home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

— Проснись!

Рей открыл глаза. Он дрожал от холода, все внутри превратилось в лед. Но лежит он не на снегу. Однако и не на койке, на которой уснул.

На полу перед ним полосы лунного света, такие яркие, что глаза на время ослепли. А под босыми ногами холодный пол. Как он оказался в этом зале и почему стоит здесь, держась одной рукой за дверной засов? Он понятия не имел, чувствовал только полное замешательство.

— Проснись! — Снова негромкий приказ сзади. Он повернулся и увидел фигуру в плаще с капюшоном — наполовину в тени, наполовину освещенную луной. Поднялась рука и откинула капюшон. Рей узнал леди Эйю. Она протянула к нему руку, и на ее ладони ожил маленький шар, загорелся ярким белым светом, от которого заболели глаза.

— Пошли… — Голос ее прозвучал негромко, еле слышным шепотом. Она повернулась, словно не сомневалась, что он послушается, и, беззвучно ступая по освещенному луной полу, направилась к полуоткрытой двери.

Там она положила шар на треножник, и шар мгновенно вспыхнул еще ярче, осветив комнату со стульями, кроватью и столом, заваленным свитками.

— Сюда! — Она знаком указала ему на стул у стола, и Рей сел. Он по-прежнему дрожал от холода, впрочем, не от холодного воздуха, а от какого-то внутреннего озноба.

Леди Эйя налила вина в белую чашку в форме цветка. Капнула в нее из флакона размером с палец.

— Выпей! — Она дала чашку ему в руки.

Рей снова послушался. Жидкость согрела глотку, а когда он проглотил, стало тепло и внутри. Он поставил опустевшую чашку, а леди Эйя подошла к нему, положила руки ему на плечи и посмотрела в глаза.

Его словно подхватило силой, которую он не понимал и не мог контролировать. Слабое инстинктивное сопротивление Рея было мгновенно подавлено. Он не знал, что ей нужно. Однако она ждала от него какого-то ответа.

Наконец она разорвала контакт, убрала руки с его плеч. И только тогда Рей понял, какой сильной была ее хватка.

— Что?… — Впервые решился он задать вопрос, но не знал, о чем спросить. Как он оказался в этом зале? Чего она хочет от него?

— Ты шел во сне, — сказала она ему, — тебя вела сила, которой нет в твоем бодрствующем разуме. Мне нужно узнать происхождение этой силы, откуда она явилась…

— Шел во сне! Но…

— Ты хочешь сказать, что раньше этого не делал, — заметила леди Эйя. — Это правда, насколько ты ее понимаешь. Слушай, сын мой. Ты знаешь, что я принадлежу к храму. И у меня есть подготовка. В твое время люди опираются на материальное, на знания того, что человек может увидеть, услышать, попробовать, ощутить. У нас другая мудрость, ее не так легко продемонстрировать. Она имеет дело с невидимым, с неслышимым, с тем, что можно ощутить только косвенно, но не при ясном дневном свете.

Но ты не нашей крови, ты вырос не в нашем мире, и многое из того, что в тебе, для нас ново. Ты можешь владеть неизвестными нам силами. Можешь подчинять себе силы, которые мы не понимаем. У нас хождение во сне означает, что человек находится под контролем. Это злое происшествие, и жертва должна пройти очищение в храме…

— Под контролем?

— Им руководит чужая воля. Так поступают сыны Тени. Рей покачал головой.

— Я не атлант. Я говорил Чо… и тебе… правду. Леди Эйя кивнула.

— Я знаю это. Для человека из храма прикосновение к Тени подобно саже на лице. И если бы тобой владела чужая воля, я бы узнала это, когда несколько мгновений назад «читала» твой разум. Но что-то заставило тебя пойти, когда мозг отдыхал. И важно узнать, что именно. Возможно, твое время по-прежнему владеет тобой и требует твоего возврата. Или, возможно…

— Что? — Когда она говорит, все это кажется вероятным, хотя вся прежняя жизнь и подготовка делают ее слова такими же невесомыми, как этот лунный свет.

— Что кто-то другой стремится использовать тебя. Когда ты попал к атлантам, на тебя смотрел жрец в красной мантии, верно? И ему отдали твои вещи, которые отобрали, когда взяли тебя в плен. У него есть твой мысленный образ и то, что ты носил на себе, держал близко к телу. А на таком основании человек с сильным умом может многое построить. Однако сейчас ты в безопасности. Напиток, который ты только что выпил, на время сделает тебя недоступным такому вторжению. А те, что из храма, будут с тобой работать.

— Но… это колдовство! Так не бывает! Как если бы я стал втыкать булавки в куклу и представлять себе, как страдает мой враг… У нее резко перехватило дыхание, и Рей поднял голову.

— Что ты знаешь о булавках, куклах и пожеланиях зла? Голос ее утратил тепло, стал далеким и недружелюбным.

— Сказки моего времени. Разумные люди им не верят.

— Не верят? Значит, они не разумные люди, а глупцы. Должно быть, древние силы почти забыты. Но они приходят на призыв желающего зла. Не презирай старые рассказы, человек из другого времени, потому что в них содержится истина. В мире есть свет и есть тьма, и каждый человек склоняется к тому или другому. Если он готов заплатить цену — ничто не дается без платы, — то обретет знания и силы путем трудного учения. Те, кто не прошел обучения, видят только материальные предметы. Они не понимают, что нужно бежать от того, что кроется за этими игрушками. В наше время это не игрушки. Слушай и верь. Насмешка может стоить тебе жизни!

Вопреки своему желанию, Рей понял, что ее слова произвели на него впечатление. Она так верит в них, что он должен принять их как часть здешней жизни.

— Ты думаешь, жрец атлантов хотел как-то меня использовать? Но почему?

— Если подумаешь, сам назовешь несколько причин. Ты ведь не глуп. Прежде всего, ты новый элемент, который может быть использован в критической ситуации. С такими новыми элементами нужно обращаться осторожно…

— Но я ведь всего один человек, никакими особыми знаниями не обладаю…

Она утратила свою отчужденность.

— И раньше бывало, что один человек нарушал равновесие, поворачивал ход истории на новый путь. То, что у тебя в сознании, может быть использовано теми, на чью сторону ты встал. Это одна причина, почему могут попытаться установить над тобой контроль. Хотя делать это в самой крепости Солнца невероятная наглость! С другой стороны, ты среди нас, тебя приняли, ты в безопасности. И можешь послужить их ушами и глазами. Нет, — она верно поняла выражение его лица, — не сердись. Ты играл бы им на руку, сам этого не сознавая. Может быть, — она нахмурилась, — в своей озабоченности я поступила неверно. Может, лучше было следить за тобой и ждать…

— Посмотреть, куда я иду? — Он понял ее мысль. — Если я попробую снова…

Леди Эйя покачала головой.

— Нет, по меньшей мере в течение нескольких дней. Разве я не сказала тебе, что напиток освобождает тебя от влияния? Но те, что в храме, будут знать больше. А теперь, — она снова положила руки ему на плечи, на этот раз подняла его на ноги, — возвращайся в постель, ты будешь спокойно спать, а утром проснешься освеженным.

Повернувшись на койке и ощутив тепло солнца на плечах и голове. Рей подумал, не приснился ли ему этот ночной разговор. Но он помнил его во всех подробностях, как не бывает со снами.

— Хо! — В комнату вошел Чо. — Вставай, брат. Ждет не только еда, но и прекрасное утро!

Они плавали в бассейне с серебристым песком на дне и фантастическими чудовищами, вырезанными на бортах. Потом надели шелковые туники.

— Твои волосы отрастают, — заметил Чо. — Это хорошо. Свободнорожденный воин не ходит коротко остриженным, как раб или слуга. — Он пригладил свои длинные волосы и закрепил их у шеи зажимом с драгоценным камнем.

Леди Эйя уже сидела за столом на террасе над садом. Они присоединились к ней. Она крошила в ладони маленькие зеленые лепешки и бросала их ярко окрашенным птицам на каменной площадке внизу, смеясь над их жадностью. Она протянула Рею и Чо руку, отряхнув с нее крошки, и американец постарался скопировать поцелуй Чо.

— Прекрасное утро, мои сыновья. Но мы не сможем провести его по своему усмотрению…

— Вызов? — быстро спросил Чо.

— Да — во дворец. Может, потом покажем Рею город. — Но американцу показалось, что она серьезно смотрит на него, о чем-то думая. Может, считает его угрозой всему этому, шпионом не по своей воле? Возбуждение, охватившее Рея после пробуждения, улеглось. Солнце не закрыли тучи, но призрак ночного холода снова пополз по спине.

Чо стал объяснять ему, как, нужно поступать в соответствии с этикетом, и Рей заставил себя сосредоточиться на его словах. Полуофициальные встречи с мурийским императором как будто не следуют строгому протоколу, но все же есть некоторые правила.

Немного погодя леди Эйя прервала сына.

— Рей, Ре My не похож на других людей нашего мира, да и вашего, я думаю, тоже. Он поистине особенный, отличный от всех рожденных Солнцем. Во время подготовки он проходит через такие испытания, какие не выдержит обычный человек.

Правление у нас не переходит от отца к сыну, как в некоторых царствах, но после тщательного отбора из числа рожденных Солнцем определяется лучший в каждом поколении. И на троне Солнца восседает тот из нас, кто доказал свое право держать в руках бразды правления. Но не волнуйся в его присутствии. Он лучше других чувствует правду и ложь, и честному человеку с искренним сердцем нечего опасаться.

Она успокаивает его или предупреждает? Рей не мог понять. Но отступать некуда, а, насколько ему известно, он честен. Рей удивился собственным мыслям. Почему он должен сомневаться в своей честности? Предупреждения… колдовство… нужно забыть о них, сосредоточиться только на происходящем. Он ничего не скрывает, каждое его слово правда.

Отправились они в завешенных носилках. Рею этот способ передвижения не нравился, но таков обычай. Их сопровождала охрана, солдаты расчищали дорогу, чтобы путешествие было как можно более коротким. Когда носильщики наконец опустили носилки. Рей вышел во двор, где играли фонтаны. Перед ним находилась широкая лестница, леди Эйя начала подниматься по ней. Рей шел на шаг-два сзади и слева от нее, а Чо справа. Часовому на верху лестницы она назвала их имена, и он отступил, пропуская их в зал.

В дальнем его конце висел занавес цвета слоновой кости, а рядом серебряный гонг с молотом из того же металла. Леди Эйя дважды ударила в гонг, и прежде чем стихло эхо ее ударов, из-за занавеса послышался голос.

— Входи, Эйя, дочь моя, с сыном моего брата и незнакомцем извне.

Они вошли в большую комнату, с полом и стенами из слоновой кости, без всяких украшений. Куполообразная крыша была открыта в центре, а прямо под этим отверстием расположились четыре человека. Вместо ярких шелков, которые Рей видел до этого, трое из них были в длинных белых мантиях с откинутыми капюшонами, какую он видел накануне ночью на леди Эйе. Это были пожилые люди, сутулые, с такими же белыми, как одежда, волосами.

Четвертый сидел немного в стороне. На нем была желтая туника с поясом из того же красноватого металла, который защищал их в бою. На голове корона в форме солнечного диска, с девятиглавым змеем поверх.

Леди Эйя опустилась перед ним на одно колено; Чо и Рей менее проворно последовали ее примеру.

— Приветствую, Эйя. И тебя, Чо. — Темно-синие глаза человека, правящего большей частью мира, устремились к Рею. — И тебя, незнакомец, пришедший издалека. Идите сюда… — Он встал со своего кресла и провел их в другой конец комнаты, где стояли скамьи из слоновой кости, крытые шелком. Император усадил пришедших лицом к себе.

— У леди Эйи есть многое что рассказать нам… — начал он.

Рей не мог не смотреть на императора. Его темные глаза, похожие на глаза леди Эйи, словно видят не только внешность человека, но и его мысли и душу. Старые глаза, очень старые. И мудрые. С такой мудростью американец не встречался в своем времени. Но ведь это человек среднего возраста.

Император смотрел на Чо.

— Ты считаешь, что этот рейдер не был обычным кораблем?

— После смерти двух членов экипажа мы выпустили дыхание смерти. Оно обволокло весь корабль, но он продолжал идти за нами. Как будто не все на борту погибли.

Наакалы тем временем подошли ближе. Один из них заговорил.

— По нашим сведениям, от этого оружия нет защиты. Наверно, они обладают знаниями, которых у нас нет.

— Если так, боюсь, они дорого заплатили за них и в будущем заплатят еще дороже, — ответил Ре My. — Их стоит пожалеть… — Он помолчал и слегка улыбнулся. — Ты хорошо справился, Чо. А теперь… — И он снова взглянул на Рея.

— Думаю, ты уже оказал нам услугу, человек из будущего, когда освободил Чо от атлантов. Может быть, ты обладаешь неизвестными нам силами и способностями. Но встанешь ли ты на сторону My?

— Мой собственный мир исчез. Если я и помог Чо, то вначале он помог мне. Что касается остального — не знаю. — Немного погодя Рей добавил:

— Возможно ли мне вернуться в свое время?

Ре My повернулся к жрецу, и наакал ответил высоким тонким голосом:

— Если бы юноша пришел к нам во сне, как мы сами посещаем во сне другие времена, наверно, это было бы возможно. Но физически — совсем другое дело. Никто из тех, кто уходил таким путем, не вернулся.

— Мне кажется, ты должен принять это, — сказал Ре My. Глаза его всматривались все глубже, глубже. Он добавил:

— Твое имя Рей, что на твоем языке значит «луч», и у нас это связано с Солнцем. Это могучий символ. Скажи, когда все считали, что корабль атлантов мертв, что ты чувствовал?

— Что от него исходит зло.

— С этим мы все согласны. Я тоже считаю, что в нем зло. А чтобы успешно противостоять новому злу, нужно хорошо подумать. — Он замолчал, а когда заговорил снова, голос его прозвучал официальное.

— Пусть юноша числится среди рожденных Солнцем, как сын нашего дома. И обязанности его будут соответствовать положению. Должен тебе сказать, сын мой, что у нас обязанностей больше, чем прав. И тебе может показаться, что наш мир жесток. Изучай его, как можешь, а мы будем изучать твой мир.

Аудиенция, по-видимому, подошла к концу, и они могли уходить. Выйдя в коридор и не видя Ре My, Рей постарался понять, почему император так подействовал на него. Дело не в физической силе, не в остроте мысли и даже не в глубокой мудрости его слов. Не в том дело, что он говорил, а в том, что видится за ним, как будто огромный развевающийся плащ; и фигура императора вызывает благоговение и преклонение.

Вернулись к носилкам и ожидающей охране. Леди Эйя улыбалась.

— Нас больше не призывают, — сказала она. — Я попросила, чтобы нас отнесли на рынок. Рей сможет увидеть деловое сердце города.

По-видимому, теперь можно смотреть в окна. Во всяком случае Чо поднял занавески, и Рей смог разглядывать город. Улицы были широкие и хорошо вымощенные, с многочисленными клумбами в каменных оградах, и множество деревьев. Но вот носилки остановились, и леди Эйя с благодарностью отпустила эскорт и носильщиков.

Рей увидел толпы людей, одетых не так нарядно, как он и его спутники. Но в отрепьях никого не было, и все кажутся сытыми.

— Продавцы цветов… — Леди Эйя указала в сторону, где буйствовали яркие краски. Чо подошел к одному из киосков и вернулся, немного поторговавшись, с небольшим букетом, испускавшим сладкий аромат. Он отдал букет матери. Она понюхала цветы.

— Почему в нашем саду не растет дыхание весны? Видит Пламя, мы много раз пытались его вырастить, ухаживали и лелеяли. Но оно всегда засыхает и умирает. Одна из загадок, которой не решить никаким наакалам. А теперь, — она взяла Чо за руку, — мне нужно сделать подарки пришедшим в мой дом. Лучшего времени для этого не будет…

— Пока нас в него еще пускают? — рассмеялся Чо. — Ну, давай воспользуемся этим. Куда, миледи?

— Я думаю, к Крафити.

Они миновали ряды цветочников и прошли по боковой улице, занятой многочисленными магазинами. Солнце играло на выставленных в витринах подносах. Рей никогда не видел, чтобы открыто выставляли такие богатства. И смотрел ошеломленно, отставая от остальных. Многие камни были вправлены в красноватый металл, и Рей спросил о нем Чо.

— Это орихалк. Он обладает многими необычными свойствами и состоит из золота, меди и серебра, но точные пропорции кузнецы хранят в тайне.

Один из купцов встал, приветствуя леди Эйю.

— Пламя благоприятствует мне сегодня, если рожденная Солнцем леди и лорды удостоили мой жалкий магазин…

— И правда, Крафити, если будешь продолжать торговать шедеврами, придется тебе нас терпеть. Я много слышала и о жемчужном головном уборе…

— Пусть рожденная Солнцем сядет, все будет ей показано. А-Хам, — обратился он к помощнику, — принеси корону номер сто десять.

— Сейчас увидим истинную красоту, — шепотом сказал Чо Рею. — Крафити искусный мастер, а его люди доставляют ему камни со всего мира.

Помощник вернулся с эбеновым подносом. На черной поверхности стоял женский бюст в натуральную величину, из того же черного дерева, с короной на голове.

Сеточка из розовых жемчужин покрывала волосы, а на лбу сверкала девятиглавая змея из драгоценных камней; некоторые размером с ноготь Рея. Леди Эйя погладила пальцем голову змеи и сказала:

— Хороши твои искушения. Теперь я не успокоюсь, пока корона не станет моей.

— Конечно! Создавая ее, я думал о рожденной Солнцем. И никому другому не отдал бы. Если ты не захочешь ее, я разобью корону, а камни пущу на другие изделия.

— Я ее беру. Пусть отнесут ко мне в дом. А теперь покажи браслеты, мне нужны подарки для воинов, вернувшихся ко мне в дом, исполнив свой долг. — Она улыбнулась Рею. — У нас есть обычай делать небольшие подарки вернувшимся после трудного пути. Выбери себе браслет и носи на счастье.

Рей посмотрел на груду ослепительно ярких браслетов. Потом снова взглянул на леди.

— Выбери ты: ведь это твой подарок.

Леди Эйя улыбнулась, и он понял, что она довольна.

— Вот этот. — Она взяла черный браслет в форме девятиглавой змеи, с маленькими бриллиантами вместо глаз. — Змея означает мудрость, а в ней нуждаются все. И браслет отличается от остальных…

— Кроме вот этого, — сказал Крафити. И протянул молочно-белый браслет той же формы, но с глазами из рубинов.

— Это тебе, Чо, если он тебе нравится.

— Конечно, — ответил Чо.

— Нанесите на внутреннюю сторону их имена, — приказала леди Эйя. — На черном «Рей», на белом «Чо» и пришлите вместе с короной.

— Будет сделано, рожденная Солнцем.

Рей взглянул на лежащие рядом браслеты, белый и черный, оба по контрасту казались еще ярче. Змеи… здесь как будто почитают змей, подумал он. Нет тех предрассудков, что в его время. Браслеты прекрасны, это настоящие произведения искусства и дружеские подарки. И все же… Он не знал, почему, но ему захотелось, чтобы они остались в магазине, чтобы их носили другие. Как будто черный браслет таил в себе что-то мрачное.

Рей быстро встал, неожиданно заметив, что остальные смотрят на него. А леди Эйя — особенно пристально.

— В чем дело? — слегка резковато спросила она.

— Ни в чем. Контраст, белое на черном, особенно привлекает… Она взглянула на браслеты.

— Да, верно. И все?

— Все, — твердо ответил он. Он не собирается прислушиваться к своему воображению, и без того в этом мире ему слишком много уделяют внимания.


Глава 6 | Операция «Поиск во времени» | Глава 8