на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ ОСТРОВА

27. ПРОЛИВ ОЛЬХОНСКИЕ ВОРОТА

По Байкалу

Пролив Ольхонские Ворота и залив Мухор. Фотография со спутника, ИТЦ «СканЭкс»

Отделяет остров от материка. Ширина в узкой части составляет 1 км, длина пролива – до 7 км. Пролив Ольхонские Ворота имеет дурную славу из-за частой здесь толчеи крутых волн, достигающих иногда 5-метровой высоты, зимой на льду возникает множество трещин и пропарин, поэтому здесь никогда не делают ледовой переправы для автомашин. Сразу после паромной переправы, после подъема на гору открывается красивый вид на залив Загли. В июле 2005 г. ОАО Иркутскэнерго при содействии научно-исследовательского флота Лимнологического института осуществлена по дну пролива Ольхонские Ворота прокладка высоковольтного кабеля для электрификации острова Ольхон.

По Байкалу

28. ЗАЛИВ ЗАГЛИ (Ташкайская губа)

Считается, что это самое солнечное место в Иркутской области. Количество солнечных дней в 3 раза больше, чем в Иркутске, и составляет 2200–2400 часов в год, как на кавказских курортах (для сравнения: на Рижском побережье – 1830 часов в году). Осадков выпадает такое же количество, как в сухих степях Казахстана. Залив хорошо просматривается с автомобильной дороги, но наиболее впечатляющая панорама открывается, если подняться на скалу слева от дороги до спуска к заливу. Берега без единого кустика. Как правило, туристы останавливаются в глубине залива на озере Нур, соединенном с заливом узкой протокой. Летом вода в нем хорошо прогревается. С севера озеро заросло тростником и камышами, в южной части встречаются заросли рдеста.

По Байкалу

Залив Загли – самое солнечное место Восточной Сибири

Соседний глубоко вдающийся в сушу залив, расположенный севернее, – Хул, отделен от Малого Моря мысом Хорин-Ирги. Залив Хул удобен для стоянки судов, в нем часто ночуют туристические катера. В глубине залива на северном берегу находится бухта Саган-Хэр и небольшое реликтовое озеро Нуку-Нур, напоминающее своим контуром сердце.

29. ПОЛУОСТРОВ КОБЫЛЬЯ ГОЛОВА (МЫС ХОРИН-ИРГИ)

Мыс Хорин-Ирги отделен от полуострова Кобылья Голова отвесной расщелиной шириной около 4 м и стенками высотой до 10 м до самой поверхности воды и напоминает издали голову лошади. Скалистый обрывистый мыс не пригоден для выпаса животных и жилья. Зимой около западной оконечности его ежегодно образуются опасные пропарины во льду и возникает становая щель. Скалы мыса привлекают внимание сокуями – ледяными наплесками, образовавшимися при замерзании озера. При сильном шторме наветренные скалы могут быть покрыты наплесковым льдом до 10–20 м в высоту и толщиной до 10–15 см. С северной стороны отвесные скалы мыса на десятки метров вверх покрываются сплошным наплесковым льдом, а расщелина живописно обрастает причудливыми ледяными украшениями. По обилию, красоте и постоянству образования ледяных украшений на прибрежных скалах на Малом Море выделяются только два места: мыс Кобылья Голова и скалы Саган-Хушун в северной части Ольхона.

Существует легенда о воинах Чингисхана, якобы останавливавшихся табором на этом мысе и оставивших после стоянки огромный чан. Легенду эту опубликовал в 1761 г. немецкий историк академик Г. Миллер в «Истории Сибири», названный за свой знаменитый труд «отцом сибирской истории»: «По рассказам монголов, Чингисхан имел свое главное местопребывание при реках Ононе, впадающей в Шилку, и Куринлуме, впадающей в озеро Далай. Они же рассказывают, что Чингисхан иногда доходил со своими кочевьями до озера Байкал. Доказательством этого должен будто бы служить таган, поставленный им на горе на острове Ольхон, который находится на указанном выше озере, и на тагане большой котел, в котором лежит лошадиная голова. Хотя я не получил подтверждения этому от бурят, живущих в окрестностях озера Байкал и на острове Ольхон, я все же считаю приведенное известие о владениях Чингисхана весьма вероятным, так как первые завоеванные Чингисханом земли – Китай и Тангут – лежат поблизости».[16]

Подтверждения в исторических источниках легенды о посещении и пребывании Чингисхана на острове не найдено. Всего вероятнее, сказалась традиция все более-менее значительные средневековые каменные стены и найденные предметы относить к деятельности Чингисхана. Хотя на самом деле каменные сооружения на Ольхоне были возведены курыканами еще до рождения Чингисхана. Каких-либо подтверждений этой легенды в наши дни на Ольхоне не сохранилось, и историки убеждены, что Чингисхан никогда не был на этом острове.

Вблизи мыса Кобылья Голова с 14 на 15 октября 1901 г. из-за сильного ветра сармы произошла крупнейшая корабельная катастрофа на Байкале, погибло 176 человек на судне «Потапов». В Иркутской летописи записано: «На берег волны выбросили 27 обледенелых трупов. Буря была настолько сильной, что тела несчастных рыбаков и рабочих, выброшенные на берег, примерзли к скалам на высоте 10 саженей» (одна сажень равна 2,13 м).

30. КУРЫКАНСКАЯ СТЕНА НА МЫСЕ ХОРГОЙ

По дороге к мысу Хоргой и пос. Хужиру самая высокая точка на Хадайской горе. С нее открывается замечательная панорама южной части острова, а на перевале имеется обо в честь эжина – духа перевала.

Хоргой – степной мыс. Удобнее всего заезжать к нему от пос. Хадая, со стороны теплого сора, где в солнечную погоду летом любят отдыхать горожане. Отделенный от Малого Моря галечной косой, байкальский сор имеет малые глубины и летом хорошо прогревается, что позволяет подолгу купаться. В жаркие дни на берегах вырастает большой палаточный лагерь отдыхающих горожан.

По Байкалу

Курыканская стена на мысе Хоргой, остров Ольхон

Мыс Хоргой известен развалинами древней курыканской защитной стены. Это одна из наиболее хорошо сохранившихся древних стен на острове. По флангам видна каменная кладка высотой в отдельных местах до 1,5–2 м. Она обнаружена в 1879 г. И.Д. Черским. Сооружение каменных стен производилось без какого-либо скрепляющего материала. Рядом со стеной сохранились полуразрушенный ров, шириной 3,5 м и глубиной 1,5 м, и земляной вал.

Общая протяженность стены – 292 м, из них поперек мыса 202 м и 90 м – над пляжем с восточной, более пологой стороны мыса. С западной стороны, где мыс обрывается к воде отвесными скалами, следов стены нет. Именно здесь, на самом высоком месте мыса, обнаружен камень с выдолбленным углублением, предназначение которого непонятно. Высказывалось предположение, что это алтарный камень с углублением для сбора жертвенной крови, но пока это только рабочая гипотеза. Стена сложена из крупных камней, некоторые из них настолько большие, что поднимать их могли только несколько человек одновременно, кладка стены лучше сохранилась ближе к краям мыса. С восточной стороны перед стеной отчетливо видны остатки рва и покосившиеся, вертикально вкопанные 2-метровые плоские камни. Подобное ограждение перед крепостной стеной сооружалось, чтобы остановить нападавшего противника на конях. Входной проем конструктивно выполнен подобно стене на мысе Шибэтэ, но значительно больших размеров. Рассыпавшиеся камни указывают, что еще одна стена, подобная фундаменту башни, с внутренней стороны полукругом защищала въездные ворота. Здесь также можно видеть вертикально вкопанные большие плиточные камни. На восточной стороне мыса в начале 80-х гг. прошлого столетия можно было видеть следы больших кругов, оставленных, вероятно, стоявшими в этом месте длительное время юртами.

Назначение стены достоверно не установлено. Считается, что это укрепление, служившее для временной защиты. Однако в последнее время все большее распространение получает версия, что сооружение могло быть культовым святилищем. Так, за стеной на мысе Шэбэтском найдены захоронения людей. Место захоронения закрыто сверху каменными плитами, сложены они в виде могильного холма. По версии бурятского ученого Б.Б. Дашибалова, некоторые из таких мест могли являться культовыми объектами, а каменные стены и рвы оберегали от злых сил сакральное пространство. Для того чтобы усилить сакральные оборонительные функции городищ, приносились человеческие жертвы. Алтарем служили плоские камни с углублениями. Такие плиты с хорошо заметными углублениями шаровидной и цилиндрической формы обнаружены на мысе Хоргой.

СТУПА ПРОСВЕТЛЕНИЯ НА ОСТРОВЕ ОГОЙ

Остров Огой (старое название – Угунгой, в переводе с бурятского языка – «безводный») самый крупный из островов в Малом Море, расположен напротив мыса Хоргой. На его вершине раньше находился маяк, теперь на его месте отчетливо видна белая буддийская ступа, возведенная летом 2005 г. Официально она именуется как Ступа Просветления, Покорения демонов, содержащая статую Женской Формы, Матери всех Будд Единственной Матери Трома Нагмо. Другими словами, эта ступа относится к типу ступ просветления, в которую вложены различные буддийские реликвии и бронзовая статуэтка дакини Трома Нагмо, считающейся в тибетском буддизме матерью всех Будд. По архитектурному исполнению известные в мире ступы принято классифицировать на восемь типов, посвященных соответственно восьми деяниям Будды. Наиболее распространенным типом и важнейшей формой среди них является Ступа Просветления, или Ступа Победы над всеми препятствиями. Впервые она была возведена королем Бимбисарой в Бодхгайя (индийский штат Бихар) на месте, где Будда обрел просветление, принесшее ему знание и видение истоков мировой скорби, способов ее устранения и пути, ведущего к прекращению этих страданий. Ступа в современной интерпретации символизирует цель буддийского пути – узнавание собственного ума, полное Просветление. Считается, что буддийские ступы предназначаются для растворения всех негативных препятствий в мире, благоприятно способствуют процветанию местности, где сооружены, и приносят пользу людям, особенно тем, кто посещает их осознанно. Подобная ступа сооружена и на острове Огой в Малом Море.

По Байкалу

Слово «ступа» в переводе с санскрита означает «вершина, верхушка». Большинство исследователей считают, что прототипом ступы являются древние могильные курганы, строительство которых было связано с почитанием умерших. Первоначально ступа (монг. – субурган, тиб. – чортен) представляла собой холм, содержавший останки святого человека или реликвии, связанные с его жизнью. Со временем она преобразовалась в высокие монументы со шпилями, устанавливавшиеся над мощами святых, внутри которых замуровывались священные буддийские реликвии и субстанции. По буддийской космологии, ступа символизирует собой мировую гору Меру, через которую проходит мировая ось, соединяющая землю, пространство и небо и связующая человечество с божественными мирами. В архитектуре ступы всегда соблюдается символика пяти составляющих ее частей, соответствующих пяти первоэлементам: основание – земля, лестница (ступени) – вода, купол (полушарие) – огонь, шпиль – ветер, навершие – пространство.

По Байкалу

Контур острова Огой с борта вертолета

Место для строительства ступы хотя и выбиралось спонтанно, без каких-либо определенных причин, в итоге оказалось глубоко символичным. Остров Огой, протянувшийся узкой извивающейся полоской суши с юга на север на 2 км, с воздуха сильно напоминает танцующую дакиню с распростертыми руками, устремленную на север: отчетливо видится контур головы с плечами в северной части острова и разведенные в стороны и согнутые в локтях руки. Контур острова можно еще сравнить с образом сказочного джинна, высвобождаемого из лампы Аладдина, когда появляется извилистая змейка дыма, расширяющаяся вверху до контура головы. Ступа, сооруженная на самой высокой отметке острова (512 м), на высоте 60 м над уровнем Байкала, оказалась расположенной как раз в области груди, на месте сердца, контура острова. Огой своими вытянутыми очертаниями напоминает Ольхон, который, в свою очередь, походит на серповидный контур Байкала. Остров Ольхон находится в центре Байкала, остров Огой – в центре Малого Моря. В поэтических образах Байкал называют голубым сердцем Сибири, остров Ольхон – обиталищем грозных духов озера, сердцем Байкала, а остров Огой, вероятно, может стать почитаемым как «мать-остров». Ярко выраженная символика тройного подобия на сакральном языке означает, что выбранное место благодатно для возведения буддийской ступы. К этому следует добавить, что Огой в отличие от расположенного рядом острова Замогой, на который отселялись в прошлом больные проказой, во все времена оставался чистым. На нем, кроме постоянно гнездующихся чаек, никогда не проживал человек, то есть эта местность свободна от негативных энергий прошлых деяний людей и может считаться «чистой землей».

На острове ежегодно гнездится 30—100 пар серебристой чайки. Орнитологи говорят, что несколько лет назад здесь гнездилось больше чаек, но после того как на остров по льду весной повадилась заходить лисица и разорять гнезда, остались гнездовья только на недоступных скальных обрывах. По каким-то причинам Огой не вошел в территорию Прибайкальского национального парка и не имеет статуса особо охраняемой зоны. Ученые отмечают очень уязвимый биоценоз острова, то есть совокупность трав и животных. На Огое сохранились реликтовые травы, а также обитает занесенный в Красную Книгу единственный в Прибайкалье эндемичный вид млекопитающих – ольхонская полевка, проживают жаворонки и суслики. Появление ступы и, как следствие, многочисленных туристов окажется со временем губительным для легкоранимого растительного и животного мира острова. Местные ольхонские шаманы были против возведения буддийской ступы на изначально шаманской земле, тем более что буддизм здесь никогда не имел широкого распространения, резонно замечая, что они не едут в Тибет возводить свои шаманские обо на их земле. Против нарушения уникального природного биоценоза острова выступали и иркутские ученые. Тем не менее, несмотря на существующий запрет – нахождение людей на легкоранимых островах Малого Моря с маломощным растительным покровом, – буддийская ступа была сооружена и сейчас стала очередным туристическим объектом на Малом Море.

Инициатива возведения ступы на Байкале исходила от московского Дхарма-центра Трома Нагмо. Этот центр практикует редкий культ дакини Трома Нагмо из тибетского учения Ваджраяны.[17]

Ступа возведена за счет частных пожертвований. Основанием для выбора места под строительство на Байкале послужило предсказание тибетского учителя Ринпоче Падмасамбхавы о том, что в будущем учение дзогчен будет практиковаться на севере. Благословение на строительство ступы и святые субстанции дхармы даровали такие ламы, как Его Святейшество Тулшик Ринпоче, Его Святейшество Таклунг Цетрул Ринпоче, Его Святейшество Минлинг Тричен Ринпоче, Кьябдже Гарчен Ринпоче и др.

В строительстве ступы принимали участие волонтеры из разных мест: из Москвы, Санкт-Петербурга, Минска, Екатеринбурга, Иркутска, Нью-Йорка, Лондона и Лиссабона. Они, сменяя друг друга, в течение трех летних месяцев 2005 г. возводили ступу на острове. Все необходимое для строительства перебрасывали на катерах и потом вручную поднимали на вершину острова, а наиболее тяжелые грузы переносились с помощью вертолетов. Для сооружения ступы шириной 5,8 м и высотой 6,35 м было перенесено по воздуху на вертолетах с Ольхона на остров Огой 350 т цемента и песка. Проект был разработан иркутскими архитекторами с учетом местных особенностей: частых туманов, сильных ветров и сезонных перепадов температур. По их рекомендации при строительстве был использован особо прочный материал: железобетон, изготовленный на месте из специального влагостойкого цемента, применяющегося для заливки тела плотин гидроэлектростанций, и мраморный песок для внутреннего заполнения ступы, который был специально доставлен с мраморного карьера из Слюдянки. Построенная ступа была покрыта специальной светоотражающей и влагозащитной краской, и теперь белоснежная ступа видна на значительном расстоянии со всех близлежащих островов и берегов Малого Моря.

Строительством руководил лама из Бутана. На его счету уже более 40 буддийских ступ в разных странах мира, в т. ч. огромная ступа в Бутане, построенная по заказу бутанского короля. Ступа на острове Огой сооружена с соблюдением всех необходимых правил и с выполнением всех ритуалов и практик во время строительства. Возведение ее предварял ритуал «Покорение Земли», проведенный под руководством непальского ламы Рангригом Ринпоче. Проводившиеся обряды, по свидетельству очевидцев, сопровождались благоприятными чудодейственными знаками; так, при призывании водных нагов над Ольхоном начался сильнейший ливень, в результате которого из-за размокшей дороги временно прервалось автомобильное сообщение между пос. Хужиром и северной оконечностью острова, что случается крайне редко. В процессе строительства над ступой неоднократно фиксировались яркие радуги, причем одна из них возникла на глазах строителей из основания ступы и другим концом соединила остров Огой с Ольхоном.

По Байкалу

Среди священных реликвий, помещенных в ступу, есть также разные минералы и корпуса ржавых авиационных бомб

Реликвии, помещаемые в Ступы Просветления, представляют собой объекты веры: мощи буддийских святых, предметы, которыми они пользовались, священные тексты. На примере построенной буддийской ступы на острове Огой (Байкал) можно узнать о классическом буддийском вложении в нее. Впервые в России в одном месте была собрана и вложена в ступу для сохранения и продолжения буддийского учения столь обширная библиотека (общим весом около 750 кг) оригинальных буддийских текстов, присланных специально из разных стран. Наряду с традиционным перечнем обязательного для закладки во все ступы: полного собрания канонических текстов Ганджура – поучения, составленные из слов самого Будды, содержащие 1046 трактатов в 108 томах, и Данджура – комментарии индийских буддийских учителей к сутрам и тантрам (содержат 3683 трактата в 225 томах) – были заложены и неизвестные ранее западной науке тексты на тибетском языке и санскрите. Большая часть этих уникальных документов до этого времени не была доступна европейским ученым и была впервые прислана тибетскими учителями специально для закладки в ступу на Байкале. Все тексты перед закладкой были просканированы, постепенно будут переводиться учеными на европейские языки и станут доступными для изучения. Вместе с оригиналами буддийских текстов в ступу вложены для потомков также их электронные версии на СD-дисках. Кроме старинных манускриптов, в нее вошло в общей сложности 2,5 т разнообразных мантр, а также священные буддийские реликвии и субстанции. Среди них находятся священные субстанции Будды Шакьямуни (частицы волос и крови), присланные от пяти тибетских и непальских учителей; мощи 40 боннских тентронов, частицы их одежды и волос; различные минералы, раковины из океанов; святые земли Иерусалима, Иордании, Египта, Мексики, а также из различных христианских мест севера России и Подмосковья; вода из всех океанов, ржавые корпуса авиационных бомб времен Первой и Второй мировых войн, пшено, зерно, гречка, колющие орудия: вилы, коса, кайло, щипцы, топор, пила, сабля, а также центральное вложение – бронзовая статуэтка дакини Трома Нагмо, которой посвящена эта ступа.

По Байкалу

Трома Нагмо – самая гневная из известных дакинь, представляет персонификацию особых интеллектуальных энергий, присутствует и действует в тонких измерениях трехмерной Вселенной. Верующие считают, что Трома Нагмо обладает милосердным характером, она может благословить, а может и наказать. Ее культ распространен на Западном Тибете вокруг священной горы Кайлас. Тибетская дакиня Трома Нагмо тождественна индусской богине Кдхари-Кали – божественной супруге Шивы, разрушительной Шакти. Богиня Кали в индусской мифологии считается покровительницей нынешней эпохи – эпохи торжества Мирового зла, именуемой Кали-югой. В тибетском учении ваджраяны дакини известны как безжалостные защитники дхармы (буддийского учения), не гнушающиеся убивать и казнить врагов учения, упиваясь их страхом, болью и кровью. Считается, что она подавляет все негативные проявления в мире. Внешний облик ее, как и всех дакинь, непосвященным кажется ужасным. Демоническое существо в женском облике с пылающими волосами танцует на трупах людей, на ее голом теле – ожерелья из человеческих костей и черепов, в руках – чаша с кровью младенцев. Только подлинно посвященный может объяснить символику изображений, чтобы черная и угрожающая дакиня при ближайшем рассмотрении засияла всеми цветами радуги: трупы символизируют разные виды чувственной и умственной деятельности, танец на трупе – победу над эгоцентричными устремлениями, огненный нимб вокруг головы – огонь мудрости, пожирающий неведение и карму, и т. д. Для правильного восприятия образа необходимо глубокое овладение тантрийской терминологией и буддийскими понятиями, публичное обсуждение которых по традиции не приветствуется, а тайный эзотерический смысл передается только в процессе обучения от учителя ученику в устной форме. Тайные учения не подлежат разглашению в силу их особого эзотерического характера и опасности превратного толкования. Символы иконографии поэтому понятны только практикам тантры. Считается, что дакини способны оказывать помощь сторонникам буддизма, они могут даже посвящать человека в глубочайшие тайны дхармы, но в то же время яростно выступают против всего, что связано с продлением существования сансары. По академическому определению, дакини (санскр. dakini – «женщина-демон»; происходит, возможно, от санскритского корня di – «летать») в тибетском буддизме и индусской мифологии – жестокие и свирепые (обитающие на кладбищах и питающиеся человеческим мясом) демонические существа женского пола, составляющие свиту богини Кали.

Джузеппе Туччи, известный итальянский буддолог, пишет: «Многие тибетские концепции и учения относятся к внутреннему, мистическому опыту, и передавать их в рациональных концепциях и выражениях крайне проблематично. Образы ламаистского пантеона необычны, зооморфны, устрашающи и фантастичны по внешнему виду, с многими головами и руками, с разнообразными атрибутами и оружием в них, украшены ожерельями и диадемами из человеческих черепов, они стоят на трупах и попирают их ногами. Учителя ваджраяны «читают» эту иконографию, абсурдную и шокирующую на первый взгляд, как символическую шифрограмму, за которой скрыто содержание тантрийских практик».

Буддисты верят, что обход святых мест (священных горных вершин, буддийских храмов и ступ) сулит накопление благих заслуг; чем большее количество раз совершается обход, тем больше вероятность, что загаданное благое пожелание при обходе святого места будет услышано богами и обязательно сбудется в этой жизни. Наиболее ревностные верующие стремятся обойти святыни 108 раз, что, как считается, гарантирует освобождение и очищение.

Какие основные правила надо соблюдать при посещении пунджи ступы? Можно ли приносить с собой спиртное, брызгать им, как на шаманском обо, оставлять и разбивать пустые бутылки у подножия ступы? Приносить жертвы бараном? Перекладывать камни?

На эти вопросы ламы обычно отвечают: «Совершенно однозначно – никаких жертвоприношений, это абсолютно исключено, запрещено. Также не принято на этой ступе совершать подношение алкоголем и сигаретами. Это не принято. Главное – любое действие, вредит это кому-либо или нет. Если просто сложили камни в тур, в этом ничего плохого нет, если рядом бить бутылки, мусорить, складывать дерн, разрушая растительный покров, пользы это им не принесет, это принесет им вред, и этот вред может проявиться. Самое главное – около ступы сохранять чистые мотивации и чистые мысли, вот это самое трудное и самое важное. Если человек сохранит хорошие мысли, то ему в голову не придет мусорить, если у него мысли неправильные – жалко такого человека, он вредит сам себе, не надо мусорить в любых местах, но просто около ступы любые действия приобретают силу в тысячу крат больше. Не очень важно, во что верите, но очень важно, чтобы вы сохранили добрые мысли, если есть благие мысли на благо всех, эти мысли обязательно принесут благие результаты, если не в этой жизни, то в следующей».

Дж. Туччи также отмечает: «Из множества действий человека два особенно раздражают божеств: это перенос или перемещение камней – раздражает сабдаков, владык местности, и копание в земле – раздражает нагов, управляющих подземным царством. Представляя собой прямое вторжение в сферу сил подземного мира, эти действия опасны для тех, кто их проводит».

МАЛЫЙ ХУЖИР

Перед поселком Хужиром, слева от дороги, находится Малый Хужир, который обычно большинство проезжают без остановки. А заехать сюда любознательным туристам стоит – это единственное место на острове, где можно погрузиться в мир бурятской старины и фольклора. В бурятской деревне уроженец этих мест Алексей Огдонов создал усадьбу-музей «Алтэн-морин». Изюминкой ее является родовой фольклорный ансамбль из 7 человек, самому старшему из которых 84 года, а самой юной участнице – 6 лет. Правда, чтобы увидеть эту фольклорную программу, надо договариваться заранее, желающих летом много, а этнографическое представление требует долгой подготовки. Все участники наряжаются в национальные костюмы, бабушка с табакеркой прядет пряжу, а хозяин может заранее приготовить целого барана. В юрте-музее можно увидеть оригинальный шаманский онгон, кованые сундуки и старинные предметы быта, собранные со всего Ольхона. Здесь же можно нанять лошадей, остановиться на ночлег в войлочных или бревенчатых юртах.

31. МЫС БУРХАН (СКАЛА-ШАМАНКА)

Рядом с Хужиром находится Скала-Шаманка, или еще ее называют Бурхан-мыс, одна из 9 святынь Азии, ставшая своего рода визитной карточкой озера, одним из самых знаменитых ключевых образов Байкала: без ее изображения не обходится ни один фильм или фотоальбом о Байкале. Наиболее почитаемым святым местом на озере была пещера в скале мыса, которой приносили жертвы и давали обеты со времени появления первых шаманов. Первые исследователи Байкала в XVIII–XIX вв. отмечали, что пещера эта вызывает «особенно суеверный ужас всех прибайкальских бурят, обычай приносить жертвы и давать обеты произошел от этой скалы. Нигде буряты не приносили в таком изобилии жертвы, как у беломраморной Скалы-Шаманки. От этих обычаев сохранилось множество интересных преданий». Пещера мыса считалась местопребыванием эжина – хозяина Ольхона и свято почиталась местным населением. Никто не имел права приближаться к местожительству духа-хозяина Ольхона.

По Байкалу

Поселок Хужир у мыса Бурхан

Двухвершинная скала сложена кристаллическим известняком-мрамором, покрытым яркими лишайниками красного цвета. В ближайшей к берегу скале есть сквозная пещера, особо почитаемая хоринскими и баргузинскими бурятами. Раньше в ней проходили шаманские обряды, а позже, после ламаизации бурят, в ней находился алтарь Будды. У подножия скалы сохранились загадочный наскальный рисунок и надпись на санскрите.

Название Скала-Шаманка изменилось, когда среди бурят начал распространяться буддизм. Ее стали называть Бурхан-мыс – «Бог», «Будда». По рассказам старожилов, в первом десятилетии ХХ в. для молебствия около скалы, обычно зимой, приезжали сотни лам из дацанов Забайкалья. Монахи верили, что в пещере мыса живет монгольский бог, переселившийся из Монголии в незапамятные времена, ища спасения, поэтому ламы из всех 34 действующих в Бурятии дацанов обязательно приезжали сюда молиться.

В древних преданиях рассказывается о 13 северных нойонах – сыновьях божественных тэнгриев, которые спустились с неба вершить суд над людьми и выбрали различные места проживания. Старший и самый сильный из них Хан Хутэ-баабай (Хан Хото-бабай) избрал местом обитания пещеру на Шаманском мысе острова Ольхон. По словам ольхонских стариков, Хан Хутэ-баабай имеет три призрачных дворца: один – на небесах, второй – на земле, это мыс Бурхан, третий – в подземном мире. Одна из легенд гласит: «Хан Хутэ-баабай, сделавшись царем всех шаманов, избрал постоянным местом пребывания остров Ольхон. Он стал хозяином острова, а также защитником и покровителем всей шаманской религии северного толка». Почитание его было так велико, что, даже следуя по особо важным делам, ни один из местных жителей не решался проскакать верхом на коне мимо мыса с пещерой. Копыта коней обвязывались сверху кожей, чтобы не цокали и не тревожили покой Великого Духа. Путники спешивались и проводили коня следом на поводу. Известный российский ученый В.А. Обручев, исследовавший Байкал, писал по этому поводу:

«...но всего замечательнее суеверный страх, который ольхонские буряты питают к пещере. Мимо Шаманской скалы нельзя проезжать на колесах, а только верхом или в санях, почему в летнее время сообщение между западной и восточной частями Ольхона производится только верхом, да и то в редких случаях, так как буряты вообще неохотно ездят мимо пещеры; кроме того, в том случае, если в одном из родов есть покойник, членам этого рода, т. е. целой половине острова, запрещалось проезжать мимо пещеры в течение известного времени; по этой причине мой проводник – бурят из Долон-аргуна довел меня до Хужира и вернулся назад, я же проезжал с другим крещеным бурятом мимо пещеры до улуса Харанцы и здесь взял другого проводника; на обратном пути было то же самое».

Священная Шаманская скала со сквозной пещерой, куда имел право доступа только шаман, долгое время оставалась запретной, приближаться к ней и проходить сквозь нее никому не разрешалось. Сквозная пещера (N53°12,224 E107°20,325, вход расположен на высоте 481 м над уровнем моря) имеет длину около 12 м, ширину – от 3 до 4,5 м, высоту – от 1 до 6 м. Наиболее удобен вход в нее с западной стороны, где имеется площадка перед пещерой. Раньше в ней был боковой коридор, ныне это ответвление завалено обрушившимися камнями. В старину в Шаманской пещере находилась ламаистская молельня, в которой были расставлены разнообразные медные, бронзовые и серебряные фигурки буддийских божеств, курительные свечи и различные жертвенные принадлежности. По свидетельству посетителей 1902 г., в пещере находились подвешенные буддийские иконы на полотне, медные чашечки и курительные свечи. На камнях кругом нее лежали медные монеты и куски синей ткани с надписями благопожеланий. У входа в пещеру на скалах были нарисованы белой краской изображения буддийских божеств, не сохранившиеся до наших дней. В течение продолжительного времени здесь совершались жертвоприношения духам, мыс был главным местом паломничества верующих бурят всего Прибайкалья. Рядом с ним в священной роще сжигали и хоронили шаманов. В местном краеведческом музее находятся шаманские предметы, собранные на пепелищах в этой роще. В 1952 г. археолог П.П. Хороших нашел в пещере на сланцевом отщепе изображение женщины-шаманки. Археологический материал представлен обломками металлического сосуда типа буддийской «габалы», железной пряжкой, керамической плиткой со штампованным рисунком, обломками древков стрел.

Женщинам запрещалось приближаться к мысу, и они обходили это место за 2 версты. Запрет для них проходить сквозь пещеру, по одной версии, связан с убеждением древних людей, что присутствие «нечистых и греховных» женщин могло осквернить чистоту священного места. По другой версии, этим запретом оберегали женщин, так как считалось, что посещение пещеры может осложнить роды – и потомства не будет. В современной трактовке о сакральных местах такой запрет может быть объяснен тем, что территории, где в течение длительного времени веруют и поклоняются, приобретают мощную энергетику, способную воздействовать на человека. Нельзя осквернять священное место каким-нибудь нехорошим помыслом или делом, нельзя появляться здесь в пьяном виде и вести громкий разговор. Особенно запрет на посещение его касается детей. По убеждению шаманистов, если ребенок от рождения чувствителен и не подготовлен к встрече с духами, скопление большой эмоциональной энергетики и огромное количество духов «призрачного дворца» могут вызвать непредсказуемые последствия. Посещая священное место, надо обязательно помнить, что заклятие древних шаманов всегда было действенным. Нельзя осквернять скалы надписями и битьем бутылок, плохими словами и мыслями.

На Шаманском мысе ольхонские буряты давали клятвы, чтобы снять ложное обвинение или отстоять свою честь, и обещания об исполнении долга. Сюда приезжали бездетные из разных регионов с просьбой о даровании детей. Как известно по одному из вариантов, Хан Хутэ-баабай усыновил трех беркутов, которые впоследствии передали шаманский дар людям. От сожительства этих трех орлов с бурятскими женщинами пошел род ольхонских шаманов шабууни ноед.

По Байкалу

Поселок Хужир, мыс Бурхан

С западной стороны на поверхности скального мыса Бурхан имеется природный выход коричневой породы, который на фоне беломраморной скалы выглядит рисунком дракона. Всего удобнее рассмотреть это природное явление зимой со льда озера.

ПОСЕЛОК ХУЖИР

Поселок Хужир – главный населенный пункт Ольхона. Население острова не превышает 1500 человек, большая часть проживает в единственном крупном поселке на острове – Хужире (1270 человек). Здесь расположены самый крупный на Байкале рыбозавод и совхоз «Ольхонский». Основное население – буряты. Главными видами деятельности являются рыбная ловля и овцеводство. В последние годы к ним прибавился туристический бизнес. В поселке насчитывается около 30 турбаз, кроме них можно найти комнаты, которые сдаются в усадьбах местных жителей.

По Байкалу

В июле—августе, в пик туристического сезона, на острове бывает около

20 тыс. туристов, достаточно заметить, что только на мыс Хобой ежедневно в этот период отправляется от 8 микроавтобусов, то есть около сотни туристов. Одним из первых в поселке приемом туристов стал заниматься Никита Бенчаров, усадьба которого остается популярной среди приезжающих.

«ОСТРОВ ОЛЬХОН», пос. Хужир, Кирпичная, 8. В усадьбе Никиты Бенчарова, которого хорошо знают все жители поселка, могут разместиться на ночлег до 40 чел. Номера теплые, в домах есть биотуалеты и умывальники. Если не хватит мест, хозяин поможет с размещением у соседей, в частных усадьбах. У Бенчарова всегда гарантировано вкусное горячее питание, традиционные блюда из байкальских рыб, ароматная домашняя выпечка. Гостеприимный хозяин – Никита Бенчаров, чемпион России по настольному теннису 1986 г., не оставляет своего увлечения и сегодня. На территории усадьбы построен спортивный зал, где установлены столы для тенниса. Эта туристическая база успешно работает уже не первый год. Практически все иностранцы останавливаются у Никиты, поэтому даже зимой здесь можно встретить туристов из разных стран. За прошедшее время база заметно преобразилась. На территории усадьбы появились резные терема в традиционно русском стиле из круглых бревен, с любовью украшенные таежными кореньями, дорожки из природного камня с декоративным плетнем и новое теплое кафе. Творчески оформленные в деревенском стиле интерьеры и площадки для отдыха делают базу одной из самых востребованных в Хужире.

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ. В краеведческом музее пос. Хужира собрана разнообразная коллекция старинных предметов, отражающих быт и культуру островитян. Здесь можно увидеть найденные на острове нагрудные знаки монгольских воинов. Основан музей учителем географии Н.М. Ревякиным. Хранительница – его дочь Капитолина Николаевна – проживает рядом, по ул. Первомайской, 21. Она всегда откроет музей для осмотра экспозиции.

ИНФОРМАЦИОННО-ЭКСКУРСИОННЫЙ ЦЕНТР «ХУЖИР», ул. Байкальская, 29. Бронирование билетов, отправка микроавтобусов в Иркутск, продажа сувениров, путеводителей.

32. ПЕСЧАНЫЙ ПЛЯЖ САРАЙСКОГО ЗАЛИВА

От Хужира на север острова проходит улучшенная гравийная дорога только до Харанцов, где находится в запустении аэродром, принимавший раньше регулярные рейсы из Иркутска на Ан-2. Отсюда дальше начинается лесная дорога, проехать по которой по сырой земле после обильного дождя местами сложно даже на «УАЗе». Это надо учитывать автомобилистам, впервые проезжающим к Хобою, особенно на легковых машинах с лысой резиной. Выбраться назад самостоятельно, если пройдет ливень, по размокшему чернозему, наклонному крутому склону и глубокой колее они вряд ли смогут, поэтому, если начинает накрапывать дождь, лучше, не задерживаясь, выезжать обратно на гравийную дорогу в Харанцы.

По Байкалу

Севернее Бурхан-мыса находится великолепный песчаный пляж Сарайского залива, который протянулся на 3 км. Это излюбленное место отдыхающих из туристических баз пос. Хужира. Валы из песка скрывают уютные поляны в глубине берега, окруженные сосновым лесом. Песчаная местность тянется примерно на километр в глубь берега. Чтобы попасть на пляж, надо сразу после выезда из поселка повернуть к берегу (1,5 км).

Улучшенная гравийная дорога от пос. Хужира до пос. Харанцы проходит далеко от берега. В первых числах июня вдоль нее обильно цветет багульник, украшая подлесок ярким фиолетовым цветом. В пос. Харанцы находится аэродром для малой авиации и деревянное здание аэропорта, в котором при необходимости можно переночевать в гостевой комнате. На берегу Байкала, ниже аэродрома, летом устанавливаются два туристических юрт-кемпинга.

За пос. Харанцы гравийная дорога кончается. Первым препятствием для автомобиля становится ручей. Летом его легко проехать, но в конце октября намерзает лед, образуются острые ледяные кромки, и преодолеть ручей легковой машине трудно. Во время дождей черноземные участки за пос. Харанцы непроходимы даже для «Нивы». Липкая грязь забивается под крылья, и колеса буксуют на месте. Но дорога быстро высыхает. Вторым естественным препятствием являются пески в урочище Песчаном, особенно глубокая колея на дороге при подъеме в гору. После песков предстоит преодолеть еще один трудный участок с глубокими ямами и обнаженными корневищами. Держаться необходимо дороги, которая расположена выше, идущие по лесу ниже для легковых машин непроходимы.

В начале ХХ в. вблизи пос. Харанцы, справа от дороги, был построен дацан. В 1923 г. в нем постоянно находились пять лам, часто приезжали ламы из Хоринского дацана. В 1930 г. они были арестованы, и дацан прекратил свою деятельность.

33. ПЕСЧАНЫЙ ПЛЯЖ ЗАЛИВА УЛУН-ХУШИНСКОГО

Залив имеет 1,5-километровый песчаный пляж, летом здесь отдыхает много туристов. На песках обильно цветет чабрец. К берегу залива только в северной части подходит редкий лиственный лес, вся центральная и южная части побережья представляют собой открытое степное пространство, малопривлекательное для устройства туристской стоянки. С северной стороны в редком лиственном лесу каждое лето устраивается детский спортивный лагерь. Дорога к заливу начинается от пос. Халгая.

34. УРОЧИЩЕ ПЕСЧАНОЕ

Урочище Песчаное расположено в 20 км севернее пос. Хужира в заливе Нюрганская губа и известно своими живописными песчаными дюнами. Постоянные ветры, дующие с моря, переносят песок с берега и образуют песчаные отложения, которые в виде высоких холмов, гряд, дюн занимают площадь около 3 км2. Это самые крупные по площади песчаные отложения не только на острове Ольхон, но и на всем западном побережье Байкала. В 1950 г. на берегу построили рыбацкий поселок из 20 домов. К 1970 г. его почти засыпало песком, и жители вынуждены были покинуть его.

На песчаных дюнах растет редкое растение, не встречающееся больше нигде в мире, – астрагал ольхонский, многолетник из семейства бобовых. Цветет в июле. Размножение семенное, бобы достигают не более 1 см в длину.

Хорошие места для отдыха можно найти на побережье, не доезжая поселка, если повернуть к берегу сразу после спуска к песчаному урочищу. Интересна прогулка в глубь песчаных холмов. Особенно живописны пески поздней осенью в сочетании желтой хвои лиственниц с темно-синей водой Байкала. На кромке леса, там, где пески обрываются, можно встретить ходульные деревья, поднявшиеся на 30–40 см на своих корнях. Их высота значительно меньше, чем у знаменитых деревьев в бухте Песчаной. Царское правительство России вынашивало планы строительства в этом месте каторжной тюрьмы и отселения в связи с этим бурятского населения с острова. В 1913 г. здесь даже работала комиссия по выбору места под строительство. Из-за начавшейся вскоре в стране революционной смуты тюрьма так и не была построена.

35. МЫС САГАН-ХУШУН

Саган-Хушун – «белый мыс» – чрезвычайно живописный скалистый мыс (N55°23,558 E107°43,710) протяженностью около 1 км, сложен из мрамора светлых тонов, густо покрытого буровато-красными пятнами лишайника. Находится он в 4 км от северной оконечности острова – мыса Хобой. Совсем недавно это было уединенное место, сейчас к мысу проложены дороги и регулярно приезжают экскурсанты. При подходе на катере издалека мыс представляется однородным скальным обрывом. Лишь вблизи скалы как бы расступаются, открывая взору замкнутую отвесными мраморными стенами маленькую бухту. При полном штиле здесь получается высадиться с катера класса «Ярославец» по носовому трапу прямо на берег. По тропе можно подняться на плато острова – это одно из редких мест в северной части, где имеется спуск к воде. Выше средней скалы есть небольшая пещера, ориентированная входом на запад. Карстовая пещера длиной 9 м, шириной 6 м и высотой 2,5 м, вероятно, раньше имела продолжение. Сейчас проход закрыт большим треугольным камнем, но о наличии продолжения свидетельствует тяга в карстовых отверстиях в своде. Судя по находкам обломков керамики в песчаных отложениях на полу пещеры, она служила временным убежищем для древних людей Прибайкалья.

По Байкалу

Беломраморные скалы мыса Саган-Хушун с пятнами буро-красного лишайника

На уровне прибоя в скалах Саган-Хушуна имеются многочисленные гроты. Самый большой из них расположен под скалой Средний Брат, рядом с небольшой бухтой, куда можно войти на катере. Его размеры достаточны, чтобы заплыть внутрь на лодке. Длина составляет 8 м, ширина – 4 м и максимальная высота – 3 м. Особенно эффектен грот в ледяном убранстве зимой. Другой глубокий волноприбойный грот находится восточнее скалы Меньший Брат и ориентирован входом на север. Его можно осмотреть только зимой: заползти по льду в узкий 14-метровый ход.

Мыс Саган-Хушун внесен в список памятников природы Байкала. Это место выделяется среди монотонного побережья эффектными скалами пирамидальной формы, известными у местного населения под названием Три Брата. Красивы они в лучах заходящего солнца. Особую мистическую красоту этого места так описывает писатель В. Распутин: «С этой скалы трудно смотреть на Байкал – так переполнен он силой, мощью, небом и водой, так великограден он по сторонам, где протягиваются горы, и великоположен могущественным и таинственным путем посредине. При виде этой картины приходят в смятение чувства и жалкует ум. Тут и выбирал я место для покойствующего Чингисхана. Сюда бы приводил я грешников всякого рода, чтобы видели они, против какого мира идут войной; здесь находить слабым душам утешение, больным выздоровление, чрезмерно здоровым гордыней и самомнением – усекновение».

С северной стороны скального мыса имеется небольшая бухта с пляжем, удобная для ночевки на катере. Рядом находится небольшой волноприбойный грот (N53°23,611 E107°43,956) горизонтального типа с широким трубчатым проходом длиной более 6 м с выходом примерно на высоте 1 м над уровнем воды и 4-метровым ответвлением в глубь скалы. Выше в скалах есть еще два входных отверстия, хорошо просматриваемых с галечного пляжа.

36. МЫС ХОБОЙ

Хобой (в переводе с бурятского «хобой» – «клык, коренной зуб») – самый северный мыс на острове Ольхон. Эффектная столбовидная скала, напоминающая внешне острый клык, со стороны моря имеет ярко выраженное сходство с профилем женской головы с бюстом, как на древних греческих галерах. Местное название скалы – Дева. Существует бурятская легенда, согласно которой это окаменевшая бурятка, просившая у тэнгриев из зависти к мужу такой же дворец, как и пожалованный ему. Тэнгрии со словами: «Покуда на земле будет зло и зависть, будешь камнем» – превратили ее в скалу. Место примечательно многоголосым эхом, которое отражается от монолитной скалы. Встречаются здесь редкие и реликтовые травы, однако безжалостное уничтожение туристами привело к практически полному их исчезновению. Зимой со льда можно осмотреть гроты, сказочно украшенные наплесковым льдом и прозрачными сосульками. Находятся они на уровне уреза воды, их входы ориентированы на север. Для посещения самого длинного (19 м) нужен фонарик. В скалах на уровне воды на мысе имеются гроты длиной до 22 метров, осмотреть их можно только зимой со льда.

По Байкалу

Мыс Хобой – северная оконечность острова

Из-за большого количества посетителей и неправильного поведения туристов уникальной экосистеме мыса наносится непоправимый ущерб. Категорически нельзя выдирать камни из дерна и повреждать растительный покров, нельзя дерн с реликтовыми растениями складывать в каменные туры. По шаманской традиции – нельзя передвигать камни, тем более вырывать дерн с весьма сомнительными целями оставить след своего пребывания в этом святом месте. Любые действия в святых местах приобретают силу в тысячу крат больше: благие и чистые мотивации приносят благо человеку, дурные поступки наносят вред человеческой карме. Нельзя на мысе Хобой передвигать камни и складывать из них каменные туры.

По Байкалу

Скала Дева на мысе Хобой

Автомобильная дорога заканчивается в 500 м от мыса. Последние сотни метров она идет по крутому косогору с углубленной колеей, поэтому машину лучше оставить наверху, а самим пройтись пешком. Пешеходная экскурсия дает наглядное представление о происхождении острова. С мыса Хобой отчетливо видна перекошенная тектоническая глыба острова, отвесно обрывающаяся на восток 100—200-метровыми скалами и полого спускающаяся на запад в сторону Малого Моря. На травянистых склонах в большом количестве произрастает чабрец (богородская трава), хорошо известное лечебное растение. Цветет он с июня по август.

Мыс Хобой находится вблизи самого широкого места Байкала (79,5 км), и только в хорошую погоду с него можно разглядеть восточный берег, гористый контур полуострова Святой Нос. Отсюда очень удобно наблюдать восход солнца. Солнечный диск появляется из-за полуострова Святой Нос, и при прозрачной атмосфере это зрелище со стелющимися над водной поверхностью клочьями тумана очень живописно. На вершине восточного берега острова, вблизи мыса Хобой, есть рядом два грота (N53°24,30 E107°47,11), ориентированных выходами точно на восход солнца. Ровные сухие площадки гротов, засыпанные песком, удобны для ночлега, и восход можно наблюдать, не выбираясь из спальника. На западной стороне оконечности острова находится наклонная площадка, где весной совершаются общеольхонские шаманские тайлаганы. Отсюда виден скальный клык мыса Хобой, и на этой площадке установлены деревянные сэргэ – столбы для коновязи. Севернее, непосредственно у скалы Хобой, можно сфотографировать сквозную арку с видом на западное побережье острова.

Рядом с Хобоем усилиями местных экскурсоводов-водителей[18] возникла новая достопримечательность – скала Любви (мыс Шунтэ-Левый), при определенной фантазии напоминающая раздвинутые и согнутые в коленях ноги женщины. К ней тоже теперь есть автомобильный проезд. Обычно при ее посещении гиды рассказывают сочиненную ими же байку: «Если у бурят не получалось зачать ребенка, они приезжали на эту скалу, и у них все получалось. И сейчас это живет, если у кого не получается, можно сюда приезжать и пробовать». Понятно, что после такой присказки туристы с удовольствием бегут на скалу испытать волшебную магию этого места.

Напротив летника Хобой есть крутой спуск на галечный пляж восточного берега острова. В хорошую погоду здесь можно останавливаться ночевать на катере. Глубина дна позволяет вплотную подойти к галечному пляжу и закрепить для ночной стоянки судно на растяжки. Утром здесь великолепная рыбалка. По тропе можно подняться на плато острова и за 2–4 ч совершить пешеходную экскурсию на мыс Хобой.

Возвращаться интереснее по восточному обрывистому краю острова: проехать 5–6 км по дороге, идущей в 10–30 м от края скального обрыва высотой 100–150 м, а затем опять выехать на основную. Не следует съезжать с дороги – степная растительность легкоранима, и след колес остается на ней надолго.

На восточном берегу острова есть живописная скала (N53°22,630 E107°46,755), около которой можно сфотографироваться.

37. МЕСТНОСТЬ УЗУРЫ

Не все знают, что не обязательно стремиться вернуться на ночлег в Хужир, переночевать можно в кружевном гостевом доме на метеостанции в Узурах, что позволит встретить рассвет на восточном берегу острова. Это первая от мыса Хобой пологая падь, выходящая на восточный берег Ольхона, где автомобильная дорога спускается к воде. Метеостанция в Узурах относится к числу старейших на Байкале. Она работает с 1953 г. Совместно с метеостанциями, расположенными на Большом Ушканьем острове, в Давше, на мысе Солнечном и в Томпе, она ведет мониторинг состояния погоды на Байкале. С 1998 г. на метеостанции работает семья Усовых. В 2007 г. они построили гостевой дом с русской печкой и могут принимать небольшие группы туристов. Наличие теплого ночлега для рыбаков зимой особенно ценно для этих мест. Ближайшие места ночлега – на Ушканьем острове и в Хужире. Зимой интересно приехать в Узуры по острову и прогуляться вдоль отвесных скал по льду в сторону Хобоя. При замерзании озера на скалах образуются многометровый красивый наплесковый лед и многочисленные ледяные украшения в виде сосулек и сталагмитов. Летом можно подняться на гору Раба, откуда открывается величественная круговая панорама Байкала, северной оконечности острова Ольхон и Малого Моря. Подниматься лучше сначала по тропе вдоль берега, а потом по скальному гребню. Когда он становится узким, надо обойти его с левой стороны по травянистому склону. Спускаться лучше через лес прямо к пади Узуры или к тропе на байкальском берегу. Пешеходная экскурсия занимает 2 ч.

По Байкалу

Восточный берег Ольхона, местность Узуры

С левой стороны долины в мраморах есть небольшая пещера (5?1,5?2) и двухметровая изящная скалистая арка. К пещере ведет тропа, и ее вход виден с окраины поселка. В этой пещере были найдены нефритовые рыбки, свидетельствующие о проживании здесь рыбаков в древности. Археологическое обследование впервые осуществлено Н.М. Ревякиным в 1953 г. Дальнейшее изучение пещеры проведено в 1956 г. П.П. Хороших. Археологический материал составляют каменный наконечник стрелы, игла из кости, фрагменты керамики, остатки фауны и кострище. Н.М. Ревякиным было зафиксировано погребение человека. В сланцево-мраморных скалах геологами найден минерал – изумрудно-зеленый турмалин.

38. ГОРА ЖИМА

По Байкалу

На расстоянии одного дня пути от Узур находится священная гора Ижимей (1276 м). Это самая высокая точка острова. Гора считается священной у местного населения. Название местности Ижимей происходит от слова «эжин» – «хозяин местности». Древние шаманские мифы повествуют о божестве грома Угэтэ-нойоне, сыне Божественного Неба, пожелавшем обосноваться здесь, рядом со знаменитым ольхонским шаманом Нагре-бо, но затем он уступил свой дворец на г. Жима шаманской чете, а сам перебрался ближе к озеру. По преданию, священная гора Жима была обиталищем духов и божеств. По легенде, записанной бурятским ученым М.Н. Хангаловым, она являлась главным шаманским святилищем острова, на ней в старину жил царь всех шаманов – Божественный Орел, сотворивший множество ольхонских белоголовых орлов. На вершине горы раньше находились деревянная избушка и шалаш из сосновой коры, построенные, как считается, ольхонскими шаманами. Ольхонский краевед Н.М. Ревякин, в 1950-е гг. посетивший вершину Ижимея, свидетельствует о нахождении там строения в виде чума, крытого лиственничной корой, и небольшой деревянной избушки, в которой находился столик-алтарь со следами обильных жертвоприношений. Духа горы представляют в образе древнего старика с бородой. Неоднократно местные жители рассказывали, как старец с длинной белой бородой помогал заблудившимся в лесу на склонах мыса Ижимей детям выйти к жилью. Вера в его существование настолько велика, что эти рассказы можно услышать по сей день.

По Байкалу

Существует несколько вариантов легенд, связанных с обитанием на этой вершине хозяина острова. Согласно одной из них, после поединка между небожителями за право обладания островом победитель удалился на священную гору мыса Ижимей, чтобы рассмотреть свои новые владения. С вершины ему открылась величественная панорама: со всех сторон просматривалась синяя гладь озера с горами на горизонте, а вокруг горы простиралась густая зеленая тайга. На время отсутствия для охраны своих владений небожитель оставил в пещере слугу в виде медведя с белой полоской на шее, который, как считается, до сих пор живет там и наказывает незваных гостей за вторжение в свои владения. Система запретов, табу, на посещение этой горы всеми, кроме шаманов, известна с древних времен. В сознании шаманистов эта гора является священной, здесь посредством ритуала осуществляется связь с миром духов.

В конце XIX в. исследователь Байкала И.Д. Черский записал со слов местных жителей: «На острове самая высокая гора Ижимей. По поверью ольхонских бурят, на ней находится громадный бессменный медведь в цепях. На эту гору буряты не осмеливаются заходить».

На западном склоне растет реликтовый ельник. Площадь его 340 га. Плотность ельника настолько велика, что другие породы здесь не растут. Пешеходная экскурсия на гору утомительна и требует целого дня. Идти приходится без тропы по густому лесу. Источников воды нет, поэтому ее необходимо нести с собой.

Между мысами Ижимей и Хара-Хушун, в 10 км к северо-востоку от берега, зафиксирована наибольшая глубина Байкала – 1637 м (в 5,5 мили к северо-востоку от мыса Ижимей). В этом месте крутизна подводного склона вдоль восточного побережья острова Ольхон между мысами Ижимей и Ухан достигает 30–40°.


ОСТРОВ ОЛЬХОН | По Байкалу | СЕВЕРНЫЙ БАЙКАЛ