home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



В «притонах Шанхая»

— Иди сюда, — сказал Лева Тройкин, — иди за мной…

Туся спустился в подвал. Там было сыро, темно, пахло грибами и уборной.

— Иди ближе, — шепотом позвал Лева Тройкин.

Он чиркнул спичкой, и слабый огонек высветил его круглую голову с обрывистым лбом.

Спичка догорала.

— Ты знаешь, что такое притоны Шанхая? — спросил Лева Тройкин уже в темноте. — В притонах Шанхая курят опиум… Заманили тебя в притон и уговаривают: покури чуть-чуть… Ты поддался — и все! Опьянел, валишься на циновку и спишь. А во сне к тебе подкрадывается шпион — в притонах Шанхая их полно! — подкрался и — нож между лопаток!..

Туся в пронзительном страхе оглянулся. Там, где, по его расчетам, была дверь на улицу, — темно.

— Но их можно обмануть, — шептал Лева, — это пара пустяков. Они тебе: «Кури, кури!» — а ты им: «Мерси, мерси!» — а сам — раз! — и подменил папиросу! В кармане-то у тебя «Беломор»! Понял? Притворился, что спишь… Они к тебе, а ты: из пистолета — тах-тах!..

Снова чиркнула спичка. Туся с ужасом смотрел в безжалостное лицо Левы Тройкина. Тот протягивал ему папиросу. Другая была у него в зубах.

— Прикуривай, — сказал Лева, — не бойся. Сразу не тяни в себя дым, не глотай. Во рту подержи и выпусти. Смотри…

Лева прикурил и окутался облаком едкого дыма.

— На, прикуривай…

Огненная муха подлетела к Тусиному носу. Туся приблизил к ней вплотную свою папиросу и втянул щеки.

Рот наполнился горечью, в горле запершило, из глаз хлынули слезы.

— Кхе-кхе, кха-кха…

— Не торопись, — сказал Лева, — спокойно…

Туся снова покорно втянул в себя дым.

— Выпускай через нос, — сказал Лева.

Через нос… Тусе Показалось, что вся голова его наполнилась этим ядовитым дымом и теперь он выходит отовсюду: из ушей, из глаз… Поскорей бы это кончилось!.. Тусина голова росла, распухала, становилась мягкой, как подушка…

— Ну? — спросил Лева. — Как самочувствие?

Внутри Тусиной головы что-то медленно-медленно раскручивалось. Ему хотелось взять себя за голову и придержать. Сладкая слабость подкрадывалась к ногам. Ладони вспотели, а пальцы стали вялыми и толстыми, как сосиски…

— Эй, — крикнул Лева и схватил Тусю за руку.

Что-то внутри головы раскрутилось — не удержать! Ноги подкосились, и Туся почувствовал, что летит. Со страшной, тошнотворной скоростью куда-то летит…

«Подложи… голову… нашатырь… воду… давай… зеленый… еще… сюда…»

Слова звучали глухо, будто из-за стены. А то и совсем пропадали. Тусе казалось, что их опускали во что-то мягкое.

Он открыл глаза. И не успел еще разглядеть, кто с ним рядом, как на него обрушилось:

— …Ну вот, наконец-то очнулся, слава богу, ирод, что наделал, отравился насмерть, разве можно…

Мама стояла на коленях перед кроватью. Она целовала Тусю и грозила ему кулаком, она всплескивала руками и воздевала их к потолку…

У дверей теснились старики Градобоевы, Маргарита Галкина и другие соседи, глядевшие на Тусю с голодным любопытством. У ног кровати стоял Лева Тройкин. Взгляд его был совершенно непроницаем.

Туся улыбнулся ему через силу. Он не виноват, что так получилось в этих, как их… притонах Шанхая. В голове у него что-то раскрутилось, а сам он ни при чем. Он еще постарается, он еще научится, а сейчас ему скверно, ох как скверно, его так тошнит…

— Выйдите, все выйдите! — закричала мама. — Дайте таз!..


Прапрапра-Пряников и другие | Повести и рассказы | Бабушка