home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ.

Тогда, в тумане…

На берегу, около шлюпок — толпа ребятишек. Шум, гам. Маленький стал спускаться с горы. Спустившись до середины, остановился.

— Чего споришь? Становись в очередь! — услышал он голос Чубчика. (Чубчик сегодня вахтит.) — Ты, рыжий, не лезь вперед, щелбан дам! У кого пятака нет, лучше не становись! Нет?.. Отвали!.. Домой сбегаешь, принесешь!..

Толпа старгородских ребятишек постепенно превратилась в нестройную кривую очередь. Кто упрямо пробирался вперед, кто твердо держался соседей, кто лез в проверяльщики — глядеть, чтоб другие без очереди не просочились.

Чубчик запустил на шлюпку человек десять — расселись с криком, визгом, — вставил весла в уключины, сел, посмотрел на берег, увидел Маленького и крикнул:

— Але, Маленький, отвяжи конец!

…Если бы он не крикнул так, с такой ленивой уверенностью, что Маленький тут же помчится выполнять его приказание. Если бы не махнул так — обидно, небрежно — дескать, поторапливайся, ты…

— Чего ползешь! — крикнул Чубчик. Ребятишки в шлюпке захихикали.

— Скорей давай!..

Маленький подошел к самому берегу.

— Вылезай! — сказал он и сам удивился своему голосу.

— Чего?

— Вылезай, вот чего. И вы все… вылезайте.

Чубчик поднялся. Он выскочил из шлюпки и в присутствии шумной очереди взял Маленького за грудки.

— Ты…

Маленький видел, что на шлюпке произошло замешательство. Девчонка лет восьми, с круглой гребенкой в белых волосах, выпрыгнула на берег.

— Отдавай пятак!

Чубчик, не отпуская Маленького, зло обернулся, сплюнул.

— А ну, залазь обратно! Не хочешь? Кто хочет? — обратился он к очереди.

— Я! Я хочу!..

— Видал? Сами хотят!

Маленький понимал: с Чубчиком ему не справиться.

— Отпусти…

— А ты отвали, пока не получил…

Чубчик толкнул Маленького, да так, что тот упал спиной на взгорок. Ах, гад…

Чубчик отвернулся и стал отвязывать конец. Маленький поднялся, посмотрел кругом. Очередь молчит исподлобья. Шлюпка притихла. А Чубчик стоит к нему спиной, уверенный, что Маленькому с ним не справиться. И вот именно от этого Маленький так разозлился, что в голове у него застучало. Он бросился на Чубчика и сбил его с ног… Кто-то заплакал, кто-то закричал громко:

— Отдай пятак! Отдай! Мамке скажу!

Докатились до воды. Маленький почувствовал ее спиной, ногами, затылком…

— Эй, вы чего!..

…Одного держит Каштанов, другого — Ленц.

— В чем дело?

Чубчик молчит. Маленький тоже молчит. А с горы — бочком, бочком — спускается капитан. Знает про цветок или не знает?..

— Что случилось?

Чубчик молчит. Маленький тоже молчит.

Капитан огляделся зорко, ткнул пальцем в ту самую девчонку с гребнем, которая за свой пятак больше всех переживала.

— Вот ты скажи…

— Он пятачки у нас брал, обещался на лодке покатать, под парусом…

— Кто это — он? Кто — брал?

— Вот. — Девчонка ткнула пальцем в Чубчика.

— Чубарев! — сказал капитан. — Решил дань собрать в Старгороде? Два года в клуб ходишь, а какой смысл? Смысл какой, я спрашиваю? — Голос капитана стал жестким, как тогда, на острове, после телеграммы… — Значит, не надо тебе в клуб ходить. Совсем не надо.

Чубчик поднял глаза. В них было «все равно». Кивнул на Маленького.

— Маленький в школе горн стырил, ему и то ничего… А меня сразу…

Маленький замер.

— Эх, Чубарев, Чубарев, — сказал капитан, — одному скучно тонуть — за собой тянешь?..

Капитан внимательно поглядел на Маленького. Тот сжался весь.

— Вернешься из похода, Петров, — горн обратно отнеси. Не место ему в твоем рюкзаке, это вещь общественная.

Маленький хотел было сказать, что горн все равно пылился стоял, что никто в него не трубил, но капитан смотрел на него по-прежнему жестко, и Маленький понял, что никаких его оправданий капитан сейчас не примет.

— Это дело общественное, — повторил капитан, — общественность поручит — труби, пожалуйста. Боцманом вот ты сам себя не назначишь, верно? Выбрать должны!

Маленький кивнул.

— Ну, хорошо, если согласен, — облегченно сказал капитан. — А мы сложимся, гармонь тебе купим. Сложимся? — Он оглядел всех.

— А что, — сказал Каштанов, — у меня полтинник есть.

— Рубль даю, — сказал Степа.

Маленький обернулся. Степа стоял на взгорке, улыбался. В руке рубль. Рядом Айна. Смотрит на Маленького серьезно, прямо, не то с удивлением, не то с любопытством… Он выдержал ее взгляд: ну, кто за Чубчиком ходит? То-то…

Старгородские ребятишки молча стоят, слушают.

— Ну, а вы? — спрашивает их капитан. — Жертвуете на гармонь? — Капитан смотрит в упор на ту, с гребнем. Она краснеет, опускает белую свою голову, пятачок в кулаке сжимает, а потом как заревет!

Все засмеялись.

— Не плачь, — говорит капитан, — я шучу. Неси домой свой пятак. — Он повернулся к Маленькому.

— А куда ты давеча подевался, Маленький Петров? — Капитан смотрит на него в упор. — Я тебя ждал, ждал…

— Я… Я заблудился. («А вдруг знает про цветок?») Не в ту сторону пошел, товарищ капитан.

Капитан засмеялся.

— А ты бы затрубил. Как тогда, в тумане, помнишь? Я бы тебя и услыхал.

«Не знает! Не знает!»

— Не догадался, товарищ капитан, — сказал Маленький.

— Все ясно, — усмехнулся капитан. — Нападение было неожиданным. Ты испугался и бежал. Бедняга.

Маленький ответил капитану тоже усмешкой. Многозначительной. У нас, мол, секрет. И открывать его мы не намерены.

…А тогда, в тумане, было вот что. Это случилось на третий день похода. Поздним вечером входили в какую-то реку. С берегов наполз на воду серый туман. Необозримой стеной катился он навстречу, обволакивал все вокруг вялой пеленой — бакены, встречные корабли, шлюпки… Дышать в тумане было тяжело, одежда стала влажной… Тогда капитан и сказал:

— Маленький, бери трубу, сигналь. Да почаще, погромче, а то, не дай бог, напоремся на кого-нибудь…

И Маленький трубил, трубил во всю ивановскую, из последних сил, пока не подошли они к свайному домику бакенщика и не пришвартовались…

Будто клочья тумана, разнесенного утренним ветром, остались в его голове после той ночи отдельные картинки, звуки — зов корабельной сирены, кашель бакенщика, лай собаки, падающий в туман, словно в колодец… Жуткое и прекрасное ощущение невидимого корабля, проходящего рядом…


И почему, и почему, и зачем | Повести и рассказы | ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ. Айна