упала в воду.

Дрейк быстро сбавил скорость и стал делать круги.

– Черт побери! – воскликнул Мейсон.

Глядя в бинокль, он увидел, как лодка пришла на помощь лыжнице, как девушка ухватилась за брошенный ей канат, как после ее сигнала рукой Дрейк стал увеличивать скорость и как наконец девушка выпрямилась.

Дрейк сделал еще несколько кругов.

– Рыбацкая лодка, – заметила в этот момент Делла, – кажется, снимается с якоря.

– Да, действительно, – согласился Мейсон. – Она направляется в сторону волн, поднятых лодкой Бэнкрофтов. Впрочем, нет. Она делает большой круг. Дрейк стремительно проносится перед самым ее носом. Брызги, поднятые лыжницей, окатили рыбака. Клянусь, он ужасно рассержен.

– Или раздражен, – вставила Делла.

Дрейк сделал на лодке еще несколько кругов, а затем после сигнала лыжницы сбавил скорость. Девушка упала в воду и изящно поплыла к лодке.

Вторая красавица, вставшая на лыжи, не была так опытна и минут через пять вернулась в лодку. Дрейк втащил все лыжные принадлежности, сделал еще один широкий круг и направился к общественному пляжу, в южную часть озера.

Рыбацкая лодка медленно поплыла дальше и повернула к затемненному берегу. Там рыбак снова закинул удочку.

Лодка Бэнкрофтов вернулась назад.

Ветер несколько посвежел. Мейсон в бинокль оглядел все озеро, на котором почти никого не было.

– Ну как, видно какую-нибудь красную банку? – спросила Делла.

Мейсон отрицательно покачал головой.

– Один раз мне показалось, что да. Я заметил что-то красное, какую-то красную точку на гребне волны. Но сейчас я ничего не вижу. Дрейк возвращается. Очевидно, он либо сделал все, либо ничего.

– Могу поспорить, что ему ужасно не хочется расставаться с этими красотками в купальниках, – усмехнулась Делла Стрит. – Ему это явно по душе.

– Он позвонит, – прервал ее Мейсон, – и сообщит, что же все-таки произошло.

Дворецкий внес поднос с прохладительными напитками.

Ветер резко прекратился. Поверхность озера стала спокойной. Казалось, оно погрузилось в сон, в дневное оцепенение.

Дворецкий Эллиотов, сгоравший от любопытства и тщательно скрывавший это, поинтересовался, не нужно ли принести им что-нибудь еще.

– Нет, спасибо, – сказал Мейсон. – Думаю, что мы уже все закончили.

– Не желаете ли пройти в зал? Там хорошие кондиционеры и очень удобно.

– Нет, спасибо. Мы подождем здесь.

– Но днем на веранде порой бывает очень жарко. Там, за углом, гораздо больше тени.

– Нет, спасибо. Нам здесь очень удобно.

– Хорошо, сэр.

Дворецкий ушел.

Минут через двадцать зазвонил телефон.

– Вас, сэр, – сказал дворецкий, обращаясь к Мейсону.

Мейсон взял трубку. Звонил Пол Дрейк.

– Перри, это ты?

– Да.

– Банка у меня в руках.

– Все в порядке?

– Да.

– Кто-нибудь видел вас?

– Не думаю.

– Что было в банке? – спросил Мейсон.

– Письмо, полторы тысячи долларов и десять серебряных монет.

– Прекрасно. Жди меня и до моего приезда ничего не предпринимай.

Мейсон повесил трубку и кивнул Делле Стрит. Они поблагодарили дворецкого, покинули виллу Эллиотов и по южному берегу озера поехали на лодочную станцию, где их встретил Пол Дрейк.

– Теперь тебе осталось сделать немногое, Пол, – сказал Мейсон.

– Что именно?

– Ты нашел начинающую кинозвезду?

– Да. Она просто сногсшибательна.

– И жаждет рекламы?

– Да, она все отдаст ради рекламы. Для нее это вопрос жизни и смерти.

– Прекрасно, – сказал Мейсон, вынул из багажника автомобиля портативную пишущую машинку и поставил ее себе на колени. – А теперь посмотрим на содержимое банки, Пол.

Дрейк достал красную кофейную банку, на дне которой лежали десять серебряных долларов, а поверх них – полторы тысячи бумажных долларов и письмо шантажистов. Адвокат взял письмо, вставил его в машинку, забил слова «полторы тысячи» и над ними напечатал – «три тысячи». Затем вытащил из чемоданчика полторы тысячи долларов в десяти и двадцатидолларовых купюрах, добавил их к деньгам в банке и вернул ее обратно Дрейку.

– Надеюсь, лодку ты взял под чужим именем?

– Я сделал даже лучше, – заметил Дрейк. – Я вообще не брал лодки напрокат, а позаимствовал ее у своего друга. Нам пришлось заплатить только один доллар за пользование причалом.

– Великолепно. Вот эту банку с письмом отдашь своей кинозвезде. Пусть она пойдет на пляж, на спасательную станцию и скажет там, что во время прогулки на лыжах нашла и подняла эту банку, так как посчитала, что она мешает плавать. Она сняла крышку, заглянула в банку и обнаружила в ней много денег, а затем увидела это письмо. Если на станции не позвонят шерифу, пусть твоя красотка сама это сделает. Кстати, как ее зовут?

– Ева Эймори.

– На нее можно положиться?

– Дай ей рекламу и можешь полностью на нее рассчитывать. Реклама вот что ей нужно. Она прикатила на собственном автомобиле, так что во всех остальных отношениях она человек совершенно независимый.

– Хорошо. Она получит прекрасную рекламу.

– Я в этом абсолютно уверен, однако при такой трактовке дела, газеты могут расписать его как трюк какого-нибудь журналиста.

– Пусть она делает все так, как я сказал, а деньги для нее – полная гарантия.

– Что же она должна сделать? – спросил Дрейк.

– Обратиться в полицию.

– И все рассказать?

– Да.

– Это может нанести только вред. Эта девушка...

– Именно, – прервал его Мейсон. – Она жаждет рекламы, она ходит по краю пропасти, но то обстоятельство, что она передаст полиции три тысячи долларов, явится свидетельством ее честности, указанием на то, что это отнюдь не рекламный трюк. Ни одна кинозвезда, будучи в ее положении, не отдаст три тысячи долларов только ради того, чтобы ее фотография красовалась в газетах.

– Ну что ж, тебе виднее.

– Теперь о ее «легенде». Она одевается, идет на станцию и рассказывает все так, как я сказал. Она должна заявить, что не знает фамилий тех, с кем была в лодке, что там она была с другом, но ей не хотелось бы, чтобы имя его фигурировало в этом деле. Девушки, бывшие с ней, собираются стать киноактрисами, и, так как они хотели покататься на лыжах, она показала им несколько трюков.

– Все ясно. В общем, она должна так сыграть, чтобы подумали, что она была с пожилым поклонником, которому не хотелось бы испортить своей репутации.

– Пойдет она на это?

– Она на все пойдет, лишь бы ее фотография в бикини появилась в газетах.

– Насколько мне известны газетчики, – заметил Мейсон, – они захотят, чтобы она была снята именно в нем.

– Ты так думаешь?

– Уверен. Кстати, Пол, а что произошло с другой банкой?

– Черт ее знает.

– На озере удил какой-то человек, и он сел за весла как раз в тот момент, когда от дома Бэнкрофтов отошла лодка.

– Я это знаю, – сказал Дрейк, – но уверяю, что он не доплыл до того места, где была брошена банка.

– Что же с ней тогда произошло?

– Она исчезла.

– Что?

– Она исчезла, – вновь повторил Дрейк.

– Что ты имеешь в виду?

– Некоторое время она была на плаву. Я ее видел даже без бинокля. Затем, когда я втащил в лодку все принадлежности для катания на лыжах, я посмотрел в ее сторону и не обнаружил ее.

– Поблизости была какая-нибудь лодка?

– Нет. Банка просто исчезла.

– Ты думаешь, что она потонула? – спросил Мейсон.

– Вполне возможно.

– Ты что, не плотно закрыл крышку?

– Боюсь, Перри, что именно в этом причина. Нам пришлось делать замену чересчур быстро.

– Очень плохо, – заметил Мейсон.

– К сожалению, такое случается, – вздохнул Дрейк. – Ничего не поделаешь.

– И что же, никакая другая лодка не пыталась подплыть к банке?

Дрейк отрицательно покачал головой.

– Нет. На озере было несколько лодок, лыжников, ловил рыбу упомянутый тобой человек, но поблизости никого не было.

– Ничего не понимаю. Конечно, шантажисты могли распознать в тебе детектива и просто побоялись взять банку, пока ты был поблизости.

– Не думаю. На мне была кепка и солнечные очки, да и в лодке я сидел, довольно низко наклонившись вперед.

– И плотно окруженный красотками, – вставил Мейсон.

– Хорошо, – усмехнулся Дрейк, – а что бы ты сделал?

– Ну ладно, Пол, – примирительно сказал Мейсон. – Убери свою лодку. Пусть наша звезда оденется и пойдет на спасательную станцию... Ты, кажется, говорил, что у нее своя машина?

– Да. Она поставила машину на стоянке и присоединилась к нам на пристани. Необходимо сделать еще два-три платежа и на этом все.

– Хорошо. Теперь мне нужны имена всех тех, кто брал напрокат лодки сегодня днем. Ты также должен поручить кому-нибудь узнать номера всех лодок, которые были привезены на частных автомобилях.

– Я подумал об этом. Мой оперативник уже записал номера всех машин и прицепов, а также номера лодок.

– Прекрасно. Отправь этого оперативника домой, чтобы полиция не напала на его след.

– А деньги останутся в полиции?

– Вплоть до последнего цента.

– Вполне возможно, что кто-нибудь даст Еве Эймори вознаграждение. Я скажу ей о такой возможности, – добавил Дрейк.

– Да, и скажи, чтобы у нее под рукой постоянно был купальник, заметил Мейсон. – Это единственное, что ей нужно.


предыдущая глава | Дело тайны падчерицы | cледующая глава