home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



МУРАВЕЙ И СТРЕКОЗА

— Здравствуй, красавица Стрекоза!

— Здравствуй, Мурашка-тормашка. Всё работаешь, тормошишься?

— А как кино? Брёвна таскаем, город Муравейград строим. А ты куда собралась?

— Да вот деток своих надумала проведать. С тех пор их не видала, как они из яичек вышли. Хочешь прокачу? Поглядишь, как наши шестиножки-насекомыши живут, какие у меня красавчики, какие милые детки растут. Попутешествуешь, страну поглядишь.

— А далеко ли лететь?

— До пруда. Третья всего остановка. Живо домчу.

— Коли недолго, так почему не прокатиться, на белый свет не поглядеть. Подставляй спину.

Взвились, полетели.

Летели, летели…

— Стоп! — говорит Стрекоза. — Первая остановка Бабочкин Луг.

Сошёл Мураш, а Стрекоза умчалась мух, комаров ловить. Поймает, разорвёт и тут же на лету съест.

Видит Мураш, много над лугом бабочек порхает.

— Бабочки-красавицы, — спрашивает, — в какую игру играете?

— А в такую, — отвечают бабочки, — что — рраз! — и нет нас! От птиц прячемся. Вот гляди.

Сели бабочки на цветы, крылья сложили над спиной и в тот же миг исчезли из глаз.

— Ловко! — удивился Мураш.

Вдруг слышит, что-то жутко зажужжало, зажужжало: мчится пчелиный рой, гонит огромную пёструю бабочку. На спине у бабочки человечий череп и кости нарисованы. Отбивается бабочка от пчёл сильными крыльями. А пчёлы жужжат:

— Кража! Грабёж! Жу-жу-жу-жульё!

Пронеслись.

Стали пчёлки одна за другой возвращаться. Мураш и спрашивает:

— Что это вы все на одну бабочку ополчились?

А пчёлка ему:

— Как что? Да ведь это Мёртвая Голова! Уж-жасная воровка. И рассказала Мурашу:

— Была ночь. Пчёлки все крепко спали в своём Ульеграде. Только у ворот дежурили караульные. Вдруг слышат: жужжит-свистит кто-то. А песенка знакомая: так поёт пчелиная царица-мать, и под эту её колыбельную песенку засыпают все пчёлки. Заснули и караульные у входа. Стало светать. Проснулись пчёлки. Видят, какое-то чудовище в улье. Распустило длинный хобот, сосёт из сот драгоценный мёд. Загудели пчёлки, выгнали Мёртвую Голову из улья, прогнали далеко-далеко. Это она усыпила сторожей колыбельной песенкой и пробралась в Ульеград.

Улетела пчёлка. Прилетела Стрекоза.

— Ну, поехали дальше.

Вот летит Мураш на Стрекозе и видит всё, что творится под ними.

Там паук спрятался в засаде и ждёт, когда глупая муха попадёт ему в сети. Там зелёная жужелица напала на толстую гусеницу. Там лёгкая оса-наездница ударила своим жалом-кинжалом жука; оцепенел жук, и наездница потащила его в свою норку.

Глядел Мураш, глядел и говорит:

— Прямо удивляюсь, как это меня ещё никто не съел?

— А это потому, — отвечает Стрекоза, — что вы — муравьи — кислые. Вас только тронь — получишь заряд едкой муравьиной кислоты.

— Ну, я опять проголодалась, — говорит Стрекоза. — Слезай. Остановка вторая. Одуванчикова.

Сидит Мураш. Стрекозу дожидается. Подсел к нему долгоногий-долгоногий комар Карамара.

— Ты Страшилки тут не видал? — спрашивает. А у самого от страха глаза на лоб вылезли.

— Никого не видел, — говорит Мураш. — Никого тут нет.

— А мне-то показалось… Ну, будь здоров! Лечу дальше. Только поднялся, полетел над самой травой, вдруг из травы как выскочат ноги с клешнями, хвать комара за пятку.

— Караул! — запищал комар. Он вырвался, оставил в клешне полноги, а сам улетел. Спасся.

Тут только разглядел Мураш, что рядом с ним на траве сидит шестиногий Страшилка.

Туловище зелёное, как листик, к нему четыре ноги прикреплены; сам рогатый, шея длинная, на ней ещё две ноги с шипами, трёхколенные, цвета гнилой соломы и с клешнями на концах. Мураш с перепугу чуть с одуванчика не кувырнулся. Хорошо, тут Стрекоза прилетела, взяла его на спину.

Дальше полетели.

Летели, летели, видят— тростник растёт, меж ним трава блестит.

— Деткин пруд, — говорит Стрекоза. — Прилетели.

Видит Мураш, в воде серые чудища плавают, лупоглазые, в масках.

— А что это за уроды? — спрашивает.

— Что ты, что ты?! — говорит Стрекоза. — Какие уроды? Это детки мои — красавчики. Выросли-то как!

Посадила Мураша на тростинку, сама рядом села, спину выгнула.

Серые чудища увидели их, на тростник полезли, паучьими лапами перебирают, карабкаются. А одно как выплюнет свой подбородок с зубами, чуть-чуть Мураша за живот не сцапало.

— Летим! — кричит Стрекоза. — Они глупые, они и меня, свою маму, сейчас съедят.

Умчались.

Одним духом домчала Стрекоза домой Мураша.

Поблагодарил её Мураш. Потом собрал всю свою братву — муравьев — и говорит им:

— Попутешествовал я по стране шестиножек. Видел, сколько страшного ждёт нас там на каждом шагу. Чересчур здорово умеют все шестиножки прятаться и всюду подстерегают свою добычу.

Хорошо ещё, что мы — муравьи — кислые, не всякий нас ест. Ну, да ведь и то скажешь, не все про это знают, да и есть любители кисленького. Разорвут тебя пополам да и бросят; вот тогда доказывай, что ты несъедобный. Меня чуть стрекозиные детки не сцапали. Если б нас много было, разве посмели бы?

Нет, уж лучше давайте не будем путешествовать в одиночку. Куда один, туда за ним и вся наша сила.

На этом и согласились.

Сам попробуй увидь одного мураша, без товарища. Никогда не увидишь.

Где один, там и войско.

А с целым войском их поди-ка сразись!

Как начнут палить, и ты убежишь.


РЕПОРТАЖ СО СТАДИОНА ЖУКАМО | Собрание сочинений. Том 1. Рассказы и сказки | ЗИМНЕЕ ЛЕТЕЧКО