на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement






Зубатов Сергей Васильевич

Патриотически настроенные ученые про Зубатова говорили: «Рабочие в будущем поймут заслуги Зубатова, и придет время, когда ему воздвигнут памятник как благодетелю человечества». Однако враги Зубатова делали все, чтобы дискредитировать его дела. Летом 1903 года доктор Шаевич организовал в Одессе забастовку рабочих, которая стихийно переросла во всеобщую. Произошли стычки между рабочими и чинами полиции, жертвы оказались с обеих сторон. Вновь назначенный на пост министра внутренних дел Плеве, видевший во всех своих подчиненных членов жидомасонских организаций, добился увольнения Зубатова и высылки его во Владимир. Шаевича отправили в Сибирь.

Руководство рабочим «Собранием» перешло к священнику Гапону. Находясь под влиянием идей Зубатова, он писал о целях объединения русских рабочих: «Идея общества заключается в стремлении свить среди фабрично-заводского люда гнезда, где бы Русью, настоящим русским духом пахло, откуда бы вылетали здоровые и самоотверженные птенцы на разумную защиту своего царя, своей Родины и действительную помощь своим братьям — рабочим».

В каждом районе города Гапон образовал отделы. Как грибы росли для рабочих вечерние школы, открывались библиотеки, читались лекции. В отличие от социал-демократов и коммунистов он привлекал в свое движение наиболее авторитетных, хорошо оплачиваемых рабочих, которые становились примером для менее квалифицированной части трудящихся. Не лодырей, стремящихся захватить им не принадлежащее, а настоящих тружеников собирал он вокруг себя.

Тайные осведомители доносили в департамент полиции, что «собрание строго придерживается намеченных его уставом задач и является твердым оплотом против проникновения в рабочую среду превратных социалистических идей и учений».

Начавшаяся война России с Японией усугубила положение рабочих. Япония выделила миллионные суммы для организации в крупных городах России массовых беспорядков и срыва военных заказов. Через политических авантюристов, обнаруживших в себе не столько социалистов-революционеров, сколько сионистов (Циллиакуса, Рубенштейна, Манасевича-Мануйлова и других), эсеры и социал-демократы получили валюту и начали подрывать Россию изнутри.

Одновременно жесточайшая эксплуатация рабочих вызывала возмущения среди широких слоев населения. Особенно жестоко поступали иностранные капиталисты. Условия для большинства рабочих — рабские, за малейшую провинность штрафуют или выбрасывают за заводские ворота. На «Собраниях» Гапону жаловались, что эксплуатация рабочих дает иностранцам баснословные прибыли.

Гапон убеждал рабочих, что царь их отец, просто он не знает об их жизни, окружающие его придворные преподносят все в розовом цвете. Гапону пришла идея в одно из воскресений пойти депутацией рабочих к царю.

События ускорил инцидент на Балтийском заводе. Там уволили четверых рабочих. Товарищи возмутились произволом директора. Объявили забастовку. Вмешалась полиция. На выручку рабочим пришел Гапон. Директор завода не уступал. На «Собрании» принимается резолюция идти к царю. Гапон выступает против: «Правительство может устроить над рабочими кровавую расправу». Но идея идти к Зимнему дворцу быстро распространилась по городу, и рабочих уже остановить было нельзя. Срочно писалась петиция.

«Ну что же, — сказал осипшим голосом своим единомышленникам священник. — Свобода — такой цветок, который не расцветет до тех пор, пока земля не будет полита кровью».


7 января. Село Семеновское под Петербургом. Вечер. Светит луна. Пронизывающий ветер. На заводском дворе замерзшая многотысячная толпа рабочих ждет отца Георгия.

— Идет! — выдохнули тысячи озябших людей. По живому коридору он идет быстрым шагом. Меховой воротник пальто поднят. За ним вслед, крепко сжимая в карманах заряженные револьверы, почти бегут телохранители.

— Кати сюда бочку! — распоряжаясь, кому-то кричит активист.

Сильные руки переворачивают бочку вверх дном. Другие руки поднимают священника вверх. И вот он — над возбужденной толпой. Загораются несколько факелов. Гапон сбрасывает меховое пальто. В свете факелов обжигающе сверкает крест на его груди. Вот он — истинный защитник простого народа.

— Братья! Фабрики и заводы принадлежат инородцам. Им прислуживают продажные чиновники. Вся страна погрязла во взяточничестве, разврате, произволе. Из рабочих выжимают последние силы. Сами заводчики купаются в роскоши, вывозят за границу народные ценности. Им дозволено все. Наши требования об улучшении жизни рабочих признаются преступными, законные желания — дерзостью. За русским народом не признают ни человеческие права, ни даже право говорить о наших нуждах! — Страстное лицо отца Георгия выражает несогласие терпеть и дальше произвол.

По людскому морю голов пробегает гул одобрения. Пылают факелы, сверкает крест на груди священника, тревожно воет ветер на крыше мастерских. Затаился худой, заезженный рабочий люд, сухой, как порох, гремучий, как динамит: брось ему клич — все разнесет в пух и прах. Ох, как опасен русский человек во гневе!

— Братья, мы сегодня ходили к директору Смирнову, ничего не добились. Ходили в правление — опять ничего. Пошли к градоначальнику— тоже напрасно, к министру — бесполезно! У нас одно спасение — идти к стенам Зимнего дворца. Царь Богом поставлен на счастье народа, а это счастье у нас вырывают чиновники и капиталисты, к нам оно не доходит, мы получаем горе и унижение…

Короткая пауза, И многотысячная толпа снова внимает страстную речь оратора.

— Мы должны сказать государю: «Взгляни, царь, без гнева на наши просьбы, они направлены не ко злу, а к добру, как для нас, так и для тебя, государь! Не дерзость в нас говорит, а сознание необходимости выйти из невыносимого положения. Россия слишком велика: нужды её многообразны и многочисленны, надо управлять ею. Необходимо, чтобы сам народ помогал тебе, ведь только ему известны истинные нужды, не отталкивай же нашу помощь, прими ее!»


9 января 1905 года задолго до рассвета стали собираться рабочие. Оделись по-праздничному. К рабочим «Собрания» присоединились сотни тысяч простых людей. Правительство распорядилось арестовать Гапона, но выполнить приказ полиция не имела возможности. Священник находился в рабочих районах, где чинов полиции могли встретить вооруженные дружинники, и потом его круглосуточно охраняли до двадцати боевиков.

Гапон видел, что правительство вводит в столицу войска. Солдаты получили боевые патроны. Он заранее предупреждает Николая II письмом:

«Государь, боюсь, что твои министры не сказали тебе всей правды о настоящем положении вещей в столице. Знай, что рабочие и жители г. Петербурга, веря в тебя, бесповоротно решили явиться завтра в 2 часа пополудни к Зимнему дворцу, чтобы представить тебе свои нужды и нужды всего русского народа.

Если ты, колеблясь душой, не покажешься народу и если прольется неповинная кровь, то порвется та нравственная связь, которая до сих пор еще существует между тобой и народом. Доверие, которое он питает к тебе, навсегда исчезнет.

Явись же завтра с мужественным сердцем перед народом и прими с открытой душой нашу смиренную петицию.

Я, представитель рабочих, и мои мужественные товарищи ценой своей собственной жизни гарантируем неприкосновенность твоей особы.

Свящ. Г. Гапон».

Но, как мы видим, император Николай II в это сложное время решил уехать из Петербурга. Над Зимним дворцом опустили царский штандарт, что свидетельствовало для всех, что он отсутствует во дворце. Правительство приняло меры по предотвращению демонстрации. Были разведены мосты через Неву. Войска расчленили районы города, не желая прихода на Дворцовую площадь сотен тысяч людей. В сложившейся ситуации выходом могла бы быть встреча Николая II со священником Гапоном, но царь не захотел. Никаких препятствий для этой встречи не было…

В районе Нарвской заставы демонстрантам во главе с Гапоном перекрыла дорогу цепь солдат. Офицер приказал разойтись. Часть людей ушли во дворы и пробирались мимо солдат. В руках рабочие несли иконы и хоругви, шли спокойно, без выкриков и злобы. Толпа приближалась к солдатам. Офицер дал команду. Солдаты предупредительно выстрелили поверх голов. Часть людей легли на мостовую, другие не могли поверить, что солдаты выстрелят в толпу. Раздался второй прицельный выстрел по ногам. Пули отрекошетили, пробивали людей в грудь и живот. Толпа бросилась врассыпную, оставив на снегу убитых и тяжелораненых…

Последние дни перед Кровавым воскресеньем рядом с Гапоном стал крутиться инженер Пинхус Рутенберг. И хотя «Собрание» не допускало на свои заседания инородцев, ему было сделано исключение. Он постоянно находился рядом с Гапоном и иногда кричал в толпу слова, озвучивая совсем потерявшего голос священника. Оказался он рядом и у Нарвских ворот. Позже воротилы партии эсеров признались, что Пинхус был ими направлен «пасти» Гапона. В демонстрантов стреляли и в других районах. Разъяренная толпа людей приблизилась к рядам солдат, и офицеры приказали стрелять.

Согласно официальной статистике 9 января было убито 76 человек, ранено — 233. Скорее, жертв было больше, поскольку некоторых убитых родственники скоро захоронили, а отдельные раненые, боясь репрессий, не обращались за медицинской помощью. Революционеры воспользовались ситуацией и распространили слух, что на самом деле погибло и ранено около пяти тысяч человек…

…После выстрелов священник не пострадал, одна пуля слегка задела палец его руки. Его увели во двор соседнего дома. Рядом оказался Рутенберг с ножницами. Он тут же остриг Гапона, его волосы брали на память. Рабочие дали ему другую одежду. Он стал неузнаваем. Его приютил Максим Горький. Здесь же была написана декларация. В ней он обратился к народу, заклеймив царя и правительство. «У нас больше нет царя!» — писал он рабочим.

Гапон был лишен церковного звания и объявлен отъявленнейшим преступником православной церкви. Он обвинялся духовенством в том, что, призванный вдохновлять православных словами истины и Евангелия, обязанный отвлекать их от ложных направлений и преступных стремлений, он, с крестом на груди, в одежде духовного отца, предал свой сан и вступил в преступное сообщество еретиков и халдеев, выполняющих в России предательскую роль.


Правда о священнике Гапоне


Эдуард Хлысталов * * * Правда о священнике Гапоне | Правда о священнике Гапоне | Гапон Георгий Аполлонович