home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

На суше и на море

Шагая вдоль причала с сумками в руках, Бондарь с Костей чувствовали себя не то чтобы очень уж бодрыми и энергичными, но вполне отдохнувшими. В их желудках переваривался сытный обед, а в сумках дожидались своего часа сухие пайки и литровые бутылки минералки. Им предстояло провести в засаде около восьми часов, и Бондарь с тоской подумывал о том, что все это время он будет вынужден обходиться без курева. Но зато занятие позиции раньше всех прочих участников предстоящей операции давало русским тактическое преимущество. Благодаря этому они надеялись уже нынешней ночью распрощаться с городом-героем Севастополем, который, по правде говоря, уже сидел у них в печенках.

Асфальт под ногами был потрескавшимся, как иссушенная солнцем степь. Орали чайки. Скрипели, покачиваясь на легких волнах, моторные лодки, катера и баркасы. По пути встречались рыбаки, выгружавшие улов на берег. Серебристые груды кефали и ставриды сверкали на солнце.

Дубинского напарники заметили издалека, но не стали приветливо размахивать руками или ускорять шаг. Он тоже не проявлял никаких признаков радости.

Бондарь обратил внимание, что сегодня Юрий Михайлович одет не по-спортивному, а облачился в обычный костюм, состоящий из белого льяного пиджака и белых же брюк, штанины которых почти полностью накрывали плетеные туфли. Собранные внизу в неопрятную гармошку, они буквально волочились по земле, когда владелец удосужился сделать несколько шажков навстречу.

Они поздоровались, причем напарник Бондаря расщедрился на настоящее мужское рукопожатие, в результате чего на крупном носу Дубинского заблестели бисерины пота.

– Надеюсь, на катере не успели появиться новые трупы? – спросил Костя, скалясь на манер голливудского актера, получившего роль в заведомо кассовом фильме.

Дубинский посмотрел сквозь него и обратился к Бондарю:

– Прошу вас соблюдать предельную осторожность. Вдоль побережья постоянно курсируют пограничники. Если вы привлечете их внимание, то всем нам не поздоровится.

– Все будет хорошо, Юрий Михайлович, – сказал Бондарь, поглядывая на «Афалину». – Где наш капитан? Надеюсь, он человек надежный?

– На все сто, – заверил его курчавый рыжий верзила, высунувшийся из машинного отделения. Он вытирал промасленные руки такой же промасленной ветошью и приветливо улыбался всем троим мужчинам одновременно.

– Перед вами Алик, – сказал Дубинский. – В свободное время промышляет браконьерством и контрабандой. Порой мне приходится отмазывать его от милиции, а он за это выполняет мои поручения.

– Перед вами Юрий Михайлович, – крикнул Алик. – Время от времени я выполняю его поручения, а за это он вытаскивает меня из ментовки. Добро пожаловать на борт, господа пираты. Поплывем под черным флагом?

Как тут было не вспомнить богатыря Рината, вместе с которым Бондарь недавно путешествовал по волжским плавням? Он вспомнил. И мысленно пожелал, чтобы в данном случае сентенция про то, что «все возвращается на круги своя» оказалась ошибочной. Ринат ведь погиб, а верзила Алик был полон жизни, задора и вызывал симпатию с первого взгляда.

Похоже, новый капитан пришелся по душе не только Бондарю, но и Косте, который перепрыгнул на катер и без церемоний пожал грязную лапищу, протянутую ему навстречу.

– Парень хороший, – доверительно сказал Бондарю Дубинский, – но буйный во хмелю. Однажды в драке он покалечил сразу шестерых. Не вздумайте угощать его чем-нибудь крепче пива.

– А мы водки набрали, – посетовал Бондарь, пнув стоящую у ног сумку. – Решили прокатиться по морю с ветерком, развеяться.

– Вам можно только позавидовать, – кисло произнес Дубинский. – Но все же не забывайте про пограничников. Вы как-никак граждане иностранного государства.

Они обменялись еще несколькими фразами и, к обоюдному удовольствию, попрощались. Повинуясь команде Бондаря, Алик завел мотор, наполнивший воздух голубоватой гарью. Вода за кормой забурлила, постепенно разворачиваясь белой пенистой полосой, так и просящейся в рекламный ролик какого-нибудь шампуня. Берег поплыл назад, и вскоре Дубинский превратился в крошечную фигурку, едва различимую среди стоящих на причале суденышек. Бондарь никак не мог видеть выражение его глаз, но ему показалось, что взгляд, провожающий катер, тяжел и мрачен.


* * * | Живешь только трижды | * * *