home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3. Сражение на поленнице

Так вот, через это самое «пусть работает» и появилась борозда на физиономии Яранга, печать боевого крещения.

Как всякое сильное впечатление юности, событие это врезалось в память Нади во всех деталях.

— Милый мой, хороший! — прижимала она тогда тяжелую теплую голову Яранга к себе, гладила и целовала, испуганная до полусмерти. Кто бы не испугался! По морде собаки медленно стекала кровь, пес моргал и щурился, от сильной боли, вероятно…

…Как все вышло?

Надя с Ярангом возвращались с прогулки. Они очень любили эти прогулки — дальние, через весь город. Там жила бабушка (она умерла перед самой войной). Туда и обратно сходишь — как раз километров десять и получится. Настоящая тренировка! Недаром Яранг такой выносливый, тело как железное, лапы — в комке…

Внезапно донеслись крики, ругань, какие-то удары, грохот.

За забором шло настоящее сражение. Летели тяжелые сучковатые поленья, жерди. Какой-то пьяный хулиган зашел в чужой двор, влез на поленницу дров, припасенных на зиму, и принялся бомбардировать ими всех, кто попадал в поле зрения.

— Не подходи! Убью! — орал он, пошатываясь.

Поленья, как снаряды, взрывали землю вокруг, ударяли в стену дома, разнесли вдребезги окно, начали причинять другие беды. Видя свою безнаказанность, пьяный сатанел с каждой минутой.

Сбежался народ. Но никто не решался подступиться.

— Не подходи! Р-расшибу!

Мерзкий тип. Бывают такие. Сморчок, смотреть не на что, а туда же — шумит. Злое лицо в застарелой щетине, ворот грязной рубахи порван, ботинки давно просят каши. К такому-то и прикоснуться противно.

Но Надя из бригады содействия! Она должна вмешаться! И, кроме того, Ярангу практика.

— Слезай! — звонко крикнула Надя, придерживая Яранга за ошейник. — А то собаку спущу!

— Испугала!

— Яранг, барьер! Фас!

Яранг рванулся так, что комья земли брызнули из-под когтей, прижал уши, ощерился, прыгнул с глухим клокотанием в горле. И в ту же минуту тяжелое полено угодило ему в голову. К счастью, оно летело по касательной и лишь задело острым углом Яранга, прочертив на нем глубокую рваную рану от пасти до уха.

Бандит дико захохотал, как вдруг чьи-то руки ухватили его сзади за рваные штаны, потянули на себя; он хотел вырваться, но потерял равновесие и, пересчитав ребрами поленья, грохнулся наземь.

Яранг бросился и мгновенно прижал его к земле. Бесчинство кончилось.

Когда хулиган поднялся, от вызывающе-разнузданного вида не осталось и признака.

Надя прикладывала платок к ране Яранга. От растерянности (все вышло так быстро!) она не знала, что делать дальше. Неожиданно сзади чей-то молодой и бодрый голос произнес:

— Разве можно так пускать собаку! Так вам ее хватит ненадолго! Скажите спасибо, что он промазал!

Надя обернулась и… Да это же тот самый парень, что подарил ей щенка.

— Э, да это вы, принцесса! — (Он тоже узнал ее!) — А это, — перевел взгляд на Яранга, — если не ошибаюсь, тот самый найденыш, которого я презентовал? Я тогда даже не спросил, как вас зовут…

— Надя… Надежда.

— Алексей.

Он был такой же беловолосый, такой же энергичный. Если б не его вмешательство, неизвестно, как могла бы окончиться схватка на поленнице. Надя не могла не испытывать чувства признательности.

Парень осмотрел рану Яранга.

— Ничего. Заживет. Но в другой раз так баловаться не надо. Может получиться хуже. Ясно?

— Ясно, — покорно ответила Надя. Положительно во всем ей приходилось с ним соглашаться.

Он нажал на какую-то жилку, пульсирующую на голове собаки, и кровотечение почти прекратилось. Странно, но Яранг принимал его как нечто неизбежное, покорно позволял манипулировать над собой. Неужели — чуял? Запомнить этого человека он вряд ли мог: был слишком мал, и времени прошло достаточно.

Народ стал расходиться. Только отдельные зеваки, сбежавшиеся на шум, продолжали судачить о случившемся, разглядывая собаку, подавали советы. Задержанный стоял, переминался с ноги на ногу, потирал ушибленные места. Хмель его прошел. Вероятно, ему хотелось улизнуть, но присутствие овчарки удерживало.

— А ты давай, ножками, — обратился к нему Алексей.

— Куда?

— В аптеку, примочки делать. Отведем?

— Конечно! — ответила Надя.

Яранг проконвоировал задержанного до отделения милиции по всем правилам караульно-сторожевой службы. Прохожие останавливались и качали вслед головой: «Попался, голубчик…».

Кто бы мог знать, что эта случайная встреча человека с поленницы и собаки явится началом длительного знакомства и приведет к цепи многих злоключений, что этим двум существам, таким непохожим, суждено столкнуться еще не раз!..

— Хорошая собака, — говорил новый (или старый?) знакомый Нади, одобрительно поглядывая на Яранга. — И образованный. Воспитывать научились, хвалю.

— Ой, он теперь стал такой серьезный! Недавно у нас целая неприятность из-за него получилась… А у вас ведь тоже пес?

Ее спутник сразу посерьезнел, даже голос изменился:

— Был… Коротки сроки собачьей жизни…

Замолчали оба, а Надя впервые ясно подумала: «Он хороший».

Вот оно как. Выходит, у Нади есть собака, а у него — нет. Хоть он-то и сделал ее собачницей. Хоть Яранга ему обратно отдавай. Ведь в некотором роде Яранг — его…

— А что у вас, говорите, получилось из-за Яранга?

— Ох, и смех и слезы… — Надя оживилась.


Глава 2. С чего все началось | Рассказы о потерянном друге | Глава 4. «Хирургия» по-Яранговски, или Зубоврачебное кресло в осаде