home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

Спустя неделю после битвы Артэр с группой мужчин наблюдали за возвращением по домам раненых. Зия не позволяла серьезно раненным мужчинам передвигаться, пока она не определяла, что они в состоянии совершить короткое путешествие.

Артэр не только находился рядом с ней всю прошедшую неделю, но и наблюдал за тем, как она работает. Его приводило в восторг то, как она внушала надежду раненым и как ее бодрящая улыбка заставляла улыбаться даже самых отчаявшихся людей. Помогало не только ее искусство целительницы, ее жизнелюбие поднимало дух людей, у них становилось легче на душе. Артэру было не так уж трудно понять, почему многие считают ее колдуньей. Завистники и невежды могли бы обвинить ее в том, что она использует магию, заговоры или колдовские снадобья, и это беспокоило его.

Он отнюдь не считал, что теперь Зия в полной безопасности, и решил сохранять бдительность. Раньше или позже вести о ней дойдут и до церковного совета. Это неизбежно, и он должен быть готов сделать все необходимое для спасения Зии. И, думая о ее защите, Артэр твердо решил сделать ее своей женой, и чем раньше, тем лучше. Но как?

Вот в чем вопрос.

У него не было времени даже поговорить с ней, а когда они, утомленные, падали вместе в постель, то немедленно засыпали. Однако теперь, когда они снова были дома, где помощников у Зии было больше, Артэр собирался некоторое время побыть с ней наедине.

– И не рассчитывай на это.

Артэр ошеломленно обернулся. Он стоял на лестнице, ведущей в замок, дул сильный осенний ветер. К нему приближался брат Каван с улыбкой на лице.

Каван проницательно заметил:

– Женатый человек, да еще влюбленный в свою половину, может понять, о чем ты думаешь, даже не видя выражения твоего лица. А уж когда ты обернулся, я понял, что прав. Последнее время ты мало виделся со своей супругой.

– Ты тоже, – вызывающе заметил Артэр.

Каван иронично возразил:

– Да, но я – лэрд, так что могу командовать.

Теперь настала очередь Артэра дать ему отпор:

– Ты никогда не командовал Гонорой, да и не хотел брать на себя такую миссию.

– Проклятие, ты даже не позволяешь брату пофантазировать.

Внезапно разговор стал серьезным. Каван положил руку Артэру на плечо и так, чтобы никто не мог их услышать, произнес:

– Твоя жена творит чудеса.

– Что может для нее плохо кончиться, – ответил Артэр, высказав то, что, видимо, не решился сказать вслух Каван.

– В деревне ни один человек не говорит о ней плохо, – заверил его Каван. – Все благодарны ей за целительское искусство, особенно Джеймс.

Артэр кивнул.

– Он поправляется, и Зия поддерживает в нем надежду, хотя она честна с ним и не скрывает, что не уверена, будет ли его рука такой же сильной, как прежде.

– Думаю, Джеймс скоро пойдет на поправку. Ведь твоя жена сообщила ему, что посылает за хорошенькой девушкой, которая ему так нравится, в свою деревню, чтобы та помогала ухаживать за ним.

Артэр засмеялся:

– Джеймс очень обрадовался, когда Зия пообещала послать за Мейв.

– Еще бы! Он чуть из кровати не выпрыгнул.

Братья засмеялись, но смех прекратился, как только они заметили мать, бегущую к ним и отчаянно размахивающую руками.

Оба побежали ей навстречу.

– Гонора! Гонора! – Только это и могла произнести задыхающаяся Эдди.

Артэр подхватил мать, а Каван ринулся туда, куда указывала Эдди.

Артэр и Эдди пошли за ним и, войдя в дом одного из выздоравливающих воинов, обнаружили там суматоху. Гонора навещала раненого, и тут у нее началась ужасная боль. Все растерялись, особенно Каван, державший свою стонущую жену в объятиях.

Вбежал Лахлан и с порога начал кричать:

– Помогите же ей! Сделайте что-нибудь!

Артэр принялся действовать. Он послал Лахлана за Зией, а Каван настаивал на том, чтобы жену отнесли в замок. Артэр придерживался другого мнения. Он объяснил брату, что его жене лучше оставаться в доме, пока не придет Зия и не осмотрит ее.

Вскоре появилась Зия и взяла бразды правления в свои руки. После короткого осмотра и ряда вопросов она заявила, что у Гоноры всего лишь расстройство желудка. Зия велела отнести ее в постель в замок, а сама принялась готовить специальный отвар.

И только оставшись наедине с Артэром, Зия призналась:

– Я не уверена, сможет ли она вынашивать ребенка и дальше.

– А если она родит раньше времени? – спросил он.

– Надо предотвратить преждевременные схватки, и тогда ребенок выживет.

– А Гонора?

– За нее я не беспокоюсь. Меня тревожит ребенок.

– Не следует ли тебе поставить в известность Кавана?

– Гонора может заметить, что он волнуется.

Артэр кивнул:

– Ты права. Что же нам делать?

– Я поговорю с Гонорой.

– А Каван?

– Это предоставим его жене, – сказала Зия.

– Ты бы на ее месте была со мной откровенной? – спросил Артэр.

Зия нежно коснулась его щеки.

– Тебе я бы доверилась. Ты сделал бы все как нужно. А вот Каван безумно любит жену и боится ее потерять.

Артэр чуть не схватился за грудь, так силен был укол. Зия понятия не имеет о его чувствах. Да и откуда? Он не слишком-то распространялся на этот счет. Сам только что все понял. И если он сейчас заговорит о любви, она ему просто не поверит. К тому же это сейчас не к месту и не ко времени. Что толку в словах?

«Скажи, что ты любишь ее».

Голос у него в голове звучал отчетливо и походил на голос Бетан. И в самом деле, пожилая женщина дала ему хороший совет.

Артэр взял Зию за руку.

– Действуй как хочешь, но потом найди время для нас. – Он наклонился и, прежде чем обнять ее, шепнул: – Ты такая красивая.

Она затаила дыхание, когда он быстро поцеловал ее. И вдруг Артэр ушел. Странно. А она-то считала, что он должен утащить ее наверх в спальню и продержать там остаток дня и ночь. Они не занимались любовью с самого дня битвы – не было времени, не было случая, так что желание близости давало о себе знать. Он мог бы ощутить это по тому, как усталая Зия прислонялась к нему, как ее рука обнимала его, как ее губы находили его губы при любой возможности и как она шептала ему на ухо, когда он меньше всего этого ожидал: «Я хочу тебя».

Теперь, когда она стала его, он не поменял бы ее ни на кого на свете. Она принадлежит ему, и он ее любит.

Он поспешил по лестнице в спальню Кавана и вошел в открытую дверь. Его брат сидел на постели рядом с женой. Артэр хотел было положить руку на плечо Кавана, но понял: сделай он так, брат поймет – что-то не так.

– Зия будет тут через минуту, – сообщил он, подходя к кровати. В углу спальни в кресле сидела Эдди. – Как себя чувствуешь, Гонора?

– Лучше, – сказала она со слабой улыбкой.

Он заметил, что она не отрывает глаз от двери. Ясно, ждет Зию.

– Почему бы нам не оставить женщин самих разобраться с этим делом? – сказал Артэр брату. – Мне хочется выпить кружечку-другую эля.

– Хоть три или четыре! – воскликнул Лахлан от двери. – Ты себя лучше чувствуешь, дорогая сестра?

Гонора улыбнулась:

– Гораздо лучше, спасибо. Заберите моего мужа с собой выпить, пока я займусь женской работой.

– Ты слышал? – спросил Лахлан, махая Кавану.

Каван не двинулся с места. Он посмотрел на жену:

– Ты уверена?

– Иди, – сказала Гонора. – Твоя мать здесь, и Зия скоро придет.

Каван неохотно ушел, пообещав скоро вернуться, чтобы проведать ее.

Артэр надеялся, что они не встретятся с Зией по пути в зал, но ему не повезло. Она поднималась по лестнице, когда мужчины спускались вниз.

– Как моя жена? – взволнованно спросил Каван.

– Хорошо, – успокоила его Зия, и Артэр знал – она ответила честно.

Только бы Каван не спросил о ребенке. К его облегчению, брат только кивнул и пошел дальше. Сейчас ему этого ответа достаточно, а завтра? – подумал Артэр.

Он стоял за спинами братьев, мечтая о встрече, хоть короткой, наедине с Зией. Протянув руку, он провел пальцами по ее руке. Она не могла ответить ему тем же, потому что несла миску с дымящимся отваром. Но он почувствовал ее ответ: чувственная дрожь пробежала по ее телу.

– Позже, – успел шепнуть Артэр, и Зия ответила энергичным кивком, невольно улыбнувшись.

Он шел за Каваном и Лахланом вниз по лестнице, а ему хотелось бы подниматься с Зией в их спальню. Он потряс головой, прогоняя эту мысль, и поспешил за братьями.

Зия вошла в спальню Гоноры, думая совсем не о том, о чем следовало бы. Артэр слишком часто занимал ее мысли. И она поняла, что ей хочется быть с ним намного чаще, чем она могла бы представить себе раньше. Она вздохнула: сейчас не время для таких мыслей. Но потом…

Она улыбнулась, приблизившись к кровати, в которой лежала Гонора.

– Скажи мне правду, – потребовала Гонора, и Эдди поднялась со стула.

Зия протянула отвар Гоноре:

– Пей медленно, потом поговорим.

Гонора сделала, как ей велели. Эдди снова уселась в кресло в ожидании.

Эти две женщины стали ей родными. Зия не могла бы сказать точно, когда это произошло. Возможно, она с самого начала почувствовала близость к ним – из-за Артэра. Какой бы ни была причина, ей хотелось успокоить их страхи, подготовив Гонору к возможным проблемам.

– Тебе нужно отдохнуть, – сказала она.

– Почему? – испуганно спросила Гонора, подозревая в этих словах какую-то недомолвку.

По опыту Зия знала, что многие женщины винят себя, если что-нибудь случалось с их ребенком, поэтому ответила осторожно:

– Самое простое объяснение – ребенок беспокойный.

Гонора расстроилась.

– К тебе это отношения не имеет, – заверила ее Зия. – Это ребенок дает знать о своих желаниях и нуждах.

– А мне что делать? – взволнованно спросила Гонора.

– Ты отдыхай и прислушивайся к тому, что говорит ребенок.

– Как? – спросила Гонора, едва не плача.

Зия взяла ее за руку.

– Ты скоро сама поймешь: как только ребенок сделает тебе больно, значит, пришло время отдыхать. Не упрямься. Веди себя осторожно, и он родится без осложнений.

Эдди поделилась своим опытом:

– Сын в отца. Каван не давал мне покоя несколько последних недель, пока не появился на свет.

– Правда? – с облегчением спросила Гонора.

– А посмотри на него теперь, – с гордостью заявила Эдди.

Женщины отдыхали, пока Гонора пила свой отвар.

– Говори мне, что надо делать, и я буду все выполнять в точности, – сказала Гонора. – А потом я поделюсь новостью с Каваном. Мне не хочется, чтобы у него были секреты от меня, и я не буду иметь секретов от него. – Она положила ладонь на свой округлившийся живот. – Это наш ребенок, и все трудности мы должны переживать вместе.

Зия удобно устроила Гонору и пообещала немедленно прислать к ней Кавана. Эдди вышла вместе с Зией. Как только они оказались за дверью, она взяла Злю за руку и отвела в сторону.

– С Гонорой все будет хорошо? – тихо спросила мать.

Зия кивнула:

– Если она будет больше отдыхать и прислушиваться к ребенку, то считаю, что все пройдет благополучно.

– Но ты беспокоишься, – сказала Эдди. – Я это чувствую.

– Я всегда волнуюсь, если ребенок слишком активен перед родами. Но мы теперь знаем это и будем присматривать за Гонорой.

Они продолжили разговор. Эдди интересовало многое, в том числе и ее отношения с мужем.

– А как у тебя с Артэром?

– Прекрасно, – искренне ответила Зия.

И правда, у них все было лучше, чем она могла себе вообразить. Несмотря на ее опасения. Их ведь тоже не спишешь со счетов.

– Похоже, ты удивлена.

– Думаю, так и есть, – призналась Зия.

– Почему?

– Мы такие разные, Артэр и я.

Эдди улыбнулась:

– Не очень.

Зия посмотрела на нее, пораженная. Они с Артэром – как день и ночь, хотя Эдди и воображает, будто это не так. Эдди остановилась, перед тем как они вошли в зал.

– И вот еще что. Я хочу знать правду о Ронане.

Зия ожидала этого вопроса. Но как ответить, не знала.

– Я уверена: в один прекрасный день мой сын вернется домой. После того, что ты рассказала семье, я в этом твердо уверена. Так что говори мне правду. Скажи, почему он еще не вернулся, хотя мог бы это сделать.

Зия взяла Эдди за руку.

– Иногда на вопрос лучше не отвечать.

В глазах Эдди появились слезы, похоже, она сейчас начнет упрекать ее в сокрытии правды.

– Пожалуйста, – попросила Зия. – Я понимаю, как вам трудно, но пока оставьте все как есть. Уже совсем скоро вы получите ответ.

Эдди вздернула подбородок.

– Каван ждет.

– Завидую вашей силе воли, – тихо сказала Зия.

– А тебе спасибо за заботу о Ронане.

Они вошли в большой зал, и Зия сразу сообщила Кавану, что Гонора зовет его. Сама она надеялась поговорить с Артэром. О чем, она пока не знала, ей просто хотелось побыть с ним наедине, пусть это будет только прогулка и они не произнесут ни слова. Она ощущала потребность быть с ним, держать его за руку, касаться его, целовать или просто быть рядом. Он чувствует то же, говорил его взгляд.

Зия шла к нему, когда дверь отворилась и в зал вошла женщина, спрашивая целительницу. Зия остановилась. На миг ей захотелось, чтобы ее оставили в покое. Она видела, что и Артэр чувствует то же.

Удивительно, но первое движение сделал Артэр. Он взял ее за руку и вышел с ней из зала. Давал ей знать, что всегда рядом и поддержит во всех делах. Его внимание тронуло ее душу и заставило хотеть его еще больше.

Как мог такой рассудительный мужчина захватить в плен ее сердце?

Возможно, было нечто, чему она могла научиться у него? Или, может быть, Эдди права? Неужели они с Артэром похожи больше, чем она предполагала?

Такая возможность заинтриговала ее, но не было времени подумать об этом основательно. Зие пришлось заняться раненым воином, у которого начался жар. Одного взгляда на мужчину хватило ей, чтобы понять – надежде на уединение с Артэром сбыться не суждено.

Зия посмотрела на Артэра разочарованная.

Он понимающе улыбнулся и закатал рукава:

– Говори, что делать.


* * * | Нежность и страсть | Глава 24