home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 33

– Знаешь, мне нужно рассказать об этом Кавану, – сказал Артэр, чувствуя себя предателем, и это беспокоило его.

В любом случае он кого-то предавал. Не расскажи он все Кавану – он предаст брата, расскажет он все Кавану – предаст Зию, так он чувствовал. Ему не нравилась эта ситуация, в которую он попал, и он ее не потерпит.

– Я так и думала. Но я тебе поверила, а Каван и так уже собирался поговорить с бабушкой, – сказала Зия, подбирая крошки, упавшие на одеяло, и бросая их на опустевшее блюдо, прежде чем соскочить с постели и отнести его на стол.

– Мне нужно было сначала поговорить с тобой.

Зия обернулась, сбрасывая халат и подходя к нему.

– Я знаю.

Артэр так возбудился, что с каждым ее шагом в голове у него все стало путаться.

– Я… я…

– Ты хочешь меня, – сказала она, и в ее голосе прозвучала жаркая страсть.

Или просто ему хотелось это слышать? Артэр потряс головой.

– Сомневаешься? – спросила Зия и остановилась у кровати, надув губки.

Артэр перестал здраво мыслить. Какая-то часть ума напоминала ему о необходимости задавать вопросы о Ронане, а другая вынуждала его удовлетворить страждущие чресла.

Зия решила этот вопрос, откинув с него простыни и взобравшись на него с обольстительной улыбкой, обещающей рай на земле. И он сдавался ей с каждым нежным прикосновением, с каждым сладким поцелуем.

Артэр вошел в кабинет Кавана.

– Все пытались помочь Зие, – сообщил Каван.

– И сделали только хуже, – возразил Артэр. – Деревня пытается представить ее как святую, а это только подогревает представление епископа о ней как о ведьме. А этот дурак, Нейл, злорадствует и считает, что победил… ведьма должна гореть.

– Мы оба знаем, что этого не произойдет.

– Как мы это предотвратим? – в отчаянии спросил Артэр.

Он смотрел на своего брата как на могущественного лэрда, который может сделать и невозможное.

– Не знаю, но мы это сделаем, – сказал Каван, крепко сжав плечо брата.

Артэр согласно кивнул. Он и Зия не одиноки. Его семья на их стороне и сделает все возможное, чтобы не позволить забрать у них Зию.

Стук в дверь прервал их разговор и вызвал новые волнения.

– Ты будешь добр к ней? – спросил Артэр брата.

Он знал, что за закрытой дверью ждет Бетан.

– Я хочу, чтобы мой брат вернулся домой, – резко ответил Каван и пригласил Бетан войти.

Бетан вошла радостная, щеки у нее порозовели, зеленые глаза светились, она приветливо улыбалась.

– Какая честь, что вы пригласили меня к себе в кабинет, Каван, – сказала она, протягивая ему руку.

Он вежливо пожал ее.

Бетан начала разговор с комплимента:

– Вы хорошо служите своим людям.

– Стараюсь. Но в настоящее время меня больше волнуют поиски Ронана, – сказал Каван и указал ей на кресло перед большим камином.

Она протянула руки к огню.

– Скоро наступит зима.

– И мне хотелось бы, чтобы брат был дома к солнцестоянию.

– Ваш брат человек сильный. Он найдет путь домой, в этом я не сомневаюсь, – сказала Бетан.

Артэр сел в кресло рядом с Бетан.

– Почему Ронан покинул вашу деревню?

– Кто-то преследовал его, – ответила она.

– Почему вы мне об этом не рассказали, когда я впервые спросил о нем? – озадаченно спросил Каван.

– Я дала слово.

– Кому? – требовательно спросил Каван.

– Вашему брату, – тихо ответила Бетан.

Братья покачали головами.

– А сейчас вы нам скажете? – спросил Артэр, удивленный, как и Каван.

– Прошло достаточно времени, Ронан должен быть уже в безопасности. Я молчала, выполняя его просьбу.

– Но мы – его братья, – заметил Каван.

– И очень хорошие.

Каван и Артэр переглянулись, покачали головами. Потом Артэр внимательно посмотрел на Бетан. А она продолжила:

– Ронан защищал нас!

– От кого? – изумился Каван.

– Это я сказать не могу, – с сожалением вымолвила Бетан.

Каван начал расхаживать перед камином.

– В этом нет никакого смысла.

– Ронан знал о нашей победе над варварами? – спросил Артэр Бетан.

– Да, знал, – подтвердила она.

– Так почему он не вернулся домой? – раздраженно спросил Каван.

– Для вашего брата это не так просто, – сказала она. – И я хотела бы надеяться, что вы оставите его в покое – ради его собственной безопасности.

– Ронан в беде? – хором воскликнули братья.

– Он сам вам все расскажет при встрече, – ответила Бетан.

– Звучит загадочно, – коротко сказал Каван.

– Боюсь, это все, что я могу вам сообщить.

– То есть вы отказываетесь отвечать на другие вопросы? – требовательно спросил Каван.

– Конечно, нет. Но сомневаюсь, что мои ответы вас удовлетворят, – сухо сказала Бетан.

– Вы все время говорите загадками, а мне нужны факты, – с досадой бросил Каван.

Бетан встала.

– Загадки обычно разгадываются. Подумайте об этом, и, возможно, вы кое-что узнаете. А теперь мне нужно пойти и посмотреть, как там мои люди.

Она отпустила Кавана, а не он – ее.

– Я должен бы рассердиться на нее, – сказал Каван после ее ухода. – Мне нужно было бы запереть ее в темнице, пока она не расскажет все, что мы хотим узнать… но я не могу это сделать. У меня такое чувство, будто мне нужно что-то понять из ее слов.

– А, кроме того, у нас нет темницы, – ухмыльнулся Артэр.

– Заткнись, – велел Каван и бросился в кресло рядом с братом. – Не говори, что тебя это не беспокоит. Кажется, наш брат в большей беде, чем мы сначала думали. Но из-за кого и где, и как, черт возьми, мы поможем ему?

– По словам Зии, мы ему помочь не можем. Она намекает даже, что наше вмешательство только навредит ему.

– Но мы же не можем бросить его, – раздраженно произнес Каван. – Мы должны что-нибудь сделать.

– Тогда давай выясним, что же все-таки вокруг нас происходит, прежде чем ввязываться во что-нибудь, – предложил Артэр. – Как только узнаем, с чем или с кем имеем дело, нам будет проще составить план действий.

– Хорошая мысль, – согласился Каван. – Но с чего начнем?

Артэр улыбнулся:

– Я поговорю с Бетан и выясню.

В комнату ворвался Лахлан:

– Вам лучше поспешить. Этот дурак, Нейл, создает новые проблемы.

Артэр вошел в большой зал вслед за братьями и услышал, как Нейл жалуется епископу, Что ведьма пользовалась своими колдовскими силами и скоро они попадут под ее чары, как и все остальные здесь.

– Зия помогает моей жене и сыновьям, – сказал Каван.

– Мы этого не знаем! – заорал Нейл. – Может, она спряталась и готовит свои снадобья, колдует… – он понизил голос, – насылает на нас дьявола.

– Я его сейчас убью, – шепнул Артэр братьям.

– А я тебе помогу, – предложил Лахлан.

Что еще больше разозлило Артэра, так это то, что епископ позволял этому человеку продолжать свои разглагольствования. В любой другой деревне или в замке уже сейчас Нейл нашел бы единомышленников, а если позволить ему продолжать такие речи, то и в Кейтнессе некоторые могут начать сомневаться, а ему только это и нужно.

Наконец, епископ поднял руку, призывая к молчанию, потом обратился к Кавану:

– К наступлению ночи я хочу иметь в своих руках брачные документы и поговорить с Зией. В противном случае я сообщу совету о вашем отказе сотрудничать. Сюда будет прислан отряд, чтобы арестовать Зию впредь до особых распоряжений. А сами Синклеры окажутся под следствием за укрывание ведьмы.

Гнев охватил Артэра, словно бушующее пламя, и он едва сдержался. Ему не оставили выбора. Как ему защитить свою жену?

– Проследите за этим, – приказал епископ Кавану, прежде чем удалиться в свою спальню для послеобеденной молитвы.

Артэр угрожающе шагнул к Нейлу, но Лахлан преградил ему путь:

– Есть более важные дела. Оставь его на потом.

В зал вошла Бетан, и Артэр, как и его братья, обратили взгляды на женщину, как будто ожидая от нее немедленного чуда.

Она подошла и похлопала Артэра по руке:

– Поговори с Зией.

– Что это даст…

Она подтолкнула его к двери:

– Поговори с ней.

Артэр не стал спорить. Уходя, он слышал, как она советует Кавану навестить свою жену и сыновей, а Лахлану – проводить мать на прогулку, в которой она так нуждается.

Артэр покачал головой. Его удивляло, как это Бетан всегда тонко чувствует, когда, в какой именно момент надо помочь людям. Она всегда говорила правильные вещи или давала дельный совет, а еще умела слушать. Он по-настоящему восхищался ею.

Зию он нашел в комнате для шитья. Она засмеялась, похлопала по сиденью, предлагая сесть рядом с ней.

– Гонора только теперь поняла, что для двойни детской одежды, которую она сшила, потребуется вдвое больше. Вот я ей и помогаю.

– Она и младенцы чувствуют себя хорошо?

– С ними все в порядке, они здоровые и веселые, – сказала Зия, откладывая шитье и беря Артэра за руку. – Но ты пришел не для того, чтобы расспрашивать меня о Гоноре. Что случилось?

Артэр сплел ее пальцы со своими, странным образом надеясь, что это свяжет их так, чтобы никто и никакая сила не смогла разлучить влюбленных.

– Говори, – приказала Зия. – Твое молчание меня пугает.

Он нежно поцеловал ее, потом в мельчайших деталях передал все, что произошло в большом зале. Зия, помолчав, сказала:

– Ради безопасности твоей семьи мне лучше уехать.

Артэр встал и рывком поднял ее с кресла.

– Никогда больше не смей говорить такого! – Но…

– Никогда! – твердо повторил он.

Зия прижала руку к его груди.

– Ты дрожишь…

– От злости, что ты могла осмелиться подумать о том, чтобы покинуть меня.

Зия задохнулась от волнения.

– Я не хочу покидать тебя. Просто боюсь принести беду.

– Я, – жестко заявил он, – обеспечиваю твою безопасность.

– А я, – повысив голос, сказала она, – обеспечиваю твою безопасность.

Артэр коснулся губами ее губ.

– Значит, мы делаем это вместе, но никогда, никогда мы не разлучимся. Обещай мне!

Она обещала, и он скрепил это обещание поцелуем. Они крепко обнялись.

– Но что же нам делать? – спросила Зия.

– Не знаю, но твоя бабушка предложила мне поговорить с тобой. Я счастлив, что ты рядом. Я чувствую себя лучше, даже если просто держу тебя в объятиях.

Зия уткнулась лицом в его грудь. Прошло некоторое время, и он понял, что она тихо плачет.

– Что случилось? – спросил Артэр, пытаясь оторвать ее лицо от своей груди. Наконец, он взял ее за подбородок и заставил посмотреть на себя. Ее полные слез глаза разбивали его сердце. – Все будет хорошо, не волнуйся.

Она пошмыгала носом и покачала головой, освобождая подбородок из его рук.

– Не в этом дело. Просто, когда я вижу твою страсть, я понимаю и чувствую в душе, как сильно ты меня любишь и как мне повезло, что я нашла тебя.

– Нам обоим повезло. Я намерен добиваться, чтобы так все и оставалось. Любовь поможет нам. Ведь она обладает магической силой.

– Это неразумно, – поддразнила она.

Они рассмеялись, и после короткого поцелуя Зия сказала:

– Есть кое-что, о чем я должна тебе рассказать.

Он сел в кресло, усадив ее себе на колени.

– Я внимательно слушаю.

– Хочу поведать тебе одну историю, которую сама только что услышала. Это о моей матери и об отце.

Артэр крепче обнял ее.

– Я заинтригован.

Зия повторила то, что услышала от бабушки, и снова глаза ее наполнились слезами.

Он поцеловал ее и еще крепче прижал к себе.

– Как печально… Я никогда не поверил бы, что можно умереть от разбитого сердца, но теперь вижу – это возможно.

– Я почувствовала то же самое, когда моя бабушка рассказала мне, но есть и еще кое-что.

– Помимо этого? – взволнованно спросил Артэр.

Она кивнула.

Он продолжал крепко держать ее.

– Я с тобой и всегда буду с тобой.

Зия улыбнулась и прижала ладонь к его щеке.

– Только не упади в обморок. Дело в том, что мой отец сейчас находится в твоем доме.

Артэр побледнел и недоверчиво покачал головой.

– Я не пони… – Он осекся. – О Господи? Епископ Алеатус – твой отец?

– Да. Моя бабушка предупреждала – эта информация может оказаться скорее опасной, чем полезной. Она велела мне быть осторожной. Вот почему я не сразу рассказала тебе.

– За сохранение этой тайны никто тебя не стал бы винить, – сказал он. – Но я благодарен тебе за то, что ты доверилась мне.

– Но что нам с этим делать? Это нам поможет или навредит? Вот что я пыталась решить.

Артэр задумался.

– Твоя бабушка утверждает, будто отец любил твою мать до безумия. Я не могу себе представить, чтобы мужчина, так сильно любящий женщину, обидел ребенка, рожденного от их любовного союза.

– Думаешь, мне стоит рассказать, кто я такая? Хотя моя бабушка считает, что епископ и сам об этом догадается, потому что я очень похожа на маму.

– Тогда как же сможет епископ не полюбить тебя, свою дочь? – подбодрил ее Артэр.

– Мы с бабушкой в этом не уверены. Может, прожитые годы были для него тяжелы и он ожесточился?

– Я ведь только что сказал тебе: магия любви поможет нам найти выход из этой неразберихи. Я в это верю. – Он улыбнулся. – Я полагаю, она уже помогла. Ты должна считать так же.


Глава 32 | Нежность и страсть | Глава 34