на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Признаны виновными в антисоветском военном заговоре:

Трижды Герой Социалистического Труда (1942, 1949, 1954) Борис Львович Ванников (1897–1962) — генерал-полковник инженерно-технической службы (1944), дважды лауреат Сталинской премии (1951, 1953). В 1918-19 гг. служил в Красной армии. В 1921 г. старший инспектор, а с 1924 г. заместитель управляющего экономической инспекцией Наркомата РКИ РСФСР. Возглавлял машиностроительные заводы в Люберцах, в Перми, Тульский оружейный завод. В 1936 г. — начальник Главного артиллерийско-танкового, а с 1937 г. — танкового управления НКО СССР. С декабря 1937 г. — заместитель наркома, с января 1939 г. — нарком вооружений СССР. Арестован 7 июня 1941 г. 25 июля того же года освобожден из заключения «на основании указания директивных органов». С августа 1941 г. заместитель наркома вооружений СССР. С 1942 г. — нарком боеприпасов СССР. Одновременно в 1945-53 гг. возглавлял 1-е Главное управление при СНК (с 1946 г. — при Совете министров) СССР, которое занималось созданием атомной бомбы.

2. Герой Советского Союза (1940), кавалер высшего военного ордена «Победа» Маршал Советского Союза Кирилл Афанасьевич Мерецков (1897–1968) — в РККА со дня ее образования, проходил военную службу на различных командных и штабных должностях. В 1935 г. — начальник штаба Особой Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА). В 1936-37 гг. воевал в Испании в качестве советника при начальнике Генерального штаба Республиканской армии. По возвращении назначен заместителем начальника Генерального штаба. В 1938 г. — командующий войсками Приволжского военного округа, в 1939 г. — Ленинградского военного округа. В ходе советско-финской войны 1939–1940 годов одновременно командовал 7-й армией. В 1940 году удостоен звания Героя Советского Союза, стал генералом армии, заместителем наркома обороны, а затем начальником Генерального штаба. С января 1941 г. — снова заместитель наркома обороны СССР. Арестован 23 июня 1941 г. Освобожден из заключения в начале сентября 1941 года. Назначен представителем Ставки ВГК на Северо-Западном и Карельском фронтах, а затем — командующим 7-й отдельной армией. 17 декабря 1941 г. назначен командующим войсками Волховского фронта, в 1944 г. — командующим Карельским фронтом. 26 октября 1944 года удостоен звания Маршала Советского Союза. В 1945 г. — командующий 1-м Дальневосточным фронтом. После завершения войны с Японией К. А. Мерецков командовал войсками Приморского, Московского, Беломорского и Северного военных округов, руководил курсами «Выстрел». С 1955 по 1964 год был помощником министра обороны СССР по военным учебным заведениям. С 1964 года — в группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

3. Дважды Герой Советского Союза (1937, 1939) генерал-лейтенант авиации Яков Владимирович Смушкевич (1902–1941) — в 1918 вступил в Красную армию. С 1922 г. служил в ВВС — комиссар эскадрильи, командир авиабригады. В 1936-37 гг. воевал в Испании под псевдонимом «генерал Дуглас», руководил ПВО г. Мадрида. С 1937 г. — заместитель начальника ВВС РККА. Во время боев с японскими войсками на реке Халхин-Гол в 1939 г. командовал авиагруппой. С ноября 1939 г. начальник ВВС РККА. В 1940 г. генерал-инспектор ВВС, а с декабря 1940 г. помощник начальника Генштаба РККА по авиации. Арестован 8 июня 1941 г. 28 октября 1941 г. расстрелян на основании предписания Л. Берии. В 1954 реабилитирован.

4. Герой Советского Союза (1936 г.) генерал-лейтенант авиации Павел Васильевич Рычагов (1911–1941) — в армии с 1928 г. Служил в ВВС — младший лётчик, командир звена в истребительной авиации Уральского военного округа. С октября 1936 по февраль 1937 г. под псевдонимом «Пабло Паленкар» участвовал в боевых действиях в Испании. Лично сбил 6 самолётов. С ноября 1937 г. в Китае возглавлял группу советских лётчиков-истребителей, участвовавших в боях с японскими войсками, которые 23 февраля 1938 г. разгромили базу ВВС на Тайване, уничтожив около 50 самолетов. С апреля 1938 — командующий ВВС Приморской группы войск Дальневосточного фронта и ВВС 1-й Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии. В боях у озера Хасан руководил действиями авиагруппировки. В войне с Финляндией командовал ВВС 9-й армии. С июня 1940 заместитель начальника, с августа — начальник Главного управления ВВС РККА С февраля 1941 — заместитель наркома обороны СССР. В апреле того же года снят с должности и зачислен слушателем в Академию Генерального штаба. Арестован 24 июня 1941 г. 28 октября 1941 г. расстрелян на основании предписания Л. Берии. Посмертно реабилитирован 23 июля 1954 года.

5. Герой Советского Союза (1939) генерал-полковник Григорий Михайлович Штерн (1900–1941) — в 1919 году вступил в Красную Армию, воевал на Туркестанском фронте. В 1929–1936 гг. состоял для особо важных поручений при наркоме. В 1937–1938 гг. — в Испании под псевдонимом «генерал Григорович», являлся главным военным советником командования республиканской армии, руководил действиями интернациональных бригад и советских добровольцев. В 1938–1939 годах начальник штаба, в январе-марте 1941 г. — командующий войсками Дальневосточного фронта. Руководил советскими войсками при столкновении с японцами у озера Хасан. Координировал действия советских и монгольских войск во время боев на реке Халхин-Гол, за что удостоен звания Героя Советского Союза. В финской войне командовал 8-й армией. В 1940 г. присвоено звание генерал-полковника. В апреле 1941 г. — начальник Главного управления противовоздушной обороны НКО. Арестован 7 июня 1941 года. 28 октября 1941 г. расстрелян на основании предписания Л. Берии. Посмертно реабилитирован 25 августа 1954 г.

6. Герой Советского Союза (1937) генерал-лейтенант авиации Иван Иосифович Проскуров (1907–1941) — в Советской армии с 1931 г. С сентября 1936 по май 1938 г. воевал в Испании, прошел путь от летчика до командира бомбардировочной авиагруппы. С 1938 г. командующий 2-й авиационной армии особого назначения, ВВС Дальневосточного фронта, член Главного военного совета РККА. В апреле 1939 г. назначен заместителем наркома обороны СССР — начальником 5-го (разведывательного) управления РККА. В первые дни войны — командующий ВВС 7-й армии. Арестован 27 июня 1941 г. 28 октября 1941 г. расстрелян на основании предписания Л. Берии. В 1954 реабилитирован.

7. Герой Советского Союза (1937) генерал-лейтенант авиации Пётр Иванович Пумпур (1900–1942) — в Красной Армии с 1918 года, моторист 4-го истребительного авиационного отряда, младший летчик и командир звена в частях истребительной авиации. В 1934 г. — командир и комиссар 403-й истребительно-авиационной бригады. В Испании с октября 1936 г. — советник и командир истребительной группы, в воздушных боях сбил 5 самолётов противника. 4 июля 1937 года за мужество и отвагу, проявленные в боях присвоено звание Героя Советского Союза. По возвращении из Испании занимал посты командующего ВВС Московского Военного Округа, ВВС ОКДВА, начальника управления боевой подготовки ВВС РККА. Перед войной вновь командовал ВВС Московского Военного Округа. Арестован 31 мая 1941 г. Расстрелян 23 марта 1942 года на основании постановления Особого совещания. Реабилитирован 25 июня 1955 года.

8. Герой Советского Союза (1936) генерал-майор авиации Эрнст Генрихович Шахт (1904–1942) — родился в Базеле, до 1936 г. швейцарский подданный, в 1922 г. приехал в Советский Союз и вступил в Красную Армию. Один из лучших летчиков довоенного времени. В тридцатые годы командовал авиаотрядом, обслуживавшим Управление ВВС РККА, был постоянным пилотом начальника ВВС РККА Алксниса. В 1936 г. убыл добровольцем в Испанию, где храбро сражался, командовал 1-й бомбардировочной эскадрильей. По возвращении — помощник командующего ВВС Орловского военного округа по ВУЗам. Арестован 30 мая 1941 г. Расстрелян на основании постановления Особого совещания от 13 февраля 1942 года. Посмертно реабилитирован.

9. Герой Советского Союза (1940) генерал-лейтенант авиации Евгений Саввич Птухин (1900–1942) — с 1918 г. в Красной Армии. Прошел путь от рядового истребительной авиаэскадрильи до командира авиабригады. С мая 1937 по февраль 1938 г. воевал в Испании, где был ранен и контужен. По возвращении — командующий ВВС Ленинградского, а затем — Киевского военных округов, начальник Главного управления ПВО РККА. В начальный период войны — командующий ВВС Юго-Западного фронта. Арестован 24 (по др. данным — 26) июня 1941 г. Расстрелян на основании постановления Особого совещания от 13 февраля 1942 года. Посмертно реабилитирован 6 октября 1954 г.

В наши дни вряд ли кто будет оспаривать тезис о том, что массовые репрессии накануне войны существенно ослабили боевой потенциал Красной Армии.[65] Достаточно сказать, что около 70 % командиров полков и дивизий состояли тогда на своих должностях менее года. Соответственно не имели ни опыта, ни авторитета среди подчиненных. Между тем, судя по архивным сводкам 1941 года об арестах и судимости военнослужащих, война не стала поводом для остановки работы отлаженного репрессивного конвейера. НКВД и трибуналы продолжали методично истреблять командные кадры. Так, 23 июня был арестован генерал армии К. Мерецков, 24 июня генерал-лейтенант авиации П. Рычагов…; 11 июля арестован армейский комиссар 2 ранга В. Борисов, 19 июля — военный инженер 1 ранга А. Гюннер…; 13 августа осужден Военной коллегией к расстрелу генерал-майор С. Оборин, 17 сентября — генерал-майор С. Мищенко… Список это длинный. Большинство проходило по сводкам как враги-одиночки. Но не все.

Даже сегодня мало кто знает, что руководители органов ОГПУ-НКВД[66] предвоенного десятилетия планировали сфабриковать целых три крупномасштабных политических процесса над военными, объединив в рамках каждого «заговора» по несколько десятков, а то и сотен, дел в отношении высшего комначсостава РККА. Удался и получил широкую огласку лишь один. Режиссеры с Лубянки назвали его — «военно-фашистский заговор» во главе с маршалом М. Тухачевским. Об этом судилище, состоявшемся в 1937 году, написано очень много. Две других грандиозных постановки сорвались. Первое претендовавшее на общероссийский размах масштабное дело с кодовым названием «Весна» развалилось в 1931 году, поскольку против его фабрикации выступил ряд видных чекистов и несколько сотен арестованных военачальников судили тогда по одиночке.[67] Проведению третьего грандиозного процесса над военными под условным наименованием «заговор Героев», организацией которого новое руководство НКВД активно занималось в первой половине 1941 года, помешала война.

Ядро заговорщиков по этому делу должны были составить руководители Военно-воздушных сил, большинство из которых имело звезды Героев и опыт боевых действий в Испании, в районе реки Халкин-Гол и озера Хасан или в Финляндии. Поэтому в разговорах оперативников и следователей ГУГБ НКВД СССР, которые, разумеется, никогда не протоколировались, фабрикуемое дело и стало именоваться как «заговор героев». Всего было арестовано около 30 известных в стране военных авиаторов или командиров, имеющих непосредственное отношение к авиации. 8 из них были Героями. Среди «заговорщиков» — помощник начальника Генерального штаба по авиации дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Я. Смушкевич, тридцатилетний заместитель наркома обороны СССР Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации П. Рычагов,[68] командующий войсками Прибалтийского Особого военного округа генерал-полковник А. Локтионов[69] (все трое в разное время возглавляли ВВС РККА), начальник Управления ПВО Наркомата обороны СССР Герой Советского Союза генерал-полковник Г. Штерн, начальник Военно-воздушной академии генерал-лейтенант Ф. Арженухин, бывший заместитель наркома обороны СССР и начальник Разведывательного управления РККА, Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации И. Проскуров, начальник НИИ ВВС, начальник летно-испытательного центра генерал-майор авиации А. Филин и другие военные летчики.[70]

Молодые, горячие, открытые, слишком быстро вознесенные на военные вершины, — они не успели поднатореть в подковерных интригах, не знали насколько Сталин был злопамятен, не ведали, что его ближайшее окружение давно научилось улавливать малейшие намеки, жесты и завуалированные пожелания вождя.

Принято считать, что официальным поводом для арестов явилось большое количество ЧП с человеческими жертвами. Действительно в предвоенные годы ВВС РККА ежегодно теряли более 600 самолетов. В начале 1941 г., когда в летные части стали поступать новые скоростные самолеты и началось переучивание личного состава, количество катастроф еще более возросло. Объективно все это было вызвано бурным ростом советской военной авиации при недостаточной квалификации летчиков. Однако Кремль пришел к другим выводам. Л. Берия и В. Меркулов четко уловили негативное отношение вождя к военным авиаторам. Были отданы соответствующие распоряжения, отфильтрован старый компромат из дел 37–38 годов. После чего, сначала в оперативных справках сотрудников НКВД, а затем и в протоколах допросов, причины автокатастроф стали увязывать с контрреволюционной деятельностью мощной, законспирированной антисоветской организации, возглавляемой героями-летчиками.

9 апреля 1941 г. на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) было принято Постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР «Об авариях и катастрофах в авиации Красной Армии», в соответствии с которым П. Рычагов снимался со своего поста, «как недисциплинированный и не справившийся с обязанностью руководителя ВВС», а начальник отделения оперативных перелетов штаба ВВС РККА полковник В.М. Миронов — предавался суду «за явно преступное распоряжение, нарушающее элементарные правила летной службы».[71] Затем последовали аресты. Они продолжались с апреля по июль 1941 года. Одними из первых подверглись арестам начальники управлений ВВС РККА диввоенинженер И.Ф. Сакриер (21 апреля), военные инженеры 1 ранга П. Никонов (арестован 22 апреля), Г. Михно (арестован 27 апреля), начальник 4 отдела НИИ ВВС РККА комбриг А. Залевский (арестован 8 мая, по другим данным — 18 мая)[72] и другие.

Затем пришла очередь фигур более крупного калибра. 10 мая 1941 г. в связи с неудовлетворительной боевой подготовкой Политбюро ЦК ВКП (б) приняло решения о командующих ВВС Московского и Орловского военных округов Герое Советского Союза генерал-лейтенанте авиации П. Пумпуре и генерал-майоре авиации П. Котове.[73] Генералы были сняты с должностей. 27 мая 1941 г., уже после события, о котором мы скажем чуть позже, Политбюро вновь вернулось к вопросу о Пумпуре, обвинив его в неправильном подборе кадров и протаскивании на должность своего помощника Героя Советского Союза генерал-майора авиации Э. Шахта, который «не может пользоваться доверием и является подозрительным человеком». Шахт был арестован 30 мая 1941 г.,[74] Пумпур — на следующий день.

4 июня 1941 г. начальник Управления кадров ВВС В.П. Белов был лишен звания генерал-майор авиации «за нарушение порядка в подборе кадров и протаскивание на руководящие посты… непроверенных и политически сомнительных людей».

Генерала А. Филина,[75] арестованного 23 мая 1941 г. обвинили в том, что он «засорил НИИ ВВС рядом непригодных как в деловом, так и политическом отношении работников». В секретном постановлении Политбюро по этому вопросу отмечалось, что «Филин должен быть привлечен к судебной ответственности за то, что он своими действиями как руководитель НИИ тормозил и срывал дело вооружения ВВС и тем самым нанес ущерб делу обороны страны».

Генерал-майора авиации А. Левина, длительное время возглавлявшего Управление военно-учебных заведений ВВС, перевели на должность заместителя командующего ВВС Ленинградского военного округа и 7 июня (по другим данным — 9 июня) 1941 г. арестовали, поскольку, работая с «врагами народа», он не разоблачил их. В этот же день арестовали начальника Курсов усовершенствования командного состава ВВС комбрига И. Черния и генерал-полковника Г. Штерна. На постановлении об аресте последнего первый заместитель наркома обороны СССР маршал С. Буденный наложил резолюцию о своем согласии на арест.[76] К постановлению прилагалась справка, датированная мартом 1941 г. В ней утверждалось, что Штерн еще «в 1918 г. на Украине во время гетьманщины был связан с левыми эсерами и в 1924–1925 гг. примыкал к троцкизму». В последующие годы, как свидетельствовали оперативные материалы, Штерн стал центральной фигурой антисоветского троцкистского заговора, что подкреплялось выдержками из показаний ранее репрессированных военачальников Якира, Белова, Примакова, Урицкого и других. Аналогичное досье завели практически на всех военных авиаторов высшего эшелона.

Одного из первых довоенных дважды Героев Советского Союза генерала-лейтенанта авиации[77] Я. Смушкевича, обвиненного в связях с «врагом народа Уборевичем», арестовали 8 июня. К нему даже враги относились с уважением,[78] а родные чекисты «взяли» прямо в госпитале, где он лежал с переломами ног после авиапроисшествия. Дважды Героя вынесли из госпиталя на носилках. И на тех же на носилках тащили к месту расстрела.

На тюремных нарах оказались перед самой войной заместитель начальника штаба ВВС РККА генерал-майор авиации П. Юсупов (арестован 17 июня),[79] начальник Главного управления авиационного снабжения РККА, а затем заместитель командующего ВВС ПриВО генерал-лейтенант авиации П. Алексеев (арестован — 19 июня), командующий ВВС Дальневосточного фронта генерал-лейтенант авиации К. Гусев (арестован 17 июня), командир авиадивизии Ленинградского военного округа комбриг А. Орловский (арестован — 12 июня), помощник главного инспектора ВВС РККА комдив Н. Васильченко (арестован 1 июня), руководители управлений ВВС РККА военные инженеры 1 ранга С. Онисько и В. Цилов (арестованы 6 июня) и ряд других военачальников.

Исследование архивных материалов позволяет говорить о том, что за арестами большинства участников «заговора героев», в отличие от предыдущих заговоров 37–38 годов, стояла не только мифическая, сфабрикованная следователями НКВД антисоветская (троцкистская, шпионская, вредительская и т. п.) деятельность. Но и конкретные действия (бездействие) или высказывания арестованных, вызвавшие в разное время неудовольствие или даже негодование вождя. Незавидное положение Штерна, только в апреле назначенного начальником противовоздушной обороны страны, да и других руководителей Военно-воздушных сил, усугубило неслыханное по своей наглости и дерзости событие, произошедшее 15 мая 1941 г. Мало кто знает и сегодня, что задолго до М. Руста немецкий самолет «Юнкерс-52»,[80] незамеченный постами наблюдения ПВО вторгся в советское воздушное пространство, беспрепятственно пролетел по маршруту Белосток-Минск-Смоленск-Москва и благополучно приземлился в центре столицы — на аэродроме в районе стадиона «Динамо».

10 июня 1941 г. по факту беспрепятственного пропуска через границу германского самолета Нарком обороны СССР С. Тимошенко издал специальный приказ № 0035. В этом приказе среди причин происшествия назывались следующие: плохая организация службы ВНОС, неблагополучное состояние службы ПВО, несогласованность дежурных смен ВВС и ПВО, «отсутствие должной требовательности со стороны командующих военными округами и высшего начсостава ПВО и ВВС».

Непосредственные виновники получили выговоры и предупреждения.[81] Но это была лишь видимая часть айсберга. Так, согласно упомянутому приказу, генералу Володину «за самовольное разрешение пролета и посадки Ю-52» было объявлено замечание, а реально, — вскоре после случившегося он был арестован.

По мнению генерал-лейтенанта НКВД П. Судоплатова столь беспрецедентный факт на самом деле явился последней каплей, переполнившей чашу терпения И. Сталина: «Это вызвало переполох в Кремле и привело к волне репрессий в среде военного командования: началось с увольнений, затем последовали аресты и расстрел высшего командования ВВС. Это феерическое приземление в центре Москвы показало Гитлеру, насколько слаба боеготовность советских вооруженных сил».[82]

Некоторые историки, например Б. Соколов в своей книге о маршале Жукове, увязывают начало «заговора» с этим событием. Представляется, что утверждение Судоплатова о «последней капле» является более верным, поскольку идея «заговора героев», как мы уже показали, задолго до 15 мая витала в кабинетах Лубянки. Подтверждение тому — не только упомянутые решения Политбюро ЦК ВКП (б) от 9 апреля и 10 мая 1941 г. о бывшем заместителе наркома обороны СССР генерал-лейтенанте авиации П. Рычагове, командующих ВВС Московского и Орловского военных округов П. Пумпуре и П. Котове. Задолго до приземления Ю-52 в Москве, еще в конце декабря 1940 г., маршал С. Тимошенко говорил на совещании о состоянии ВВС следующее:

— «… у нашего руководящего состава ВВС нет единства взглядов на такие вопросы, как построение и планирование операций, оценка противника, методика ведения воздушной войны и навязывание противнику своей воли, выбор целей и т. д. В этой области нужно навести порядок, и чем скорее, тем лучше».[83] Главное же, на мой взгляд, что к этому времени практически за каждым «заговорщиком» уже числились резкие высказывания в адрес вождя, так или иначе бросавшие тень на его непогрешимость. Тот же Г. Штерн, по мнению генерала П. Григоренко, изложенному в книге его воспоминаний «В подполье можно встретить только крыс…»[84] был арестован потому, что сделал Сталину по прибытии в Москву резкий доклад с анализом опасной ситуации, сложившейся на Дальнем Востоке из-за отсутствия квалифицированных военных кадров. А кто оголил кадры, — понятно и без комментариев.

Генералу И. Проскурову, арестованному 27 июня 1941 г.,[85] припомнили резкое выступление на состоявшемся за год до этого совещании по вопросам совершенствования идеологической работы, где он опрометчиво заявил:

— Как ни тяжело, но я прямо должен сказать, что такой разболтанности и низкого уровня дисциплины нет ни в одной армии, как у нас.[86]

П. Рычагов пошел еще дальше. В воспоминаниях писателя К. Симонова, со ссылкой на очевидцев совещания, на котором обсуждался вопрос о большой аварийности в авиации, приведены эти, ставшие для Героя роковыми, слова:

Аварийность и будет большая, потому что вы заставляете нас летать на гробах.

Сталин отреагировал лаконично. Судя по неправильному построению произнесенной им фразы, он был очень раздражен:

Вы не должны были так сказать….[87]

Война не намного притормозила активность НКВД. От идеи крупного, масштабного заговора отказались не сразу. Аресты, как уже отмечено, продолжались и после вторжения гитлеровцев. Наряду с упомянутыми П. Рычаговым и И. Проскуровым, в первые дни и недели войны были арестованы начальник Военно-воздушной академии генерал-лейтенант авиации Ф. Арженухин (28 июня), начальник штаба ВВС РККА генерал-майор авиации П.С. Володин (27 июня). 26 июня арестовали командующего ВВС Северо-Западного фронта генерал-майора авиации А. Ионова и командующего ВВС Юго-Западного фронта Героя Советского Союза генерал-лейтенанта авиации Е. Птухина, 8 июля — командующего ВВС Западного фронта генерал-майора авиации А. Таюрского, 12 июля — начальника штаба ВВС Юго-Западного фронта генерал-майора авиации Н. Ласкина. Последним к антисоветской деятельности приплюсовали еще воинские должностные преступления — халатность и бездеятельность, повлекшие уничтожение авиации в первые дни войны. Взяли даже жену генерала Рычагова известную военную летчицу заместителя командира авиаполка особого назначения майора М. Нестеренко. Арестовали ее прямо на летном поле 24 июня 1941 года. Сформулировали обвинение весьма своеобразно — «будучи любимой женой Рычагова, не могла не знать об изменнической деятельности своего мужа.[88]

По версии сценаристов из НКВД, в процессе о глобальном «антисоветском военном заговоре» предполагалось задействовать не только авиаторов, но и командующих округов, представителей центральных управлений Наркомата обороны, руководителей военной промышленности, включая наркомов боеприпасов И. Сергеева и вооружения — Б. Ванникова.[89]

Центральной же фигурой заговора должен был стать один из наиболее крупных военачальников того времени генерал армии Герой Советского Союза К. Мерецков. 22 июня 1941 года — заместитель Наркома обороны СССР. 23 июня — постоянный советник при Ставке Главного командования. 24 июня 1941 года — просто арестант. Хотя нет. Сначала его не считали простым арестантом, поскольку избивали не рядовые исполнители, а костоломы весьма высокого ранга — Меркулов и Влодзимирский. Затем правда передали в руки палачам более низкого уровня — Шварцману, Зименкову, Сорокину…. Мерецков вписывался тайные схемы НКВД по всем основным параметрам. Был советником в Испании, руководил выборгским направлением во время финской кампании. Тоже был Героем. А в августе 1940 года достиг вершины — стал начальником Генштаба. И что характерно, даже повод для ареста схожий — «паникер войны», выступил в начале года на совместном заседании Политбюро и Главного военного совета, заявив, что война с Германией неизбежна, а потому надо укреплять западные границы и переводить армию на военное положение.

В июне 1941 года были также арестованы бывший командующий войсками Прибалтийского Особого военного округа генерал-полковник А. Локтионов, начальник военно-морских учебных заведений наркомата ВМФ контр-адмирал К. Самойлов, руководители Главного артиллерийского управления генералы Г. Савченко,[90] М. Каюков, военинженер 1 ранга И. Герасименко и многие другие.

О том, как велось следствие, как выбивались у генералов показания, мы узнали совсем недавно, когда были обнародованы показания их истязателей. Противоречивые чувства испытываешь, перечитывая откровения сотрудников НКВД. Боль и негодование. Сострадание и недоумение. Но прежде всего восхищение — мужеством и стойкостью «заговорщиков». Самый крепкий орешек — Локтионов. Никто не смог его расколоть. «Курский соловей» оказался несгибаемым. Несмотря на изощренность пыток, вину не признавал.[91] Палачи передавали генерала из рук в руки, но успеха не добились. Родос и Шварцман на очной ставке с Мерецковым избивали Локтионова по очереди. Генерал кричал от боли, катался по полу, но не соглашался подписывать протокол. Его били пока не устали. В деле генерала Локтионова есть написанное им заявление от 16 июня 1941 г.: «Я подвергаюсь огромным физическим и моральным испытаниям. От нарисованной перспективы следствия у меня стынет кровь в жилах. Умереть, зная, что ты не был врагом, меня приводит а отчаяние… Я пишу последние слова — крик моей души: дайте умереть честной смертью…».[92] Не дали.

И все же война спутала карты. Публичный процесс не получился. Несколько «заговорщиков», в том числе Ванникова и Мерецкова, освободили из заключения в связи со складывавшемся на фронте положением, то есть в связи с острой необходимостью.[93]

Большинство же «участников антисоветского военного заговора» уничтожили без суда и следствия. Часть вывезли в Куйбышев и тайно расстреляли 28 октября 1941 года на окраине запасной столицы, у поселка Барбыш. Как установлено, единственным основанием для расправы явилось предписание Л. Берии.[94] Позже для «юридического» оформления репрессий наделили Особое совещание при НКВД СССР правом выносить по контрреволюционным статьям «соответствующие меры наказания вплоть до расстрела». 29 января 1942 г. Берия направил Сталину список 46 арестованных, «числящихся за НКВД СССР». Среди них были 17 генералов и ряд крупных работников оборонной промышленности, которых органы «взяли» в мае-июле 1941 г. Все они обвинялись во вредительстве и заговоре против государства. Вождь наложил лаконичную резолюцию: «Расстрелять всех поименованных в списке. И. Сталин». 13 февраля 1942 г. Особое совещание НКВД СССР оформило это решение постановлением о расстреле генерал-лейтенантов авиации П.А. Алексеева, К.М. Гусева, Е.С. Птухина, П.И. Пумпура, генерал-лейтенанта технических войск Н.И. Трубецкого, генерал-лейтенантов П.С. Кленова, И.В. Селиванова, генерал-майоров авиации А.П. Ионова, Н.А. Ласкина, А.А. Левина, А.И. Филина, Э.Г. Шахта, П.П. Юсупова, генерал-майора танковых войск Н.Д. Гольцева, генерал-майоров А.Н. Де-Лазари, М.И. Петрова, помощника генерал-инспектора ВВС комдива Н.Н. Васильченко, а также руководящих работников оборонных наркоматов во главе с наркомом боеприпасов И.П. Сергеевым.

Решение, проявив мазохистскую изощренность, привели в исполнение 23 февраля 1942 года. Крупных военачальников хладнокровно убили в день Красной Армии, становлению и развитию которой они посвятили свои жизни.[95]

КЛЕНОВ Петр Семенович

1892 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1931 года, штабс-капитан царской армии.

До ареста — начальник штаба ПРИБОВО, генерал-лейтенант.

Арестован 9/VI-1941 года.[96]

Уличается показаниями ДЫБЕНКО, КОЧЕРГИНА и ЕГОРОВА, как участник право-троцкистской организации, во вредительской деятельности уличается показаниями свидетелей РУБЦОВА, ДЕРЕВЯНКО, КАШИРСКОГО и КОРЕНОВСКОГО.

Сознался в проявлении бездеятельности в руководстве войсками округа.


СЕЛИВАНОВ Иван Васильевич

1886 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1920 года, из крестьян.

До ареста — командир 83 кавалерийской дивизии, генерал-лейтенант.

Арестован 23/XI-1941 года

Уличается показаниями свидетелей КАШИНОЙ, ЧЕКУШИНОЙ, ЗАСЕДАТЕЛЕВОЙ, КУЛАКОВА, ИВАНОВА, МАКАРОВА, ТАБУХОВОЙ в проведении антисоветской пораженческой агитации.

Сознался, что среди окружающих проводил антисоветскую пораженческую агитацию, восхвалял германскую армию, клеветнически отзывался о руководителях партии и правительства


ПТУХИН Евгений Саввич

1900 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1918 года, из крестьян.

До ареста — командующий ВВС КОВО, генерал-лейтенант авиации.

Арестован 24/VI-1941 года.

Уличается показаниями СМУШКЕВИЧА, ЧЕРНОБРОВКИНА, ЮСУПОВА, ИВАНОВА и очной ставкой с ним, как участник антисоветского военного заговора.

Дал показания, что с 1935 года являлся участником антисоветского военного заговора, куда был завербован УБОРЕВИЧЕМ, но от данных показаний отказался, признав, что преступно руководил вверенными ему войсками.


ПУМПУР Петр Иванович

1900 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1919 года, из крестьян.

До ареста — командующий ВВС МВО, генерал-лейтенант авиации.

Арестован 31/V-1941 года.

Уличается показаниями БЕРГОЛЬЦ, РЫЧАГОВА, АЛЕКСЕЕВА, ИОНОВА и очными ставками с двумя последними, как участник антисоветского военного заговора.

Во вредительской деятельности изобличается актом сдачи ПУМПУР ВВС МВО другому командующему и приказом НКО № 0031 от 31/V-41 г.

Дал показания, что является участником антисоветского военного заговора, завербован СМУШКЕВИЧЕМ, но от данных показаний отказался.


АЛЕКСЕЕВ Павел Александрович

1888 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1920 года, поручик царской армии.

До ареста — заместитель командующего ВВС ПРИВО, генерал-лейтенант авиации.

Арестован 19/VI-1941 года.

Уличается показаниями ШЕВЧЕНКО и САКРИЕР, как участник антисоветского военного заговора. Во вредительской деятельности уличается показаниями ЮСУПОВА.

Сознался, что с 1939 года являлся участником антисоветского военного заговора, завербован ЛОКТИОНОВЫМ. По заговору был связан со СМУШКЕВИЧЕМ, САКРИЕРОМ, ФИЛИНЫМ, назвал участников заговора — ПУМПУР, ГУСЕВА. Проводил вредительство в вооружении ВВС, принимал от промышленности неполноценные и некомплектные самолеты, задерживал перевооружение авиачастей на новую материальную часть.


6. ГУСЕВ Константин Михайлович

1906 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1930 года.

До ареста — командующий ВВС Дальневосточного фронта, генерал-лейтенант авиации.

Арестован 17/VI-1941 года

Уличается показаниями СМУШКЕВИЧА и АЛЕКСЕЕВА, как участник антисоветского военного заговора, проводил вредительство.

Не сознался.


ТРУБЕЦКОЙ Николай Иустинович

1890 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1919 года, из дворян.

До ареста — начальник ВОСО Кросной Армии, генерал-лейтенант технических войск.

Арестован 11/VI-1941 года.

Уличается показаниями ЛАНДО, ЛИНОВА, МАЛЯРЧУКА, как участник антисоветского военного заговора, проводил вредительство.

Сознался, что с 1935 года являлся участником антисоветского военного заговора, в который был завербован ЛАЦИСОМ. По антисоветской деятельности был связан со СМОРОДИНОВЫМ, ИВАНОВЫМ, МАЛАНДИНЫМ, КАЩЕЕВЫМ-СЕМИНЫМ, АППОГА, ЦИФЕРОМ и др. Проводил вредительскую работу в системе военных сообщений Красной Армии.


ДЕ-ЛАЗАРИ Александр Николаевич

1900 года рождения, беспартийный, из дворян, подполковник Генерального штаба царской армии. 5 раз арестовывался органами ВЧК по обвинению в антисоветской деятельности. Поддерживал связь с племянницей — женой белогвардейца САБЛИНА, проживающей в Англии. Брат эмигрировал в Польшу.

До ареста — старший преподаватель военной Академии химзащиты Красной Армии, генерал-майор.

Арестован 26/VI-1941 года.

Уличается показаниями МАКОВСКОГО и ПОПОВА, как польский шпион. Показаниями ЗАТОНСКОГО и КОСОГОВА изобличается как участник антисоветского военного заговора.

Сознался, что в 1925 году примкнул к офицерской группировке СВЕЧИНА, с 1935 года являлся участником антисоветского военного заговора. Завербован ГЛАГОЛЕВЫМ. Лично завербовал в заговор КАРПОВА, РОЖДЕСТВЕНСКОГО, ВЛЕССКОГО, передавал шпионские сведения итальянскому агенту БАТЕНИНУ о высших военно-учебных заведениях.


9. ПЕТРОВ Макарий Иванович

1897 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1925 года, в 1936 году из рядов партии исключен. С 1917 по 1919 г. состоял в партии левых эсеров, унтер-офицер царской армии.

До ареста — преподаватель Артакадемии, генерал-майор.

Арестован 30/VI-1941 года.

Уличается, как участник антисоветского военного заговора показаниями ПРОКОФЬЕВА, МЕХОВА, ГРИБОВА, КРАСНЕНКО-НИЛОВА, ХЛЫНОВСКОГО, ЛЕНХОВА, МАКЕЕНКО и КИНАХ /все от показаний отказались/. Вредительская деятельность подтверждается актами экспертизы. Агентурными материалами ПЕТРОВ характеризуется, как антисоветчик.

Не сознался.


10. ГОЛЬЦЕВ Николай Дмитриевич

1897 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1919 года, из рабочих.

До ареста — начальник автобронетанковых войск 18-ой армии, генерал-майор.

Арестован 14/X-1941 года.

Без сопротивления сдался немцам в плен.

Сознался.


ФИЛИН Александр Иванович

1905 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1924 года.

До ареста — начальник НИИ ВВС Красной Армии, генерал-майор.

Арестован 23/V-1941 года.

Уличается показаниями ШЕВЧЕНКО, ЮСУПОВА и АЛЕКСЕЕВА, как участник антисоветского военного заговора.

Во вредительской деятельности изобличается показаниями САКРИЕРА, ШТЕРНА, СМУШКЕВИЧА и как шпион — показаниями СТРЕЛЬНИКОВА.

Не сознался.


12. ЮСУПОВ Павел Павлович

1894 года рождения, беспартийный, офицер царской армии.

До ареста — заместитель начальника штаба ВВС Красной Армии, генерал-майор.

Арестован 4/VI-1941 года.

Уличается показаниями ИОНОВА, как участник антисоветского военного заговора, проводил вредительство.

Сознался, что с 1939 года являлся участником антисоветского военного заговора, завербован СМУШКЕВИЧЕМ, был связан по заговору с АРЖЕНУХИНЫМ, ИОНОВЫМ, РЫЧАГОВЫМ, ВОЛОДИНЫМ.


ЛЕВИН Александр Алексеевич

1896 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1932 года, в 1921 году вышел из ВКП/б/ из-за несогласия с НЭПом. В 1918 году арестовывался ЧК по подозрению в антисоветской деятельности. В 1924 году, в бытность в командировке в Берлине задерживался полицей-президиумом.

До ареста — заместитель командующего ВВС ЛВО, генерал-майор авиации.

Арестован 7/VI-1941 года.

Уличается показаниями КОЧКОВА, ЯРОШЕВИЧА, ОПАРИНА, ПИСМАНИКА, НИКИТЕНКО, ХРИПИНА, СУЛИНА, ИОНОВА и РЫЧАГОВА, как участник антисоветского военного заговора.

Во вредительской деятельности уличается показаниями ВОРОБЬЕВА, КОТОВА, ЛИНДЕ, БАЖАНОВА, ЗИНОВЬЕВА /все осуждены/. Как шпион уличается показаниями ШАХТ.

Сознался, что являлся участником антисоветского военного заговора и немецким шпионом. Завербован ТРОЯНКЕРОМ.

По заговору был связан с ХРИПИНЫМ, БАЖАНОВЫМ, ЧЕРНЫМ, МАШИНТЖИНОВЫМ, ПИХОРЕНКО, ИГНАТОВЫМ, ИГУШЕВСКИМ, ИВАНОВЫМ, ОПАРИНЫМ и ЛОКТИОНОВЫМ.

По шпионажу с ГВАЙТ, ШКЛОВСКОЙ и ШАХТ /мужем и женой/.

Лично завербовал в заговор — ОРАДОВСКОГО и СТОЙЛОВА.

Проводил вредительство в подготовке кадров летного состава. Шпионские сведения о советской авиации передавал ГВАЙТУ через ШАХТ и его жену.


14. ШАХТ Эрнст Генрихович

1904 года рождения, немец, до 1936 года швейцарский подданный, родители германско-подданные, бывший член ВКП/б/ с 1926 года.

До ареста — помощник командующего ВВС ОРВО, генерал-майор авиации.

Арестован 30/У-1941 года.

Уличается, как германский шпион показаниями ЛИНДЕ, ВТАНД /от показаний отказались/ и ЛЕВИНА. Показаниями ЮСУПОВА уличается, как участник антисоветского военного заговора.

Сознался, что с 1922 года являлся немецким шпионом. С 1936 года членом антисоветского военного заговора. Связан с немецкими агентами МЕЙЕРОМ, Фон-ВОЛЬЕ и МУНДТ. Передавал немцам шпионские сведения о советском самолетостроении.

По заговору был связан с ЛАВРОВЫМ и ГАЙДУКЕВИЧЕМ.


15. ИОНОВ Алексей Павлович

1894 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1938 года, из кулаков.

До ареста — командующий ВВС ПРИБОВО, генерал-майор авиации.

Арестован 26/VI-1941 года.

Уличается показаниями СМУШКЕВИЧА, ЛЕВИНА и ЮСУПОВА, как участник антисоветского военного заговора.

Сознался, что с 1939 года являлся участником антисоветского военного заговора, завербован СМУШКЕВИЧЕМ.

Был связан по линии заговора с ЛЕВИНЫМ и ЮСУПОВЫМ.

Проводил вредительство в аэродромном строительстве.


16. ЛАСКИН Николай Алексеевич

1894 года рождения, беспартийный, из мещан.

До ареста — начальник штаба ВВС Юго-Западного фронта, генерал-майор авиации.

Арестован 12/VII-1941 года.

Уличается показаниями БЕЛОВА и БЕРГОЛЬЦА, как участник антисоветского военного заговора.

Во вредительской деятельности уличается показаниями свидетелей ЖАВОРОНКОВА, ТАЙГРЕБЕТ, ПОЛИКАРПОВА, ГУЩИНА и СОБОЛЕВА.

Не сознался.


17. ТАЮРСКИЙ Андрей Иванович

1900 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1926 года. В 1922 году вышел из ВКП/б/ из-за несогласия с НЭПом. В 1919 году служил в армии Колчака.

До ареста — командующий ВВС Западного фронта, генерал-майор авиации.

Арестован 8/VII-1941 года.

Уличается, как участник антисоветского военного заговора показаниями ТАРНОВСКОГО-ТЕРЛЕЦКОГО, АНДРИАНОВА и ОРЛОВСКОГО /все от показаний отказались/.

Сознался, что в руководстве Военно-Воздушными Силами Западного фронта проявил бездеятельность, в результате которой вверенные ему войска понесли большие потери в людях и материальной части.

18. ВАСИЛЬЧЕНКО Николай Николаевич

1896 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1918 года

До ареста — помощник генерал-инспектора ВВС Красной Армии, комдив.

Арестован 1/VI-1941 года.

Уличается показаниями УРИЦКОГО, БЕРЗИНА, ГЕККЕРА и ОРЛОВА, как участник антисоветского военного заговора и шпион германской и французской разведок.

Дал показания о проведении вредительства — отказался.


19. ТАЛЬКОВСКИЙ Александр Александрович

1894 года рождения, бывший член ВКП/б/, из дворян, капитан царской армии.

До ареста — начальник курса академии им. Фрунзе, комдив.

Арестован 30/V-1941 года.

Уличается показаниями ПОГРЕБНОГО и КУНИЦКОГО, как участник антисоветского военного заговора. Во вредительской деятельности уличается показаниями АУССЕМ-ОРЛОВА.

Дал показания, что являлся участником антисоветского военного заговора — отказался.

20. ШЕВЧЕНКО Георгий Матвеевич

1894 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1926 года.

До ареста — начальник Научно-испытательного полигона авиационного вооружения ВВС Красной Армии, полковник.

Арестован 18/V-1941 года.

Показаниями САКРИЕРА, ЗАНДЕР, РЫЧАГОВА, ЛОКТИОНОВА, ОНИСЬКО уличается, как участник антисоветского заговора, проводивший вредительскую работу, направленную на срыв вооружения ВВС Красной Армии.

В участии в заговоре и проведении вредительской деятельности сознался.


ДИМАНТ Семен Маркович

1903 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1937 года, из рабочих.

До ареста — начальник курса академии Механизации и Моторизации Красной Армии, полковник.

Арестован 12/IX-1941 года.

Уличается показаниями МИНДАЛЬ, как участник антисоветского военного заговора.

Не сознался.


22. ГЕРАСИМЕНКО Иван Абрамович

1904 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1925 года.

До ареста — начальник 3-го Отдела Управления Наземной Артиллерии ГАУ Красной Армии, военинженер I ранга.

Арестован 23/VI-1941 года.

Показаниями МОГИЛЕВКИНА, САВЧЕНКО, ДЫМАН и ИГНАТЕНКО уличается, как участник антисоветского военного заговора.

Сознался, что в антисоветский заговор был завербован в 1937 году МОГИЛЕВКИНЫМ и по его указанию проводил вредительскую работу, направленную на поражение Красной Армии, однако впоследствии от своих показаний отказался.

МОГИЛЕВКИН, САВЧЕНКО и ДЫМАН изобличили его, как заговорщика на очной ставке.


23. МИХНО Григорий Федорович

1904 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1931 года.

До ареста — начальник отделения Опытного Отдела Управления Вооружения ВВС Красной Армии, военинженер I ранга.

Арестован 27/IV-1941 года.

Уличается показаниями заговорщиков САКРИЕРА, ШЕВЧЕНКО, ТАУБИНА, как участник антисоветского военного заговора.

Сознался, что в заговор был завербован в 1939 году САКРИЕРОМ и по его указанию проводил вредительскую деятельность по срыву вооружения ВВС Красной Армии.


24. ЛИПИН Василий Всеволодович

1897 года рождения, бывший член ВКП/б/.

До ареста — начальник Управления Вооружения Наземной Артиллерии ГАУ Красной Армии, военный инженер I-го ранга.

Арестован 5/VII-1941 года.

Уличается показаниями заговорщиков САКРИЕРА, ШЕВЧЕНКО, ТАУБИНА, как участник антисоветского военного заговора.

Сознался, что в заговор был завербован в 1939 году САКРИЕРОМ и по его указанию проводил вредительскую деятельность по срыву вооружения ВВС Красной Армии.


24. ЛИПИН Василий Всеволодович

1897 года рождения, бывший член ВКП/б/.

До ареста — начальник Управления Вооружения Наземной Артиллерии ГАУ Красной Армии, военный инженер I-го ранга.

Арестован 5/VII-1941 года.

Показаниями ДРОЗДОВА, САВЧЕНКО и ЗАБОРОВСКОГО уличается, как участник антисоветского военного заговора.

Сознался, что в заговор был завербован в 1935 году ДРОЗДОВЫМ — бывш. нач. отдела материальной части ГАУ Красной армии, но затем от показаний отказался.

Проводил вредительскую работу, направленную на срыв вооружения Красной Армии.


25. НИКОНОВ Петр Константинович

1908 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1926 года.

До ареста — начальник 8-го Управления Главного Управления ВВС Красной Армии, военинженер I ранга.

Арестован 22/IV-1941 года.

Уличается показаниями САКРИЕРА, ШЕВЧЕНКО, ЮСУПОВА, ЦИЛОВА, ОНИСЬКО и АЛЕКСЕЕВА, как участник антисоветской организации.

Во вредительской деятельности уличается показаниями свидетелей СЕРГЕЕВА, БЕЛЯЕВА и ПОЛЯКОВА.

Не сознался.


26. ОНИСЬКО Сергей Григорьевич

1903 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1923 года.

До ареста — начальник Отдела Научно-Испытательного полигона авиационного вооружения ВВС Красной Армии, военинженер I-го ранга.

Арестован 6/VI-1941 года.

Уличается показаниями ШЕВЧЕНКО, как участник антисоветского военного заговора, проводил вредительство.

Сознался, что с 1939 года являлся участником антисоветского военного заговора, завербован ШЕВЧЕНКО, по заданию последнего связался с заговорщиком ЦИЛОВЫМ, вместе с ним, в целях вредительства срывал производство нового вооружения для ВВС Красной Армии.

27. ЦИЛОВ Волько Яковлевич

1896 года рождения, бывший член ВКП/б/ с 1918 года.

До ареста — начальник отделения Опытного Отдела Научно-Испытательного полигона ВВС Красной Армии, военинженер I-го ранга.

Арестован 6/VI-1941 года

Уличается показаниями ШЕВЧЕНКО и САКРИЕРА, как участник антисоветского военного заговора.

Во вредительской деятельности уличается показаниями свидетелей МАКАРЧЕВА, БЕЛЯЕВА и агентурными материалами.

Сознался, что с 1939 года являлся участником антисоветского военного заговора, завербован ШЕВЧЕНКО, был связан с заговорщиками НИКОНОВЫМ и ОНИСЬКО, проводил вредительство по линии срыва производства нового вооружения для ВВС Красной Армии.


28. СЕРГЕЕВ Иван Павлович

1897 года рождения, бывший член ВКП/б/.

До ареста — Нарком Боеприпасов СССР.

Арестован 30/V-1941 года.

Уличается показаниями СИДОРА, ХОДЯКОВА, КУПЕРА, ГОРИНА, ИНЯШКИНА, ШИБАНОВА, ЕФРЕМОВА, ХРЕНКОВА, ТОЛСТОВА и ИРЛИНА в том, что он являлся одним из руководящих участников антисоветской организации, проводил вредительскую и шпионскую работу.

Сознался в том, что в 1936 году был вовлечен КАЗАНСКИМ в военно-заговорщическую организацию, а в 1940 году привлечен к шпионской работе немецким агентом БОТЛАКОМ.

По вражеской работе в области подготовки командиров РККА и Оборонной промышленности был связан с КАЗАНСКИМ, РОГОВСКИМ, БОНДАРЕМ, ХРЕНКОВЫМ, ШИБАНОВЫМ, ТОЛСТОВЫМ, ХОДЯКОВЫМ, ИНЯШКИНЫМ, ЕФРЕМОВЫМ и ИРЛИНЫМ.

Кроме того, занимался шпионажем в пользу Германии.


установила: | Трибунал для Героев | Глава 3. Пробел в биографиях. (или история о том, как шпионы становились Героями)