home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Венька-американец

Этот Венька-американец такой человек. Играет, например, с Тусей в шахматы. Проиграл и говорит:

— Ну, когда отыгрываться будешь?

— Почему отыгрываться? — спрашивает Туся.

— Потому что ты проиграл, — невозмутимо отвечает Венька-американец.

— Это ты проиграл, — говорит Туся.

— Я выиграл, — холодно улыбаясь, говорит Венька.

— Ты что! — горячится Туся. — Я тебе мат сделал! Вот — ферзем и турой!

— Мат? — удивляется Венька и смешивает фигуры. — Это я тебе мат сделал.

— Ну, сыграем еще раз, я тебе докажу, — говорит Туся вместо того, чтобы стукнуть Веньку по его толстомясой башке.

— Давай, — пожимает плечами Венька, — все равно проиграешь.

Венька еще ни разу не выигрывал. Ни разу.

— Будем играть при свидетелях.

— Это еще зачем? — спрашивает Венька.

— Чтобы ты не врал.

— Ах, чтобы ты не врал! Пожалуйста, зови…

Туся сжимает кулаки и идет звать свидетелей.

Всех привел, кто был во дворе. Даже тех, кто шахмат в глаза не видел. Пусть смотрят на всемирный Венькин позор!

Начали. На двенадцатом ходу Туся объявил Веньке шах. На шестнадцатом съел ферзя. На двадцатом… Ну, как? Все видят? Мат!

— Когда отыгрываться будешь? — спрашивает Венька негромко.

— Что-о?!

Венька протягивает руку, чтобы смешать фигуры, Туся тащит доску к себе, фигуры разлетаются по земле, свидетели орут: «Бей его!». «Кто выиграл?» — кричит Туся не своим голосом. «Я», — тихо отвечает Венька. И бледнеет. «Ты?» — кричит Туся и подымает над головой шахматную доску. «Я!» — говорит Венька и встает на карачки. Он прячет голову и выставляет кверху ягодицы, обтянутые прекрасными американскими штанами.

— Кто выиграл? — кричит Туся, и шахматная доска отскакивает от Венькиных ягодиц, словно те резиновые.

— Я! — глухо отвечает спрятанная Венькина голова.

— Бей! — орут свидетели.

— Кто выиграл? — кричит Туся отчаянно.

Плюх… Плюх…

— Я! — упорствует Венька.

— Бей!

— Кто?..

— Я!..

— Бей!..

— Кто?..

— Я!..

Туся бросает доску и идет прочь. Венька осторожно выглядывает из-под руки, кричит: «Я! Я!» — и снова прячет голову.

Туся не оборачивается. Он уходит на лестницу, забирается на самый верхний этаж, садится на подоконник и прислушивается к жужжанию пыльных мух.

Что за человек этот Венька? Надавал ему — и никакой радости… Его бьют, а он кричит: «Я! Я!..» Штаны как масляные, и это — плюх, плюх…

А может быть… Может быть, Веньке надо выиграть хоть раз по правде и он успокоится? Наверно, он ни разу ни у кого не выигрывал… Неужели ему так хочется выиграть?

Туся смотрит сквозь пыльное стекло и видит, как через двор, оглядываясь, идет Венька, держа под мышкой шахматы. Он идет поспешно, быстрее, чем нужно идти человеку.

Туся отворачивается. Все уходит: злость, досада, отвращение.

А удивление остается. Удивление перед несокрушимым Венькиным упрямством.


Тело и душа | Повести и рассказы | Дело о заколках