home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17.

1. Великое по этому поводу раздумье было между спартанцами и союзниками: когда очень многие предлагали сравнять с землей постоянно сулящий беспокойство город, а народ, не вселяющий ничего, кроме тревоги, истребить вместе с именем,188

188 Согласно Ксенофонту, выступавшего с проспартанских позиций, против заключения мира с Афинами выступали коринфяне и фиванцы, которые требовали полного разрушения главного города Аттики (Xen. Hellen. II.2.19). По другой традиции, менее благосклонно относящейся к Спарте, это предложение исходило от Лисандра (Paus. III.8.6; Diod. Bibl. XV.63.1).

2. спартанцы не согласились с теми, кто добивался, чтобы был выколот один из двух очей Греции; и, сверх того, обещали (афинянам) мир, если те разрушат крепостные стены, идущие от Пирейского порта189 к городу, к тому же добровольно передадут оставшиеся корабли, кроме того, если правители (rectores) получат для себя тридцать мест.190

189 Пирей — порт и город в Аттике, в устье реки Кефисса, на расстоянии около 7 км к юго-западу от Афин. Крепостные стены от Афин до Пирея, так называемые Длинные стены, были построены при Перикле в 456–444 гг. до н. э.

190 Решение спартанских эфоров в отношении захваченных Афин приводит Плутарх. Согласно этим условиям, афиняне должны были разрушить укрепления Пирея и Длинные стены, отказаться от всех территорий, кроме самой Аттики, принять назад изгнанников, с кораблями поступить в соответствии с особым приказом (Plut. Lys. 14). По Ксенофонту, афиняне должны были передать победителям все корабли, кроме двенадцати (согласно Диодору, кроме десяти — Diod. Bibl. XIII. 107), и во внешней политике руководствоваться интересами Спарты (Xen. Hellen. II.2.20). Согласно Ксенофонту, тридцать правителей избирались для составления законов в духе старины (Xen. Hellen. II.3.2).

3. Афинянам, уступившим и подчинившимся этому условию, лакедемоняне для составления законов, которые должны будут соблюдаться в городе, назначили Лисандра.

4. Это год был ознаменован и завоеванием Афин, и смертью Дария, царя персов, и изгнанием Дионисия, тирана Сицилии.191

191 Синхронизацию этих событий устанавливает Юстин (Jus. Epit. V.8.7). Дарий II действительно погиб в 404 г. до н. э., в год, когда Афины были взяты Лисандром. Однако Дионисий Старший стал тираном Сиракуз в 405 г. до н. э. и оставался им до смерти (367 г. до н. э.).

5. И вот, тридцать назначенных афинянам правителей192 становятся тридцатью тиранами: сначала они окружают себя тремя тысячами телохранителей, а скоро располагают рядом с собой еще и семьсот воинов победившей армии.

192 Правление Тридцати началось в июле 404 г. до н. э. и продолжалось приблизительно восемь месяцев, то есть до марта 403 г. до н. э. (Xen. Hellen. II.4.21).

6. Грядущая резня всех без разбора предвещалась убийством Алкивиада, который во время бегства в пути (265) был заперт в хижине и сожжен заживо.193

193 Гибель Алкивиада описана у Плутарха (Plut. Alс. 39), его рассказ повторяет Непот (Nepos. Ale. 10). См. также: Diod. Bibl. XIV.ll.

7. Когда он был убит, будто бы после истребления мстителя обретшие покой (тираны) наполняют несчастные остатки города убийствами и грабежами. Даже Ферамена,194 одного из своего числа, которому, как им казалось, происходящее было не по нраву, они убивают в назидание остальным и для их устрашения.

194 Ферамен принадлежал к числу умеренных олигархов, он сыграл важную роль в восстановлении демократии в 411 г. до н. э., в октябре 404 г. до н. э. был отравлен: его заставили выпить кубок цикуты. О деле Ферамена см.: Xen. Hellen. II. 3.15–56.

8. И вот, все подряд разбегаются из города, однако, в виду того, что, по решению лакедемонян, по всей Греции беглецам должно было отказываться в приюте, они отправились все в Аргос и Фивы,195 где они настолько были согреты теплом гостеприимства, что не только уняли страдание по покинутой родине, но и стали надеяться на возвращение ее.

195 О спасении афинских беглецов в Фивах и Аргосе, кроме Юстина (Jus. Epit. V.9.6), основного поставщика информации Орозия, сообщает Диодор (Diod. Bibl. XIV.6). Согласно Ксенофонту, бежавшие из Афин граждане скрывались в Мегаре и Фивах (Xen. Hellen. II.4.1). Как пишет Плутарх, фиванец, отказавший афинянину в убежище, подвергался штрафу (Plut. Lys. 27). Убежище также предоставили Халкида (Lys. XXIV. 25) и Ороп (Lys. XXXI.9): города, находившиеся под беотийским влиянием.

9. Был среди беглецов Фрасибул,196 муж решительный и среди своих прославленный знатностью рода: он и оказался вдохновителем дерзновенного шага к спасению родины. И вот, собравшись, беглецы захватывают Филу,197 крепость аттических рубежей, и укрепляют себя благодаря поддержке многих городов: им даже Лисий, сиракузский оратор,198 словно в поддержку того города, который являлся признанной родиной красноречия, отправил пятьсот воинов со своим обеспечением.

196 Кроме Фрасибула восставших против тиранов возглавил также Анит (Lys. XIII.78).

197 Фила — небольшая крепость, расположенная к северу от Афин, на границе с Беотией. Захват Филы произошел в ноябре 404 г. до н. э.

198 Лисий — знаменитый оратор (ок. 435 — ок. 380 гг. до н. э.), родился в Афинах, но по происхождению был сиракузянином (из Сиракуз был его отец). Во время правления Тридцати Лисий, приговоренный к смерти, бежал из Афин в Мегару.

10. Это была ужасная битва,199 но сама борьба стремлений и интересов вынесла приговор и тем, кто сражался за собственную свободу, и тем, кто (защищал) чужое владычество: ибо поверженные тираны бежали в город и всех, кого из афинян прежде набрали себе телохранителями, теперь, заподозрив их в измене, отстранили от защиты города.

199 В действительности состоялись две битвы. Первая — нападение сторонников Тридцати на Филу. Вторая битва состоялась после определенной подготовки: тираны начали осаду, но из-за непогоды вынуждены были отступить из-под Филы (Xen. Hellen. II.4.2–3).

11. Фрасибула же (тираны) попытались соблазнить подкупом;200 когда чаянья на это оказались напрасны, они, призвав вспомогательные войска из Лакедемона, вновь бросаются в бой. Там гибнут два тирана, самые свирепые из всех.201

200 После неудачи под Филой тираны отправили послов к Фрасибулу, которые должны были переманить лидера изгнанников на сторону Тридцати. Ему предлагалось место среди правителей Афин и давалась возможность возвратить в Афины десять изгнанников по своему выбору. Фрасибул ответил отказом (Diod. Bibl. XIV.32.5).

201 Сражение состоялось у холма Мунихии, где укрепился Фрасибул после оставления Филы (местом сосредоточения демократов стал Пирей); городок Мунихия расположен на восточной стороне того мыса, на котором находится Пирей. Имена двух тиранов, погибших в этой битве, называет Юстин — это Критий и Гипполох (Jus. Epit. V.9.15). Ксенофонт вместо Гипполоха называет среди погибших Гиппомаха, также члена Тридцати (Xen. Hellen. II.4.19).

12. Когда же Фрасибул заметил, что остальные, кто терпят поражение и обращены в бегство, являются по преимуществу афинянами, он догоняет их криком, удерживает речью, привлекает мольбами, представ пред взором тех, кто намеревался бежать, и пред теми, от кого они хотели бежать: «По мне, война направлена против трехсот господ, а не против несчастных сограждан. Так не лучше ли, чтобы все, кто считает себя афинянином, изгнали бы мучителей свободы афинян?»

13. И вот, этот призыв получил такой отклик у них, что вскоре возвратившиеся в город (афиняне) заставили тиранов уйти из крепости и переселиться в Элевсин.202

Афиняне, после того как приняли в общину города (in societatem urbis) своих сограждан, еще недавно изгнанников, ревностью побуждают тиранов к войне, для которых свобода других казалась чуть ли не собственным рабством.

202 Элевсин — приморский город в северо-западной Аттике. После бегства тиранов в Элевсин власть в Афинах перешла в руки десяти стратегов (Jus. Epit. V.10.4; Xen. Hellen. II.4.24), которые продолжили политику своих предшественников и призвали из Лакедемона войско из сорока кораблей и тысячи солдат во главе с Лисандром (Diod. Bibl. XIV.33.5).

14. Тогда, по объявлении войны, после того как все будто бы согласились на переговоры, (тираны), оказавшиеся в ловушке, предаются смерти, словно бы жертвы мира.203 Итак, собранные в одно целое, после бурных слез великой радости, афиняне устанавливают в качестве первых оснований вновь обретенной свободы главные положения права, закрепив торжественной клятвой, что прежние разногласия и споры будут преданы полному забвению и вечному безмолвию.204

203 Конфликт между афинянами и тиранами, изгнанными в Элевсин, произошел на третий год по возвращении в Афины изгнанников, то есть в 401 г. до н. э. (Arist. Ath. pot. 40.3). Тираны, удалившиеся в Элевсин, набрали наемников, что заставило афинян собрать против них ополчение. Стратеги элевсинцев, вышедшие для переговоров, были убиты, а остальных удалось уговорить на заключение мира, условия которого предусматривали амнистию (Xen. Hellen. II.4.43).

204 Победе демократической партии способствовал спартанский царь Павсаний, соперник Лисандра. Павсаний подошел к Пирею и вступил в тайные переговоры с засевшими в Нижнем городе сторонниками Фрасибула. Условия, на которых Павсаний предлагал враждующим сторонам добиться примирения, называет Ксенофонт (Xen. Hellen. II.4.38). Ср.: Nepos. Thrasyb. 3.

15. Этот род договора, как бы новое устройство жизни и новое благополучие своего состояния, создатели назвали «амнистией», то есть забвением преступлений.

Мудрейшее, особенно после таких свидетельств несчастий, начинание афинян! О, если бы благодаря этому соглашению дела человеческие, когда бы согласие людей сохранялось, настолько окрепли, что пришли бы в полный порядок!

16. Но это постановление до такой степени было испорчено даже в самих словах постановления, что по прошествии порядка двух лет у них лишил себя жизни светлейший из философов Сократ,205 принужденный принять яд; затем, после того как едва ли минуло сорок лет (я опускаю прочее), те же афиняне, утратив окончательно свободу, поработили себя под властью Филиппа, царя македонян.206

205 Главный источник сведений по греческой истории для Орозия, Эпитома Юстина, нигде не содержит упоминания о Сократе. Дату смерти Сократа приводит Хроника Евсевия / Иеронима: Сократ был отравлен в 1618 году от Авраама: Socrates venenum bibit (1618i). Годом раньше, согласно Хронике, произошло падение тирании в Афинах: Tyranni Athenis oppressi (Hieron. 1617f). Хронологическую связь Орозий устанавливает, вероятнее всего, исходя из этих данных Иеронима. Сократ, обвиненный в критике религии и пагубном влиянии на молодежь, по приговору суда принял яд в 399 г. до н. э.

206 Филипп II Македонский (ок. 382–336 гг. до н. э.) — царь Македонии, отец Александра Великого. К 338 г. до н. э. установил гегемонию над Грецией. Орозий подробно будет рассказывать о деятельности Филиппа в следующей книге (Hist. III.12–14). Предлагаемый Орозием временной отрезок в сорок лет, якобы отделяющий установление мира в Афинах после победы над тиранами и покорение Афин Филиппом, не соответствует действительной протяженности. Приблизительно через сорок лет после подписания мира в Афинах (401 г. до н. э.) в 359 г. до н. э. Филипп был лишь провозглашен царем.

17. И все же афиняне, мудрейшие из всех, будучи достаточно научены своими бедствиями тому, что «в согласии малые дела становятся значительными, а в раздоре — великие приходят в упадок»,207 и что все, как добрые, так и злые дела, которые происходят за пределами родины, пускают корни в дела отечества и выступают вперед, (эти афиняне) уничтожили вражду дома и прекратили внешние войны; кроме того они оставили бы своим потомкам пример падения своего и решение об исправлении, если бы то, о чем было принято решение в период несчастья, все же сохранилось бы в благополучные времена вопреки жалкому непостоянству человеческого разума.

207 Высказывание, которое можно обнаружить у Саллюстия (Sall. Jug. 10.6) и у Сенеки (Senec. Ad Luc. 94.46).


Глава 16. | История против язычников | Глава 18.