на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Признаны виновными в разбойных нападениях, изнасилованиях и других преступлениях:

1. Герой Советского Союза (1944) старший лейтенант Синьков Анатолий Иванович, род. в 1915 г. в г. Ленинграде. В Красной армии с 1938 г. Звание Героя Советского Союза присвоено 13 апреля 1944 г. Командир авиаэскадрильи 537 штурмового авиационного полка. 27 декабря 1945 г. осужден военным трибуналом 9 воздушной армии по ст. ст. 153 ч.1, 154 и 193-28 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1948 года лишен звания Героя Советского Союза. Вторично осужден 16 мая 1957 г. народным судом 1 участка Первомайского района г. Москвы по ст. 2 Указа от 4 июня 1947 г. и ст. 109 УК РСФСР (за присвоение государственных средств и злоупотребление служебным положением) на 10 лет лишения свободы. Определением Мосгорсуда от 4 июня 1947 г. срок наказания снижен до 5 лет.

2. Герой Советского Союза (1945) лейтенант Антонов Николай Григорьевич, род. в 1924 г. в Тульской обл. В августе 1942 г. поступил в Московское военно-инженерное училище. На фронте — с ноября 1943 г. Командир минно-подрывного взвода саперной роты 22-й гвардейской мотострелковой бригады 6-го гвардейского танкового корпуса. В апреле 1945 г. обеспечил переправу бригады через канал Тельтов под Берлином, за проявленный героизм 27 июня 1945 г. удостоен звания Героя Советского Союза. После войны — командир взвода инженерной роты 22-го гвардейского кадрового мехбатальона. 17 декабря 1946 г. осужден военным трибуналом 3-й гвардейской кадровой танковой дивизии по ст. ст. 167 ч. 3 и 193-17 п «а» УК РСФСР на 8 лет лишения свободы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 февраля 1949 г. лишен звания Героя Советского Союза. Освобожден из заключения по амнистии 9 мая 1953 г. Работал заместителем начальника технического отдела треста Минмонтажспецстрой СССР.

3. Герой Советского Союза (1945) младший сержант Лактионов Николай Иванович, род. в 1926 г. в Краснодарском крае. На фронте с 1943 г., воевал в составе роты 22-й гвардейской мотострелковой бригады 6-го гвардейского танкового корпуса. В апреле 1945 г. отличился при переправе бригады через канал Тельтов под Берлином, за проявленный героизм 27 июня 1945 г. удостоен звания Героя Советского Союза. После войны — старшина инженерной роты 22-го гвардейского кадрового мехбатальона. 17 декабря 1946 г. осужден военным трибуналом 3-й гвардейской кадровой танковой дивизии по ст. ст. 167 ч. 3, 193-7 п. «в», 153 ч. 2, 182 ч.1 УК РСФСР на 6 лет лишения свободы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 февраля 1949 года лишен звания Героя Советского Союза

4. Герой Советского Союза (1945) старший лейтенант Пилосян Гегам Акопович, 1914 года рождения. Звание Героя Советского Союза присвоено 28 апреля 1945 г. Арестован 9 марта 1946 г. Осужден 18 июля 1946 г. военным трибуналам гарнизона советских войск г. Будапешта по п. «в» ст. 162, п. «д» ст. 193-7, п. «а» ст. 193-17 ч. Ш, ст. 167 и ст. 174 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, с лишением воинского звания «старший лейтенант». Указами Президиума Верховного Совета СССР от 2 февраля 1949 года и от 29 марта 1957 г. лишен звания Героя Советского Союза и всех наград. 15 января 1954 г. осужден нарсудом 4 участка Калининского района г. Тбилиси по ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. к 5 годам лишения свободы; 10 января 1957 г. нарсудом 2 участка г. Кисловодска по Указу от того же числа осужден к 10 годам лишениям свободы; 25 мая 1961 г. нарсудом Хостинского района г. Сочи по ч. ст. 144 УК РСФСР (кража, совершенная повторно, или группой лиц, или с применением технических средств, либо причинившая значительный ущерб потерпевшему) осужден к 5 годам лишения свободы; 20 мая 1967 г. нарсудом Спандарянского района г. Еревана по ч. 2 ст. 149 УК Армянской ССР (умышленное уничтожение или повреждение личного имущества граждан, совершенное путем поджога или иным общеопасным способом, повлекшее человеческие жертвы, или причинившее крупный ущерб, или иные тяжкие последствия) осужден к 5 годам лишения свободы.

Признан виновным в изнасиловании:

5. Герой Советского Союза (1942) майор Воробьев Николай Андреевич (1916–1956) — на военной службе в ВМФ с 1937 г. В 1939 г. окончил Севастопольское зенитное артиллерийское училище. 14 июня 1942 г. за подвиг, совершенный в Севастополе, удостоен звания Героя Советского Союза. С 1949 г. начальник сержантской школы. 30 октября 1952 г. осужден военным трибуналом Черноморского флота на основании части 2-й Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 4 января 1949 года «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование» к 6 годам исправительно-трудовых лагерей. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июля 1954 года лишен звания Героя Советского Союза.

Признан виновным в спекуляции и хищениях государственного имущества:

6. Герой Советского Союза (1944) генерал- майор Арсеньев Николай Иванович, родился в 1922 году в дер. Ростовищи Бежецкого района Калининской области. Участник Великой Отечественной войны с 1 января 1943 г. Звание Героя Советского Союза присвоено 19 марта 1944 г. В 1948 г. окончил военную академию им. М.В. Фрунзе, в 1956 г. — высшие академические курсы. Командир войсковой части 22156 в гор. Бресте. Арестован 7 апреля 1962 года. Осужден 17–31 июля 1962 г. военной коллегией Верховного суда СССР по ст. ст. 91, ч. 3, 151 ч. 1 и 249 п. «а» УК БССР на 8 лет лишения свободы, с конфискацией имущества. Лишен звания Героя 24 ноября 1962 г.

Бремя славы, обрушившейся на Героев, оказалось для некоторых из них непосильным. Почет, обожание, многочисленные мероприятия, заканчивавшиеся обильными застольями, выдержать было нелегко. Кое-кто, посчитав, что теперь им все дозволено, еще в годы войны стал вести себя непотребным образом.

Например, в докладной записке начальника Особого отдела НКВД Волховского фронта майора госбезопасности Мельникова от 10 марта 1942 года «О морально-бытовом разложении комполсостава частей и соединений 59-й армии приводились факты пьянства и половой распущенности со стороны заместителя начальника инженерного отдела штаба 59-й армии Героя Советского Союза Коровина. Отмечалось, в частности, что 26 февраля в нетрезвом состоянии в столовой Военторга «Коровин без всякого основания, обнажив револьвер, потребовал от начальника Военторга колбасы, варенья и других продуктов…».[536]

В архивных документах сохранилось немало подобного рода документов, свидетельствующих о пьяных загулах и непозволительных выходках Героев Советского Союза, их моральной деградации и совершенных уголовных преступлениях.

В одном из докладов председателя военного трибунала Харьковского военного округа в Военную коллегию Верховного суда СССР приводилось беспрецедентное по своей фабуле дело Героя Советского Союза младшего лейтенанта Соломахина, который постоянно самовольно уходил из расположения части, пьянствовал и устраивал дебоши в общественных местах. 23 апреля 1944 года, гуляя в непотребном виде по одной из улиц города Днепропетровска, Соломахин беспричинно открыл стрельбу по машине и застрелил пятилетнюю девочку. Столь чудовищное происшествие удалось замять. Но в том же месяце в доме культуры он снова открыл стрельбу и сорвал танцевальный вечер. А в мае, устроил стрельбу прямо в кинотеатре. Трибунал осудил Соломахина к 10 годам лишения свободы, лишил его воинского звания и возбудил перед Президиумом Верховного Совета СССР ходатайство о лишении его звания Героя.[537]

Немало Героев Советского Союза было осуждено трибуналами за совершение ими преступлений в отношении иностранных граждан в тех странах, где дислоцировались после победы наши части. В основном это были грабежи, изнасилования и разбойные нападения.

В декабре 1946 года военный прокурор группы советских оккупационных войск в Германии генерал Румянцев докладывал военному прокурору Сухопутных войск генералу Чепцову о том, что командир взвода инженерной роты 22 гвардейского кадрового мехбатальона Герой Советского Союза лейтенант Антонов организовал из подчиненных ему бойцов шайку грабителей, которые задержаны и предстали перед судом.

Один из членов этой «шайки», включавшей 6 военнослужащих, — старшина той же роты Лактионов, тоже был Героем Советского Союза. Оба они отличились при переправе бригады через канал Тельтов под Берлином и за проявленный героизм 27 июня 1945 г. были удостоены Золотых Звезд. Антонов получил звезду за № 7844, Лактионов — за № 7851. Оба «отличились» и на криминальном поприще.

Трибунал установил, что Антонов, вместо наведения порядка и воинской дисциплины во взводе, постоянно пьянствовал с подчинёнными и организовал из их числа группу из 4-х солдат вверенного ему взвода, в которую вошли Догадкин, Иштряков, Мельников и Великжанов. Вместе с ними, в ночь на 8 октября 1946 года он совершил вооружённое ограбление немца Шмоль, забрав у него носильные вещи и три бочки горючего. А в ночь на 10 октября 1946 года Антонов приказал Догадкину еще раз ограбить Шмоля, начертив Догадкину схему расположения комнат и подхода к дому. Догадкин вместе с Коняхиным и Великжановым не только выполнили это приказание, но в ту же ночь ограбили ещё трёх немцев. Награбленное передали Антонову.[538]

В следующий раз на «дело» пошли под руководством другого Героя — старшины роты младшего сержанта, ограбив немецкого мельника и изнасиловав при этом его дочь.

Все подсудимые свою вину в совершении преступлений признали полностью. Антонов был приговорён к 8 годам, а Локтионов к 6 годам лишения свободы. Трибунал также ходатайствовал перед Президиумом Верховного Совета СССР о лишении их званий Героев Советского Союза.

Командир авиаэскадрильи 537 штурмового авиационного полка старший лейтенант А. Синьков был осужден военным трибуналом 9 воздушной армии в декабре 1945 года. После победы над Германией его часть перебросили на Дальний Восток, в гор. Ворошиловск, а после разгрома японцев — в Корею. Здесь то и сорвался тридцатилетний военный летчик «в штопор», сломав себе и близким жизнь и карьеру.

Согласно материалам дела, после Победы Синьков постоянно злоупотреблял спиртными напитками и дебоширил, летом 1945 года «понуждал военнослужащих-девушек Ф. и П. к вступлению с ним в половую связь», а в ноябре того же года в Корее «в нетрезвом состоянии под угрозой оружия изнасиловал 19-летнюю девушку И. в присутствии ее родителей».[539] В добавок ко всему в тот же день он вместе с сержантом Богатыревым «ограбил квартиру корейского гражданина Пенибюнь, забрав носильные вещи».

В судебном заседании Синьков признал вину лишь в совершении ограбления. По поводу инкриминированных ему «сексуальных» правонарушений пояснил, что в силу опьянения мало что помнит. Однако его виновность была полностью установлена показаниями свидетелей и потерпевших. В частности, сотрудник военной комендатуры младший лейтенант Волович подтвердил, что, застав Героя на месте преступления, увидел следующую картину. Пьяный Синьков лежал сверху на обнаженной девушке, сжимая в правой руке пистолет. Когда он заметил его, Воловича, то закричал: «Закрой дверь, уходи отсюда, иначе я тебя пристрелю». Потерпевшая кореянка заявила в суде, что пьяный русский офицер ударил ее пистолетом по голове, повалил на пол и изнасиловал, несмотря на оказываемое ею сопротивление. Суд установил, что, совершая ограбление, Синьков тоже угрожал корейцам пистолетом. Нашли свое подтверждение в ходе судебного заседания и имевшие место ранее неоднократные факты принуждения Синьковым подчиненных ему женщин-военнослужащих к вступлению с ним в половую связь.[540]

В итоге трибунал приговорил Героя за совершение этих преступлений к 7 годам лишения свободы и возбудил перед Президиумом Верховного Суда СССР ходатайство о лишении его Золотой Звезды. Соответствующее решение состоялось в октябре 1948 года. А Синьков продолжал скатываться по наклонной плоскости. 16 мая 1957 г. народный суд Первомайского района г. Москвы во второй раз осудил его за присвоение государственных средств и злоупотребление служебным положением на 10 лет лишения свободы. Судили Синькова за то, что, работая начальником подсобно-вспомогательного производства в тресте сантехнических работ, выписывал фиктивные наряды и платежные ведомости, присвоив таким образом несколько тысяч рублей. Поскольку к тому времени наступила политическая оттепель, в кассации наказание бывшему асу снизили наполовину, а в декабре того же года Президиум Верховного Совета СССР, приняв во внимание многочисленные просьбы Синькова и его бывших сослуживцев, помиловал его и освободил от дальнейшего отбывания наказания.

В последующие годы он неоднократно писал жалобы в различные инстанции. Категорически отрицал свое участие в совершении преступлений, описывал свои подвиги в годы войны и отмечал, что воевал с первых дней в штурмовой авиации, лично сбил 19 самолетов противника, сам неоднократно горел в самолетах. И просил восстановить его в звании Героя, вернуть ордена и медали. Дело неоднократно затребовалось военными прокурорами и каждый раз заявителю давался ответ — оснований для пересмотра приговора и восстановления в звании Героя Советского Союза не имеется.

После выхода на свободу в 1957 году Синьков работал сантехником при домоуправлении № 5 Военно-воздушной академии имени Жуковского. В 1960 году был уволен за прогул и устроился на аналогичную должность в институт гематологии и переливания крови. А в середине 70-х годов, судя по материалам дела, трудился слесарем на машиностроительном заводе «Стрела», характеризовался положительно. Последнее заключение по его делу было подписано заместителем Генерального прокурора Союза ССР М. Маляровым 10 апреля 1975 года. В нем говорилось, — «учитывая, что Синьков дважды судился, в том числе за тяжкое преступление, Прокуратура СССР полагает его ходатайство оставить без удовлетворения».

Рекордсменом же по числу судимостей среди Героев Советского Союза стал бывший офицер Красной Армии старший лейтенант Пилосян Гегам Акопович.

18 июля 1946 года военный трибунал осудил его в городе Будапеште сразу по пяти статьям уголовного кодекса. А всего за его плечами — пять судимостей.

В первый раз Пилосяна судили за то, что в ноябре 1945 г. в г. Вене похитил у командующего французскими оккупационными войсками в Австрии легковую автомашину «Ситроен», угнал ее в г. Будапешт и пытался там продать. Но неудачно. Машину украли у него самого. 27 февраля 1946 г. Пилосян дезертировал из армии и на присвоенной им трофейной автомашине «Опель-Олимпия» вновь приехал в полюбившийся ему город Будапешт. Однако и на этот раз машину изъяла военная комендатура. Тогда Пилосян, угрожая оружием, отобрал у венгерского гражданина Пожгои Режю автомашину той же марки и продал ее в Вене за 12 тыс. шиллингов.[541]

Военный трибунал был снисходителен к Герою, осудив его к 4 годам лишения свободы, с лишением воинского звания «старший лейтенант».

Попав за решетку, Герой Советского Союза Г. Пилосян вряд ли предполагал, что «зона» станет его вторым домом, в котором он проведен более четверти века. Но именно так и произошло. Пилосян стал рецидивистом. Общий срок наказания, определенный ему судами, составил 29 лет. Пилосян вышел на свободу после последней «ходки» в 1970 году. А в начале 80-х написал ходатайство о восстановлении его в звании Героя Советского Союза и в правах на указанные в приговоре награды, которых он лишен Указами Президиума Верховного Совета СССР от 2 февраля 1949 г. и 29 марта 1957 г. Однако Прокуратура СССР оставила его ходатайство без удовлетворения.

Герой Советского Союза Н.А. Воробьев «загремел» под трибунал по пьяному делу в октябре 1952 года.

В послевоенные годы он был известным и уважаемым в Севастополе человеком, неизменно открывал все послевоенные парады, по праву пользовался среди людей большой популярностью как один из самых отважных и героических защитников города.

В декабре сорок первого Воробьев командовал 365-й зенитной батареей, которая состояла из нескольких пушек, занимала высоту 60,0 и была ключом к взятию Севастополя. В войсках, оборонявших город, ее называли просто «батареей лейтенанта Воробьева». А в немецких сводках эта батарея фигурировала как форт «Сталин».

Манштейн в своих воспоминаниях «Утерянные победы» писал: «В боях за упорно обороняемые противником долговременные сооружения войска несли большие потери …острие наступающего клина приблизилось к форту «Сталин», взятие которого означало бы по крайней мере овладение господствующим над бухтой Северной НП для нашей артиллерии». Но замысел командующего 11 немецкой армии, штурмовавшей Севастополь, был сорван лейтенантом Воробьевым.

Утром 31 декабря фашисты решили сделать фюреру новогодний подарок и стали штурмовать высоту. Действовали методично и расчетливо. Вначале — массированный обстрел, затем — танковая атака. Следом шла пехота. Казалось, батарея обречена. Но две пушки лейтенанта Воробьева подбили три танка, а сам командир, применив военную хитрость, с помощью ракетницы, взятой у убитого снайпера-корректировщика, сумел направить огонь немецких орудий на своих же солдат, прорвавшихся на огневую позицию батареи.

Фашисты отступили. Через час они повторили атаку, которая также захлебнулась. Воробьев вызывал огонь на себя, действовал отважно и по праву заслужил звезду Героя.

Батарея Н. Воробьева прославилась и в летних боях 1942 года. Но свой последний бой она приняла уже без него. 7 июня 1942 года Воробьев был тяжело ранен в голову и эвакуирован…

21 сентября 1952 года майор Воробьев был осужден военным трибуналом Черноморского флота за изнасилование несовершеннолетней Т. Согласно приговору, он «под видом прогулки, увез на мотоцикле в г. Балаклаву несовершеннолетнюю Т. … завел девочку Т. в ресторан, где напоил ее вином, а затем увез в район Байдарских Ворот…, где, имея намерение изнасиловать Т., продолжал спаивать ее вином…».[542] Свое грязное дело майор успел совершить наполовину, был буквально оторван случайно подошедшими людьми от потерпевшей.

Прокурор в своей речи просил определить Воробьеву 17 лет лишения свободы. Но военный трибунал принял во внимание «исключительные заслуги Воробьева перед Родиной в период Великой Отечественной войны, и особенно проявленные им героизм и отвагу во время обороны города Севастополя», а также тяжелое семейное положение Воробьева — «наличие трех малолетних детей и беременной жены» и назначил ему наказание ниже низшего предела — 6 лет лишения свободы, без поражения в правах.

Воробьев вину в изнасиловании признал, приговор в кассационном порядке не обжаловал.

Компания по пересмотру этого дела развернулась спустя много лет после случившегося. Сын Героя капитан 2 ранга Воробьев М.Н., ознакомившись с делом, «не нашел» в нем доказательств факта изнасилования, в связи с чем стал обращаться в различные инстанции с просьбой проверить законность и обоснованность приговора. Был поднят шум и в средствах массовой информации.

Н. Айрапетова, призывавшая в одной из своих публикаций «спасать уже посмертно» от несправедливого суда Героя Советского Союза Н. Воробьева, писала:

«По словам очевидцев тех событий, Воробьев органически не был способен на какое-либо насилие, и кто сегодня может решить, что потянуло двух людей друг к другу? Можно только догадываться по рассказам очевидцев тех дней, что и Николай Воробьев не был постившимся монахом, и несовершеннолетняя гражданка Т. не была овечкой, заметно выделяясь бойкостью характера и смелостью поведения среди ровесниц. И кто знает, может быть именно эти минуты, когда девочка Рита мчалась на мотоцикле с лихим казаком, известным человеком и легендарным героем, и были самыми счастливыми в ее жизни, хотя блюстители чужой нравственности — и сомнительные «свидетели», и высокопоставленные враги Воробьева — сделали все, чтобы из этого в общем вполне типичного послевоенного эпизода «сшить» громкое дело…».[543]

Далее Айрапетова бездоказательно писала в той же статье о том, что героический комбат Н. Воробьев как «слишком яркий человек и любимец всего Севастополя был опасен для Системы — «такие люди хороши, чтобы погибать героями, но слишком опасны для того, чтобы жить героями». Потому мол и применили к нему апробированный метод «воспитания» и укрощения строптивых.

На самом деле эти утверждения мало чем обоснованы.

Дело было специально истребовано в октябре 1988 года из центрального архива Министерства обороны СССР и изучено инспектором военной коллегии Верховного Суда СССР В. Михайловым. Составленное им мотивированное заключение не оставляет сомнений в том, что Воробьев действительно виновен в совершении изнасилования. Его собственные признания, рассказ несовершеннолетней Т. в присутствии педагога, показания свидетелей, услышавших крики о помощи и прибежавших на место преступления, данные судебно-медицинского освидетельствования, — эти и другие исследованные судом доказательства убеждают в том, что по делу военным трибуналом был вынесен законный и обоснованный приговор.

В своем последнем слове Н.А. Воробьев заявил судьям:

— «Совершенное мною преступление омерзительно. Это самый похабный случай в моей жизни, происшедший в результате моего пьянства. Я полностью осознал свою вину и приложу все усилия чтобы искупить ее…[544]».

Надо сказать, что сама личность героя к этому времени, судя по материалам дела, существенно поблекла. В служебной карточке, наряду с поощрениями, записано 13 взысканий, неоднократно был замечен в пьянстве, по решению суда чести снижался в воинском звании…

В 1993 году, уже после распада Союза ССР, на основании постановления заместителя Генерального прокурора Украины генерал-майора юстиции Кравченко В.И. от 31 марта 1993 года, украинскими прокурорскими работниками еще раз было проведено расследование вновь открывшихся обстоятельств этого дела. Прокуратура, а затем и Верховный суд Украины, также пришли к выводу, что вина Воробьева доказана, а приговор по его делу — законный и обоснованный.

Между тем, в прессе продолжали появляться сообщения, что никакого насильственного акта Воробьевым совершено не было и что военный прокурор Военно-морских сил Украины генерал-майор юстиции И. Киселев после изучения материалов уголовного дела Н. Воробьева в августе 1993 года пришел к выводу, что в его действиях отсутствуют признаки преступления, а приговор военного трибунала от 30 октября 1952 года «является незаконным вследствие несоответствия выводов суда, изложенным в указанном приговоре, фактическим материалам уголовного дела».

Мне трудно судить, на чем основывал свои частные выводы И. Киселев. Но в официальном постановлении прокурора уголовно-судебного управления Генеральной прокуратуры Украины старшего советника юстиции Е.М. Левченко, проводившего дополнительное расследование, черным по белому написано, что вина Н.А. Воробьева в совершении преступления признана доказанной. И это постановление, между прочим, утвердил заместитель Генерального прокурора Украины государственный советник юстиции 2 класса В.В. Дацюк.

Однако для Н. Айрапетовой, ухватившейся за частное мнение И. Киселева, стало очевидным, что «дело» шили наспех, очень белыми нитками.

На самом деле дело Н. Воробьева расследовалось объективно и непредвзято. Это скажет любой квалифицированный юрист, его изучавший. Майор Н. Воробьев, бесспорно, совершил преступление и понес за него заслуженное наказание. А рассуждать и спорить, на мой взгляд, можно по этому делу лишь применительно к одному вопросу: обоснованно ли Н.А. Воробьев лишен звезды Героя, поскольку военный трибунал не возбуждал соответствующего ходатайства перед Президиумом Верховного Совета СССР?

С таким письмом, кстати, ветераны обороны Севастополя и ПВО Черноморского флота обращались в Президиум Верховного Совета СССР и получили ответ, что «за совершенное в 1952 г. преступление Указом от 13 июля 1954 года Воробьев Н.А. лишен звания Героя Советского Союза и наград». Ответ краткий, и ничего не проясняющий. Но вот на запрос родственников Воробьева Государственный архив Российской Федерации ответил в феврале 1998 года более конкретно — Н.А. Воробьев лишен звания и наград по ходатайству Главного военного прокурора Военно-морских сил СССР полковника юстиции С. Титкова.

Просьбы об отмене Указа Президиума Верховного Совета СССР от 13 июля 1954 года и сегодня находятся на рассмотрении в Комиссии по реабилитации при Президенте Российской Федерации. Поэтому и мы не будем пока ставить последнюю точку в этом деле. А перейдем к другому, не менее интересному делу.

Генерал-майор Н. Арсеньев предстал перед судом военной коллегии 17 июля 1962 года. Суд проходил в гор. Бресте и был закрытым. Вместе с Арсеньевым на скамье подсудимых оказались начальник автоколонны И. Окунев, шофер Н. Воронин и учитель М. Глинка.

В приговоре военной коллегии говорилось:

«Арсеньев, являясь командиром соединения, в 1958–1961 годах неоднократно допускал злоупотребления своим служебным положением, систематически расхищал государственное имущество, занимался спекуляцией строительными материалами…

В мае 1958 г. Арсеньев, используя свое служебное положение, совершил хищение капитально отремонтированной кабины от автомобиля ГАЗ-51 стоимостью 1500 руб., которую передал своему родственнику…

В сентябре 1959 г. Арсеньев по предварительному сговору с Окуневым, Ворониным… совершил хищение 89, 27 куб. м. лесоматериала, выделенного в/ч 22156…

В марте 1960 г. Арсеньев по предварительному сговору с Глинкой похитил с цементно-шиферного комбината в Кричеве принадлежащие подчиненной Арсеньеву в/ч 11733 1000 листов трехволнового шифера…

В 1959–1960 гг. Арсеньев через подчиненных ему офицеров покупал за наличный расчет якобы для нужд части дефицитный в торговых организациях цемент по государственным розничным ценам 360–390 руб. за тонну, который по цене 500 руб. за тонну через гражданина Остапука Ф. продавал в спекулятивных целях гражданам…».[545]

Вину в совершении преступлений Арсеньев признал частично. Не отрицал, что украл кабину от автомобиля, два мотора, два поросенка, некоторые стройматериалы…

В своих письмах на имя председателя Верховного суда СССР А. Горкина, который в годы войны вручал Арсеньеву звезду Героя, последний, не отрицая своей вины в совершении ряда преступных эпизодов, вместе с тем, утверждал: «Тов. Горкин. Я не присваивал себе этих средств. Сложилось так, что на угощения начальства и делегаций потребовались средства, таких средств было израсходовано около 12 тыс. руб., вот я и проявил поэтому злоупотребления…».[546]

Верховный суд отвечал Арсеньеву, что оснований для пересмотра его дела не имеется. Но он продолжал писать жалобы уже из колонии. Ходатайствовал о помиловании бывшего генерала и лауреат Ленинской премии писатель С.С. Смирнов.

Из материалов дела видно, что в 1965 году Арсеньев все же был освобожден из колонии досрочно и направлен для дальнейшего отбывания наказания на стройки народного хозяйства в г. Нижневартовск. Как сложилась его дальнейшая жизнь автору неизвестно.


Архивный документ.

(публикуется впервые)

Секретно.


Глава 30. Бремя славы или история о том, как Герой Советского Союза стал рецидивистом | Трибунал для Героев | МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА