home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23:59 Откровения

Стены, выкрашенные в темно-лиловый цвет, с наступлением тайного часа становились черными. На одной стене висела доска, где Десс красным мелком производила вычисления в тех редких случаях, когда не могла подсчитать что-то в уме. Другую стену украшал автопортрет, выполненный из черных, белых и серых деталей конструктора «Лего», напоминавших пиксели на дисплее компьютера. Десс подумывала о том, что картинку надо бы осовременить с учетом того, что она выкрасила волосы и сделала более короткую стрижку, но при мысли о том, что придется разбирать все детали «Лего», а потом собирать их снова, ей становилось скучно. Кроме того, в отличие от компьютерной картинки, эту нельзя было сохранить в первозданном варианте.

Посередине комнаты стояла музыкальная шкатулка с застывшей в неподвижности фигуркой балерины. Розовая пачка балерины давным-давно сменилась темно-лиловой, ее светлые волосы были выкрашены черной краской. Наряд дополняли металлические украшения, которые Десс смастерила из спаянных между собой канцелярских скрепок. Балерину звали Ада Лавлейс. Ящичек, где находился механизм музыкальной шкатулки, был раскрыт, и Десс могла управлять движениями Ады. Кроме того, она согнула кусачками несколько крошечных штырьков на вращающемся музыкальном барабане, и в результате звуки шкатулки стали не такими уж мелодичными и предсказуемыми. У изменившейся мелодии не было ни начала, ни конца. Под этот беспорядочный набор позвякиваний можно было танцевать что угодно.

Сегодня в комнате Десс пахло раскаленным металлом.

Весь день она трудилась над оружием. В своей прошлой жизни предмет ее работы был стойкой для микрофона — Десс приобрела ее в музыкальном магазине. Она заглянула туда за стальными гитарными струнами, которые ей были необходимы для изготовления орнаментов-оберегов на окнах и двери. Но когда Десс увидела микрофонную стойку, она решила истратить все деньги, заработанные за время летних каникул именно на нее. Покупка нового металлического изделия гарантировала его чистоту — ну, разве что возле этой стойки малолетки корчили из себя рок-звезд. (Десс и сама устроила пантомиму перед зеркалом и исполнила одну песенку, прежде чем приступить к работе.)

Стойку можно было укорачивать и удлинять в зависимости от роста певца. Минимальная ее длина равнялась трем футам, максимальная — шести. Когда Десс открутила круглое основание, стойка стала очень легкой. Еще ни разу в жизни Десс не доводилось давать имя такому большому предмету, но с точки зрения геометрии пропорции стойки оказались поистине совершенными. Будучи выдвинутой на полную длину, она гораздо больше походила на настоящее оружие, чем что-либо из прежнего арсенала Десс.

Интересно, подумала она, может, темнякам до сих пор снятся в кошмарах копья, которые метали в них люди каменного века. Мелисса всегда утверждала, что у темняков очень хорошая память.

Все воскресенье Десс занималась тем, что наносила на поверхность стойки различные маленькие значки. Это были математические символы и рисунки из старательно расставленных точек. Она даже скопировала несколько фигур из тех, что были нацарапаны на стене в пещере.

Вероятно, это произведение палеолитической живописи было исполнено в честь особо удачной охоты. Десс трудилась до тех пор, пока количество рисунков не составило тридцать девять — идеальное число для борьбы с темняками.

В одном из углов все еще пахло раскаленным железом, от паяльника к потолку поднималась струйка белесого дыма. Полночь вступала в свои права, в озаренной пламенем свечи комнате все постепенно окрашивалось в синий цвет. Десс наблюдала за тем, как застывает струйка дыма, как ее колечки и изгибы вдруг замирают в неподвижности. В синем свете на фоне черных стен струйка дыма мерцала нежно и прозрачно, как мерцала бы паутинка в солнечном луче.

Десс осторожно прикоснулась к паутинке дыма кончиком пальца. От нее отделился «клочок» дыма шириной с палец и заструился к потолку.

— Гм-м-м, — глубокомысленно протянула Десс. — Логично.

Как все прочее, что замирало в полночь, частицы дыма обретали свободу, стоило к ним прикоснуться. Но горячий дым легче воздуха поэтому он не опускался, а стремился вверх.

Она взяла в руки стойку. В синем свете та выглядела как отличное оружие.

«Если сегодняшний тайный час окажется похожим на вчерашний, то оружие мне не помешает», — подумала Десс.

Оставался последний этап. Десс хотела наделить свое «копье» именем из тридцати девяти букв, и таким именем, от которого был бы толк. Одним словом тут было не обойтись. Но слова такой длины попадались только в области химии, а Десс считала, что от мудреных научных названий во время тайного часа большого толку не будет. Даже ползучек не напугать такими словами, как «бензогидроксипенталаминатриконигексадрин»[22] — может быть, потому, что вещества, обозначаемые такие словами, как правило, входят в состав организма аппетитных девочек-подростков. Однако, вероятно, нужного эффекта можно достичь с помощью трех слов из тринадцати букв. Десс села и несколько минут внимательно изучала картинки, которыми украсила микрофонную стойку по всей длине, перебирая слова в уме.

Другим полуночникам приходилось пользоваться словарями, но она, математик-вундеркинд, подсчитывала буквы автоматически. Для нее тринадцатибуквенные слова обладали особым, специфическим запахом и цветом, она видела их так, словно они написаны заглавными буквами. Миновало еще несколько мгновений — и сознание Десс выстроило прекрасную последовательность из трех тридекалогизмов.

Она поднесла свое оружие к губам и прошептала:

— «Восхитительно пересчитанный орнаментализм».

Как договорились, Десс заехала за Рексом. Он жил неподалеку, и если кого-то из них поймали бы поодиночке, то Десс скорее бы выкрутилась. Мелисса сегодня решила остаться дома — намеревалась заняться просмотром экстрасенсорного пейзажа в попытке понять, что же такое творится на бедлендах.

— Все нормально? — спросил Рекс, когда Десс подъехала к его неухоженной лужайке. Он ждал ее там, окружив себя горками из тринадцати камней.

— Да. Сегодня все не так жутко, как было прошлой ночью. По крайней мере в городе.

Прошлой ночью они побывали в том месте, где встречались особо древние «письмена», далеко посреди бедлендов. Ползучки с самого начала увязались за ними, они и летели, и ползли. Всякий раз, когда Десс оглядывалась, ей казалось, что тварей становится все больше. Появились и летучие темняки всех видов и мастей, их незнакомые силуэты заслоняли лик луны. Два темняка даже пытались подобраться к ним и испытывали на прочность линию обороны, которой Десс обнесла изучаемую территорию. Дело могло обернуться совсем плохо, но примерно за пятнадцать минут до захода луны все твари вдруг исчезли — умчались, словно вспомнили о какой-то важной встрече, назначенной на это время. Все это было очень странно и непонятно.

— Поехали, — поторопила Десс Рекса. Ей не хотелось думать о том, что Джессика сегодня совсем одна. Нынче ночью кнопки могли ее не уберечь.

«Правда, она, может быть, и не совсем одна… — еле заметно улыбнувшись, подумала Десс. — Вот Рекс удивится!»

Рекс внимательно огляделся по сторонам и только после этого сел на свой велосипед.

— Очень надеюсь, что сегодня будет спокойно. Не могу в толк взять, откуда взялись все эти темняки. Я и не представлял, что среди них есть такие здоровенные.

Десс кивнула:

— Я тоже об этом думала. Хочешь, я выскажу предположение?

— Конечно.

— Ладно. Темняки похожи на пантер или тигров, так? За исключением тех случаев, когда принимают совершенно уродское обличье, как это было вчера ночью.

— Верно. Согласно науке полуночи, они в родстве с крупными кошками — львами и тиграми. Как мы — с обезьянами.

— Пусть так, — продолжала Десс. — А вот согласно той науке, которой доверяю я, а в данном случае, это канал «Дискавери», получается, что кошки почти весь день спят. Взять, к примеру, львов. Они спят по двадцать два часа в день, ворочаются с боку на бок, помахивают хвостами, отгоняя мух, ну, может быть, зевают, дабы время от времени оглашать свою территорию подобающим рыком и напоминать о том, кто здесь хозяин, но в общем и целом они пребывают в полубессознательном состоянии.

— Двадцать два часа сна в сутки? Это очень похоже на папиного кота.

— Значит, на бодрствование остается всего два часа, так? Один из этих двух часов у них уходит на кошачий туалет и зарядку: они себя вылизывают, затевают шутливые драки с другими членами прайда, ну и так далее. Охотятся они всего один час из двадцати четырех. Рекс присвистнул:

— Вот это жизнь. Пятичасовая рабочая неделя.

— Семичасовая, — поправила его Десс — У них нет выходных.

— Обидно.

— Ну, так вот. Если темняки похожи на крупных кошек, то и они, по всей вероятности, охотятся только один час в сутки.

— Точно, — согласился Рекс.

— Но что такое сутки для темняка?

Рекс крутил педали велосипеда и размышлял, привлекая на помощь свою драгоценную науку полуночи.

— Так… Темняки живут только один час из двадцати пяти. Остальное время они не двигаются, как не двигаются люди, пока не истечет тайный час. Значит, на то, чтобы прожить сутки, темнякам нужно двадцать пять наших дней. Отчасти. Поэтому они и живут так долго.

— Правильно, — кивнула Десс. — Следовательно, средний темняк, вероятно, спит двадцать три наших дня подряд.

Велосипед Рекса завилял. Десс сразу поняла: он ни о чем подобном прежде не задумывался. Она сокрушенно покачала головой. Людям стало бы гораздо проще жить, если бы они хоть время от времени производили математические вычисления.

— А это значит, — медленно протянул Рекс, — что охотятся они всего-то раз в месяц. Как вервольфы — мифические волки-оборотни.

— Вот именно. Наверное, отсюда и все эти штуки насчет полнолуния. Вот только темняки охотятся не каждые четыре недели, а каждые три и пятьсот семьдесят одна тысяча четыреста двадцать девять миллионных. Но кто станет считать? В любом случае это означает, что темняков намного больше, чем мы думали, потому что большинство из них спит. Получается, что мы постоянно видим только верхушку айсберга. На одного охотящегося приходится двадцать три спящих.

Десс умолкла и дала Рексу время переварить услышанное.

Тот некоторое время этим занимался, а потом высказался:

— Значит, «Откуда они все взялись?» — неверная постановка вопроса?

— Угу, — откликнулась Десс. — Вопрос должен звучать: «Почему они все проснулись?»

Когда Джессика подошла к окну, услышав стук, вид у нее был разочарованный.

— Ждала кого-то другого? — полюбопытствовала Десс.

— Вроде того, — тихо ответила Джессика. Рекс то ли не расслышал, то ли решил, что они шутят. А Десс стала с интересом гадать, что произошло прошлой ночью.

Сегодня она несколько раз звонила Джонатану, чтобы узнать, исполнил ли он свою угрозу наведаться к Джесс, когда наступит время синевы, но весь день никто не подходил к телефону. Десс не стала волноваться: Джонатан может о себе побеспокоиться получше любого из полуночников. Но все же ей хотелось услышать краткий отчет.

— В общем, у нас для тебя потрясающие новости, — сказала она Джессике.

— Входите, — отозвалась та и открыла окно. Десс впрыгнула в комнату и протянула Рексу руку. Джессика подумала о том, что ее друзья могли бы и через парадную дверь войти, но почему-то, как только наступало время синевы, все сразу начинали шептаться, секретничать и ходить на цыпочках.

Джессика плюхнулась на кровать. Вид у нее был усталый, на скуле темнел синяк. Похоже, ее свидание с Джонатаном не заладилось — темняки, наверное, вечер подпортили.

Десс обратила внимание, что Десс потирает правую руку — так, словно кисть у нее ноет. А она по опыту знала, что это означает. Это означало, что не все так плохо.

Десс решила повременить с расспросами. Расспросить Джессику обо всем она могла завтра в школе, когда поблизости не будет Рекса, и он не испортит им разговор.

— Вчера мы побывали в хранилище знаний, — сообщил Рекс.

— То еще было путешествие, — буркнула Десс. — Темняки вокруг кишмя кишели.

— Но пожалуй, мы выяснили, в чем дело.

— Я во всем виновата, да? обреченно спросила Джессика, посмотрев на Рекса.

Рекс немного удивился, но пожал плечами:

— Ну, не то чтобы виновата…

— Но все из-за меня. Вас эти твари совсем не беспокоили. А как только появилась я, они стали собираться толпами.

— Это правда, — признал Рекс. — Массированные действия темняков можно связать с твоим приездом в Биксби. Но это всего лишь одно из возможных объяснений.

— Нет, это единственное объяснение, — покачала головой Джессика. — У вас был свой собственный мир, потайное время, которое принадлежало только вам, а я все испортила.

— Ты ничего не портила, — возразил Рекс. — Темняки были всегда, и нам и раньше доводилось с ними встречаться и отбиваться от них. Но не исключено, что ты их напугала.

— Напугала?

Десс села на кровать рядом с Джессикой.

— Каждый из полуночников наделен тем или иным даром, Джессика.

— Это я заметила. У всех есть особые способности. Кроме меня.

Рекс стал расхаживать по комнате.

— Согласно науке полуночи, темняки чуют, когда на их территории оказывается незнакомый полуночник. Они знают, на что способен каждый из нас, и чувствуют, когда кто-то новенький для них опасен.

— Я? Опасна для них? — Джессика расхохоталась. — Ты, наверное, шутишь. Пока что главный мой талант в том, что я, как магнит, притягиваю разные гадости. Беда ходячая да и только.

— Все потому, что они боятся, — включилась в разговор Десс. — В них все-таки много от зверей — от диких кошек.

— А ты расшевелила их гнездо, — добавил Рекс.

Десс сделала большие глаза:

— Рекс, кошки не вьют гнезд.

— Ну, расшевелила их… кошачье логово. И все-таки, каким бы даром ты ни обладала, Джессика, этот дар очень важен. Для нас.

Джессика с надеждой посмотрела на Рекса.

— Правда? Ты уверен?

— Если ты нужна темнякам, то нам ты просто необходима, — сказала Десс.

— Но им я нужна мертвая.

— Именно поэтому мы и должны выяснить, что ты собой представляешь, — проговорил Рекс. — Ты поможешь нам сделать это?

Джессика на несколько секунд задержала взгляд на своих друзьях, а потом мрачно уставилась в окно, за которым текло время синевы. Десс заметила аккуратные ряды кнопок вдоль окон и подумала: «Интересно, каково это, когда наступает тайный час и за окном тебя ждет целый мир, а ты заперт у себя в комнате?»

В комнате у Джессики царили необыкновенные чистота и порядок. Похоже, она весь день занималась уборкой. Десс поняла, что родители Джесс — люди не бедные. В углу стоял отличный музыкальный центр и стойка с кучей компакт-дисков. Но вид у комнаты был совершенно не обжитой. Тут было одиноко.

Джессика вздохнула, но ответила:

— Конечно. Что я должна сделать? Рекс улыбнулся.

— Нам придется отвести тебя в одно место, связанное с наукой полуночи, в хранилище знаний. И сделать это надо во время тайного часа. Есть способы, есть испытания, с помощью которых там можно определить, какой у тебя дар.

— Хорошо, но только что будет, если туда нагрянут темняки?

— Они непременно попытаются, — кивнула Десс. — Но я могу заранее выстроить оборону и все приготовить еще засветло, так что к наступлению полночи мы будем в полной безопасности. По крайней мере, там уж точно будет надежнее, чем в этой комнате.

Джессика огляделась по сторонам. Мысль о том, что ее комната ненадежна, явно не прибавила ей спокойствия.

— Тогда остается только одна маленькая проблема — как мы попадем в ваше хранилище знаний?

— Это мы тоже продумали, — поспешно проговорил Рекс. — Ты можешь сказать родителям, что останешься ночевать у Десс. Она живет ближе всех к бедлендам. И вы сможете уйти из дома и добраться до места раньше, чем…

— Забудьте об этом.

— Почему? — удивился Рекс.

— Я не могу остаться ночевать ни у кого. По крайней мере, еще целый месяц. Меня не пускают. Никуда, кроме школы.

— Ох. — Рекс не смог скрыть расстройства. Видно, он никак не ожидал, что его блестящие планы рухнут из-за такой обыденщины. — Ну, тогда… Тогда, если ты сумеешь выбраться из дома сама, Мелисса сможет заехать за тобой и отвезти тебя…

— Нет, — не раздумывая, прервала его Джессика. — Я и так уже предостаточно наврала родителям. Выше крыши. Так что лучше не надо.

Рекс открыл рот, но тут же закрыл.

Десс просто умирала от любопытства — так ей хотелось поговорить с Джессикой по душам наедине, без Рекса. «Что же такое стряслось вчера ночью?» — гадала она, прикидывая, не связан ли домашний арест Джессики с Джонатаном.

— Понимаете, — стала объяснять Джессика, — я не против того, чтобы уйти из дома во время потайного часа, но в обычное время никуда не пойду. Если мои родители узнают, они ужасно огорчатся. А мне бы не хотелось снова огорчать их.

— Ты хочешь ждать целый месяц? — не выдержал Рекс. — Если темняки на самом деле так сильно напуганы, то очень скоро они могут разойтись не на. шутку.

— А далеко это место? — робко поинтересовалась Джессика.

— Очень далеко, — ответил Рекс. — Даже от дома Десс за час на великах мы едва успеем обернуться туда и обратно.

— А если полететь?

У Рекса отвисла челюсть. Опомнившись, он тут же попытался испепелить Десс взглядом. Та вздохнула, пожала плечами и развела руками. Отпираться было бессмысленно: Рекс знал, что Мелисса ни за что не сказала бы Джонатану, где живет Джессика. И между прочим, если бы Десс не проболталась, Джонатан, пожалуй, вообще не догадался бы о том, что в городе появилась новая полуночница. Десс попыталась изобразить на лице раскаяние.

Но в душе она ликовала. Иногда Рексу стоило напомнить о том, что главным его никто не выбирал.

Рекс взял себя в руки и обернулся к Джессике:

— Это слишком опасно. Вдвоем посреди бед-лендов вы наверняка угодите в западню, из которой живыми не выберетесь.

— Это точно, — горько вздохнула Джессика. — Прошлой ночью был сущий ужас. А ведь мы совсем недалеко от города забрались.

— Вы забрались?.. — Рекс снова встал на дыбы, но сумел совладать с собой. — Мы что-нибудь другое придумаем, — объявил он.—

Найдем способ, как сделать так, чтобы ты оказалась там до полуночи.

— А все-таки где оно, это место? — спросила Джессика.

Десс не спускала глаз с Рекса. Она заметила, что ее друг не смог удержаться от легкого злорадства — теперь, когда мог немного попугать Джессику.

— Оно называется Змеиной ямой.



1:16 Под арестом | Тайный час | 11:06 Героиня сплетен