home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



12:01 Джонатан

Джессика отправилась в столовую. У нее неприятно сосало под ложечкой, и не только от голода.

Десс опять ее напугала, как в самый первый день, на тригонометрии. Джессика догадывалась, почему с Десс мало кто дружит. Всякий раз, когда Джессике казалось, что они вот-вот подружатся, эта девочка выдавала что-нибудь жуткое, да таким глубокомысленным тоном, будто пыталась убедить новую знакомую в своих экстрасенсорных способностях. Джессике нужна была всего-навсего помощь по тригонометрии, а вовсе не инструктаж по оккультным практикам в городе Биксби, штат Оклахома.

Джессика вздохнула, шагая к столовой. Десс больше не казалась ей такой уж загадочной. Обычный несчастный подросток. Десс нарочно отталкивала ее. Неожиданные повороты в разговоре, скорее всего, специально предназначены для того, чтобы отпугивать людей. Морочить людям головы легче, чем узнавать их и доверять им. Может быть, Десс боялась сходиться со сверстниками…

Но Десс вовсе не выглядела боязливой, напротив, держалась спокойно и уверенно. Как бы экстравагантно она себя ни вела, она обо всем рассуждала со знанием дела. Десс говорила так, словно жила в другом мире, где царили совершенно иные законы и все эти законы обладали для нее смыслом.

Иными словами, она была сумасшедшей.

Но с другой стороны, внутренний голос подсказывал Джессике, что на самом деле Десс пытается до нее докричаться. Пытается помочь ей освоиться в новом для нее городе, а может быть, даже о чем-то предупредить. Ведь насчет странных снов Десс оказалась абсолютно права. Конечно, из этого вовсе не обязательно следовало делать вывод о том, что Десс — телепатка или что во всем виноват городской водопровод. Куче людей снятся странные сны, когда они переезжают на новое место. Наверное, Десс просто-напросто поняла, что Джессика нервничает из-за переезда, и решила, что будет забавно еще немножко поддразнить и напугать новенькую.

Что ж, у нее получилось.

Джессика подошла к распахнутым дверям столовой. Оттуда доносился кисловатый запах жарящейся еды и гул сотен голосов. Замедлив шаг, Джессика переступила порог. Будучи новенькой, она до сих пор на несколько секунд впадала в панику, раздумывая, где же ей сесть, чтобы не обидеть новых друзей или не оказаться рядом с неприятными личностями.

На миг Джессика почти пожалела о том, что папа решил собирать ей в школу завтраки. Если бы она встала в очередь, у нее было бы больше времени, чтобы выбрать, где сесть. Наверное, для этого и существует на свете столовское питание. Во всяком случае, тот, кто выдумал эти обеды, явно не придавал значения их питательной ценности. И вкусовым качествам.

Джессика обшаривала взглядом школьную столовку, и под ложечкой у нее снова засосало — будто там стайка мотыльков забила крылышками. Она увидела Десс, неотрывно глядящую на нее. Видимо, эта девочка знала какой-то более быстрый путь к столовой от библиотеки по лабиринту коридоров школы. Десс с двумя друзьями сидела за столиком в дальнем углу. Как и она, они были одеты в черное с головы до ног. Джессика узнала мальчика, который уронил очки в самый первый день занятий. Она вспомнила как волновалась в тот день, как боялась опоздать на урок. Воспоминания оказались на удивление ясными; картина того, как мальчик уронил очки, крепко-накрепко запечатлелась в сознании Джесс. «Почему, интересно, я его с тех пор ни разу не встречала?» — подумала она. В своем длинном черном пиджаке он должен был заметно выделяться в школе. В чикагской сто сорок первой в таком стиле одевались многие, а тут — всего три или четыре человека. В Оклахоме слишком жарко и солнечно для того, чтобы наряжаться а-ля граф Дракула.

Если, конечно, ты не страдаешь светобоязнью. И если Десс не врала насчет этого.

Тут и мальчик тоже устремил взгляд на Джессику. Похоже, они с Десс ждали, что Джессика присоединится к их компании. Третий член этой группы, девочка, смотрела в потолок. Ее уши были закрыты наушниками от плеера.

Джессика поискала взглядом, нет ли еще где-нибудь свободного места. Ей ужасно не хотелось, чтобы ей сегодня снова кто-нибудь начал морочить голову. Она хотела найти Констанцу или Лиз, но не увидела ни их, ни кого бы то ни было еще из тех девчонок, с которыми болтала в библиотеке. Она пробовала разыскать глазами хоть одно знакомое лицо, но никого не узнавала. Множество лиц слились в неразделимую массу. Перед глазами у Джессики поплыло, со всех сторон нахлынул ревущий гомон. Момент растерянности затянулся, а сама растерянность переросла в полное смятение.

Но ноги несли ее вперед, все ближе и ближе к тому столику, за которым сидела Десс. Эта девочка и ее друзья почему-то стали единственным устойчивым островком посреди зыбкого моря столовой. Инстинкт вел Джессику к ним.

— Джессика?

Она обернулась и ее взгляд выхватил знакомое лицо посреди общей массы. Очень симпатичное лицо.

— Меня зовут Джонатан. Мы с тобой на физику вместе ходим. Помнишь?

Его улыбка сияла в окутавшем Джессику тумане, словно маяк. И его темно-карие глаза тоже виделись ей четко и ясно.

— Конечно. Джонатан. Физика. Конечно, она обратила на него внимание на физике. Любая девчонка бы обратила.

Джессика стояла на месте, не в силах произнести больше ни слова. Но хотя бы ей удалось прервать путь к столику Десс.

По лицу Джонатана пробежала тень тревоги.

— Хочешь сесть?

— Да. Было бы здорово.

Он провел Джессику к свободному столику, стоявшему в дальнем углу от Десс и компании. Тошнота и головокружение у Джесс начали понемногу отступать. Она с облегчением положила на стол сумку и пакет с едой и села на стул.

— Ты в порядке? — спросил Джонатан.

Джессика моргнула. К столовой вернулся ее обычный облик. Шум, беспорядок, не слишком приятные запахи, но ощущение катания на «американских горках» исчезло. Потеря ориентации в пространстве ушла так же неожиданно, как нахлынула.

— Мне намного лучше.

— Вид у тебя был такой, будто ты готова в обморок грохнуться.

— Да нет, я… Ну, может быть. Неделя выдалась тяжелая.

Джессике хотелось добавить, что обычно она не ведет себя в обществе симпатичных парней как зомби, но почему-то не могла найти нужных слов.

— Думаю, мне просто надо поесть, — сказала она вместо этого.

— И мне тоже.

Джонатан высыпал на стол содержимое своего пакета. Яблоко покатилось к краю стола, но он не обратил на это внимания. В итоге яблоко остановилось именно тогда, когда неминуемо должно было упасть на пол. Вздернув брови, Джессика уставилась на гору еды. Три сэндвича, пакет чипсов, банан и пластиковая баночка йогурта в придачу к бродячему яблоку.

Джонатан был тощ, как спичка. Как жутко голодная спичка. Он схватил верхний сэндвич, сорвал с него полиэтиленовую обертку и вцепился в бутерброд зубами.

Джессика посмотрела на собственный набор еды. Видимо, вечером папе было нечем заняться и он развлекался, составляя меню ее школьного завтрака. Тертый сыр, нарезанное маленькими кусочками мясо, листочки салата и дольки помидоров — все это лежало в отдельных секциях пластиковой коробки. Через прозрачную крышку второй коробки можно было разглядеть парочку лепешек «тако».[6] Лепешки были предусмотрительно вскрыты. Джесс вздохнула, открыла коробки и начала смешивать все ингредиенты.

М-м-м, салат «тако», — проговорил Джонатан. — Пахнет здорово.

Джессика кивнула. Запах мяса, щедро приправленного специями, перебил запах столовской еды.

Мой папа обожает юго-западную кухню.

— Это получше сэндвичей будет. — А у тебя симпатичные сэндвичи.

Рогалики с арахисовым маслом.

— Рогалики с арахисовым маслом? Все три? Это… наверное, помогает сэкономить время.

— Рогалики резать не надо. А я не могу рано просыпаться и что-нибудь интересненькое придумывать.

— Но целых три? — покачала головой Джессика.

Джонатан пожал плечами:

— И что такого? Некоторые птицы каждый час съедают столько пищи, сколько сами весят.

— Прости, не разглядела у тебя перышек.

Джонатан усмехнулся. Вид у него был немного сонный. Глаза у него постоянно были полуприкрыты, но сверкали, когда он улыбался.

— Понимаешь, если я не буду потреблять достаточно калорий, я точно грохнусь в обморок. — Он распаковал второй сэндвич и откусил большущий кусок, словно пытался наверстать упущенное за время болтовни.

— Кстати, — заметила Джессика, — спасибо тебе большое. Хорошо бы я выглядела, если бы шмякнулась на пол на глазах у всей школы в первую же неделю учебы.

— Всегда можно все свалить на биксбийскую воду.

Джессика не донесла вилку до рта. Ее рука застыла.

— Тебе она тоже не нравится?

— Я сюда переехал больше двух лет назад, а все еще не могу ее пить, — признался Джонатан и поежился.

Нервная тошнота у Джессики немного отступила. Она уже была готова подумать, что в этом городе все родились и выросли здесь, что она — первая приезжая, которая тут появилась. А оказалось, что Джонатан — тоже пришлый в этом странном местечке.

— А ты откуда приехал? — спросила Джессика.

— Из Филадельфии. Вернее, мы жили совсем рядом с Филадельфией.

— А я — из Чикаго.

— Я слышал.

— Ну, ясно. Про новенькую все всё знают. Джонатан улыбнулся и пожал плечами:

— Не всё.

Джессика улыбнулась в ответ. Некоторое время они молча ели, не обращая внимания на царивший в школьной столовой шум. Салат «тако» оказался очень хорош, так что Джессика подумала: «Не так уж это плохо, что папа сидит дома». К тому же вид Джонатана, преспокойно поедающего сэндвичи, тоже почему-то вселял уверенность. Джессике вдруг впервые со времени переезда в Биксби стало легко и уютно. Она чувствовала себя… нормально.

— Э-э, Джонатан, — сказала она через несколько минут, — можно тебя спросить кое о чем?

— Конечно.

— Когда ты только-только переехал сюда, тебе Биксби не казался немного странным?

Джонатан задумчиво дожевал очередной кусок.

— Биксби мне до сих пор странным кажется, — ответил он. — И не немного, а очень. И дело не только в воде. И не в Змеиной яме и всяких прочих дурацких слухах. Дело в…

— В чем?

— Просто Биксби на самом деле такой… психосоматический.

— Какой-какой? — переспросила Джессика. — Это слово — оно означает что-то вроде «все в твоей голове» или еще что-то в этом духе?

— Угу. Так бывает, когда ты чувствуешь себя больным, но на самом деле с твоим организмом все в порядке. Твоя психика обладает способностью делать тебя больным. Биксби насквозь такой — психосоматический. Городок, который навевает странные сны.

Джессика чуть не поперхнулась своим салатом.

— Я что-то не то ляпнул? — осведомился Джонатан.

— Гм-м-м… — протянула Джессика после того, как прокашлялась. — Тут все то и дело говорят о каких-то глупостях, в которых совсем нет… — Она помедлила. — В которых слишком много смысла.

Джонатан внимательно посмотрел на нее. Он еще сильнее прищурил свои карие глаза.

— Конечно, наверное, звучит ужасно глупо, — признала Джессика, — но иногда мне кажется, будто некоторые люди тут, в Биксби, знают обо всем, что творится у меня в голове. Ну, по крайней мере один человек точно знает. Есть одна девчонка — она то несет сущий бред, то просто-таки читает мои мысли.

Джессика заметила, что Джонатан перестал жевать. Он не спускал с нее глаз.

— Что, я глупости говорю? — спросила Джесс.

Джонатан пожал плечами:

— У меня был приятель в Филадельфии, Хулио его звали, так он всякий раз, как у него пять лишних баксов заваляется, сразу шел к ясновидящей. Старушка такая была, на витрине ее заведения красовалась неоновая рука.

Джессика рассмеялась:

— У нас в Чикаго тоже были такие хироманты.

— Но она не гадала по руке и не смотрела в хрустальный шар, — возразил Джонатан. — Она просто говорила.

— А она действительно была ясновидящая? Джонатан покачал головой:

— Сомневаюсь.

— Ты вообще ни во что такое не веришь?

— Ну… Насчет нее — не верю. — Джонатан откусил кусочек сэндвича и продолжил свой рассказ. — Как-то раз я пошел к ней вместе с Хулио и стал подслушивать. И похоже, понял, как это у нее получается. Эта старуха произносила какие-то отрывочные идиотские фразы, одну за другой, и наконец после какой-то из этих фраз у Хулио в голове словно бы звоночек звенел и глаза у него зажигались. Тогда старуха принималась двигаться дальше в этом же направлении, а потом у Хулио развязывался язык, и он ей все выкладывал сам. Про свои сны, про свои тревоги, про все. Он думал, что она читает его мысли, а на самом деле она всего лишь вынуждала его выбалтывать ей про то, что происходит у него в голове.

— Похоже, она ему просто лапшу на уши вешала.

— Не уверен, — сказал Джонатан. — То есть она на самом деле хотела помочь Хулио. Когда он намеревался совершить какую-нибудь глупость, он никого другого не слушал, а ясновидящая всегда могла его отговорить. Вот как-то раз ему взбрело в голову убежать из дому, так только она и смогла его убедить, что делать этого не стоит.

Джессика отложила вилку.

— Значит, она не просто деньги из него вытягивала.

— Ну, самое смешное в том, что я не уверен, понимала ли она сама, чем занимается. Может быть, у нее это получалось чисто интуитивно и она вправду считала себя ясновидящей, понимаешь? Но на самом деле никакого ясновидения тут не было. Чистая психосоматика.

Джессика улыбнулась и стала задумчиво пережевывать салат. Женщина, про которую рассказал Джонатан, разительно напоминала Десс. Странные вопросы «на пробу», отрывочные высказывания, произносимые тоном всезнайки, — все это почти устрашило Джессику, заставило ее поверить в то, что Десс наделена каким-то особенным даром. По крайней мере, поведение Десс могло заставить так думать. Вероятно, на самом деле все происходило у Джессики в голове. Если ты веришь в то, что человек обладает особым даром, выходит, что в каком-то смысле так оно и есть.

Как бы то ни было, сама Десс в слове «психосоматический» явно делала ударение на «психо».

— Значит, вполне возможно, — продолжал Джонатан, — что та девочка, про которую ты говоришь, не совсем чокнутая. Может быть, у нее просто такая странная манера общения, а может быть, она хочет сказать тебе что-то важное.

— Да, возможно, — кивнула Джессика. — Вот только хорошо бы она просто подошла ко мне и так и сказала.

— Но вероятно, ты не готова это выслушать.

Джессика удивленно посмотрела на Джонатана. Он смотрел на нее, невинно моргая полусонными карими глазами.

— Что ж, может быть, ты и прав, — сказала она, пожав плечами. — Но мне пока что-то не хочется зацикливаться на этом.

— Вот и правильно.

Джессика улыбнулась. Джонатан пошел в атаку на последний сэндвич. Ей так хотелось, чтобы хоть что-то обрело смысл, стало правильно.



11:34 Городские предания | Тайный час | 00:00 Черная луна