home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



29. Храбрый цыган

[29]

Жил цыган. Были у него жена и пятеро детей. Пошла как–то раз цыганка гадать, просить, чтобы было что семье кушать. Ходила, ходила по миру и принесла домой хлеба, сметаны и всякой прочей снеди, что гаданием добыла. Наелся цыган, намазал брюхо свое сметаной, лег на солнце и лежит. Налетели тут мухи и сели на брюхо цыгану — сто душ. Изловчился цыган, как хватит — есть! Говорит:

— О жена, я одним махом, сто душ побивахом!

Дети хохочут, смеются, а ему не до смеха. Пошел цыган к кузнецу:

— Кузнец, сделай мне таблицу, что я одним махом сто душ побивахом.

Кузнец выковал таблицу — дело недолгое. Повесил цыган ее па грудь, бросил жену свою, детей и поехал на край белого света. Кто ни увидит цыгана, все ему покоряются, даже богатыри. Так и кочевал цыган, пока не добрался до самого царя. Принял царь его, а он и говорит ему:

— Отдавай за меня сестру свою замуж. А не отдашь — я все твои хоромы разнесу!

Царь испугался. Как же! Ведь он одним махом целых сто душ побивахом.

— Ладно, — говорит царь, — отдам.

Вот и стали они жить. Сестра царская, что ни говори, красавица, а прежняя жена цыгана черная была да грязная. А он, как почуял запах духов и пудры от царской сестры, наморщил нос и говорит ей по–цыгански:

Парнимо, парнимо — кхандэ кхандимо. А мири калимо — кхандэла бахтимо. [Парнимо, парнимо — кхандэ кхандимо... — «Белая, белая, зато вонючая, а моя черная, а везучая (букв, «пахнет счастьем»)» — (цыг ).]

Обиделась царская сестра, прибежала к брату и говорит:

— Что же это получается, братец мой? Что это он все говорит «кхандимо» да «кхандимо»? Не могу я больше с ним жить.

Огорчился царь и отвечает сестре:

— Эх, как бы не принес он нам большой беды в дом. Позови–ка ты его ко мне.

Приходит цыган, а царь его и спрашивает:

— Зять ты мой, может, ты желаешь на родину поехать? Может, у тебя дома дети?

— Ага! Целых пятеро, мой царь.

— Ну так не желаешь ли ты их навестить?

— А что? Я бы поехал.

— А не жалко тебе будет сестру мою бросать?

— А бог с ней! Моя черная — счастливая, а твоя хоть и белая, а кхандит от нее...

Так и договорились. Дает царь цыгану тройку лучших своих лошадей, дает полную карету всякой поклажи.

— Ну вот, зять мой, поезжай с богом!

— Но я к тебе, мой царь, когда–нибудь приеду в гости.

— Пожалуйста, пожалуйста!.. — Обрадовался царь, что наконец–то цыган уедет от него.

Едет цыган своей дорогой. А лошади у него такие рысаки, что, сколько он ни натягивает вожжи, они все равно рвут. Вот и вскричал цыган в сердцах:

— Будь ты проклят! Что за лошадей ты мне дал?! Все руки мне пооторвали!

Вдруг навстречу мужик едет, а на телеге у него бидоны с молоком.

— Стой! — кричит цыган.

Тот остановился, видит: богатый человек в карсте едет, а на груди у этого человека табличка висит, что он одним махом сто душ побивахом.

— Что, барин? — испугался мужик.

— А вот что, — говорит цыган. — Снимай свои бидоны и на мою карету перекладывай, а потом я на твоей телеге поеду, а ты — на моей карете.

Не стал мужик поперек слово говорить, а быстро сделал то, что цыган ему сказал, и поехал себе с богом. А цыган лег на телегу, ноги вытянул, вожжи на руку намотал и кричит от радости:

— Далось мне счастье! Далось мне счастье! Послал мне бог глупого мужика! Вот это счастье!

Так и приехал цыган на дохлой кляче, без царского добра в свой табор. Видит: палатка его стоит, рядом дети бедненькие бегают. Как увидели они его, закричали:

— Отец наш едет! Отец наш едет!

И жена рада, что хоть вернулся муж ее. Собрали они свои пожитки и поехали снова кочевать по свету.



28. Цыган и арбуз | Сказки и песни цыган России | 30. Неверный приказчик