home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




00:00 Бесчувственно сверхраздутый индивидуализм

Щит смягчил удар, и все-таки при столкновении Джонатан чуть не задохнулся. Под шкурой темняка перекатывались могучие мышцы, и его тело походило на мешок, туго набитый круглыми дверными ручками. Джонатан услышал, как ухнул, приняв на себя вес темняка, «Бесчувственно Сверхраздутый Индивидуализм», а потом ручка щита обожгла его пальцы. Шкура темняка заискрилась, послышался его оглушительный вопль.

На миг Джонатан стал тяжелым. Прикосновение к темняку лишило его полночной невесомости. Его понесло к земле, но как только воздействие контакта пошло на убыль, тело Джонатана снова начало обретать легкость.

И к тому времени, когда он упал на землю, он успел почти окончательно вернуться к невесомости.

Он вскочил на ноги и оказался лицом к лицу с весьма и весьма удивленным Рексом.

— Ты видел? — воскликнул Джонатан. — Прямое попадание! Непосредственный контакт!

По дороге к Гремучей котловине Джонатан обнаружил, что крышка от мусорного бака способна послужить неплохим средством помощи в воздухоплавании. Ей можно было пользоваться как доской для серфинга, как крылом, как парусом — короче говоря, как поверхностью, с помощью которой удавалось ловить воздушные потоки и управлять полетом после прыжка. И пока Джонатан летел к темняку, он корректировал с помощью крышки направление своего полета, как «умная» самонаводящаяся ракета.

Под ногами у него что-то зашипело, и Джонатан опустил глаза. Со всех сторон подползали пауки, они гибли, но прокладывали себе дорогу через обугленный металл и трупы сородичей. Джонатан ухитрился приземлиться в самую середину жуткого паучьего озера. «Если я и ракета, то не самая "умная"», — подумал он.

— Тут паршиво пахнет, — сказал он Рексу и Мелиссе. — Давайте-ка сматываться. Прыгаем?

— Есть одна проблема, гений ты наш, — процедила сквозь зубы Мелисса и указала в сторону.

Оттуда, на полной скорости пересекая небо над пустыней, к ним мчался еще один темняк.

Джонатан переложил дымящийся «Бесчувственно Сверхраздутый Индивидуализм» в другую руку и взялся за край своего щита, надеясь, что в нем, благодаря его «трехпалубному» имечку, еще сохранился какой-то запас энергии для новой атаки. Согнув руку в локте, он сжал крышку от мусорного бака, будто огромный диск для игры в «Фрисби»,[25] и запустил ею в чудовище.

Дожидаться результата броска он не стал. Схватив за руку Рекса, он протянул другую руку Мелиссе.

Мелисса отшатнулась:

— Я лучше умру.

— Глупости! — воскликнул Рекс и подтолкнул ее вперед. Мелисса инстинктивно выставила руки перед собой, и Джонатан успел сжать ее запястье.

Тошнота накрыла его тяжелой волной, и он чуть не потерял сознание. Сознание Мелиссы хлынуло в него бурным потоком, наполненным возмущением и злостью. Но кроме того, в этом потоке был лихорадочный голод, стремление завладеть его мыслями, проникнуть во все уголки его разума. Джонатану передались эмоции Мелиссы: боязнь пауков, изумление из-за того, что она вдруг обрела невесомость, но сильнее всего — ужас, вызванный тем, что к ней прикасаются.

Пару мгновений Джонатан не мог сдвинуться с места, а потом в его сознании прозвучал свирепый приказ.

«Прыгайже, тупица!» — передала ему свою мысль Мелисса.

— Один, два… — начал отсчет Джонатан.

Рекс не летал с ним больше года, но память сохранила былые рефлексы. Они согнули колени и, одновременно оттолкнувшись от земли, перелетели через паучье озеро. Вдвоем им хватило сил держать Мелиссу.

Джонатан услышал звук столкновения пущенного им «снаряда» с темняком. Над пустыней пронесся новый вопль гигантской кошки. Однако навстречу летели другие крылатые твари — как минимум ползучки.

Пальцы Мелиссы судорожно впились в ладонь Джонатана, но свободной рукой она умудрялась срывать с шеи одно металлическое ожерелье за другим. Стальные украшения разлетались в разные стороны и поражали ползучек. Противно вереща, те падали на землю. Рекс размахивал свободной рукой, сверкали и искрились его металлические перстни.

Первый прыжок унес их довольно далеко. Они приземлились всего в нескольких ярдах от Змеиной ямы. Джонатану пришлось придер-

жать Рекса, иначе они перепрыгнули бы на другую сторону, оставив впадину позади.

Через несколько секунд они оказались под защитой искрящегося купола. Джонатан разжал пальцы и отпустил Рекса и Мелиссу. Те упали на мягкий песок. Мелисса приземлилась не слишком удачно: подвернула лодыжку. Ее глаза гневно сверкали при свете молний. Ядовитость и агония ее сознания покинули разум Джонатана, но во рту у него остался привкус подгнившего мяса.

Мелисса наклонилась к земле и, содрогнувшись, жалобно застонала. Пальцы ее руки, которую сжимал Джонатан, зарылись в песок. Сильно кашляя, она все же нашла в себе силы встать и посмотреть на него. Джонатан приготовился к худшему.

Такого выражения лица он никогда не видел у Мелиссы, да, наверное, и не смог бы увидеть при всем желании. Ее взгляд полнился тоской и безнадежностью.

— Спасибо, — сказала Мелисса.

Только теперь Джонатан осознал, что они благополучно добрались до Змеиной ямы.

— Не за что.

Мелисса обернулась и посмотрела на Десс:

— И тебе.

Десс потупилась и пожала плечами. Мелисса отвернулась от всех и, не глядя на Десс, проговорила:

— Я хотела сказать: «Спасибо тебе, Десс».

Джонатан посмотрел на Джессику. Та нахмурилась. Рекс положил руку на плечо Мелиссы, но она отстранилась.

Рекс вздохнул и осторожно, один за другим, снял с пальцев перстни. Кожа под ними, похоже, обгорела. Он посмотрел на луну. Она уже была почти в зените.

— Пора бы приступать, — сказал Рекс. — Ты готова, Джессика?

Та зябко поежилась, кутаясь в кожаный пиджак.

— Кажется, да.

Джонатан взял ее за руку и почувствовал, как расслабляются ее напряженные мышцы под действием прилива полуночной гравитации.

— Джонатан, ты поможешь Десс, — сказал Рекс.

Джонатан на миг вспыхнул — вечно Рекс командует, — но, сделав глубокий вдох, спокойно ответил:

— Хорошо. Что мне делать, Десс? Десс кашлянула и объяснила:

— Помоги мне укрепить линию обороны, чтобы в Яму не проникли темняки и почти миллион ползучек.

— Но ведь ты вроде бы говорила…

— Оборона ослабевает, — пояснила Десс. — На купол рухнуло что-то здоровенное.

— Вроде темняка? — спросила Джессика.

Ну да. Джонатан и Джессика переглянулись.

— Это моя работа, — вздохнула Джессика. Мелисса, стоявшая в нескольких ярдах от остальных, презрительно фыркнула. Похоже, она успела прийти в себя. Десс нахмурилась.

— Вот это да. Потом обязательно научишь меня этому фокусу.

— Это вышло случайно. Как все, что со мной происходит.

— Потом, потом, — поторопил их Рекс. — Десс, пожалуйста, помоги нам выиграть время. — Посмотрев на Джессику, он вдруг оторопел. — Джесс, а ты…

— Что?

— Ты… накрасилась? Джесс сделала большие глаза:

— И что тут такого? В пятницу вечером уже и накраситься нельзя?

— Да нет, нет… Ты потрясающе выглядишь. Честно. Ну, пойдем, пора приниматься за дело.

Джессика сжала руку Джонатана и отвела взгляд. Рекс и Мелисса повели ее вниз, к темной сердцевине Змеиной ямы. Джонатан снова вдохнул поглубже и, наконец, перестал таращиться вслед Джессике.

— Ладно, Десс, командуй. Что надо делать?

— Прежде всего нам понадобится заготовленный мной чистый металл, который лежит… — Десс застонала и стукнула себя ладонью по лбу. — В моей дорожной сумке.

Джонатан огляделся по сторонам.

— А сумка где?

Десс указала в ту сторону, где за линией обороны валялась пронзенная ею туша темняка. Из раны в его боку продолжала выливаться паучья река — сплошные лапы и зубы, зубы и лапы.

— Можно о ней забыть, — сказал Джонатан. Десс горько вздохнула.

— Тогда нам придется импровизировать.



00:00 На прорыв | Тайный час | 00:00 Ритуал