home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Господи, что за тоска! Сидя на табурете в белоснежно – стерильной комнате, я смотрела на измученное болезнью лицо мессира Аниду. Наше молчание было для меня пыткой. Не знаю, почему и отчего этому юнцу стало так необходимым мое присутствие. Кажется, раньше он не особо благоволил к оборотням. А теперь вот третий день как вызывал меня к себе, утверждая, что от моего присутствия он быстрее выздоравливает.

Не знаю, что касается меня, то я готова была заболеть, да только не было уверенности в том, что это избавит меня от необходимости каждый день встречаться с Аниду. В общем, я не просто скучала. Я готова была сгрызть юнца с косточками, но удерживало меня от этого безобразного поступка лишь приличное воспитание.

С большим интересом я провела б это время, исследуя корабль. Я б с превеликим удовольствием проводила б Хариолана на вахту или поболтала с Хариэлой. Потом, после спасения мессира меня как – то неожиданно перевели из простых пленниц в привилегированный класс, выдали помещение попросторнее, которое я как раз собиралась обустроить с присущей мне фантазией. И потом, дворянский титул ко многому обязывал. Мне теперь просто необходимо было набрать полный штат прислуги.

И вот вместо того, что б носиться, как угорелая, устраивая личную жизнь, я работала сиделкой некого бледного и антипатичного мне до мозга костей существа. Вот и сейчас, глядя на лицо Аниду, утонувшее в простынях, я мысленно подгоняла стрелки часов. Через полчаса должна была прийти Леди Ингрид, но каждая секунда тянулась по часу! Подумав об этом, я только вздохнула. Нет, столько не живут!

Аниду словно прочел мои мысли.

– Я тебе так неприятен? – спросил он.

Трудный вопрос. Сказать ему правду? А где гарантия, что после этого меня не отравят? Конечно, оборотня отравить не так и просто, но уничтожить иначе – все же возможно.

– Ладно, не отвечай, – произнес Аниду. – Сам вижу. Сидишь и мечтаешь, как сбежишь к своему Хариолану. Он, конечно, красавец, а сверх того – умен, благороден. Не то, что некоторые. Так?

– Аниду, – проговорила я с укоризной, – мне кажется, ты ревнуешь.

– А мне надоело быть номером вторым, – отозвался юнец желчно. – Отец, когда был жив, он уделял ему все свое время. Словно Хариолан и был его сыном, а я – в тени. Словно б меня и нет на свете. И матушка вот тоже… И ты.

Отвернувшись носом к стене, Аниду тяжело вздохнул. Казалось, он того гляди заплачет. Вот это номер! Это, пожалуй, была все же не ревность. Это было куда хуже, чем я предполагала. Юнец – то, пожалуй, просто ненавидел Хариолана, ненавидел за то, чего недоставало ему самому.

– Послушай, – проговорила я, мне кажется, ты не совсем прав.

– А это мне безразлично. Там на мосту мне казалось, что я не безразличен тебе. А оказалось! И коего дьявола ты полезла меня спасать, а, Хильда?

– Тебе что, жить надоело? В двадцать-то лет?

– Не твоя забота!

На этот раз вздохнула я. В общем – то я знала, что значит быть номером вторым. И как нестерпимо бьют по темечку чужие победы, мне тоже было известно. Изольда – мой кошмар. Успешная, красивая, дерзкая и рисковая. Мы были подругами. Подругами, которые ненавидели друг друга, не переставая соперничать. Нам нравились одни и те же парни, мы увлекались одними и теми же играми, мы просто не могли ровно относиться друг к другу. Язвительные подкалывания, злые слова, беспрестанные стычки. Я ее ненавидела до мозга костей. Она надо мной смеялась.

Все переменилось в один момент. В тот миг, когда я узнала, что Иза погибла. Она была успешнее меня и ярче, и она стала служкой СБ. Два года я завидовала ее положению, бесилась от ее высокомерных выходок. Два года я мечтала отомстить. Но когда Джанет сказала, что моя врагиня разбилась, я вдруг ощутила беспричинную ноющую тоску у сердца. Это было и разочарование от того, что мне уже никогда не перещеголять Изольду. А если я и смогу стать лучшей – она не узнает. А позже я вспоминала те краткие моменты перемирий, что все же были в нашей жизни. И жалела. И тосковала. Что ни говори, Иза была мне ближе многих других. И если б я могла вернуть все назад, то, наверное, потратила б время не на непрерывные стычки, а хоть на тот же разговор по душам. Впрочем…

– Ты зря злишься на Хариолана, – проговорила я негромко, – он не враг тебе.

Аниду посмотрел мне в глаза. В зрачках его глаз полыхнуло недовольство.

– Хильда, – проговорил он. – Ты зря вмешалась. Было б лучше, если б я умер. Я б вам с Хариоланом тогда не мешался. Думаешь, я ничего – то не понимаю о себе? Думаешь, я не знал, с чем шутил? Да, я просто одержимый! Я хочу стать первым. И я первым буду. Так что… Не хочу только, что б ты считала меня лицемерной тварью. Ты нравишься мне. И вот он еще один повод, что б избавиться от Хариолана, этого всеобщего любимчика. Я ведь тоже люблю тебя, Хильда.

Я недоверчиво покачала головой. Страх, презрение, теперь вот любовь? Этот мальчишка просто не умел быть постоянным. Ни в привязанностях, ни в чувствах. Но, взглянув на его лицо, я почувствовала, что страх скользнул по моей спине холодной змеей. Он не шутил. Ни на миг не шутил. И в его лице было такое отчаяние, что на миг мне стало безумно жаль его.

Жалость – нелогичное чувство.

Аниду смотрел на меня, не отводя взгляда, закусив губу, и ждал. Чего ждал? Жалость все равно не может перерасти в любовь. Я любила Хариолана. Я любила. Но я не могла изменить своих чувств. Даже если б захотела, я не смогла б солгать. Все равно не получилось бы. Есть вещи, о которых лгать легко и просто. Есть вещи, о которых солгать не удастся.

– Прости, – произнесла я. – Я люблю Хариолана. Ты это знаешь. Если хочешь, мы можем быть друзьями.

Аниду скрипнул зубами. Благодаренье небесам, что в это миг послышался звук шагов Леди Ингрид. Мне никак не хотелось продолжать беседу на заданную тему. Поднявшись на ноги, я склонила голову в поклоне перед вошедшей женщиной. Аниду шумно вздохнул, его пальцы комкали край простыни.

Леди Ингрид легонько кивнула мне, словно в который раз оказывая свое одобрение. С ее молчаливого согласия я выскользнула из комнаты, даже не попрощавшись с Аниду. Отступление от правил этикета. Но, ничего, он переживет. Не смертельно.

В коридоре меня ждал Нодар, тот самый высоченный крепыш – телохранитель.

– Освободились, леди?

– Да уж, – отозвалась я. – До завтрашнего дня я – вольный ветер. Хоть бы уж скорее поправился этот несносный мальчишка. Или он нас всех тут уморит!

– Не говорите так, Хильда. И у стен бывают уши.

Я легкомысленно отмахнулась. Сейчас мне было море по колено! И моя нерастраченная энергия требовала выхода. Посмотрев на Нодара, я спросила.

– Хариолан занят?

– Хариолан на вахте. Сидит в рубке, под парусом.

– Прекрасно!!! Значит, я могу заняться своими делами. Нодар, у меня есть вопрос. Где тут берут прислугу?

– В трюме, разумеется, – усмехнулся он. – Бездельники с миров Атоли будут рады услужить вам, госпожа, – я не успела возмутиться, как Нодар подмигнул мне и весело добавил. – Мы ж пираты, Хильда. Надо ж оправдывать ожидания людей хоть в чем – то.

– Ну что ж, – протянула я. – Тогда – в трюм! Веди меня, я сама не найду дороги.

Трюм… Что ж назвать это помещение как – то иначе было трудновато. Наверное, в подобных помещениях первобытные пираты перевозили рабов с континента на континент. Выходит, мне еще повезло, что лично меня держали в отдельном помещении. С обычными людьми тут особенно не церемонились. На меня смотрели десятки глаз – синих, серых, карих, узких, миндалевидных, широких, но в каждых застыло ожидание и вопрос. И главный вопрос – что их ждет. Ну, это – то понятно.

Я смотрела на молоденьких симпатичных девушек и парнишек. Их здесь было большинство. Людей постарше – единицы. Да – а… Поговорить бы с Хариоланом по душам, что все сие значит. Интерес мне был, чем мальчишки и девчонки так провинились за свою не очень долгую жизнь.

Мне приглянулась девушка лет семнадцати – невысокая, стройная с темной кожей и темными же глазами. Чем – то очаровал меня ее взгляд. На миг показалось – она не создана для мира Атоли, слишком легковесен он для нее. Указав на нее Нодару, я пошла дальше, пока он отдавал соответствующие распоряжения. Еще я выбрала парочку мускулистых мальчишек и женщину постарше. Вид у нее был законченной стервы, но это – то мне и было нужно. Законченная стерва, несомненно, как и все, будет бояться оборотня, а что б услужить, будет железной рукой держать остальных. Тем самым я избавлю себя от забот. Мило.

Я уже собралась уходить, как чья – то рука крепко ухватила мой подол. Обернувшись, я с удивлением рассмотрела нахалку. Ей было лет двадцать, растрепанные волосы почти закрывали лицо, падая на него спутанным комом. Одета она была, некогда, несомненно, со вкусом. Ее костюм был родом из бутика одного из домов Высокой моды, это было заметно, несмотря на нынешнее его состояние. Старая знакомая?

Ухватив мадемуазель за подбородок, я заглянула ей в лицо. Что ж, никак не предполагала, что дочка сенатора Ильясу – Виктория – окажется в столь незавидном положении. Выручить? Вспомнилось, как она когда – то высокомерно смотрела на меня, как на существо ущербное. Сквитаться? А, черт с ним! Лентяйка она была еще та! Но не оставлять же ее в этом месте. Коврик у кровати после хором трюма будет ей казаться периной.

– Так, – заметила я Нодару, – эту – тоже.

– Зря, леди, – заметил он. – Эта крошечка уже третий раз возвращается в трюм. Не добыча – недоразумение одно.

– Нодар! – заметила я. – Позволь мне самой решать, кого я беру.

Нодар хмыкнул, но спорить не стал. И то – гоже. Удалившись из этого неприятного местечка, я сразу ж направилась в свои покои.

Находились они на окраине. Несколько комнат, посередине одной старинная ванна из потемневшего серебра в виде раковины. Больше мебели практически не было, а были старые гобелены, почти выцветшие от времени, драпировки на окнах, настоящих окнах, которые выходили на загадочный лес. Растворив рамы, я могла пить сыроватый, стылый воздух мира под парусом. В ясные ночи мне б открывалось настоящее, живое небо.

Мне всегда нравились звезды. Из моего пентхауса в прошлом мире, открывался чудесный вид. Вид на небо. Плавая по ночам в бассейне, я частенько тушила прожектора и наслаждалась видом над головой. Небо – это и было причиной, по которой я выбрала именно этот уголок. Второй причиной была та самая ванна.

Но прежде чем я сюда вселюсь, предстоит еще очень много сделать. А мне не терпелось вселиться в эти покои как можно раньше. Как любой нормальной женщине мне хотелось иметь свой уголок, где все было б устроено так, как я хочу.

Растворив рамы, я облокотилось на подоконник, и посмотрела вдаль. Синий лес, белый туман, небо над головою. Свежий воздух ворвался в покои и разогнал старое марево благовонной пыли. И внезапно мне захотелось растворить все окна, выгнать этот навязчивый аромат, что остался от старой хозяйки или хозяина. Это же мой дом!

За драпировками комнаты с ванной, я обнаружила балкон, выступавший вперед широким полукружием. Витые мраморные столбики поддерживали причудливую вязь перил, и поднимались вверх, где распускались широким шатром, украшенным белыми мраморными лилиями и розами.

Мне казалось, что все ж некогда это помещение принадлежало женщине. Только женщина могла мечтать о подобном уголке. Только женщина могла воплотить подобные мечты в реальность. Женщина, или без памяти влюбленный в нее мужчина.

Я коснулась рукою ажурных перил, перегнувшись, посмотрела вниз. До земли под ногами не так уж и далеко, синий лес стелется колючим ковриком. Распахнуть руки, превратив их в крылья и можно лететь! Покачав головой, я вернулась в комнаты, заслышав чужие шаги.

Разумеется, Нодар притащил всю эту компанию ко мне. Посмотрела на ту, что выбрала для роли управляющей, поманив ее на балкон, уведя от остальных, спросила.

– Твое имя?

– Анна, мадам.

– Мадемуазель, – огрызнулась я. – Еще лучше – леди. Леди Хильда. Ты где-нибудь работала раньше?

– Я возглавляла отдел продаж компании "Анэ Истан", – ответила та не без гордости.

"Анэ Истан"! Что ж, неплохо. Компания не была крупной, но была достаточно известной. Не будь я оборотнем – быть мне их клиенткой. Самая дорогая и престижная косметика, духи, бижутерия – вот их стихия.

– Мило, – отозвалась я. – Твоя задача – заставить всю компанию работать, не исключая, и той светловолосой девочки. Ей полезно будет приобщиться к трудотерапии. Сможешь – будешь управлять моим хозяйством. Нет – верну туда, откуда вытащила. Поняла, Анна?

Стервочка посмотрела на меня заинтересованно. Кажется, она меня оценивала. Мило. Я решила ей подыграть. Отрастив клычки так, что б их стало заметно, и выпустив коготки, я заглянула прямо в ее глаза. Кажется, я набралась от эвирцев этих презрительных манер по отношению к прислуге. Ничего, переживут, они эти милые мои соотечественники… Улыбнувшись Анне, я сменила цвет глаз. Ненадолго. Что ж, это подействовало.

– Леди – оборотень? – спросила она.

– Да, – ответила я, обернувшись к ней спиной и разглядывая лес. – И еще. Если хочешь, что б в твоей жизни все было гладко – никаких лишних вопросов, никаких замечаний, никаких пререканий. К местным обращайся со всем возможным почтением. Считай, каждый из них – твой босс! Если им что – то не понравится, я не буду ни с кем спорить. Ясно? И всем остальным тоже проведи инструктаж по технике безопасности. Я сейчас уйду. Вернусь не скоро. Так вот, что б к моему приходу не осталось и следа старой пыли, а особенно ароматов, которыми тут все пропиталось. Если будет время – отшлифуйте ванну до блеска. В общем, что б без дел не сидели.

Анна кивнула головой. В глазах ее блеснул фанатичный огонек. Что ж, теперь я ее босс. А боссу служить она привыкла. Если надо будет – пойдет по головам. Ну, что ж, вперед, лапочка. Энергии и желания у тебя на все хватит.

Я вылетела в коридор. Странно, но отчего – то настроение мое не улучшалось. Оно просто было настроением злобного монстрика. Ничто – то меня не радовало, а лишь раздражало. Подумав, я поняла отчего это происходит. "Я хочу стать первым. И я первым буду. Так что… Не хочу только, что б ты считала меня лицемерной тварью. Ты нравишься мне. И вот он еще один повод, что б избавиться от Хариолана, этого всеобщего любимчика. Я ведь тоже люблю тебя, Хильда".

Ох, и не нравилось мне это его "люблю!!!" А еще больше бил по нервам страх, страх за Хариолана! Мальчишка – то мог не остановиться ни перед чем. Может, я и ошибалась, но чувства – они не рассуждают. Вспомнив вечерние развлечения Аниду, одному из коих я была свидетельницей, я поняла, что одна проблему не разрешу. Никогда. В общем, встал вопрос – к кому обратиться за советом? К Хариолану? К его сестричке? К Леди Ингрид? Я этого не знала, и кругом шла моя голова.

Я шла туда, куда несли меня ноги. И глаза б мои не смотрели на весь этот мир! Так, шагая, словно слепая, я умудрилась заблудиться. И куда это меня занесло? Когда я очнулась, то вокруг меня были стены и бесконечные разветвления коридоров настоящего Лабиринта. Метаться было во вред себе. Как – то эта новая опасность заставила отвлечься от бессмысленных метаний. В воздухе явно ощущался аромат опасности, и потому я изменилась. Черная кошка – мой излюбленный облик. И изумительное обоняние хищника сразу же подсказало мне дорогу назад. И я была готова повернуться и уйти, но тут мой нос унюхал запах сапог Хариолана. И поддавшись власти этого аромата, я пошла на запах.

Поворот, еще поворот. Я плутала в лабиринте, увлекаемая усиливающимся запахом, я шла за ним. Глаза мои хорошо видели дорогу в неверном полумраке, я скользила на мягких подушечках лап, аккуратненько подобрав когти.

Я нашла Хариолана в полукруглой зале, вокруг которой коридор обегал балконом, прежде чем опуститься вниз. Он был не один. Рядом несколько человек, смутно знакомых мне. Кажется, именно это собрание удивила я, явившись чуть не нагишом, что б сообщить об оборотне. И оборотень был здесь же. Все так же изумительно похожий на меня, все в том же платье цвета моря.

Приникнув брюхом к полу, я уложила голову на лапы и стала ждать. Подслушивать и ждать…

– она не менее подлая, – тихо звучал голос, так похожий на мой. – Если она предала меня, значит, были на то причины.

– Ты их знаешь?

– Откуда я могу знать? Если у нее свое задание – она его выполнит. А я – разменная монета. Что ж, такова жизнь.

– Ложь, – полновесно прозвучал голос Хариолана. – Не верю я в это!

– Не верь, – отозвался мой собрат. – Я тоже не верил. Но Хильда – та еще штучка. Я не знаю ее цели, но могу сказать, что однажды она вонзит тебе в сердце не нож, так зубы. А ты не будешь этого ждать.

– Скажи, – проговорил чужой голос, незнакомый мне и юный, – для чего ты сводишь счеты?

– Я хочу жить, и просто пытаюсь доказать, что честен. Я – то знаю, что оборотень не способен любить. Ни на какие чувства мы не способны. Мы – не люди, но тоже живые. Так вот, я предлагаю вам обмен. Вы мне – катер и свободу. Я вам – карты. Минные поля и военные базы содружества. По-моему, обмен равноценный. Жизнь на жизнь, а?

– Дурак, – отозвался еще один голос.

– Нет, – отозвался оборотень. – Предатель, но не дурак. Да и что я теряю? Я свое задание выполнил, сколь смог. Но мне не говорили, что я не вернусь. Оговаривалось все, кроме этого. Итак? Я же знаю, как для ваших кораблей опасны наши космические сети. Я знаю, что вы стараетесь не трогать мирных жителей. Но вот военные базы представляют для вас немалый интерес. Вы ж всегда бьете по ним. А?

– А где гарантия, что ты не врешь? – изумился мальчишка. – Оборотни завзятые лгуны, как ты только что это доказывал. Ты нам соврешь, получишь катер – и поминай, как звали. Да?

Оборотень рассмеялся. Видимо, его забавляла эта игра. Он лгал. Он безбожно лгал, смешивая с грязью и мою честь, и мое имя. И этот торг, и предложение обмена были для меня ударом. Я не думала, что он еще жив. Я боялась вспоминать о нем, стыдясь. Он же не имел стыда.

Мой Бог! Он не испытывал чувств и только сейчас я поняла это! Мы… Мы различались как день и ночь, как небо и земля. Я все ж была человеком, больше человеком, нежели оборотнем. И, наверное, только поэтому я все еще жива, и, наверное, поэтому так странно, как на половичок у ног смотрел на меня Эдвард Кассини. Недочеловек. Полуоборотень! Что – то неполноценное, вот чем была я в его глазах!!!

Ползя на животе, я стала осторожно спускаться по лестнице. Мне не хотелось, что б обо мне знали. И все ж, мне хотелось знать, что там, внизу, творится. Каждое слово, каждый жест и взгляд – это все я не желала выпустить из поля зрения.

– Послушай, – проговорил оборотень. – Ты можешь проверить мои данные и только потом выпустить меня.

Я с силой втянула воздух. Нет, тут явно что-то затевалось. Мне не нравились интонации моего собрата. В них явственно звучала ложь. Я не могла понять для чего он лгал и что было целью, но то, что он лгал, для меня было несомненно.

Найдя укромное местечко, где никто не мог бы меня увидеть, прижавшись к полу, я лежала, наблюдая, вся раздираемая противоречивыми чувствами.

– Есть способ проверить его слова, – заметил юноша.

Теперь – то я разглядела его. Невысокий, почти хрупкий. С длинными волосами, спадающими кольцами на плечи. Синь глаз ангела и легкий пушок над верхней губой. И как все, одет с небрежной элегантностью, и держится уверенно. Он мне понравился с первого взгляда, с первого слова. Да и не мудрено! А сколько гордости в осанке! И не мальчиком кажется, а мужчиной. Что ж, здесь подобное – не редкость.

– Какой способ? – нахмурился Хариолан.

– Спросить у Них, – отозвался юноша.

Хариолан отрицательно покачал головой.

– Надо подумать, – отозвался кто-то из толпы. – Раис дело говорит.

– Не хватало, – твердо заметил Хариолан, – впутывать в наши дела Исполняющих Желания.

– Мы на одном корабле, – твердо заметил Раис. – Так что дела у нас общие.

– А ты пойдешь к ним? – спросил мой демон с внезапной дрожью в голосе.

– Отчего бы и нет? – ответил юноша негромко.

Оборотень, так схожий со мной своим обликом, спокойно сидел на стуле, сложив руки на коленах и потупив взгляд, и казался самим воплощением покорной скромности. Но я знала – не в его, не в моем обычае, сидеть вот так, изображая жертву. И не в моем обычае быть равнодушной к собственной судьбе.

Ладно, я с этим разберусь. Со всем разберусь. Может, кто – то заметит, что я непоследовательна и сую нос не в свои дела? Во все дела без разбора?! Ну и что? Мое право! Тем более раз тут замешано и мое имя.

И потом, мне пришла в голову одна идейка. Исполняющие желания – отчего – то аж пятки зачесались, так захотелось увидеть их. Почему б не навестить их первой? У меня даже подушечки всех четырех лап зачесались разом! Что ж, решено. Придется выбраться в лес, к ним на встречу.

Вспомнив, как на мосту мне довелось испытать их силу, я вдруг замерла, словно замерзла изнутри и отчего – то пришла уверенность, что убивать Аниду ни один из них не собирался. Если б хотели – убили б! Убили б, несмотря на все старания мои и Хариолана! Но для чего тогда весь этот театр? Показать силу? Продемонстрировать намерения? Устрашить или напугать наглого юнца?

Вот в этом-то я собиралась разобраться.


Глава 4 | Оборотень | Глава 6