home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Холодно… теплее… горячо…

Возвращаясь из «Ярда», куда пришлось завезти Ариану, Бондарь лениво размышлял о том, что недаром греки утверждают, будто дым от их жаровен виден даже из космоса. К этому следовало добавить, что в таком случае Вселенная пропитана дымом и запахами греческой кухни. Во всяком случае, так представлялось Бондарю после посещения таверны «Румелия», где пожелала отужинать Ариана.

На тамошних жаровнях жарилось и пеклось столько всякой всячины, что им пришлось слегка заморить червячка сыром и креветками, дабы не захлебнуться обильной слюной в ожидании заказанных яств.

Между тем выбрать в меню более фундаментальные блюда оказалось задачей не из легких, поскольку глаза разбегались от обилия одних только аппетитнейших названий. Наивен тот, кто полагает, что греки неприхотливы в еде, питаясь преимущественно молодой бараниной, хлебом да маслинами. Попробовал бы такой человек хотя бы огурцы, фаршированные тушеными грибами, мясным фаршем, рисом, репчатым луком и всевозможной зеленью! Поданные на стол под йогуртом, смешанным с томатной пастой, они источали такой аромат, что их хотелось слопать прямо вместе с керамическими горшочками.

Если Бондарь с Арианой не поступили таким образом, то лишь потому, что за огурцами последовали гаргантюэлевские порции мелидзано. Это были запеченные на противне баклажаны, предварительно очищенные от кожуры и перетертые с лимоном, солью и чесноком. Сдобренные оливковым маслом, они проскакивали в пищевод как бы сами собой – успевай только косточки от маслин сплевывать.

Когда едоки откинулись на спинки своих стульев, чувствуя, что не в состоянии съесть больше ни кусочка, принесли жаренных со специями перепелов, разложенных на виноградных листьях. Стоило Бондарю прокусить хрустящую корочку и отведать нежнейшее мясо, как аппетит возвратился к нему с новой силой, и его челюсти задвигались подобно работающей в ускоренном режиме молотилке.

А запивалось все это кулинарное великолепие настоящими греческими винами, может быть, не столь изысканными, как те, что потребляют знатоки, но тем не менее необычайно вкусными и душистыми. В каждом глотке ощущалось и палящее солнце, и аромат сосновой смолы, и даже привкус меловой пыли, из которой поднялись виноградные гроздья. Правда, на белую и розовую «Ретсину» налегала в основном Ариана, а Бондарь отдал должное узо – бесподобной водке, которая сперва чиста и прозрачна, как алмаз, а с кубиком льда принимает опалово-молочную окраску таинственного лунного камня.

Слегка хмельной и очень-очень сытый, он подъехал к новому приюту, где дожидался его брошенный на произвол судьбы Костя. В пакете, привезенном для напарника, находилась пицца, копченая скумбрия, сыр, хлеб и даже две запотевшие банки пива, но все равно Бондарь испытывал угрызения совести. Не такие сильные, чтобы посыпать голову пеплом, но достаточно ощутимые, чтобы хмуриться, выбираясь из машины.

Арендованный дом оказался замшелой развалюхой, но зато он был двухэтажным, что облегчало предстоящую слежку. Зеленоватая от плесени крыша заметно возвышалась над соседскими. Ржавая антенна на ней навевала мысли о покосившихся крестах на заброшенном кладбище. Прилепившийся к антенне лунный диск казался не серебристым, а мертвенно-бледным.

Костя распахнул дверь за мгновение до того, как с ней соприкоснулись костяшки пальцев Бондаря. Раздетый до пояса, он по своему обыкновению лоснился от пота, напоминая умастившегося оливковым маслом олимпийца.

– Кукуешь? – грубовато спросил Бондарь, суя ему провизию.

– Волком вою, – уточнил Костя, нетерпеливо открывая пакет. – О, да ты прямо брат милосердия, командир. Не позволил мне помереть голодной смертью.

– Жуй, а потом покажешь хоромы.

– Тогда милости прошу на кухню.

Кухня представляла собой плохо побеленную комнатушку с низким потолком, засиженным мухами. Едва не нацепив на волосы липучку, свисающую с голой шестидесятиваттной лампы, Бондарь опустился на табурет, наблюдая за Костей, остервенело терзающим лепешку пиццы.

– Гигаги? – осведомился он.

– Что за «гигаги»? – насторожился Бондарь.

– Я спрашиваю: с грибами?

Для того чтобы произнести фразу внятно, Косте пришлось проглотить все, чем он успел набить рот, а это оказалось рискованной затеей. Дождавшись, пока его глаза, вылезшие из орбит, вернутся в нормальное положение, Бондарь пожал плечами:

– Понятия не имею. Но знаю наверняка одно: обещанной бутылки водки ты от меня не получишь.

– Почему? Тебе не нравится дом, который я нашел?

– Напротив. За свои старания ты заслуживаешь не какую-то там жалкую бутылку и даже не ящик. С меня ужин в хорошем ресторане. Причем на две персоны.

– Кто вторая персона? – поинтересовался Костя, возобновляя прерванную трапезу.

– На твое усмотрение, – великодушно произнес Бондарь. – Я выделю необходимую сумму, а ты пригласишь, кого захочешь.

– В таком случае, моим спутником станет один зануда, который постоянно достает меня своими наставлениями, – ухмыльнулся Костя.

Ответная ухмылка Бондаря получилась такой же кривой, только в зеркальном изображении.

– Это совсем не обязательно, – сказал он. – Зануда не обидится, если на его месте окажется кто-нибудь попокладистей и посимпатичней. Ты ведь соскучился по женскому полу?

Прежде чем ответить, Костя присосался к пиву. Если до сих пор в поросли на его груди блестели лишь росинки пота, то теперь к ним прибавились капли хмельного происхождения.

– Спать нужно с женщинами, а пировать с мужчинами, – произнес он, облизывая искусственные усы из пены. – У меня не много принципов, но те, которые имеются, я свято соблюдаю.

– Я тоже, – признался Бондарь.

Больше они к этой теме не возвращались. Покончив с ужином, Костя сполоснул руки и, не рискнув вытереть их ни об одну из валявшихся повсюду тряпок, спросил:

– Как дела на любовном фронте, командир? Наша невеста готова сотрудничать с наймитами Кремля?

– Постараюсь сделать так, чтобы у нее не было иного выхода, – ответил Бондарь. – Сейчас она, как обычно, развлекает посетителей ресторана, а в три часа я за ней заеду.

– Один? – насторожился Костя.

– Один.

– Так не годится. Возьми меня за компанию.

– Не думаю, что Ариана Патрича готова к любви втроем, – пробормотал Бондарь, зевая. – Даже в наш век полной сексуальной раскрепощенности.

Костя неодобрительно покачал головой:

– Я просто хотел сказать, что это неосмотрительно с твоей стороны, командир.

– Тема закрыта, – отрезал Бондарь. – Лучше устрой мне экскурсию по замку с привидениями.

– Насчет привидений не знаю, а вот летучих мышей на чердаке хватает, – буркнул Костя. – Учитывая, что в Крыму их целых шестнадцать видов, это неудивительно.

– Откуда ты знаешь?

– Книги читать нужно.

– Про твоего Джеймса Бонда?

– А ну его, – махнул рукой Костя. – Не наш человек. То он коктейли по полчаса выбирает, то в обморок падает, как слабонервная барышня. Я теперь путеводитель по Крыму штудирую. От него толку больше будет.


* * * | Живешь только трижды | * * *