home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Боритесь против массового отстрела и уничтожения собак. Не допускайте, чтобы на Ваших глазах гибли животные. Охраняйте собак!

Написано цветными фломастерами, ярко, броско, не хочешь, да прочитаешь. Ребята (двое!) как завзятые агитаторы!

Надо было вам, мальчишки, обратиться в Московскую секцию охраны животных за помощью; адрес секции можно узнать в Московском городском обществе охраны природы.

Надо вам знать, дорогие друзья — собачьи, кошачьи и всякие, большие и маленькие: к борьбе с жестокостью призывает нас и постановление Совета Министров РСФСР «Об упорядочении содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР» от 23 сентября 1980 года № 449. В нем прямо говорится о недопустимости негуманных способов отлова безнадзорных животных и других аморальных действий по отношению к бессловесным и предлагается вести в этом направлении широкую разъяснительную работу среди населения. Напомню, что в ряде Союзных Советских Республик (в Армении, Грузии, Казахстане, Эстонии и др.) принят специальный закон, направленный на пресечение подобных действий и предлагающий карать в административном, а при отягчающих обстоятельствах и в уголовном порядке за безнравственное обращение с животными.

При регистрации животных в соответствии с вышеупомянутым постановлением взимается плата 15 рублей годовых — на ветеринарное, коммунальное облуживание, поддержание чистоты в местах выгула животных и т. д. (Дворник теперь не будет ругаться, во всяком случае, не должен.).

Но, увы, как говорится, на всех и солнышку не угодить. «Одна женщина в нашем доме узнала про это и сказала: «Я свою собаку лучше отдам!» Что, ей рубля жалко?» — поражаются москвички Оля и Таня Каликины. Да пусть отдает, коли деньги ей дороже. Только бы на улицу не выгнала. (Кстати, за это тоже надо наказывать, только, к сожалению, такого закона нет.) А вот у Маргариты Халиной из Курска сначала папа согласился, а теперь требует, чтоб дочь продала собаку кому-нибудь. «Он говорит, что от нее воняет и еще если куда-нибудь поедешь, ее не с кем оставить. Папа предложил на те деньги, на 15 рублей, купить что мне захочется. А я без Кнопки не смогу. И ничем от нее не воняет, наоборот, очень даже чистенькая. Я пишу Вам и плачу. Зачем разрушать мечту и сердце. Я знаю, что все родственники всегда за папу. У меня осталась одна надежда — это Вы! Привет Вам от Кнопки».

Папа, торгующий за 15 рублей добрыми чувствами дочери…


ВСЕ СКАЗАННОЕ, однако, не означает, что владелец животного волен поступать и вести себя как ему заблагорассудится, не считаясь с окружающими и нормами приличия. Наоборот! Никакой распущенности, а тем более хулиганства с собакой.

Таня Родионова из Ирбита сообщает такой факт: «…Мальчик, сын активистки клуба, гулял с овчаркой Никой на пляже. Собака его серьезная, злобная, он прекрасно знал это, но отпустил ее «погулять» без поводка. Ника испугалась кого-то, укусила пенсионера. Он сделал замечание владельцу собаки (и вполне справедливо!), однако мальчик грубо проворчал: «На самого тебя надо одеть намордник! Будешь знать!» Вот даже как! Услышать на склоне лет такое оскорбление от тринадцатилетнего юнца, наверное, очень обидно».


БОЛЬШАЯ ЗАБОТА НАША — дворняжки и вообще бездомные животные. О судьбе так называемых метисов печется москвичка Нелли Ноевна Филиппова. В годы войны ее раненую с поля боя вывезли собаки; с тех пор она хранит благодарную память о них.

В Европе к метисам уже стали относиться с интересом. В польском альбоме «Мой пес» 3. Веровинский отвел целый раздел метисам. Известный эколог Конрад Лоренц сам разводит только метисов — чау-чау и немецкой овчарки — и обосновывает ценность смешения пород, говоря, что современные породы во многом утратили свои первоначальные черты, исковерканы человеком, лишены естественности и т. д. Я имею в виду его книги «Кольца царя Соломона» и «Человек находит друга».

К слову, многие ребята, читавшие книги Лоренца, интересуются и спрашивают, почему Лоренц так пишет.

«Однажды я слышала, — возмущается Вика Утенкова из Омска, — как какая-то старуха сказала, завидев бездомного Шарика: «Ишь, гады, травить вас надо! Расплодились!» У меня аж рот открылся от возмущения! И я едва сдержалась, чтобы не сказать: «Расплодились! Сами виноваты! Собака — не тряпка, ее нельзя швырять как и куда попало!»

Добрая душа Вика, и негодование ее понятно. В самом деле, собаки ли виноваты! И почему они «гады»? Некрасиво, бабуся.

С чего началась любовь к собакам у Татьяны Рябчук из Донецка: «Моя любовь к собакам вызвалась с 3-х лет, когда я упала и разревелась, ко мне подошла собака, а тогда я страх боялась собак, она лизнула меня в щеку и отошла. Прошло семь лет, а я помню добрые глаза собаки».

Метисы — особая большая тема, и мы сейчас не будем долго задерживаться на ней. Просто я хочу сказать, что дворняжки ничуть не «глупее» породистых псов. Многие держат дворняжек и довольны ими. Может быть, стоит заметить, что как раз изнеживание — главный враг собаки и ведет к деградации многих пород.

Жизнь у дворняжки трудная. Все их гонят. Пропитание добывай сам. Того гляди, налетят ловцы, и тогда прости-прощай…

«…Это было под утро, я вышла во двор и увидела большую рыжую собаку. Я машинально взяла камень и бросила в собаку. Собака взвизгнула и убежала. И только тогда я почувствовала, как беспомощны все дворовые собаки, и что каждый вот такой, как я, человек может избить или порой убить их. На следующий день эта собака ко мне не подошла, но под вечер мы с ней были неразлучными друзьями! (Значит, загладила свою вину перед нею, молодец Наташа Таранцева из Воронежа, правильно сделала. — Б.Р.) Летом меня ругали и еще нескольких девочек, их зовут Лена Летушко и Ира Гускова, за то, что мы гладим дворняжек…» А вот это уже совсем напрасно и незаслуженно. Нехороший, недобрый тот человек, который порицает за то, что кто-то подарил ласку и внимание бездомному животному! Боятся заразиться какой-нибудь болезнью? Черствость, бессердечие — худшая из болезней.

Рассказ Наташи продолжает Люба Панова из города Ирбита. У нее Кыш — дворняжка. Она бы «хотела ходить на дрессировочную площадку, но очень стыдно, ведь он же дворняжка…»

Вот и зря. Нечего стыдиться, повторяю, многие держат и любят дворняжек. Дворняжка («метис») вправе рассчитывать на нашу заботу и внимание к ней, как любая другая собака.

«Мы даже, — признается Люба, — е одной девочкой создали клуб юного собаковода и там с нею занимаемся. У нас даже есть небольшая площадка». Прекрасно. Может быть, к девочкам примкнут другие ребята, и — продолжайте, занимайтесь. Успеха вам!

«Меня зовут Лена, мне 14 лет.

О собаке я мечтаю с детства, если так можно сказать, с самого рождения. Меня, если так можно выразиться, воспитала собака. С тех пор я очень люблю собак.

Кого только не было у меня за эти 14 лет. Дворняги, боксер, лайка, но у моей мамы очень неуживчивый характер, и этих собак продавали или отдавали (опять, опять, все то же. — Б.Р.). А ведь каждая собака стоила мне долгих дней упрашивания, слез, здоровья. Наконец, выпросила, папа привез мне маленького щенка. Мы его назвали Жулем. Думали, что собака будет большой, а оказалась небольшой, даже маленькой. Ну, и помучилась я с нею основательно: была чума, потом еще что-то, что, никто не знает. Родители были уверены, что собака умрет, советовали сделать в больнице укол, чтобы не мучилась. Но я была уверена в другом. И вот Жуля выздоровел…

Однажды мама сказала, что, если есть собака, то ее нужно учить. У нас в городе есть клуб ЧОДОЛС. В этот-то клуб я и поехала, захватив Жуля. Но каково было мое удивление, когда два парня, пришедшие заниматься со своими овчарками, пренебрежительно оглядели сначала мою собаку, а потом меня, и прямо заявили, что с дворнягами на площадке делать нечего. Но я не поверила. Я привязала Жуля и дождалась тренера. Когда он узнал, что у меня дворняга, то сразу попросил показать ее. Осмотрев, он сказал, что собака может посещать площадку, а на парней лучше не обращать внимания, зазнались со своими чемпионами, а ведь начинали с дворняг. Стала я ходить на площадку, Жуля оказался очень сообразительным псом и иногда откалывал такие номера, какие не все овчарки делают…»

Однако дело этим не ограничилось. «Однажды, — продолжает свой рассказ Лена Казарьян из Златоуста, — так получилось, что Жуля подрался с овчаркой того парня, который сказал, что с дворнягой на площадке делать нечего. И получилось-то все из-за пустяка. Альфед, так звали ту овчарку, оскалил на меня зубы, ну, видимо, Жуля посчитал это за оскорбление и бросился на Альфеда, не дав ему опомниться. Но Альфед — здоровый пес и сразу подмял Жулю под себя, парень посмотрел на меня и довольно улыбнулся, мол, одной дворнягой меньше. Видя, что парень не собирается оттаскивать своего пса, я попыталась вытащить Жуля из-под Альфеда, ничего не получилось, а все стояли и смотрели, боялись, тренера на площадке не было, он да еще некоторые любили Жуля. Я не могла смотреть, как убивают мою собаку, поэтому заплакала и пошла по дороге домой. Не успела я отойти от площадки, как услышала за своей спиной шаги, за мной бежал хозяин Альфеда. Он сказал, да не сказал, а просто закричал, что мой бешеный пес порвал Альфеду ухо и прокусил нос. Я очень удивилась и побежала на площадку. Собак разнял тренер. Жуля сидел, зализывая рану на лапе, кожа на голове была содрана, но, в общем, так, пустяки. А вот у Альфеда морда была в крови, ухо разорвано почти до половины. Хорош хозяин, не мог уберечь. Тренер ему пообещал, что, если такое повторится, его исключат из клуба. С той поры поутих. Мои дела пошли лучше, сейчас Жуля ушел на заслуженный отдых, а я занимаюсь с новой собакой…»

История поучительная. Тренер рассудил все правильно. Вот только почему ты, Лена, оставив Жуля в беде, пошла домой, не понимаю… Растерялась? Собаковод не должен теряться.

Дворняжки прекрасно дрессируются. Вот что, например, сообщает о своем Дозоре Лена Семик, жительница села Новокалманки, Усть-Каменогорского района, Алтайского края: «Он очень сообразительный и за год выучил почти все 16 ступеней науки, напечатанных в Вашей книге «Друг, воспитанный тобой». Дозор заслужил пять с плюсом».

В Ленинграде я видел — дворняжки дрессировались на клубной площадке вместе с чистокровными псами, и никто не гнал их оттуда. Мне показали рыженькую — занятное существо! — она вообще являлась одна, без сопровождающего человека, чья она была, так и не дознались, и так появлялась на занятиях несколько раз, старательно повторяла все, что делали другие. Добровольный курсант! Потом ее не стало. Кто был ее хозяин и был ли, так и осталось неизвестно.

Что делать, если собака нечистопородная, как ее содержать, регистрировать? Такой вопрос волнует тагильчанку Анжелику Максимову. «В правилах содержания собак, установленных исполкомом городского Совета, сказано, что содержание незарегистрированных собак запрещается, санитарные осмотры таких собак не проводятся». Про свою подопечную Анжелика сообщает: «Она содержится в правильных санитарных условиях, правильный режим питания, всегда чистые чашки, чистая подстилка, у нее не замечается никаких болезней, она не причиняет беспокойства соседям». Все прекрасно! Остается только зарегистрировать.

Регистрация таких собак ведется при горкоммунхозах — коммунальных отделах, иногда это делают клубы ДОСААФ и др.

А если в каких-то городских правилах содержания домашних животных сказано, что таким собакам следует отказывать в регистрации, то это неправильные правила, их нужно изменить.

В Москве, Свердловске, Челябинске, Риге, других городах при обществах собаководства специально организуются клубы под названием «Дружок», где берут на учет всех дворняжек и занимаются с ними. Очень правильно: меньше будет бездомных собак, меньше будет мальчишек, швыряющих камнями в бездомных животных, больше порядка во дворах и на улицах.

Пройдет какое-то время, кто-то из этих мальчишек-сорванцов обзаведется своим Рэксом или Джерри, вместе они пойдут служить на границу, охранять священные рубежи отечества. Опыт занятий с собакой уже есть. Чем плохо-то?

Ольга Полянцева из Бердска спрашивает: «Правильно ли я делаю, что буду держать овчарку с дворняжкой?» Дело в том, что у них во дворе ощенилась бездомная дворняжка, Оле стало жалко щенков, и она принесла одного домой.

Да сделай одолжение, держи на здоровье, только бы с Динкой, или как там ее еще зовут, в один недобрый час не случилось бы того, что случилось с Топом… Историю фокстерьера Топа мне тоже поведала одна девочка. Жил-был фоксик Топ, общий любимец. Потом в доме появился Спартак, овчарка, тоже любимец. Хозяева любили обеих собак в равной мере; но псы не поладили между собой. Что-то не поделили, кость или хозяев, но, словом, начали драться. Фоксы — задиры, и, хоть силы были слишком неравны, свирепые драки продолжались с переменным успехом. Топ ходил весь израненный. Он никогда не отступал перед Спартаком. В конце концов было решено увезти его в другой конец города, к родственникам. Но он оттуда сбежал и явился домой. Увезли снова — снова сбежал. Так повторялось семь раз. А на седьмой раз он исчез, героический Топ… Надо ли держать двух сварливых, драчливых собак? Думаю, не стоит. В крайнем случае, если уж отказаться никак невозможно, когда собаки остаются одни без присмотра, разводить их по разным комнатам и запирать. Лучше от греха подальше.


БРОДЯЖНИЧЕСТВО — еще одна проблема, которая ждет своего разумного решения. Бродяжничество животных.

«Около дома у меня есть много знакомых собак. Все они, увидев меня, радостно махают хвостами — радуются встрече», — делится Лена Зайцева из Златоуста, Челябинской области.

Добрая душа, животные безошибочно чувствуют это. Думаю, что такая же приветливая и отзывчивая Лена и по отношению к людям, подругам; лишь бы люди тоже были добры и сердечны с нею. Но это — люди. А что делать с собаками? Что с ними будет дальше, Лена и сама не знает. И никто не знает.

Откуда берутся бродяжки?

Хозяина убили, куда девать собаку эрдельтерьера по кличке Рена? Никто взрослую не берет, кручинится свердловчанка Л.С. Воробьева. Сама она тоже взять не может: только что перенесла тяжелейший инфаркт, здоровье никак не наладится, а за собакой нужен уход. Боюсь, несчастного, осиротелого эрделя ждет улица, а там — собачий ящик и безвременная гибель.

Вот и у Лены Семик забота: «Летом я и мои родители едут к моей бабушке на Урал. Я не могу друга одного оставить. Родни у нас нет. А в поезд и автобус нас с ним не возьмут. Что мне делать?» Озабоченность Лены понятна. В самом деле, с кем оставить Дозора? Не выталкивать же за дверь: иди живи как хочешь, жди возвращения хозяев. Добрые люди, помогите, возьмите к себе, подержите временно Дозора.

В Мурманске летом на улицах полно собак, мне рассказывали, люди едут отдыхать на юг — заметно прибывает бездомных животных. А что прикажете делать?

Уже раздавались голоса, в печати поднимался вопрос, что нужно создать питомники — приюты (или пансионаты, называют и так), куда можно поместить свое животное на время отпуска или командировки, если дома его оставить не с кем. В самом деле, почему бы не сделать? Полезное, нужное и доброе предложение. За рубежом такие учреждения существуют давно.

У кого не защемит сердце при виде такой сцены, какую описывает Люда Лушникова из города Баку: «Меня послали в магазин за хлебом. Я купила и шла обратно, но, не доходя до дому, увидела собачку. Издали было похоже, что на шее у собаки веревка, и я захотела ее снять. Но когда я подошла, я увидела, что это вовсе не веревка, а полоса открытого мяса. Внизу у шеи болтались куски жира. Но собака забыла, что человек сделал ей больно, и без страха подошла ко мне. Я отломила кусок хлеба и дала ей. Собака взяла его в зубы и отложила в сторону. Что мне делать? В дом взять ее я не могу, у меня своя собака-овчарка Барс. В глазах у собачонки была преданность, а не злость на человека…» Да, они такие.

Что делать? Вопрос повторяется бесконечно.

«У меня душа изболелась потому, что я изо дня в день вижу горькую участь бездомных собак, их поиски пищи по урнам, их жалкие истощенные фигуры, такие печальные, усталые, недоверчивые глаза. А по ночам, когда не спится, слышу, как отстреливают, и, бывает, доносится отчаянный вой, визг, почти плач. Можно ли жить в таком городе, где поставлена цель — уничтожить всех собак?»

А это уже делится своими раздумьями взрослый человек, жительница Феодосии Н.В. Крестинина.

С этим письмом перекликается письмо А.П. Федоровой из Краснодара:

«Вчера была телепередача Краснодарской студии о собаках. То, что я увидела вначале, привело меня в восторг. Парад служебных заслуженных собак, выступление фокстерьера Капрала, говорила руководительница клуба собаководства ДОСААФ… Но каков был конец?! Ведущий, ссылаясь на стихи В. Маяковского (между прочим, Маяковский любил собак и всегда защищал их, только так. — Б.Р.), назвал Краснодар городом засилья собак, в городе, по его словам, полно бродячих, «бесхозных» животных, они стали бедствием районов-новостроек, собаки бешеные (?! — Б.Р.), от них всякая зараза. В итоге он призвал к уничтожению собак… Ведь такими передачами мы развязываем руки садистам, собаконенавистникам, которые в последнее время несколько приутихли. А дети… Сегодня ко мне уже прибежали две девочки в слезах. Плачут, возмущаются, видели передачу…»

«Бесхозные» животные — укор человеку, вред двойной, даже тройной. Во-первых, действительно бродячие собаки могут представлять опасность, в частности для дикой фауны (разоряют гнезда птиц, находящихся на земле, ловят разных зверушек); во-вторых, с бездомными животными можно делать что хочешь — отсюда факты, подобные описанному Людой Лушниковой, в итоге — урон нравственности; а в-третьих, просто не дело, чтоб собаки шастали по городу без присмотра…

«Раньше мы жили с мамой в Омске. Однажды я возвращалась из школы и увидела на лестнице тощего, рыжего, бездомного щенка. Он выл жалобно, а вернее сказать скулил, «плакал» от горя. Я поднялась домой и попросила маму взять щенка на неделю, а потом отдать подруге — она хочет иметь такого щенка. Мама согласилась. Кстати, этот кобелек был кавказской овчаркой. Через три дня мы обнаружили у него аскарида. Втроем мы сходили в ветлечебницу, там нам посоветовали лекарство. Но мама сказала, что в нашей маленькой комнатке нельзя выводить у собаки аскарида. И я могу заразиться. Когда я ушла в школу, она сшила мешок на грудь Джуля, в него положила рецепт от аскаридов и без меня отнесла щенка за три квартала в подъезд. Сказала, что в подъезде тепло. Я часто ходила в этот дом и плакала из-за этого маленького несмышленыша. Ведь он еще такой малютка. И с детства уже такой несчастный…» (Муравьева Лена).

Эх, мама, зачем заставлять дочь плакать! Будь мама хоть чуть-чуть осведомленней в подобных делах, она бы знала, что ничего страшного нет: вывели бы глистов, и ничего плохого не случилось бы. Но — увы…

А сколько еще похожих собачье-щенячьих судеб…

Пишет Сергей Гуськов из Нижнего Тагила:

«Однажды, это было года четыре назад, до призыва в армию, я шел домой. Был январь. Мороз. И услышал, как кто-то скулит. Посмотрел по сторонам и увидел в сугробе щенка. Слепой еще. Хотелось мне тому негодяю, который выкинул его, морду набить… (Право, стоило. Извините. — Б.Р.) Я сунул щенка за пазуху и побежал домой. Дома у меня уже было две собаки, и мама встретила градом упреков. Не хочется перечислять эти упреки, но щенка я отстоял, правда, с одним условием: двух прежних собак пришлось отдать знакомым. Щенка я назвал Барсиком. Выкармливал соской. Потом, когда он немного подрос, стал пушистым, мне мама сказала, чтобы я унес его в сарай, мол, он пушистый, не замерзнет. Переубедить я ее не смог. Принес сена, тряпок и сделал теплую будку. Однажды, когда ему по моим расчетам было два месяца, мама вдруг захотела покормить его, и вернулась из сарая рассерженная, с прокушенным пальцем. Я потом долго удивлялся, чем она ему не понравилась, ведь он еще маленький и ничего не понимает (так я думал). Потом, когда ему было четыре месяца, я купил книгу «Юный дрессировщик» и стал его обучать. И что интересно, мама включилась со мной в обучение. Они с Барсиком все-таки подружились. Она к нему так привязалась, что водворила обратно в дом, после того, как увидела, что он умеет «проситься». Этому я его обучал тайно в комнате, когда мы были одни с Барсиком. Мы его часто отпускали ночью на улицу бегать, ведь он никого не кусал, хотя и не позволял чужим к нему дотрагиваться. А вот ребятишек он любил. Ко всем ласкался. Я сначала злился, а потом махнул рукой, ведь он от этого нисколько не портился.

Помню, как-то я его отпустил ночью побегать, а утром вышел на улицу и не увидел его на крыльце. Он всегда рано утром приходил и спал на крыльце. Его не было 5 суток. На шестые прибежал с обрывком цепи. Помню, мама смеялась и плакала, целовала его в нос. А когда он меня увидел, он просто с ума сходил. Прыгал, визжал, носился вокруг меня. С тех пор я уже не отпускал его одного. Но он привык бегать, и вечером смотрел на меня такими умоляющими глазами, что я с трудом сдерживался, чтобы не отпустить его. И однажды решился: пусть хоть раз в неделю будет бегать. В тот вечер я видел его в последний раз… Мама мне сейчас пишет: никаких собак больше я не буду заводить…»

Типичный случай. Так всегда и бывает.

Племя бродячих животных непрерывно пополняется за счет брошенных, хозяева которых переехали на новые квартиры и другие районы города. Прежде такими несчастными были только дворняжки. Однако сейчас среди покинутых животных стали попадаться и породистые — овчарки, доги, боксеры, эрдели.

«Перепроизводство» собак? Не думаю. Меняются люди, меняются условия их существования, меняются их взгляды. Сказывается недостаток воспитания (теперь уже у людей).

Одна дама прислала мне такое письмо: «Ваши статьи и Ваши эмоции прекрасны. Но почему бы их (статьи) не сопроводить небольшим объявлением. Например: «Ненужное животное сдать в местную ветеринарную лечебницу…»

Да кто этого не знает! Но почему-то так никто не делает, а все предпочитают выкидывать на улицу, а то, еще хуже, завезут куда-нибудь подальше (иногда за десятки километров) и бросят. Как это назвать? Думаю, здесь еще раз добрую службу мог сослужить приют для животных. Клубам служебного собаководства и всем прочим собаководческим организациям надо всерьез заняться этим, быть непримиримыми ко всяким неправомерным и унижающим человеческое достоинство поступкам в обращении с животными.

Объявить войну жестокости и бездумию! Здесь большие претензии к уличным ловцам. Берутся за это занятие, как правило, люди с низкой моралью и… «Понимаете, как это страшно и жалко, когда на твоих глазах убивают друга. Динку я научила носить мой портфель, и когда ее убили, она держала портфель в зубах. Когда машина скрылась, я все стояла и плакала. В тот день я сильно заболела, и помочь мне могла бы только Динка, я ее сильно любила. Я всегда вспоминаю Динку и этих злых дядек, и мне очень обидно, что они смеялись надо мной. У меня сейчас такая ненависть образовалась ко всем нехорошим людям». Эти строки я выписал из газеты «Известия». Писала девочка.

Вот так. От несправедливости к животному рождается ненависть к человеку. А это уже плохо. Очень плохо.

Человек, будь милостив к земным тварям, которых ты сам же создал на потребу свою, помни об их несчастной доле. Она в твоих руках.

А вы, взрослые, папы, мамы, дядюшки, тетушки, внемлите горькому признанию-исповеди Игоря Б. из Омска. Его принудили отдать свою Джери, стращая разными карами. Он сам отвез ее, не в силах противиться неизбежному… «И все, вот уже год я ненавижу себя за это предательство».

Человек в ответе за тех, кого приручил…

Не надо запугивать жителей бешенством. Не будет бродяжничества — не будет бешенства и других болезней.

И конечно, неумно заявлять, что в городе животных быть не должно. Человек не может быть один.

Наивно полагать — было бы неумным самообманом и даже просто нечестно утверждать, что все думают так, как те мальчишки и девчонки, что исстрадались душой за собак. Есть (находятся!) яростные собакофобы, то есть ненавистники животных, и они выдвигают кучу самых разных контраргументов.


ПИСЬМО ПРОТИВНИКА… Да, время от времени приходят и такие письма, не много, но приходят.

На конверте штемпель: Инта, Коми АССР.

«Вас беспокоит судьба собак, которые живут на Севере, для которых Вы предлагаете создать питомники (жаль, не написали, что их следует кормить мясом высшего сорта, а зря!!!).

Вам не кажется, что тема о собаках уже не актуальна, скоро она совсем потеряет смысл и авторам таких статей будет стыдно за проявление столь большой заботы о четвероногих друзьях. Любопытно, вырастили ли Вы своими руками хлеб, чтоб прокормить одну собаку, я уже не спрашиваю, чей хлеб едите Вы сами. Займитесь-ка лучше подсчетом, сколько за день съедают Ваши четвероногие друзья мяса, которое могло бы попасть на стол шахтера, который приносит Вам тепло и свет.

Мы понимаем, собаки нужны в пограничных войсках, в органах милиции и др. пунктах, а в каждой семье, у каждого ребенка, извините…

Мы живем в приполярном городе Инте, но на питомники для собак мы отнюдь не претендуем. Если в таком темпе мы будем размножать собак, то недалек тот день, когда они нас с Вами съедят в прямом смысле этого слова. С приветом Интинцы».

Не съедят, не беспокойтесь.

Прежде всего уточним: о питомниках как о таковых, то есть в прямом смысле — о разведении северных собак, речи не было, шел разговор о приютах для тех собак, скажем, в Мурманске или где-то еще, хозяева которых надолго уезжают в отпуск (северяне, как известно, пользуются более продолжительным отпуском). Это во-первых. А во-вторых, кто говорит, что собака непременно должна быть в каждой семье, у каждого ребенка?

Думаю, что, по меньшей мере, бестактно заявлять: чей хлеб вы едите, товарищи литераторы? Точно так же можно спросить и металлурга — чей хлеб он ест, сам он ведь не выращивает его, и учителя, пестующего учеников, и врача, исцеляющего наши недуги и дарующего людям здоровье…

Союзник интинцев (верее, интинца: уверен, что писал один человек, подписи нет) объявился в Луцке (Волынская обл.). Серчает товарищ (женщина), прямо-таки исходит благородным гневом: «Прошу адресовать мое письмо автору книги «Друг, воспитанный тобой». Дело в том, что направление его книги считаю неправильным, вредным для многих незадачливых детей — любителей собак. Моя дочь, Гуляева Инесса, 12 лет, с ума сходит от собак и, прочитав книгу, стала в категорической форме требовать от нас с мужем собаку, хотя у нас уже две были в квартире и всех пришлось отдать. Квартира 20 м, тесная, без удобств, она (дочь) руки часто забывает мыть, у нас после собак осталась вся обкусанная мебель и обувь, я не успеваю не только за собаками, а даже за квартирой ухаживать, работаю в школе. Зачем понадобилось вбивать в голову детям, что человек «должен иметь собаку», это просто безобразие»; ну и т. д. в том же духе. «Примите меры». Письмо пришло на адрес издательства «Детская литература» (Москва), которое, надо полагать, тоже несет ответственность за выпуск подобной литературы.

По-моему, писавшая уже самим своим письмом выдала себе характеристику. В ответе этой даме я писал: «Читал Ваше письмо, гражданка Гуляева, и диву давался: неужели это писала учительница? Вы просите «принять меры», ибо Ваша дочь, «начитавшись», требует от родителей собаку. А если Ваша дочь, прочитав, скажем, книгу про автогонщиков, будет требовать у Вас машину, — Вы тоже будете просить «принять меры» против автора? И Вам не стыдно?

Вам следовало бы более внимательно читать книги. Ведь во всех своих книгах я подчеркиваю мысль, что собаководство не баловство, а серьезное занятие, помогающее формировать человеческую личность. О том писали еще классики. А если Ваша дочь руки не моет перед едой, так, очевидно, Вы воспитали ее такой. И если она и по дому Вам не помогает, и разговаривает с Вами требовательно, кто ж в том виноват? Тоже чьи-то книги?»

А сейчас ответим сразу обоим — и Гуляевой, и товарищу Интинцу.

Очевидно, вы считаете, что собака изжила себя, как, скажем, к примеру, керосиновая лампа или лапти. Так ли?

Прочитайте, уважаемые, эту книгу: и «Смерти вопреки», и «Бодо, Рыцарь Чести», «Быль о верности» и «Последняя отрада», «Мы с Акбаром»… — ведь это все не выдумано, происходило в действительности, это рассказы-были.

А как замерзли насмерть северные ездовые собаки, замерзли, согревая мать и дитя, родившееся в дороге, отдав им все свое живое тепло, сами умерли — их спасли.

А как собаки содействовали спасению челюскинцев, перевозя на себе все необходимое горючее для самолетов, производивших ледовую разведку и вывозку людей…

А как жил пес Веселый на Северном полюсе вместе с папанинцами, помогая им коротать долгую полярную ночь…

Северные собаки и по сей день перевозят почту, пасут оленей, помогают жителям Севера во многих и многих делах.

Парень, отправляющийся в армию служить вместе со своим Рэксом или Акбаром, намного быстрее проходит курс обучения, осваивает хитроумную и тонкую пограничную службу, что экономит время и средства государства.

А служба собак-таможенниц! А караульная служба — древнейшее занятие собаки! Перечислять можно долго. Странно, когда этого не знает или не хочет знать пожилой человек, да еще житель Севера, и вдвойне удивительно, что такой же точки зрения держится работник народного просвещения.

Скажете, все это в прошлом?

Ничего подобного.

Собаки едят мясо? Да, едят. Но какой мерой измерить ту благородную миссию, которую отвела им мать-природа, передав в руки человека и сделав тысячелетними спутниками человечества! Стыдно не знать это, стыдно, стыдно.

Вспомните, что говорил Маяковский:

…увидишь собачонку —

Из себя готов достать печенку, дорогая, ешь…

«Есть вещи, над которыми время не властно. И хотя машины все больше вторгаются в наш быт и в наше сознание, всегда будет радовать человека близость ласкового, бескорыстного и преданного существа. И поныне он — человек — старший брат и товарищ бессловесных созданий, отдающих ему часть своей души».

Это написала девочка-шестиклассница, Наташа Карнашевская из Свердловска, наша землячка.

Товарищ из Инты недоволен и сетует, что журнал «Юный натуралист» помещает статьи Рябинина; а вот Таня Хусаинова из поселка Солнечный, Хабаровского края, наоборот, просит: «Почаще печатайте свои статьи в «Ю. Н». Они помогают переубедить некоторых, которые считают, что можно завести щенка, а потом спокойно выкинуть за дверь». (Буду стараться, Танюша, насколько сие зависит от меня.).

Думаю, что самые справедливые судьи — ребята, молодежь.

«…Недавно в какой-то книге я вычитала такую фразу: «…ведь собака не понимает человека, а лишь его жесты и команды. Руководит собакой инстинкт…» Частично я согласна, но частично нет. Разве инстинкт руководил Сильвой, которая носила еду хозяевам в концлагерь, спасая им жизнь ценой собственной жизни. Ведь тут налицо и любовь к человеку, преданность и понимание. А как вы думаете насчет этого?

Лена Евдокимова и мои четвероногие друзья, г. Дудинка».

Еще Энгельс писал («Диалектика природы»), что собака и лошадь за долгий срок жизни около человека научились — в пределах своего круга представлений — понимать и человеческую речь. А вот люди часто не понимают собаку, это верно.

Вдвойне обидно, я бы даже сказал, совсем недопустимо, когда противниками животных оказываются учителя, педагоги, и неприязнь к четвероногим они стараются привить своим воспитанникам, школьникам, учащимся производственно-технических училищ. В Челябинске учительница русского языка Алла Яковлевна при встрече постоянно пеняла ученику Васе Неверову: «Ты все с собакой гуляешь!» И матери парня выговаривала: «На черта вы ее взяли, только поганит везде ходит, грязь от нее и кормить надо…» Теперь, правда, поменьше, уже говорит: «Хорошая собачка…» Мать — повар в столовой, с отцом развелись давно уж, сын ездит к нему в Магнитогорск. Собака — Тайга, год, немецкая овчарка. Еще есть кошка Мурка, это друзья сына. «В училище пойду», — говорит он. Шофером хочет стать. Без собаки никуда. Теперь — нет, не продадим, говорит мать. А то грозилась: «продам».

«Вот мои родители, например, словно сели на мель, как нашли мертвую точку — ни с места!» — сетует челябинка Ира Меньшина. А у нее мечта, мечта! Она высказала это в стихах:

Собака — преданное существо…

Собака — друг. Как любит нас она!

Взамен она не просит ничего,

Но будет нам всю жизнь свою верна!

Собака — преданное существо…

И сколько раз, хозяина спасая,

Она, едва дыша от лая,

На гибель шла, чтоб жизнь спасти его!

Собака с радостью согласна жить,

Но лишь для человека. И ему

Она готова преданно служить,

Не доверяя службы никому.

Стихам поверяет свои сокровенные думы и Женя Дербенева, свердловчанка, тоже учащаяся средней школы:


ОБЪЯВИТЬ ВОЙНУ ЖЕСТОКОСТИ! | Рассказы о потерянном друге | Мечта и быль