home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6

Рей проснулся и лежал, мигая, стараясь вспомнить что-то из своего сна, что-то очень важное. Но оно уже исчезло. Над ним стоял Чо, лишь частично видный в сером свете совсем туманного дня.

— Рассвет, — сказал муриец, как будто в этом сообщении был какой-то важный внутренний смысл.

Американец встал, морщась от боли в затекших мышцах, и вслед за Чо вышел на верхнюю палубу. Туман и облака исчезли. Вокруг лежало гладкое море, словно не знающее, что такое волны. На востоке небо стало розовым и светло-золотым. Но на палубе лежали два зашитые в плащи тела.

Чо остановился…

— Хан… друг мой… — И подошел к поручню. Моряки подняли доски, на которых лежали тела. Здесь собрался весь экипаж, по представлениям Рея; все стояли смирно. Флаг, развевающийся на ветру на корме судна, был наполовину спущен.

— Море… — Голос Чо с каждым словом становился сильнее… — наше наследие с древних дней, откройся для них, твоих сыновей. Выполнив с честью свой долг, они теперь отдыхают. Укрой их тела, а дух их в залах Солнца…

Доски наклонили. Рей слышал, как перехватило дыхание у леди Эйны. Восходящее солнце окрасило воду, по которой устремился вперед «Повелитель ветра», в золото.

Ночью и в тумане накануне за ними шел тенью черный рейдер. Рей не знал, почему считал, что этим ясным утром его не будет, не понимал, почему так встревожился, снова обнаружив вражеский корабль в пределах видимости; вероятно, перегнать их он все-таки не может. Но экипаж «Повелителя ветра» продолжал оставаться наготове, все поглядывали назад. Разговоры прерывались долгими паузами.

— Это не правильно! — Чо, глядя на далекого преследователя, опустил обе руки на поручень. — Они мертвы; должны быть мертвы. Корабль с экипажем из мертвецов!

Леди Эйна прикусила нижнюю губу, как будто хотела удержаться от высказывания. Ответил Рей:

— Может, ты прав: ты знаешь, какие силы в твоей власти. Но пока он не подходит ближе… — Но он тоже чувствовал это, нервное напряжение, вызванное постоянным присутствием тени на море, не приближающейся, не дающей возможности ударить, но остающейся постоянной угрозой, все время усиливаемой воображением.

— Да, пока он не подходит ближе… — повторила леди Эйна. — Мы должны быть совсем близко от морских ворот Майакса. Знаешь, лорд Чо, я никогда не видела мать-землю. Как и лорд Рей, я окажусь в незнакомой стране, когда мы причалим в гавани города Солнца. Похожа она на Уйгур? — Она говорила быстро, пытаясь за словами скрыть мысли.

Чо вежливо поддержал разговор. Решительно отвернулся от кормы.

— Не похожа. Уйгур состоит из гор и узких долин, а на матери-Земле широкие равнины, по которым протекают большие реки. Город расположился в устье такой реки. Иногда по ночам его жители ради удовольствия выходят на лодках в море. Они поют, арфистки играют…

Леди Эйна вздохнула.

— Так в мирное время. Да, наша продуваемая ветрами земля совсем другая; у нас табуны диких лошадей бродят свободно до самых пограничных постов, за которыми сбежавшие преступники сражаются с людьми-зверями и дьяволами Тьмы, чтобы сохранить жизнь…

— Значит дьяволы Тьмы по-прежнему существуют? — спросил Чо.

— За месяц до отплытия «Огненной змеи» вместе с данью мехами принесли шкуру и клыки одного. Иногда молодежь устраивает на них охоту. У меня есть кинжал с рукоятью из клыка дьявола. Но этого дьявола убили во времена юности моего отца. Они живут на высотах и держатся в одиночку; спускаются только в тяжелые годы, когда голод гонит их на поиски новых охотничьих территорий.

— Вот как. А в My говорили, что все дьяволы давно убиты, и сейчас ими только пугают детей. Дьяволы, Рей, похожи — отчасти — на человека, они заросли густой шерстью, но ходят прямо. Клыки у них длинные и изогнутые, верхние, вот так. И живут они высоко в горах, в самых диких местах. Охотятся в темноте ночей. И оставляют большие необычные следы на горном снегу…

— Снежный человек, — подсказала Рею память.

— Значит они есть в ваше время? — оживленно спросила леди Эйна.

— Еще одна легенда — в той стране, которую вы называете Уйгуром. В мое время там самые высокие горы нашего мира. О ваших демонах существуют рассказы, видели их следы, но ни одного не удалось убить или захватить…

— Как странно, — медленно сказала девушка. — Дьяволы известны в ваше время, а такая страна, как My, забыта. А много ли еще сохранилось?

— Спроси лучше, почему одно сохраняется, а другое забывается, — вмешался Чо. — Дьяволы Тьмы, Атлантида — почему именно они?

День был безоблачным, полным света. Стало тепло, и все сняли плащи Над водой появились птицы, а сама вода стала сине-зеленой. Поверхность моря покрывали полосы водорослей; вдруг из воды высунул голову большой дельфин и умными глазами посмотрел на проходящего «Повелителя ветра».

— Дельфин!

Леди Эйна взглянула, куда указал Рей.

— Морской плясун, — поправила она. — Значит, их ты тоже знаешь, лорд Рей?

— В мое время ими очень интересуются. Мы знаем, что они умны. И пытаемся установить с ними контакт.

Она перевела взгляд с американца на дельфина и обратно.

— Известно, что морские плясуны настроены дружелюбно, они помогают пловцам и находятся под защитой Солнца. Ни один человек не решится поднять на них руку. Но они морские создания, а мы по морю можем идти лишь по поверхности в наших кораблях и немного плавать. В остальном же оно для нас закрыто.

— Конечно, у вас ведь нет подводных лодок, — кивнул Рей, — нет аквалангов или водолазных костюмов. Чо внимательно слушал.

— Значит, твой народ сумел открыть для себя глубины моря? Как?

Рей, как мог, описал подводные работы и исследования. Как люди в его время не только плавают под водой в кораблях, но и, вооруженные аквалангами, могут свободно находиться в море, став почти его частью, какой были до того, как первые амфибии выползли из воды и начали жить на суше.

— Но… это удивительно! — воскликнула леди Эйна. — Ах, плавать под водой! Поистине ваше время — время чудес, когда человек раскрыл для себя весь мир! Нас учат, что когда-нибудь войны закончатся, наверно, и в будущем…

— Война по-прежнему с нами, — ответил Рей. — Многое из того, что мы узнали, вызвано необходимостью защищаться и нападать во время войны. Нет, мой век далек от золотого…

— Золотого? — вопросительно повторила она.

— Люди считают, что в прошлом был золотой век, век мира и счастья…

Чо сухо улыбнулся.

— Где же тогда этот век, брат? В наше время, которое для вас легенда? Нет, ты сам видишь, что среди нас нет мира. Во дни Гипербореи? У нас есть свои легенды, и в них рассказывается о смерти и разрушении из-за человеческой жадности и похоти. Если и существовал золотой век, где искать его? В прошлом нет! Нас учили искать его в будущем.

— В мое время будущее тоже полно тьмы, — сказал Рей.

— Лорд, сигнал!

Они повернулись на юго-запад по крику впередсмотрящего. На фоне полуденного неба поднимался белый след полосой на голубом фоне.

— Сигнальная башня внешних ворот, — сказал Чо.

— Похоже, мы все-таки выиграли гонку, — заметила леди Эйна.

Рей поглядел за корму. Рейдер там, но едва виден. Он как будто остановился.

Именно это, подумал Рей, тревожило всех — ожидание нападения со стороны этого зловещего черного пятна.

Леди Эйна глубоко вздохнула.

— Воздух стал чище после его ухода. Смотрите теперь вперед, а не назад. Будущее по-прежнему ждет нас.

Моряки засуетились. Убрали металлические стены, защищавшие гребцов. Расчеты накрывали военные машины. Впереди, на узком полуострове, далеко уходящем в море и оканчивавшемся острой скалой, показалась высокая башня.

Чо отдал приказы и вернулся на палубу.

— Пойдем прямо, — сказал он, вернувшись. — В Маноа останавливаться не будем, сразу поплывем к каналам. Смотрите, нас приветствуют салютом знамени.

Над вершиной башни показалось белое облачко, потом флаг чуть опустился и снова поднялся. На мгновение ветер развернул его, и Рей увидел герб восходящее солнце на зеленом фоне.

Обогнув рифы, корабль двинулся на запад, и вскоре южнее показался еще один полуостров. На нем приземистое, прижимающееся к земле здание, похожее на форт. Чо улыбнулся. Напряжение покинуло его лицо.

— Мы внутри. Теперь можно поесть и выпить не торопясь. Еще было светло, когда они вернулись на верхнюю палубу.

Чо беспокойно расхаживал взад и вперед, не обращая внимания на остальных.

— Мы плывем не одни, — сказал он леди Эйне. — Вот это перевозчик зерна, а дальше торговый корабль с матери-земли, еще дальше — корабль северного флота.

— Корабли этого флота отозваны сюда и бездействуют, ожидая, когда Северное море снова станет безопасным. У остальных дела в этих водах. Во Внутреннем море всегда безопасно, северные бури и южные шквалы здесь неизвестны.

— Почему они поворачивают? — спросил Рей. Два корабля впереди изменили курс, открывая дорогу «Повелителю ветра».

— Потому что мы идем под этим. — К ним подошел Чо. Он указал на их флаг с солнцем, окруженным лучами на алом поле. — Они видят, что у нас важные новости, и открывают нам проход по чистой воде.

Когда наступила темнота, на этот флаг направили свет, по-прежнему требуя беспрепятственного прохода. Так было и на следующий день, в тесных, полных судов водах вблизи гавани Маноа. Столицу имперской провинции Рей видел только с моря. Но плывущие в небе белые башни и огромные пирамиды производили впечатление древней цивилизации.

За эти дни Рей обнаружил, что хорошо усвоил язык матери-земли. По крайней мере легко понимал сказанное, хотя когда отвечал, язык не всегда справлялся со щелкающими согласными и сливающимися гласными. Он, как мог, практиковался под руководством Чо и в языке атлантов.

Первая задержка случилась в каналах, ведущих в западное море. Рей не видел сходства с материком своих дней. Должно быть, в будущем «хребет» Южной Америки поднимется, образуя Анды, но сейчас с палубы «Повелителя ветров» были видны только невысокие пологие холмы за портовым городом канала.

На борту началась суматоха, приплывали и уплывали чиновники. Но наконец корабль пропустили, и киль «Повелителя ветров» начал резать воды другого моря.

— Слава Солнцу, мы наконец свободны! — Чо вернулся, проводив с корабля последнего портового офицера. — После случившегося мне не нравятся задержки, да и портовые сплетни не интересны.

— Ре My… — начала леди Эйна.

— Да, ему мы должны доложить правду, не скрывать ее, чтобы не вызывать тревоги. А правда эта неприятная. Ре My — может быть, он решит, что мы могли бы справиться лучше. Мы не можем сравниться с ним в мудрости. И я в первый раз командовал кораблем…

— Да, но ты с ним и возвращаешься, — прервала леди Эйна.

— Этого могло бы и не быть, если бы судьба нам не улыбнулась, как не улыбнулась тебе. Леди, нет бесчестья в поражении, если действуешь изо всех своих сил и способностей — и пробуешь снова.

— Какое голубое море, — неожиданно сказала она, как будто мысли ее занялись чем-то новым. — У берегов Уйгура оно серое, а на севере, где омывает Бесплодные Земли, темное…

— Почему вы называете эти земли Бесплодными? — спросил Рей. — Это дикие места, да, но не бесплодные. Леса… — Он замолк, думая о темных и высоких, но живых деревьях.

— Может быть, потому, что там нет колонии. — ответил Чо. — Для нас, жителей матери-земли, они кажутся запретными, вечно скрывающими от людей свои тайны.

— Но в твое время это не так? — спросила леди Эйна. — Расскажи нам об этом.

Он рассказал об огромных и все растущих перенаселенных городах, о том, как поверхность земли покрывается все новыми поселениями, рассказал о скоростных шоссе, об аэропортах, о полетах в космос…

— Вы стремитесь овладеть луной, отправить корабли на другие планеты! поразился Чо. — Человек многого достиг, но ты говоришь, что все это порочно.

— Да. Чем больше нового придумывает человек, тем более смертоносным становится его оружие и находки. Машины поднимаются в небо, но они падают и разбиваются, и те, кто в них летит, погибают. Или эти машины несут смерть с неба, и женщины и дети погибают в своих домах. Люди могут поговорить с любым уголком мира, но нарушают все установленные ими же законы. У некоторых столько богатства, что они его и сосчитать не могут; другие умирают с голоду. Так оно у нас…

— И так было всегда, — сказала леди Эйна. — Но вы по-прежнему люди, одни добрые, другие злые. А тебе приходилось летать в небе?

— Да.

— И каково это? — спросил Чо.

— Немного похоже на плавание по морю. Видишь землю сверху, если она не закрыта облаками.

— Я бы хотела попробовать, — сказала леди Эйна. — Хорошо бы ты принес с собой такую птицу… Рей рассмеялся.

— Я мог бы прихватить с собой много полезного, но о самолете и не думал.

Они плыли по западному океану, а он рассказывал о своем времени. Леди Эйна никогда не уставала от рассказов о самолетах, которые несут людей над облаками.

— Наакалы могли бы построить такой, — заметила она. — Нужно подсказать им, чтобы занялись поисками в этом направлении.

Чо удивился.

— Никто не подсказывает наакалам. Им решать, какие тропы мудрости открываются перед нашими ногами.

— Услышав рассказ лорда Рея, они пойдут по этой тропе, — настаивала она. Приятно было бы поглядеть сверху на облака, летать, как птица…

Ее настойчивость, очевидно, встревожила Чо.

— Да, Рей должен поговорить с наакалами. Так и будет, когда они узнают о нашем прибытии. Но мы не можем ничего предлагать им…

— А кто такие наакалы? — быстро спросил Рей, заметив, что леди Эйна готова спорить.

— Жрецы Пламени, хранители древней мудрости и искатели новой, чтобы научить ей человечество. Они ездят по колониям, распространяя знания, расширяют, когда могут, наши сведения о мире. Многое они рассказывают только Ре My и, может, еще немногим рожденным Солнцем, которые умеют хранить тайны и подготовлены к принятию мудрости. Такой чести была удостоена моя мать, когда после смерти моего отца стала дочерью храма.

— Я тоже вступлю в храм, когда закончится моя служба на море, — сказала леди Эйна. Чо улыбнулся.

— Так ты говоришь сейчас, миледи. Но готов биться об заклад, что не пройдет и года, как ты призовешь к своей правой руке воина. И мы больше не услышим о храмах…

Глаза ее сверкнули, губы изогнулись.

— Ты умеешь читать будущее, как наакалы или прошедшие Девять Мистерий? Она отвернулась и ушла в каюту. Рей посмотрел на Чо в поисках объяснений.

Муриец по-прежнему улыбался.

— Так говорят все женщины — что не хотят иметь с нами ничего общего и предпочитают храм. Но быстро забывают об этом, когда приходит время надевать брачные браслеты…

— Мы теперь близко к My?

— До наступления ночи бросим якорь в гавани и спать будем в доме моей матери. Не думаю, чтобы нас призвали на аудиенцию до завтра, хотя леди Эйна может быть призвана и вечером.

Через час послышался долгожданный возглас «Земля!» Выпустили весла, и гребцы заняли свои места. Один из офицеров задавал ритм на небольшом барабане, и моряки с привычной легкостью повели корабль дальше.

— Портовая стража. — Чо указал на приближающийся к ним катер.

— Что за корабль? — окликнули их с катера.

— «Повелитель ветра», корабль северного флота, капитан рожденный Солнцем Чо, со срочными известиями для Ре My.

— Проходите. — И катер направился к торговому судну. Овальная гавань была полна кораблей. Тяжелые купеческие суда, стройные пассажирские, военные корабли, баржи, множество рыбачьих яхт на якоре. А в доках копошилось множество рабочих.

А дальше терраса за террасой поднимался город, какой может привидеться только во сне. Белый блестящий металл, радужные краски, он все выше и выше уходил в небо своими башнями и стенами. По сравнению с этими дворцами дома Маноа казались деревенскими хижинами.

— Здесь сердце нашего мира. Что ты об этом думаешь, брат? — спросил Чо. Есть ли такие города в твоем веке?

— Не думаю, чтобы нашелся ему равный. По размеру — да, но не по красоте.

Они причалили, и Чо передал командование помощнику. Их встречал почетный караул с обнаженными мечами. Его командир обратился к Чо.

— Быстрое плавание, рожденный Солнцем.

— Три дня от Внутреннего моря, — с гордостью ответил Чо.

— Прекрасное время, милорд. Леди Эйну ждут носилки. А вы, лорды, направитесь в дом леди Эйи?

— Да… — нетерпеливо сказал Чо. К ним подошла леди Эйна.

— Наши пути расходятся, милорды. Друзья и боевые товарищи не нуждаются в прощальных церемониях. До нашей следующей встречи да хранит вас Пламя.

Она приветственно подняла руку и ушла со своим эскортом, быстро исчезнув в толпе. Но офицер остался.

— Каков будет приказ, рожденный Солнцем?

— Пошли побыстрее…

Офицер расчистил им дорогу. Рей пошел бы медленнее, чтобы осмотреться, но Чо торопил его. Два или три поворота с одной оживленной улицы на другую увели их из района напряженного движения. Конечно, и здесь экипажи, лошади, верблюды, но много и пешеходов. Рею, которого все время торопили, трудно было разобраться в типах одежды, ярких красках и расах. Но ему казалось, что он идет по улицам города, в котором встречается и смешивается весь мир. Он надеялся со временем в спокойной обстановке поближе познакомиться с этими звуками, видами и впечатлениями.

Чо свернул в узкий тихий переулок, обогнав эскорт. И прошел в небольшую калитку в левой стене.

— Благодарю за общество и помощь, милорд, — обратился он к офицеру, распахивая калитку. Рей на мгновение заколебался, а офицер улыбнулся.

— Все знают лорда Чо. Он хороший сын леди Эйи. Да упадет на тебя свет Пламени, лорд. — И, отсалютовав, он удалился.

Рей вошел в большой сад, закрыв за собой калитку, которую Чо оставил распахнутой. В саду росли пальмы и цветы, виден был бассейн, отделанный замшелым мрамором. В спокойной воде отражались папоротники. У бассейна стоял Чо. Он взглянул на Рея.

— Она идет…

Женщина, приближавшаяся по тщательно подстриженному газону, не смотрела на них. Она как будто была погружена в свои мысли. Высокая, почти ростом с Чо, с кожей почти такой же светлой, как жемчуга на шее и платье. Ее желтые волосы спускались густыми прядями до талии. Но Рей видел только спокойную красоту ее лица.

В нем ожили какие-то воспоминания, и он не мог с собой справиться. Повернулся и отошел к красней двери в белой стене.

Шел слепо, ничего не видя перед собой. Дверь, однако, поддалась. И он сильно, до боли ударил по ней рукой.

— Сын мой…

Не слова — мысль, как при первой встрече с Чо. И от этих слов каким-то образом исходило облегчение, отступали воспоминания. Но он не поворачивался, не смел. В последний раз ударил кулаком по упрямой двери. Он не хочет… не может повернуться и увидеть…

— Рей…

Его собственное имя, но не так, как он боялся услышать с возрожденной горькой болью. Голос другой. Он опустил руку.

— Рей…

Такому призыву он не мог не подчиниться. Неохотно, о, как неохотно, он повернулся — и увидел глаза, всепонимающие глаза. Они смотрели на него, и не только на него настоящего, но и на того, каким он был месяцы назад. Глаза преодолели преграду между его миром и этим, они знали… Он уверен, что они знали…

— Рей… — в третий раз. Не требование внимания, а приветствие. И рука на его руке. Он ощутил ее, как и эти всепонимающие, всевидящие, всезнающие глаза. Рука потянула его назад в сад и тем самым провела через какую-то другую невидимую — дверь. И на время Рей освободился от мира, где он родился.


* * * | Операция «Поиск во времени» | Глава 7