home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Простите, я не девочка!

Еще одна неприятность была в Тусиной жизни: его очень долго принимали за девочку. Судите сами — волосы густые, длинные…

Наверно, Тусина мама мечтала о дочке, а когда родился сын, никак не могла с этим примириться.

Где бы Туся с мамой ни появились — в саду ли, в трамвае, в гостях, в очереди, на маминой работе — всюду Туся слышит:

— Какая чудная девочка! Какие волосы! А ресницы!..

И всюду Туся произносит одну и ту же фразу:

— Я не девочка!

На некоторых эта фраза действует, они теряют интерес и отходят в сторону. Другие, наоборот, еще пуще распаляются:

— Подумайте, это мальчик! Никогда бы не поверила! Чудо, чудо!

Одной настырной тетке Туся даже сказал:

— Простите, я не девочка!..

Так поступали взрослые. Когда они хотели кого-нибудь особенно сильно уязвить, они не говорили: «Это чепуха!» Или: «Какая чушь!» Они говорили: «Простите, это чепуха!» Или: «Простите, но это чушь!» И делали ударение на слове «простите».

Как-то вечером лег Туся в постель, притворился, что спит, а сам слушает, что мама с папой говорят.

П а п а. Надо бы Тусю постричь, скоро ему в школу…

М а м а. Успеем. Такие чудные волосы…

П а п а. Но ведь над ним в классе смеяться будут!

М а м а. Мало ли дураков. Если на всех обращать внимание…

П а п а. И все-таки, согласись, как-то странно…

М а м а. Постричь всегда успеем. Попробуй отрасти!..

Утром, когда взрослые ушли на работу, Туся постучал в квартиру к Леве Тройкину. Лева уже в пятый перешел.

— Заходи, — сказал Лева. — Ты чего такой кислый? Щами объелся?

— Лева… — сказал Туся, — постриги меня, пожалуйста…

— Постричь?! Это можно, — сказал Лева и потер от удовольствия руки. — Значит, так, вот кресло. Садитесь, гражданин. Вот полотенце, зеркало, ножницы. Обернемся простыней, так! Выше подбородок. Вам полубокс? Или полечку? А может…

— Бокс, — сказал Туся.

— Прекрасно, прекрасно, — сказал Лева. — Сейчас мы возьмем расчесочку…

— Ой, не дергай!

— Потерпи. В парикмахерской терпеть надо.

— Да больно же! У тебя ножницы тупые!

— Ножницы как ножницы. Не нравится — иди на Большой проспект.

…Скосив глаза, Туся смотрел, как на белую простыню падали густые черные клочья.

Он боялся глядеть в зеркало. За его спиной тяжело дышал Лева.

Наконец Туся не выдержал и поднял глаза. На него в отчаянии смотрело какое-то странное существо — жалкое, бледное, худое, с головой, похожей на рощу, по которой пронесся ураган.

Лева поливал одеколоном Тусину голову. Одеколон стекал по щекам и смешивался со слезами.

В этот день Туся плакал еще раз — вместе с мамой.

Туся плакал от стыда: не хотел идти в настоящую парикмахерскую. Боялся — засмеют.

Мама плакала бог весть от чего.


предыдущая глава | Повести и рассказы | Тело и душа