home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5.

1. В 244 году от основания Города Брут,40 первый консул у римлян, стремился не только сравняться с основателем и первым царем Рима в убийстве кровников, но и превзойти его; ведь он приволок на собрание двух своих молодых сыновей и столько же братьев своей жены, юных Вителлиев, обвиненных в желании вернуть в Город царя, высек их розгами и обезглавил топором.41

40 Луций Юний Брут был избран консулом в 509 г. до н. э. вместе с Тарквинием Коллатином. В данной главе, содержащей информацию о начале республиканского периода римской истории, Орозий, как считается, непосредственно следовал за трудом Тита Ливия. В подтверждение этого говорит упоминание Орозием некоторых фактов, отсутствующих в других сочинениях (в частности, ни Флор, ни Евтропий не упоминают Виттелиев, братьев жены Брута).

41 Орозий имеет в виду историю, связанную с решением вопроса о царском имуществе и с попыткой вернуть в Рим изгнанных Тарквиниев, рассказанную Титом Ливием (Liv. Ab Urbe II.3.5–5.8). Среди заговорщиков, которые намеревались возвратить Тарквиниев, оказались Виттелии, братья жены консула Брута, и сыновья Брута, Тит и Тиберий. По приговору сената заговорщики были высечены розгами и казнены (Liv. Ab Urbe II.5.8).

2. Сам он после этого, начав войну с вейенами и тарквинийцами, пал в стычке с Аррунтом, сыном (Тарквиния) Гордого, ставшей смертельной как для одного, так и для другого.42

42 О сражении, в котором пали Аррунт и Брут (509 г. до н. э.), см. Liv. Ab Urbe II.6.5-10; Flor. I.10.8.

3. Порсенна, царь этрусков, самый страстный приверженец царского имени, бросившийся на помощь Тарквинию, на три года привел в ужас, запер и осадил взволнованный город;43 и если бы не растрогали врага или Муций44 своим неколебимым терпением, когда он жег руку, или девушка Клелия45 своей удивительной отвагой, когда она переплывала реку, римляне наверняка вынуждены были бы сносить либо завоевание, будучи покорены взявшим верх врагом, либо рабство, вновь обретя царя.

43 Война Рима с Порсенной началась во второе консульство Публия Валерия и в первое Тита Лукреция (508 г. до н. э.).

44 Гай Муций, переплыв Тибр и пробравшись во вражеский лагерь, совершил покушение на Порсенну, но, по незнанию, убил вместо царя писца. Схваченный, он положил на огонь правую руку, не показывая боли, чем удивил Порсенну и за доблесть получил свободу. За потерю правой руки Муций был наречен Сцеволой (Liv. Ab Urbe II. 12.6-16).

45 Клелия, являвшаяся заложницей у этрусков, возглавив отряд девушек-заложниц, переплыла Тибр и достигла Рима, восхитив своей доблестью царя Порсенну (Liv. Ab Urbe II. 13.6-10). После череды подвигов отдельных римлян Порсенна, сняв осаду, отступил от Города.

4. После этого сабиняне, собрав отовсюду войска и тщательно подготовившись к войне, устремляются к Риму. Пришедшие в ужас от этой опасности римляне избирают диктатора,46 чья воля и власть превосходила бы (право) консула. Эта мера тогда, в той войне, оказалась весьма полезной.47

46 Ливии с оговоркой на запутанность этой истории называет первым диктатором Тита Ларция (Liv. Ab Urbe II. 18.5), относя его избрание к консульству Постумия Коминия и самого Тита Ларция (501 г. до н. э.).

47 Ливии сообщает, что избрание диктатора в Риме охладило пыл сабинян к войне, и те стали просить мира (Liv. Ab Urbe II.18.9-11).

5. Последовало удаление плебеев от патрициев, когда после проведения диктатором М. Валерием48 воинского набора, побуждаемый различными несправедливостями народ засел, укрепившись, на Священной Горе:49 что может быть омерзительнее того, когда (чрево), отделенное от головы, замышляет погибель того, через что оно дышит? Деяние же о римском имени стало бы внутренней погибелью, если бы своевременное примирение не обнаружило себя прежде, чем дало бы о себе знать то удаление.50

48 Маний Валерий Максим, был диктатором в 260 г. от основания Рима (= 494 г. до н. э.).

49 Рассказ о «добровольном изгнании» плебеев в 494 г. до н. э. восходит исключительно к Ливию (Liv. Ab Urbe II.32.1-12). От Ливия же идет приводимое ниже Орозием сопоставление государства с человеческим телом. Священная гора, как пишет Ливий, находилась в трех милях от Рима за рекой Аниен (Ibid. II.32.2).

50 Между плебеями и патрициями было достигнуто примирение: в Риме были введены народные (плебейские) трибуны, представлявшие интересы плебса (Liv. Ab Urbe II.33.1).

6. Помимо этих явных бедствий от войн выползает наружу и грозит печальным исходом потаенная беда: и действительно, в консульство Т. Гезония и П. Минуция51 две, пожалуй, самые большие среди всех прочих беды, голод и чума, поражают изнуренный Город. Была небольшая передышка от сражений, но не было передышки от смертей.

51 Тит Геганий (как у Ливия) и Публий Минуций были консулами в 262 г. от основания Рима (= 492 г. до н. э.).

7. Вейенские этруски,52 опасные враги, присоединив к себе силы ближайших соседей, поднявшись на войну, встречаются с идущими им навстречу консулами М. Фабием и Гн. Манлием:53 там после произнесения клятвы, по которой римляне обязывались, что возвратятся в лагерь только с победой, было настолько жестокое сражение, а у победителей и побежденных — одинаковый вид, что после того как была потеряна большая часть войска и когда пали в бою консул Манлий и консулярий Фабий,54 консул Фабий отказался принять предложенный ему сенатом триумф, ибо после столь великих потерь республики скорее уместен был скорбный плач.

52 Этруски — племена, населявшие северо-запад Апеннинского полуострова, область Тусций (совр. Тоскана).

53 Марк Фабий и Гней Манлий были консулами в 274 г. от основания Рима (= 480 г. до н. э.).

54 Консулярий — бывший консул; консулярий Квинт Фабий, бывший консулом за два года до описываемых событий, погиб в первых рядах римлян, сражавшихся против вейян (Liv. Ab Urbe II.46.4).

8. О том, сколь великую потерю принесло своей гибелью для государства славнейшее числом и силой семейство Фабиев, по жребию принявшее на себя вейенскую войну, свидетельствуют постыдными наименованиями река,55 которая погубила, и ворота,56 которые выпустили.

55 Орозий намекает на этимологию названия реки Кремеры (от лат. cremoare — сжигать); Кремера — правый приток Тибра, совр. Валея.

56 Речь идет о Карментальских воротах (Porta Carmentalis), прозванные злодейскими, Porta Scelerata (Flor. I.12.2. см. также: Liv. Ab Urbe II.49.8, Ливий пишет о Несчастливой улице).

9. Ведь когда триста шесть Фабиев,57 истинно ярчайших светочей римского сословия, добились возможности возложить на себя ведение войны с вейенами, первыми успехами они укрепили надежду в беспечно предпринятом походе; затем, попавшие в ловушку и окруженные врагами, все они там и были убиты, при этом лишь один из них был сохранен для рассказа о бедствии, чтобы повествование о погибших оказалось для родины прискорбнее самой потери.

57 Флор говорит о трехстах Фабиях, погибших под Кремерой (Flor. I.12.2), также как и Евтропий (Eutr. I.16.1).

10. При этом такие (беды) творились не только у римлян, но каждая провинция пылала своими пожарищами, и то, что замечательный поэт написал в отношении одного города, я скажу в отношении всего мира: Всюду ужас, и скорбь, и смерть многоликая всюду.58

58 Verg. Aen. 2.369. Пер. С.Ошерова.


Глава 4. | История против язычников | Глава 6.