home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





14:38 Десс

Когда Джессика наконец уселась за стол перед последним уроком, она чувствовала себя совершенно изможденной. Скомкав листок с расписанием, она сунула его в карман. Ей уже было все равно, в ту классную комнату она попала или не в ту. С огромным облегчением она швырнула на пол сумку с учебниками, которая в течение дня становилась все тяжелее и тяжелее и толстела, будто работник-новичок в компании «Баскин Роббинс».[2]

Первый день занятий в школе всегда бывал трудным. Но по крайней мере в Чикаго Джессику в этот день всегда встречали знакомые лица и столь же знакомые коридоры и классы школы номер сто сорок один. А здесь, в Биксби — сплошные недоразумения. Да, эта школа была поменьше чикагской сто сорок первой, но все классные комнаты здесь размещались на первом и единственном этаже, и к тому же еще имелась куча пристроек и фургончиков-трейлеров. Поиски нужного класса за пять минут перемены превращались для Джессики в подлинную трагедию.

Джессика терпеть не могла опаздывать. Она всегда ставила свои наручные часики на десять минут вперед. А уж сегодня, в первый день в новой школе, ей меньше всего на свете хотелось опоздать и воровато прокрасться в класс, чтобы потом все таращились на нее, красную от стыда и не знающую, куда приткнуться. Но она опять справилась. Звонок еще не прозвенел. Весь день Джессика ухитрялась успевать найти нужную классную комнату вовремя.

Ученики медленно заполняли класс. К концу первого дня нового учебного года все выглядели слегка обалдевшими. Но какими бы они ни были усталыми, некоторые из них все же замечали Джессику. Похоже, тут уже все знали про новенькую, пожаловавшую из большого города. В свой старой школе Джесс была всего-навсего одной учащейся из двух тысяч. А тут она стала просто-таки знаменитостью. Но хорошо, что хоть встретили дружелюбно. Целый день ей все показывали дорогу, улыбались, учителя просили встать и представиться. Так что к концу дня Джесс уже отработала «тронную речь».

«Меня зовут Джессика Дэй, и я совсем недавно приехала из Чикаго. Мы переехали сюда потому, что моя мама получила работу в компании «Эрспейс Оклахома». Она занимается конструированием самолетов. Не всего самолета, конечно, а только силуэта крыла. Но мама всегда говорит, что без крыла самолет — не самолет. Народ здесь, в Оклахоме, вроде бы славный, и тут намного теплее, чем в Чикаго. Моя тринадцатилетняя сестра перед отъездом плакала две недели напролет, а папа психует, потому что пока не нашел работу в Биксби, и еще у здешней воды очень забавный привкус. Спасибо».

Конечно же, насчет сестренки, папы и воды вслух Джессика не говорила. Ну, может быть, этому классу скажет — чтобы их повеселить и самой немножко взбодриться.

Прозвенел второй звонок.

Учитель, представившийся мистером Санчесом, начал перекличку. Добравшись до фамилии Джессики, он немного помедлил и на секунду задержал на ней взгляд. Но потом должно быть, заметил, что новенькая страшно устала, и не стал просить ее представиться классу.

А потом стали раздавать учебники. Джессика горько вздохнула: книги, которые мистер Санчес стал выкладывать на стол, оказались удручающе толстыми. «Начальный курс тригонометрии». Сумка с учебниками станет еще тяжелее. Мама уговорила заведующую учебной частью определить Джессику в «продвинутые» группы по всем предметам — если она не потянет, потом можно будет перевестись на обычный уровень. Сперва ей это льстило, но когда Джессика увидела гигантский фолиант — учебник физики, то пришла в ужас. На следующем уроке ей пришлось загрузить в сумку гору книжек в мягких обложках (это был набор обязательных произведений классической литературы для уроков английского), а теперь еще и этот кирпич… Джессика поняла, что ее надули. Мама еще в Чикаго пыталась запихнуть ее в продвинутые группы, и вот Джессика все-таки попалась — угодила в капкан тригонометрии.

Пока разбирали учебники, в класс вошла опоздавшая ученица. Она выглядела младше остальных. Вся в черном, в темных очках, с уймой блестящих цепочек на шее. Мистер Санчес взглянул на нее и улыбнулся.

— Рад тебя видеть, Дездемона, — искренне сказал он.

— Привет, Санчес, — отозвалась девочка. Усталость, прозвучавшая в ее ответе, вполне

соответствовала самочувствию Джесс, однако явно была давно и старательно отработана. Дездемона обвела классную комнату взглядом, полным скуки и отвращения. Мистер Санчес просто-таки лучился улыбкой, глядя на нее, — как будто в класс вошло какое-нибудь там светило математики, которое сейчас разразится лекцией

на тему «Тригонометрия, которая изменит всю вашу жизнь».

Учитель продолжил раздавать учебники, а опоздавшая девочка поискала взглядом место, где бы сесть. А потом случилось нечто странное. Она сняла темные очки, прищурившись посмотрела на Джессику и решительно шагнула к пустому столу рядом с ней.

— Привет, — сказала она.

— Привет, меня зовут Джессика.

— Ну, ясно, — сказала девочка таким тоном, словно иначе и быть не могло. Джессика пыталась вспомнить, не встречались ли они на каком-нибудь другом уроке. — А я — Десс.

— Привет.

Ну вот, она ляпнула «привет» второй раз подряд. Но, с другой стороны, а что тут еще сказать?

Десс глядела на нее в упор, словно пыталась что-то высмотреть. Она щурилась, будто освещение в классе было для нее слишком ярким. Ее бледные пальцы играли с прозрачными желтоватыми бусинками, висящими на одной из цепочек. Десс гоняла их то в одну сторону, то в другую, выстраивала в непонятные узоры. Бусинки негромко постукивали.

На стол Джессики легла книга. Чары, сотканные пальцами Десс, разрушились.

— Как только получите учебник, — объявил мистер Санчес, — внимательно заполните фор-

муляр, прикрепленный к внутренней стороне обложки. Очень внимательно, ребята. Если пропустите какой-то дефект, отвечать за него придется уже вам.

В этом Джессика упражнялась весь день. Видимо, учебники здесь, в городке Биксби, штат Оклахома, относились к исчезающему виду. Учителя заставляли всех учеников просматривать книжки от корки до корки и отмечать любые посторонние надписи или надорванные страницы. По всей вероятности, тех, кто наносил вред своим учебникам, в конце года ожидала какая-то страшная кара. Примерно тем лее самым Джессика занималась, когда помогала отцу осматривать арендованный их семейством дом. Там они замечали и записывали в блокнот каждую дырочку от гвоздя, проверяли каждую электрическую розетку, обращали внимание на то, что автоматическая дверь гаража стопорит, не поднявшись на последние полтора фута. Жуткая вещь — переезд. Не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

Джессика принялась перелистывать учебник, старательно проглядывая каждую страницу. Она вздохнула. Учебник ей достался не первой свежести. «Подчеркнутые слова, стр. 7. Пометки на графике, стр. 19…»

— Ну и как тебе Биксби на сегодняшний день, а, Джесс?

Джессика повернула голову. Десс рассеянно листала свой учебник. Видимо, ничего предосудительного ей не встречалось. Она по-прежнему внимательно поглядывала на Джесс.

«Тронная речь» была заготовлена заранее: «Народ здесь, в Оклахоме, вроде бы очень даже славный, и тут намного теплее, чем в Чикаго». Но почему-то Джессика догадалась, что Десс вовсе не это хочет услышать.

Она пожала плечами:

— У воды тут вкус непривычны и. Чудной какой-то.

Десс чуть было не улыбнулась.

— Шутишь.

— Да нет. Мне кажется — странный вкус. Но наверное, привыкну.

— Нет. Не привыкнешь. Я тут родилась, а все еще не привыкла.

— Здорово.

— И вкус воды — это еще не самое чудное в наших краях.

Джесс ждала, что последует продолжение, но Десс углубилась в работу. Она уже добралась до ответов, помещенных в самом конце учебника по тригонометрии. Ее ручка перепрыгивала от одного ответа к другому как попало, а пальцы другой руки все перебирали и перебирали янтарные бусинки. Время от времени она делала пометки в формуляре.

— Несколько тупых ответов, исправленных кем-то не тупым, страница триста двадцать шесть, — пробормотала Десс— Интересно, кто-нибудь их вообще проверяет, учебнички эти? Ну, если ты такой крутой математик, что пишешь учебники, так хоть посчитай ответы правильно…

Джессика сглотнула подступивший к горлу ком. Десс проверяла ответы к одиннадцатой главе, когда всему классу еще только предстояло приступить к начальному курсу тригонометрии.

— А-а-а… Ну да, конечно. В прошлом году мы нашли ошибку в моем учебнике по алгебре.

— Одну ошибку? — Десс посмотрела на нее, сдвинув брови.

— Э-э, может быть, две.

Десс перевела взгляд на учебник и покачала головой. Джессика поняла, что брякнула что-то не то. «Может быть, Десс так подшучивает над новенькими? — подумала она, — или просто пускает пыль в глаза?»

Джессика стала просматривать свой учебник дальше. Кто бы ни был его владельцем в прошлом году, этот ученик либо покинул группу, либо напрочь потерял интерес к предмету — страницы в конце остались совершенно нетронутыми. А может быть, весь класс одолел только половину учебника. Джессика очень надеялась, что все случилось именно так. От последних страниц, испещренных формулами и графиками, ей стало страшно.

Десс снова пробормотала:

— Прелестный портрет симпатяги мистера Санчеса, страница двести четырнадцать.

Она нарисовала упомянутый портрет в уголке страницы и аккуратно внесла его в список. Джессика вытаращила глаза.

— Знаешь что, Джесс… — проговорила Дездемона. — Вода в Биксби не просто чудная на вкус. От нее бывают чудные сны.

— Что?

Десс повторила медленно и внятно, будто говорила с тем самым тупицей, не удосужившимся хорошенько проверить ответы в учебнике по тригонометрии:

— Вода в Биксби. От нее бывают странные сны. Ты еще не заметила?

Она уставилась на Джессику в упор — так, будто ожидала самого важного ответа на свете.

Джессика заморгала, отчаянно пытаясь придумать какой-нибудь остроумный ответ. Но она уже так устала от всех этих игр, что в голову ничего не приходило.

— Пока нет. С этим переездом я к вечеру так выматываюсь, что сплю как убитая, без снов.

— Правда?

— Правда.

Десс пожала плечами и до самого конца урока больше не сказала ни слова.

Джессика была только рада, что соседка замолкла, — ей и без того было нелегко поспевать за ходом мысли мистера Санчеса. Учитель проскочил первую главу на всех парах, словно в ней не было и не могло быть ровным счетом ничего интересного, и сразу задал на дом примеры из второй. Каждый год, по закону подлости, Джессике попадался по меньшей мере один предмет, который словно бы нарочно поставили в расписание для того, чтобы ей школа медом не казалась. В этом учебном году ее ночным кошмаром наверняка станет начальный курс тригонометрии.

И вдобавок к этому неприятному открытию она весь урок ощущала на себе взгляд Десс. Когда прозвенел последний звонок, Джессика зябко поежилась и с превеликим облегчением вышла в шумный, запруженный учениками коридор.

Пожалуй, все-таки не все в Оклахоме были такими уж славными людьми.



8:11 Рекс | Тайный час | 00:00 Бесшумная гроза