home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2.

1. Когда все греки были изнежены вожделенным миром и убаюканы внутренним покоем, лакедемоняне, более беспокойные, нежели деятельные, не находя себе места скорее из-за ярости, нежели из-за доблести, после оставления войн, начинают использовать хитрости войны;

2. так, заметив отсутствие аркадцев, внезапным нападением они захватывают их крепость.23 Аркадцы же, потрясенные такой несправедливостью, присоединив к себе вспомогательные силы фиванцев, стремятся втайне возвратить себе утраченное войной.

23 Вслед за Юстином (Jus. Epit. VI.6.6–9) Орозий создает значительную лакуну в изложении событий и переходит от финала Коринфской войны (Царский мир был заключен в 386 г. до н. э.) к последним годам фиванской гегемонии (371–362 гг. до н. э.). В данном случае речь идет о захвате лакедемонянами во главе с Архидамом аркадского местечка Кромна, что произошло в 364 г. до н. э. Согласно версии Ксенофонта, Архидам, выступив в качестве союзника элейцев, захватил аркадский городок Кромн, после чего крепость была оставлена на попечение небольшого гарнизона, сам же Архидам удалился из города, чем и воспользовались аркадцы, осадившие спартанский гарнизон (Хеп. Hellen. VII.4.20–21).

3. Раненный в этой битве Архидам, предводитель лакедемонян,24 когда увидел своих почти уже побежденными в сече, через глашатая стал испрашивать тела погибших для захоронения, что (287) обычно у греков считалось знаком отданной победы.25

24 Архидам III был спартанским царем, сыном Агесилая.

25 После того как аркадцы осадили захваченную спартанцами крепость, в которой оставался небольшой отряд лакедемонян, на помощь осажденным отправился Архидам, который во время сражения у стен Кромна был ранен в ногу и потерял наиболее славных воинов (погибли Полиэнид и Хилон, муж сестры Архидама). Согласно Ксенофонту, обе сражавшиеся стороны с радостью пошли на заключение мира (Хеn. Hellen. VII. 4.23–25).

4. Фиванцы,26 в свою очередь, удовлетворенные этим признанием, дав сигнал для пощады, определяют финал сражения.

26 Сообщение о фиванцах, участвовавших в сражении при Кромне, восходит к Юстину (Jus. Epit. VI.6.10). Ксенофонт ничего не говорит об участии в этой битве фиванцев. См.: Хеn. Hellen. VII.4.23–25.

5. По прошествии немногих дней перемирия, когда лакедемоняне обратились к другим войнам, фиванцы во главе с полководцем Эпаминондом обретают уверенность в возможности захвата Лакедемона, полагая, что город безмятежен и оставлен (защитниками):27 сокрытые ночной мглой они вступают в Лакедемон, однако не застают его столь уж беспечным и беззащитным, как ожидали;

27 Речь идет о четвертом вторжении фиванцев в Пелопоннес, произошедшем в 362 г. до н. э. под предводительством Эпаминонда. В изложении связанных с этим вторжением событий Орозий следует сообщению Юстина (Jus. Epit. VI.7.1-12).

6. ибо старики, вооружившись, с остальной массой (граждан) неприспособленного для войны возраста встали в тесном проходе ворот; сотня ослабленных годами стариков устремилась против пятнадцати тысяч воинов. И вот, пока они несли на себе столь великое бремя битвы, пришедшая на помощь молодежь28 решила безотлагательно выступить против фиванцев в открытом сражении.

28 Имеется в виду войско под предводительством Агесилая.

7. Когда завязалась битва,29 когда лакедемоняне терпели неудачи, внезапно Эпаминонд, полководец фиванцев, сражавшийся весьма беспечно, получает ранение. А потому у этих (фиванцев) от боли (утраты) родился страх, у тех (лакедемонян) от радости возникло замешательство, и, словно бы по молчаливому согласию, произошло отступление и той, и другой стороны.

29 Речь идет о сражении при Мантинеи июля 362 г. до н. э. Против фиванцев и их союзников сражались лакедемоняне, элейцы, ахейцы и часть аркадцев. Численное превосходство было на стороне Эпаминонда: под его началом сражались 30 тысяч гоплитов (противников было около 20 тысяч).

8. Эпаминонд же, тяжело раненный, когда узнал о победе своих и расцеловал щит, убрав руку, которой он закрывал рану, открыл выход крови и доступ смерти: за его смертью последовала погибель фиванцев, так что казалось, будто не полководец пал, но они сами погибли вместе с ним.30

30 Рассказ о смерти Эпаминонда и рассуждения о роли этого полководца в истории Беотийской гегемонии Орозия восходят к более пространному повествованию Юстина (Jus. Epit. VI.8.1-13).

9. Я сплел сложную вереницу беспорядочной истории и связал неопределенные круговороты войн, тут и там одержимо следуя шаг за шагом словам деяний; и вот, как я вижу, я писал тем беспорядочнее, чем более стремился сохранить порядок (событий).

10. Кто сосчитает, расположит по порядку и осмыслит, какого рода ненависти, какое количество ссор возбудила ненасытная жажда лакедемонян к владычеству, между каким множеством народов, между какими городами, в каких провинциях? Ведь и сами они, как передается, сокрушены были более не войнами, а круговертью войн:

11. ибо, действительно, в ходе этой непрекращающейся на протяжении нескольких веков войны афиняне, лакедемоняне, аркадцы, беотийцы, фиванцы, наконец, Греция, Азия, Персия и Египет с Ливией и крупными островами проводили в неразличимой круговерти морские сражения наряду с сухопутными: я не смог бы передать тысячи убийств людей, даже если бы перечислил бы войны.

12. Но теперь всякий, кто не знает, что все вот эти жители названных городов и провинций так же стареют теперь среди одних лишь зрелищ и театров, как тогда убывали (числом) в лагерях и особенно в битвах, бранит эти времена и славит те.

13. Самый цветущий и стяжавший тогда власть всего Востока город едва смог выставить сотню стариков; в результате этого, окруженный беспрестанными бедствиями, он плачевным образом заплатил людьми незрелого возраста.

14. Теперь же изливают жалобы люди, города которых, переполненные детьми и стариками, обогащаются, безмятежно принимая пришлых молодых людей, и зарабатывают себе предприятиями, водворяющими мир, собственное наслаждение: разве только людям (так обыкновенно бывает — человеческому непостоянству все современное кажется ничтожным), жадно рвущимся и словом, и делом к обновлению, даже сама жизнь является отвращением.


Глава 1. | История против язычников | Глава 3.