home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3. БОЛЬШАЯ РЕЧНАЯ ВОЙНА. 1920 г

Особую роль в кампании 1920 г. играли речные флотилии. Это объясняется, с одной стороны, географическими особенностями театра военных действий, а с другой — маневренным характером войны. Поэтому автор решил выделить действия речных флотилий в отдельную главу.

В кампании 1920 г. активно участвовали две советские речные военные флотилии — Западнодвинская и Днепровская.

Главной базой Западнодвинской флотилии был Витебск. К 25 марта 1920 г. в состав флотилии входили:

1. Четыре канонерские лодки, представлявшие собой переоборудованные заднеколесные пароходы:

1) канонерка «Борец» была построена в 1897 г. в Риге. Длина — 30,2 м, ширина — 5,5 м, осадка — 0,71 м. Машина мощностью 136 л. с. позволяла развивать скорость до 6 узлов. Вооружение: две 47-мм пушки и два пулемета;

2) канонерка «Велисса» построена в 1899 г. в Риге. Длина — 24,4 м, ширина — 4,6 м, осадка — 1,02 м, машина мощностью 50 л. с, скорость хода — 6 узлов. Вооружение: две 37-мм пушки и два пулемета;

3) канонерка «Двинск» построена в 1894 г. в Риге. Длина — 24,5 м, ширина — 4,72 м, осадка — 0,6 м, машина мощностью 54 л. с, скорость хода — 6 узлов. Вооружение: две 37-мм пушки и два пулемета;

4) канонерка «Торопа» построена в 1892 г. в Риге Длина — 24 м, ширина — 4,8 м, осадка — 0,6 м, машина мощностью 64 л. с, скорость хода — 6 узлов. Вооружение: две 47-мм пушки и два пулемета.

На вооружении канонерок были 47-мм морские пушки Гочкиса и 37-мм автоматические зенитные пушки Максима, изготовленные в 1918 г. на Обуховском сталелитейном заводе.

2. Две плавбатареи (№ 5, 6), представлявшие собой переоборудованные несамоходные баржи, вооруженные каждая одной 76-мм пушкой образца 1902 г. и двумя пулеметами.

3. Сторожевое судно «Шестой» — переоборудованный пароход длиной 17,7 м, шириной 2,74 м, с осадкой 0,67 м. «Шестой» имел машину мощностью 35 л. с, позволявшую развивать скорость до 6 узлов. На вооружении имелся один 37-мм автомат Максима.

Кроме того, в состав флотилии входили: четыре моторных катера (№ 1, 2, «Буффало» и «Детка»), каждый из которых был вооружен одним пулеметом; два вспомогательных парохода; два винтовых буксира.

Позже состав флотилии пополнился четырьмя бронекатерами («Пантера», «Рысь», «Ягуар» и «Кугуар»), захваченными на Каме у колчаковцев. Их водоизмещение составляло 15 т; размеры: длина 14,6 м, ширина 2,4 м, осадка 0,6 м; бензиновый мотор мощностью 72 л. с. и позволял развивать скорость 12 узлов. Вооружены бронекатера были одной 47-мм пушкой и одним пулеметом. В строй катера вступили 13 июня 1920 г.

Флотилия имела и десантный отряд численностью 250 человек при двух 76-мм горных пушках образца 1909 г. и двух 37-мм автоматических пушках Маклена на колесных лафетах.

19 апреля 1920 г. в состав флотилии вошел 26-й воздухоплавательный отряд.

Вскрытие Западной Двины в 1920 г. произошло очень рано. 25 марта, то есть на две недели раньше, чем обычно, прошла основная масса льда. Сразу же после схода льда суда флотилии поднялись выше Витебска и начали операции против бандитов. Терроризируя местное население, бандиты срывали сплав срубленного и заготовленного леса, подсекали вязки находящихся уже на плаву плотов, пускали все это вниз по течению, угрожая разрушить обрушившейся на мосты массой устои и береговые сооружения. Чтобы спасти мосты и не допустить срыва заготовки топлива, командование Западнодвинской флотилии приняло решительные меры к уничтожению бандитов огнем корабельных орудий и действиями десантного отряда на берегу.

30 апреля командующий XV армией телеграфировал командующему флотилией о нападении поляков. Флотилия вместе с десантным отрядом прибыла в Витебск. 13–15 мая флотилия помогала инженерным частям устанавливать наплавные мосты через Двину у Полоцка и перевозила войска. Канонерская лодка «Двинск» двинулась на разведку в тыл полякам, но ниже Полоцка была обстреляна и вернулась.

19 мая флотилия оторвалась от наступавших частей Красной армии и двинулась вниз к городку Диена, расположенному в 40 верстах ниже Полоцка. При прохождении Диснинских порогов сторожевое судно «Шестой» попало в аварию. Вечером вся флотилия стала на якорь в Диене. Там были оставлены «Шестой» и несколько десантников, которые составили гарнизон города. Основные же силы флотилии двинулись дальше, не встречая сопротивления противника. Вечером 20 мая флотилия стала на якорь у деревни Матулово в 45 км ниже Диены.

Так флотилия дошла до границы с Латвией (фактически это была не граница, а линия перемирия). Латыши сосредоточили войска на правом (своем) берегу и начали переправляться на левый (советский) берег Двины. 22 мая в 10 ч 46 мин у деревни Узмены флотилия высадила десант, который вскоре попал под огонь латышской батареи, установленной у деревни Труба. Флотилия обстреляла деревню и батарею из артиллерийских орудий, батарея была подавлена, а десантный отряд занял деревню Узмены.

Через некоторое время Узмены были обстреляны латышским бронепоездом с железнодорожной станции Дрисса, огонь которого корректировался с колокольни церкви в двух верстах впереди Узмены. Затем бронепоезд обстрелял корабли флотилии. Ответным огнем корабельной артиллерии была сбита колокольня и обстрелян бронепоезд. Флотилия пошла вперед и в упор начала бить по городку Дрисса и бронепоезду, и сразу же латыши прекратили огонь.

В 18 ч 30 мин 19 мая разведчики донесли о подходе большого отряда латышских кавалеристов. Чтобы избежать окружения десантного отряда, действовавшего на правом берегу Двины, десантников перевезли на судах вверх по течению до деревни Ракусино.

28 мая флотилия перешла в оперативное подчинение командующего Северной группой войск. 29 мая флотилия поддерживала огнем наступление сухопутных войск в сторону деревни Узмены.[232]

В начале июня 1920 г. Западнодвинская флотилия вела обстрел польских войск в районе местечка Дрегучи. Согласно донесению командующего флотилией в боевые действия часто ввязывались и латыши. Присутствие советских войск в районе юго-западнее Дриссы настолько нервировало латышское командование, что оно, не считаясь ни с заключенным перемирием, ни с обязательством не перебрасывать свои войска на левый берег Двины, переправляло пехотные и конные части, которые, не ограничиваясь только охраной или обороной, вели активную разведку, завязывая с частями Красной армии серьезные бои.

В июне Двина начала мелеть. Судам флотилии приходилось пользоваться только фарватером, но местами и на нем под килем оставалось лишь полвершка воды. Суда часто чиркали днищем по песку или садились на вновь намытые перекаты, и тогда под обстрелом с берега команда, прыгая за борт, шестами помогала судну сойти, в то время как машины, работая на полный ход, течением струй размывали песок и углубляли фарватер. Это обстоятельство и боязнь перегрузки судов не только не позволяли прибегать к таким мерам защиты от ружейного и пулеметного огня, как мешки с песком или брустверы из поленьев дров, но и вынуждали даже брать ограниченный запас топлива и тратить время на частые погрузки. Тем не менее флотилия участвовала во всех боях, контролируя не только Двину, но и участок железной дороги Полоцк — Двинск.

К 12 июня район деревни Дрегучи занимала 164-я бригада, в составе которой было всего 600 красноармейцев. На рассвете 13 июня бригада была атакована 11-м уланским полком и 40-м пехотным полком поляков. Красноармейцы бросились бежать, но огонь флотилии остановил поляков, и бойцы вернулись на прежние позиции. В 8 ч утра 13 июня поляки вновь атаковали. В 8 ч 10 мин суда флотилии вышли из укрытия под крутым берегом и, подойдя на 1000 метров к противнику, открыли сильный артиллерийский и пулеметный огонь. Польская батарея завязала артиллерийскую дуэль с кораблями, но была подавлена. Сложилась забавная ситуация: на левом берегу на флотилию и стрелков 164-й бригады, прижатых к берегу, наступали польские уланы, а на правом берегу появилась латышская кавалерия с конной батареей. Однако открыть огонь латыши не рискнули.

Примерно в 10 часов утра новая польская батарея обстреляла флотилию, но та благополучно отошла под береговое укрытие вне зоны поражения огнем противника. На берегу бой к тому времени был закончен, 164-я бригада осталась на своих позициях.

14–17 июня флотилия несколько раз обстреливалась поляками и латышами и, естественно, отвечала артиллерийским огнем. Десантный отряд с полубатареей и пулеметным взводом охранял порученный ему боевой участок, ведя ежедневную перестрелку с противником. Водолазные и минно-подрывная партии взрывали камни и гряды на Диснинских порогах.

На рассвете 18 июня поляки прорвали фронт на участке 53-й стрелковой дивизии, и польская конница пошла на тылы красных на Диену. Флотилия сняла десантный отряд и с боем двинулась вверх по реке к Диене, однако польские уланы были перехвачены и флотилии не пришлось оборонять Диену.

В конце июля 1920 г. Западнодвинская флотилия оказалась в глубоком тылу советско-польского фронта. Латыши стали вести себя куда тише, даже со своего берега громко поздравляли экипажи судов с победой над поляками. Однако 11 июля катер № 1 был обстрелян пулеметным огнем в районе Дриссы.

6 августа командование Западнодвинской флотилии получило приказ из Москвы об организации средствами флотилии военно-речных сил на Висле и на всех реках западного театра. Во исполнение данных директив немедленно были сформированы штабы для каждого из речных отрядов, погружены в эшелоны техническое имущество, боевое снабжение, артиллерия (к этому времени прибыли 75 50-мм морских пушек), личный состав и часть плавсредств флотилии, а именно бронекатера «Рысь», «Пантера», «Ягуар» и «Кугуар» и два катера-разведчика для первоначального формирования отряда на одной из рек Западного фронта в зависимости от обстановки, главным же образом, конечно, на Висле, куда бронекатера могли спуститься по Западному Бугу. Эшелон направился на Минск.

14–15 августа поляки начали контрнаступление. Но командование Западного фронта не считало кампанию проигранной и заявило командованию Западнодвинской флотилии, что «поставленные флотилии задачи остаются прежними, но только откладываются на время до изменения обстановки». Чтобы эшелонам не возвращаться на Западную Двину, было решено спустить суда с платформ на реке Припять или верхнем Днепре с тем, чтобы они, обслуживая фланг армии, опирающейся на этот район, по мере предстоящего выхода наших армий снова на Вислу, продвигались по речным системам через каналы в Западный Буг, Нарев и Вислу, образовывая вооруженные заслоны со стороны реки на указанном фронте. В этих целях эшелоны распоряжением фронтового командования были переброшены на Жлобин.

В конце концов после долгих мытарств четыре колчаковских бронекатера и катер № 1 в ноябре 1920 г. попали в Новороссийск и вошли в состав морских сил Черного моря.

Оставшиеся на Западной Двине четыре канонерские лодки и сторожевые суда до ноября 1920 г. были в полной боевой готовности, но поляки до Двины на сей раз не дошли.

Весной 1919 г. красные создали Днепровскую военную флотилию. В кампанию 1919 г. она сыграла важную роль в борьбе с Добровольческой армией и бандами в Приднепровье.

Основную силу флотилии составляли семнадцать канонерских лодок, представлявшие собой переоборудованные речные буксирные колесные пароходы.

Канонерка «Громовой» (бывший пароход «Мукомол», построенный в 1915 г. в Киеве) имела водоизмещение 553 т, длину 61,4 м, ширину 10,2/7,2 м,[233] осадку 0,9 м. Машина развивала мощность 180 л. с, скорость хода 7 узлов. Вооружение: две 122-мм гаубицы, одна 37-мм пушка и четыре пулемета.

«Горячий» (бывший пароход «Трахтомиров», построенный в 1912 г. в Киеве). Длина 35,9 м, ширина 10/5,5 м, осадка 0,7 м, машина мощностью 150 л. с, скорость хода 9 узлов. Вооружение: одна 76-мм пушка обр. 1902 г. и четыре пулемета.

«Громкий» (бывший пароход «Некрасов», построенный в 1895 г. в Кенигсберге). Водоизмещение 130 т, длина 52,04 м, ширина 9,9/ 5,29 м, осадка 0,9 м. Машина мощностью 120 л. с. позволяла развивать скорость 5,2 узла. Вооружение: две 76-мм пушки обр. 1902 г. и четыре пулемета.

«Грозный» (бывший пароход «Арнольд», построенный в 1858 г. в Бельгии). Длина 45,04 м, ширина 10,8/5,54 м, осадка 0,9 м. Машина мощностью 170 л. с, скорость хода 10,5 узла. Вооружение: четыре 76-мм пушки обр. 1902 г. и шесть пулеметов.

«Гордый» (бывший пароход «Адмирал», построенный в 1886 г. в Кенигсберге). Водоизмещение 345 т. Длина 45,7 м, ширина без кожухов колес 6,15 м, осадка 0,8 м. Машина мощностью 200 л. с, скорость хода 7,5 узла. Вооружение: четыре 76-мм пушки обр. 1902 г. и четыре пулемета.

«Губительный» (бывший пароход «Соня», построенный в 1905 г. в Киеве). С августа 1919 г. был канонерской лодкой «Доброволец» у белых, 2 октября 1919 г. захвачен красными. Потоплен 27 апреля 1920 г. у деревни Плютовище ниже Чернобыля. Водоизмещение 155 т, длина 43 м, ширина 9,1/4,9 м, осадка 0,7 м. Машина мощностью 200 л. с, скорость хода 7,5/5,2 узла.[234] Вооружение: две 76-мм пушки обр. 1902 г. и четыре пулемета.

«Гневный» (бывший пароход «Верный», построенный в 1897–1898 гг. в Кенигсберге). Водоизмещение 350 т, длина 60,86 м, ширина 14,3/7,2 м, осадка 0,8 м. Машина мощностью 500 л. с, скорость хода 10,7/8,8 узла. Вооружение: две 120-мм пушки и четыре пулемета.

«Грозящий» (бывший пароход «Макс Мандельштам», построенный в 1910 г. в Киеве). Длина 56,39 м, ширина 13,2/7,2 м, осадка 1,24 м. Машина мощностью 180 л. с, скорость хода 8 узлов. Вооружение: две 107-мм пушки обр. 1910 г., одна 47-мм пушка и четыре пулемета.

«Геройский» (бывший пароход «Аполлон», построенный в 1912 г. в Киеве). Длина 43 м, ширина без кожухов колес 5,84 м, осадка 1,06 м. Машина мощностью 180 л. с, скорость хода 7,5 узла. Вооружение: четыре 76-мм пушки обр. 1902 г. и четыре пулемета.

«Мощный» (бывший пароход «Лебедин», построенный в 1916 г. в Киеве). Водоизмещение 140 т, длина 36 м, ширина 8,4/5,54 м, осадка 0,8 м. Машина мощностью 160 л. с, скорость хода 8,5/6 узлов. Вооружение: две 130/55-мм пушки и четыре пулемета.

«Молниеносный» (бывший пароход «Зинаида», построенный в 1910 г. в Киеве). Водоизмещение 180 т, длина 60 м, ширина 12/7 м, осадка 1,2 м. Машина мощностью 180 л. с, скорость хода 7 узлов. Вооружение: первоначально была вооружена двумя 122-мм гаубицами, с 1920 г. двумя 130/55-мм пушками и четырьмя пулеметами.

«Мстительный» (бывший пароход «Августина»). Водоизмещение 200 т, длина 58 м, ширина 11,8/7,03 м, осадка 1,2 м. Машина мощностью 180 л. с, скорость хода 6 узлов. Вооружение: две 130/ 55-мм пушки и четыре 7,62-мм пулемета.

«Могучий» (бывший пароход «Тиссен», построенный в 1909 г. в Киеве). Водоизмещение 177 т, длина 67,2 м, ширина 13/7,63 м, осадка 1,3 м. Машина мощностью 235 л. с, скорость хода 6 узлов. Вооружение: две 130/55-мм пушки и четыре пулемета.

«Мудрый» (бывший пароход «Канев», построенный в 1912 г. в Киеве). Водоизмещение 191 т, длина 45,3 м, ширина без кожухов колес 7 м, осадка 1 м. Машина мощностью 250 л. с, скорость хода 6 узлов. Вооружение: четыре 76-мм пушки обр. 1902 г. и два пулемета.

«Молодецкий» (бывший пароход «Любеч», построенный в 1912 г. в Киеве). Длина 45 м, ширина 12,3/7,01 м, осадка 0,9 м. Скорость хода 6 узлов. Вооружение: четыре 76-мм пушки обр. 1902 г.

«Меткий» (бывший пароход «Черкассы», построенный в 1916 г. в Киеве). 2 июня 1920 г. затонул от попаданий польских снарядов в бою у Лоева, но в июле того же года был поднят и поставлен на ремонт. Водоизмещение 191 т, длина 47,4 м, ширина без кожухов колес 7 м, осадка 1,2 м. Машина мощностью 250 л. с, скорость хода 6 узлов. Вооружение: четыре 76-мм пушки обр. 1902 г. и четыре пулемета.

«Малый» (бывший пароход «Триполье», построенный в 1917 г. в Киеве). Водоизмещение 191 т, длина 47,4 м, ширина без кожухов колес 7 м, осадка 1,16 м. Машина мощностью 250 л. с, скорость хода 6 узлов. Вооружение: четыре 76-мм пушки обр. 1902 г. и четыре пулемета.

Класс кораблей и вооружение приведены на 1920 г. (Часть канонерок в 1919 г. именовалась бронепароходами и имела более слабое вооружение.)

Сторожевые суда флотилии были вооружены одним орудием — 76-мм пушкой обр. 1902 г. или 37-мм пушкой Гочкиса. Тральщики имели на вооружении по одной 37-мм или 47-мм пушке Гочкиса.

В состав Днепровской флотилии входили шесть бронекатеров Военного ведомства царской России, построенных в США фирмой «Муллинс и K°» в 1916 г. Весной 1918 г. бронекатера были захвачены немцами на Днепре и брошены ими там же в ноябре того же года. В марте 1919 г. бронекатера были включены в состав Днепровской флотилии. Бронекатера имели водоизмещение 10 т, длину 9,21 м, ширину 2,47 м, осадку 0,9 м. Один бензиновый мотор развивал мощность 100 л. с. Запас топлива (бензина) составлял 700 литров. Скорость хода достигала 7 узлов. Дальность плавания по течению — 560 миль, против течения — 350 миль. Экипаж катера — 7 человек. Катера имели на вооружении по одной 37-мм пушке Гочкиса и по одному 7,62-мм пулемету Максима.

Бронекатера имели номера 1, 2, 3, 4, 5 и 17.

Красные военморы были не особенно грамотными и считали эти катера немецкими.

Корабли Днепровской флотилии на зимовку располагались следующим образом: сторожевое судно «Беркут» — в Комарино; сторожевое судно «Орел», канонерка «Громовой» и бронекатер № 2 — в Каменке (Лоеве); сторожевое судно «Коршун» — в Речице; сторожевое судно «Сокол» — в Мозыре; канонерки «Горячий» и «Громкий» — в Юревичах на Припяти; канонерки «Грозный», «Гордый», «Губительный», «Гневный», «Геройский», «Мощный» и сторожевое судно «Ястреб» — в Чернобыле; канонерки «Молниеносный», «Мстительный», «Могучий», «Мудрый», «Малый», «Молодецкий», «Меткий», «Грозящий», транспорты «Запал», «Мина», «Патрон» и «Трал» — в Гомеле.

20 апреля 1920 г. были готовы суда «Грозящий», «Гордый», «Губительный», «Громовой», «Геройский», «Горячий», «Ястреб», «Беркут», «Мстительный», «Молодецкий», «Патрон», «Трал», «Меткий», «Мудрый» и «Малый» — за исключением окраски и установки орудий. «Гневный», «Мощный» и «Могучий» вошли в строй в середине мая.

Серьезной проблемой был недостаток личного состава и его недисциплинированность. Суда не были укомплектованы экипажами, несмотря на неоднократные приказания из Центра. Поэтому командованию флотилии пришлось мобилизовать моряков из Гомельской, Киевской и Черниговской губерний, отыскивать моряков в армии и гражданских учреждениях и забирать их оттуда. Но, несмотря на активность командования, корабли флотилии были укомплектованы только к маю 1920 г. Замечу, что из общего числа старого состава флотилии, переданной командующему флотилией приказом от 8 сентября 1919 г., до 700 человек пришлось списать в штрафные батальоны за бандитизм и другие преступления.

По плану десантный отряд флотилии должен был состоять из 500 штыков, 150 сабель и четырех 76-мм горных пушек обр. 1909 г., а имелось лишь 100 штыков и около десятка сабель. Десантники якобы несли гарнизонную службу в Киеве, а на самом деле «пьянствовали с проститутками».

Радиосвязь флотилии также оставляла желать лучшего. Главная база флотилии — Киев — имела 5-киловаттную радиостанцию; Чернобыль — 0,5-киловаттную; Кременчуг — 0,8-киловаттную; Черкассы — 0,6-киловаттную; Гомель — 1-киловаттную. Кроме того, на судах имелись радиостанции: на канонерках «Молниеносный» — мощностью 1 кВт, «Громкий» и «Грозящий» — 0,5 кВт, «Могучий» — 1 кВт; на посыльных судах «25 октября» (штаб) — 2 кВт, «Лев Троцкий» (походный штаб комфлота) — 0,5 кВт; «Верный» — 1 кВт.

С началом наступления поляков вошедшие в строй канонерки «Мстительный», «Мудрый», «Молодецкий», «Малый», «Громовой», «Губительный», «Геройский» и сторожевое судно «Ястреб» были посланы на Припять. Канонерки периодически обстреливали польские части, но за неимением десантных сил закрепить успех не могли. Связи с красными частями канонерки не имели.

На Березину в начале апреля были посланы канонерки «Молниеносный» и «Горячий», сторожевые суда «Орел» и «Беркут» и бронекатер № 4, где они должны были содействовать частям XVI армии. Непрерывные бои на Березине и быстрый спад воды потребовали перегруппировки судов, и 24 апреля на Березину с Припяти вышли «Громовой» и «Громкий» под командованием начальника 2-го дивизиона военмора Дандре. «Молниеносный» и «Гордый» были отозваны на Припять в распоряжение начальника 1-го дивизиона военмора Степанова.

На Припяти в селе Наровле поляки установили две пушки, а в селе Барбарове — четыре 75-мм французские пушки обр. 1897 г. 22, 15, 38 и 34-й польские пехотные полки расположились по обоим берегам Припяти вокруг Мозыря.

Начальник дивизиона Дьяченко взял с собой канонерки «Гордый», «Геройский» и «Губительный», а на вспомогательных судах — небольшой отряд военморов (около ста штыков), составленный из команд судов Чернобыльской базы. В ночь на 23 марта отряд вышел вверх по Припяти. Метким артиллерийским огнем корабли отряда заставили замолчать польскую батарею и подошли близко к Наровле. Но тут на «Гордом» внезапно вышла из строя машина, и отряд был вынужден повернуть обратно. Поляки при проходе отрядом пристрелянного ими места на фарватере открыли артиллерийский огонь. Ведя бой кормовыми орудиями, суда благополучно вернулись в базу.

Командование флотилии неоднократно обращалось к командующему XII армией с просьбами выслать хотя бы небольшой отряд для защиты Чернобыля, чтобы не потерять контроль за устьем Припяти и дать возможность судам действовать на этой реке. Однако просьбу моряков командарм проигнорировал, и 27 апреля поляки с ходу заняли Чернобыль.

Канонерская лодки «Губительный» (командир Тугов), прикрывая огнем отход из Чернобыльского порта флотилии и гражданских судов, попала под огонь польских батарей. От начавшегося на канонерке пожара стал рваться боезапас, и «Губительный» затонул; поднять его удалось лишь после окончания войны.

28 апреля сторожевыми судами Днепровской флотилии было захвачено польское посыльное судно «Ворон», шедшее сверху в Чернобыль с грузом боеприпасов. От команды подтвердились сведения, что польская флотилия состоит из двух канонерских лодок, имевших на вооружении по две трехдюймовки, и нескольких катеров, вооруженных 37-мм пушками Гочкиса. Позже выяснилось, что одной из польских канонерок стала канонерка Днепровской флотилии «Громкий» (бывший пароход «Бужин»), которая 6 ноября 1919 г. была брошена экипажем у села Юревичи на Припяти и 5 марта 1920 г. захвачена поляками. Вместо нее название «Громкий» получила другая канонерская лодка (бывший пароход «Некрасов»), а захваченный у Чернобыля «Ворон» был включен в число посыльных судов советской Днепровской флотилии.

При подходе поляков к Киеву перед командованием флотилии встал вопрос: куда уводить корабли? Было два пути — на север и на юг. На север можно было уйти на реку Сож в Гомель или на реку Десну в Макошино. На юге хорошей базой был бы Екатеринослав.[235] Но командование флотилии не хотело уходить в Екатеринослав, так как боялось захвата этого города войсками Врангеля. В конце концов командующий флотилией П. П. Смирнов отдал приказ разделить флотилию на три отряда: 1-й Березинский, 2-й Сожский и 3-й Южный.

1 мая 1920 г. вся гавань Киева была очищена от судов. В Киеве на рейде остались походный штаб комфлота, канонерские лодки «Меткий» и «Молниеносный» и пассажирский пароход «Герцен». Их оставили для Реввоенсовета XII армии, который должен был идти вверх по Десне до Макошина.

Командованию флотилии доложили, что 5 мая неизвестный противник с одним орудием произвел налет на части 17-й бригады, расположенные у Вышгорода, и опрокинул их в Днепр. Канонерка «Молниеносный» со Смирновым на борту поднялась к Вышгороду для выяснения ситуации. На месте узнали, что на Вышгород напала банда Терешко и Струка. После возвращения в Киев с «Молниеносного» увидели пустой рейд и пустой город. Красная армия отошла на левый берег, саперы готовились взрывать мосты. Никакого приказа об отступлении из Киева флотилия не получила. Пароход «Герцен» в 2 часа ночи 6 мая ушел на юг. Попытка связаться с одним из армейских штабов кончилась неудачей. Флотилии оставалось одно — тоже уходить. Приняв дрова в Наталке, флотилия в 2 часа дня 6 мая ушла вверх по Днепру. На тот момент поляков в Киеве еще не было.

Между тем поляки переправили свои войска у Чернобыля на левый берег. (Мой риторический вопрос: а куда смотрел товарищ Смирнов со столь многочисленной флотилией?!)

У местечек Жары и Иолча по кораблям флотилии был открыт артиллерийский огонь. Ответным огнем с канонерок польские батареи были подавлены.

Флотилия выставила в устье Припяти минные заграждения и отошла к Лоеву. Поляки быстро узнали о заграждении и начали траление. Для этого они согнали местных жителей и заставили их бурлачить, то есть тянуть вниз баржи, загруженные «до 6-ти четвертей».

Благодаря огневой поддержке флотилии все атаки превосходящих сил поляков на Лоев были отбиты с большими потерями. Стало ясно, что Лоев можно удержать наличными силами, но по приказу командования XII армии Лоев был оставлен, а стратегический мост взорван. При этом из-за неосторожности подрыва и нарушения равновесия центральная ферма, обеспечивавшая свободный проход судам, обрушилась и загородила фарватер. Хотя командование флотилии предупреждало Реввоенсовет XII армии, что с переходом частей Красной армии в наступление флотилия будет прорываться в тыл полякам к местам переправ.

После взрыва моста флотилия вошла в Сож, оставив охранение у Лоева. Остальные суда были направлены в Гомель для срочного ремонта.

Таким образом, окончательное распределение сил Днепровской флотилии оказалось следующим: на Березине остались канонерки «Громовой», «Горячий», «Громкий»; сторожевые суда «Беркут» и «Орел» и бронекатер № 4 под командованием начальника 2-го дивизиона Дандре.

В Гомеле на Соже базировались канонерские лодки «Мстительный», «Молниеносный», «Молодецкий», «Мудрый», «Малый», «Меткий» и «Геройский»; тральщики «Патрон», «Запал», «Трал»; бронекатера № 1 и № 3 и десантный отряд. Отряд находился под общим командованием комфлота Смирнова (флаг на посыльном судне «Лев Троцкий») и непосредственным командованием начальника 1-го дивизиона Степанова.

На юге в районе Екатеринослава остались канонерки «Гневный», «Могучий», «Мощный», «Гордый», «Грозящий», «Губительный», «Грозный» и «Грозовой»; бронекатера № 2 и № 5; тральщик «Мина» и сторожевое судно «Кречет».

В строю к моменту отступления был лишь «Грозящий», остальные суда на заводах Екатеринослава заканчивали ремонт. Готовность последних была такова, что суда последовательно вступали в строй. «Губительный» вступил в строй 17 мая, «Могучий» — 21-го, «Мина» — 22-го, «Грозный» и «Кречет» — 26-го, «Грозовой» — 27-го и «Гневный» — 30 мая.

Перед началом наступления на киевском направлении Днепровской флотилии была поставлена задача поддерживать группировки XII армии. Одна из них должна была форсировать Днепр у Припяти и наступать на Коростень, а другая — наступать по правому берегу в направлении Васильков — Фастов.

Однако на пути флотилии был Лоевский мост, столь неудачно взорванный своими же «умниками». Перед началом прорыва была произведена фотосъемка разрушенного моста с самолетов и судов. Для окончательной проверки были вызваны добровольцы из состава команд судов флотилии, которые ночью пробрались к мосту и, сняв польских часовых, произвели обмеры. Они были произведены дважды, и оказалось, что суда «впритирку» пройти могли. Дело осложнялось боковой струей течения реки и ледорезом, который стоял перед пролетом, допускавшим проход. Это создавало опасность для корабля при огибании ледореза под напором боковой струи быть положенным на быки моста. Особенно трудным этот маневр был для канонерских лодок типа «Молниеносный», имевших большую длину и инерцию.

Несмотря на все усилия, к началу операции не удалось закончить ремонт канонерок «Мудрый» и «Молниеносный» и сторожевого судна «Ястреб».

В прорыв должны были идти канонерки «Мстительный», «Малый», «Геройский», «Меткий», «Молодецкий»; тральщики «Трал» и «Запал» с минами типа «Р»; посыльные суда «Лев Троцкий», имевший мощную радиостанцию, и штаб 1-го дивизиона «Головной» (бывший «Пинск») как буксир и вспомогательное судно. До моста отряд должен был провожать буксир флотилии «Верный», который по проходе судов должен был вернуться назад в Гомель в распоряжение начальника группы остающихся судов. Им был назначен военмор Кяоста — командир канлодки «Молниеносный». «Верный» шел для оказания помощи и отвода судов вверх в случае повреждений.

В Гомеле оставались «Молниеносный», «Мудрый», «Ястреб» и бронекатера, которые по выходе из ремонта должны были содействовать частям 57-й дивизии XVI армии.

Поляки оценили преимущества Лоевской позиции и установили там 14 орудий, из которых два имели калибр 203 мм. Однако при размещении батарей они допустили грубую ошибку, поставив их на высоком открытом берегу Лоева, благодаря чему значительная часть реки оказалась в мертвой зоне. Именно вдоль крутого берега реки решили идти наши корабли. Десантный отряд флотилии должен был имитировать переправу наших войск через Днепр севернее Лоева.

Перед началом операции суда флотилии сосредоточились у села Абакумы в 10 верстах от устья реки Сож. В 1 ч 30 мин ночи 2 июня суда снялись с якоря и пошли вниз по течению. Погода благоприятствовала операции. Небо было слегка облачно, и луна, светившая навстречу судам, при легком тумане давала возможность сравнительно хорошо видеть впереди, оставаясь самим невидимыми с вдвое меньшей дистанции. Суда шли тихим ходом, так как все были колесные, а шлепанье лопастей могло обнаружить их преждевременно. В 4 ч 15 мин отряд подошел к самому Лоеву. Поляки ничего не видели, и только когда в 4 ч 30 мин «Малый», навалившись на быки, дал гудком условные сигналы, что терпит бедствие, поляки всполошились и открыли беспорядочный огонь из пулеметов, бомбометов[236] и пушек. При этом долгое время вся их артиллерия стреляла далеко назад по пристрелянным ранее местам. С флотилии также открыли огонь: работали все пулеметы по четыре на борт; трехдюймовки судов стреляли в упор в крутой берег, в расщелинах которого были спрятаны пулеметы противника. Кильватерная колонна задержалась, вперед был послан тральщик «Трал».

В 4 ч 45 мин «Малый» открыл артиллерийский огонь из-за моста по батареям, расположенным напротив моста и дамбы, это указало задним судам, что «Малый» прошел. Энергия и распорядительность командира «Малого» военмора Эрдмана и команды спасли канонерку. Остальные суда один за другим с криками «ура» проходили мимо развалин моста.

Поляки первоначально были охвачены паникой и вообще не понимали, в чем дело, но в 5 ч 20 мин их командование пришло к выводу, что части Красной армии пытаются переправиться через Днепр в районе моста при помощи флотилии, и они начали обстреливать мост беспорядочным огнем. Этот огонь заставил канлодку «Меткий» прижаться к берегу и проходить не пролетом, указанным в приказе, а крайним к берегу. Сильная струя и трусость лоцманов привели к тому, что канонерка зацепила одним из гребных колес за ледорез устоя. Согнув вал, она накренилась настолько, что начала тонуть. Попытки снять канонерку не удались, а начавшийся обстрел заставил команду покинуть судно, которое потом было окончательно разбито снарядами поляков.

По данным последующей разведки, поляки в первое время совершенно очистили Лоев и вернулись туда, только когда рассвело и выяснилось, что флотилия прошла вниз.

Канлодка «Молодецкий» в 3 ч 30 мин у деревни Абакумы села на мель и в 9 ч утра была снята буксиром «Верный».

Несмотря на сильный огонь противника, канонерки потеряли в личном составе лишь одного раненого (на «Мстительном»), да кроме того, неразорвавшийся снаряд попал в «Малый», но не нанес никаких повреждений. Прорвались: канонерки «Малый», «Геройский», «Мстительный»; тральщики «Трал», «Запал»; посыльные суда «Головной» и «Лев Троцкий» — походный штаб комфлота с радиостанцией. В 6 ч утра суда прошли Радуль, а в 9 ч — Любеч.

В 12 ч 35 мин отряд пришел в село Навозы, где все суда пополнили запасы дров. Во время погрузки канлодка «Геройский» высадила на правый берег Днепра разведку, которая выяснила присутствие в Иолче и в Верхних и Нижних Жарах батарей противника, молчавших при прохождении флотилии.

В 3 ч дня весь отряд пошел вниз, рассеивая артиллерийским огнем польские части, пытавшиеся обстреливать наши суда. Когда отряд стал подходить к устью Припяти, поляки в панике побежали из прибрежных деревень. Так было в Теремцах и в других деревнях. В 17 ч 30 мин отряд прошел устье Припяти, у которого тральщики отделились и пошли на Припять, чтобы поставить у устья минное заграждение. Его необходимость вызывалась тем, что на Припяти оставались две польские канонерки, а еще две канонерки с катерами оказались отрезанными у Киева. То есть это были достаточно большие силы, которые могли при одновременном действии на месте переправ частей Красной армии поставить Днепровскую флотилию в критическое положение, так как она имела всего три канонерки, причем на «Геройском» вышла из строя кормовая пушка.

Для охраны минного заграждения на Припяти был оставлен тральщик «Трал», а остальные суда отправились дальше в район Сваромы, где должна была переправляться Башкирская кавалерийская бригада. Но по приходе на место наши моряки узнали от взятого раненого красноармейца 63-го полка и местных жителей, что переправившиеся ранее пехотный полк и кавалерия были сброшены поляками в реку.

Согласно принятой на «Льве Троцком» радиограмме окончательным местом переправы было выбрано местечко Печки (в устье реки Тетерев), куда по левому берегу направлялись форсированным маршем части XII армии. Флотилия вернулась обратно к Печкам, куда уже прибывали головные части XII армии и 1-й экспедиционный отряд, разведка которого еще ранее переправилась на левый берег.

В переправе войск участвовали все суда флотилии, прорвавшиеся к Печкам — как канонерки, так и посыльные суда. В соседних деревнях были мобилизованы все крестьянские «гончаки» (барженки) и большие лодки, которые возились на буксире судами. Корабли флотилии принимали на борт как людей, так и лошадей, обозы, орудия и др., причем сходни делались из захваченного с собой канонерками леса. На следующий день прибыли саперные роты для оборудования переправы и наведения моста. Однако мост был готов, когда основная масса войск была переправлена.

3 июня польская авиация предприняла отчаянные попытки сорвать переправу у Печек. Налеты польских аэропланов повторялись через каждые полтора часа. По непонятным причинам истребители красных не прикрывали переправу, хотя самолетов у них было достаточно. Зенитный огонь по вражеским аэропланам вели только два орудия: одна 47-мм и одна 37-мм пушки Гочкиса,[237] установленные на тральщиках. (76-мм пушки Лендера, которые командование флотилии заказало еще зимой, были получены лишь в середине июля 1920 г.) Польские летчики бомбили с высоты 200–300 м, и даже было видно, как они грозили кулаками нашим морякам.

Зрелище на переправе было весьма эффектное. Однако ни один польский самолет не был сбит, в суда флотилии не попала ни одна бомба, а осколками от близких разрывов ранило шесть военморов. Сухопутные части пострадали больше — десять человек было убито и шестьдесят ранено; кроме того, было убито шесть лошадей.

5 июня поляки попытались уничтожить переправу комбинированной атакой сухопутных сил, речных канонерок и авиации. В завязавшемся бою канонерка «Мстительный» (две 130/55-мм пушки) подавляла польскую артиллерию, а канонерка «Малый» из четырех 76-мм пушек обр. 1902 г. вела огонь шрапнелью по наступавшей пехоте. Обе канонерки почти непрерывно вели огонь в течение многих часов. На «Малый» на лодках подвозили ящики с патронами из боекомплекта сухопутных частей. Замечу, что после трех дней боев «Малый» должен был сменить тела орудий, поскольку они были совершенно расстреляны, то есть из каждого орудия было сделано 6–8 тысяч выстрелов!

Польские войска были отброшены от места переправы с большими потерями. Польская авиация опять не сумела навредить флотилии.

Две польские канонерские лодки[238] в 3 ч дня 5 июня подошли к Сухолучью (устье Тетерева) и начали обстреливать переправу. «Геройский» (флаг комфлота) решительно пошел на сближение с противником, который после полученных нескольких попаданий быстро начал спускаться вниз по течению.

Для ликвидации противника, укрепившегося на правом берегу Тетерева, и развития наступления отряда Наместникова судами флотилии была проведена десантная операция.

«Мстительный», «Запал», «Малый» (флаг начальника дивизиона Степанова) и «Трал», приняв десант, 6 июня в 3 ч ночи спустились вниз и искусным маневром привели к молчанию пулеметы и батареи поляков, выбив их из прибрежных деревень. Во время этой операции канлодки поляков пытались вступить в бой, но после короткой перестрелки ушли вниз. В дальнейшем флотилии предстояло перебросить 19-ю бригаду 7-й дивизии из Сваромы в Петровицы-Вышгород, что она и выполнила.

Польские части продолжали отступать от берегов Днепра, бросая и сжигая по пути обозы.

9 июня на линии реки Ирпень поляки попытались прорваться на север вдоль Днепра, но по всему фронту потерпели неудачу.

В прибрежной к Днепру полосе у реки Ирпень происходил жаркий бой. Переправы через Ирпень в пределах досягаемости 130-мм орудий весь день держались под огнем, как только поляки пытались их форсировать. Днепровская флотилия, выведя наблюдательные посты на берег, метко поражала противника.

Пока речь шла только о судах Днепровской флотилии, ушедших на север. А что делал ее южный отряд? После оставления Киева почти все суда Южного отряда ушли в Екатеринослав на ремонт. Лишь у города Триполье была оставлена канонерская лодка «Грозящий».

Поляки после отхода частей XII армии на левый берег стремились занять район Триполья (который имел сильные естественные позиции), чтобы закрепить левый фланг своих правобережных сил. Занятие этого района не представляло для поляков больших трудностей, так как Красная армия отступала в полнейшем беспорядке, а кругом действовали многочисленные банды.

Разъезды поляков достигли района Ржищев — Канев, имея намерение продолжать операцию по занятию Левобережной Украины и направляя свой удар на Екатеринослав — Черкассы.

14 мая 1920 г. Южный отряд Днепровской флотилии был подчинен командующему XIV армией, и с этого дня начались планомерные операции. 16 мая Южному отряду был придан десантный отряд численностью 75 штыков при трех пулеметах. Командование XIV армии поставило задачу канонеркам «Губительный» и «Грозящий», а также десантному отряду флотилии обеспечивать правый фланг 44-й дивизии, ведущей наступление на Москаленку — Таганку.

На рассвете 22 мая с судов Днепровской флотилии в деревне Щучкино был высажен десант, которому совместно с черкасским гарнизоном предстояло наступать на Ржищев. Канонерка «Могучий» поддерживала артиллерийским огнем наступление десантного отряда, а сторожевое судно «Мина» было выслано выше Ржищева для обнаружения неприятельских батарей.

На траверзе Трахтомирова канлодка «Могучий» вышла из строя из-за лопнувшей распределительной коробки. Повреждение исправлялось судовыми средствами, а дальнейшую операцию продолжали канонерки «Губительный» и «Грозящий», которые шли впереди «Могучего». У Ржищева они встретили польскую канонерку, вооруженную двумя трехдюймовками, уже приступившую к высадке десанта в Ржищеве. «Грозящий» и «Губительный» пошли в атаку. Десантный отряд поляков остался на берегу, а его канонерка отступила вверх. «Грозящий» преследовал ее до деревни Гребель, а дальше командир лодки идти не рискнул, опасаясь оказаться под огнем польских береговых батарей.

В 12 ч дня 22 мая Ржищев без боя был занят нашими частями. Но положение черкасского гарнизона и десантного отряда в Ржищеве было очень опасным. Связи не было ни с частями 40-й дивизии, находящимися слева, ни с частями XII армии, находящимися справа, а сам гарнизон был уже малобоеспособен. Кроме того, 24 мая были получены сведения, что поляки к местечку Зактичи подтягивают пехоту с артиллерией. Для обеспечения черкасского гарнизона и десантного отряда на случай наступления поляков на участок Ходоров — Ржищев были посланы в район Ржищева канонерки «Губительный» и «Грозящий», а в Ржищев канонерка «Могучий», где она вывела наблюдательный пункт на берег у монастыря. В район Трахтомирова для обеспечения тыла было отправлено сторожевое судно «Мина». В случае неудачного исхода боя десантного отряда и черкасского гарнизона они должны были отойти в Трахтомиров и там сесть на ожидавшие их суда.

25 мая на рассвете польские части начали наступление в районе Ржищева. В 8 ч 30 мин польские самолеты сбросили бомбы (и опять мимо!) на суда флотилии и обстреляли Ржищев из пулеметов. В это же время показались наступавшие части поляков. В 8 ч 45 мин «Грозящий», стрелявший по противнику, был обстрелян артиллерийским огнем с берега и с польской канонерки, спрятавшейся за изгибом реки. Первые же залпы накрыли «Грозящий», он получил повреждение левого подкрылка. Следующий снаряд, попавший в кожуховую каюту того же борта, вызвал пожар. Горящая канонерка прошла вниз мимо «Могучего», который разворачивался для удобной стрельбы, прикрывая отступление наших частей из Ржищева.

Захватив Ржищев, поляки подвезли к берегу трехдюймовую батарею и открыли огонь по «Могучему». Один из снарядов попал в машину, но не разорвался и лишь ранил несколько человек. Другой снаряд перебил рулевую цепь, и канонерка потеряла управление. Следующие снаряды засыпали ее, но команда вела себя геройски и вручную, стоя на секторе, управляла рулем. Малым ходом «Могучий» вышел из-под огня.

Вскоре десантный отряд был рассеян поляками, а остатки черкасского гарнизона (200 штыков) отступили на Переяслав. Отступление прикрывал «Губительный», который метким огнем сдерживал поляков. На отступавшие красные части и особенно обозы постоянно нападали банды.

Взамен разгромленного отряда командующий Юго-Западным фронтом по просьбе старшего морского начальника Корсака прислал во флотилию десантный отряд в 700 штыков, 44 сабли, при 10 пулеметах и двух трехдюймовых пушках под командованием Потемкина.

К 26 мая в Южном отряде Днепровской флотилии были канонерские лодки «Могучий», «Грозящий», «Грозный», «Грозовой», «Губительный» и «Гордый» и сторожевые суда «Мина» и «Кречет».

Приказом командующего XIV армией флотилия была оперативно подчинена командующему группой фастовского направления, который приказал флотилии к вечеру 26 мая совместно с десантным отрядом захватить Триполье, после чего содействовать частям 44-й дивизии, расстраивая тылы противника.

Для выполнения этой задачи десантный отряд, погруженный на суда, вышел к Каневу, там же сосредоточились и все канонерки, кроме «Гордого», который остался в районе Кременчуг — Екатеринослав для охраны военных перевозок от банд. 27 мая, в 2 ч дня, отряд двинулся к Ржищеву и занял его без боя. Артиллерию не выгружали, она на транспортах следовала за боевыми судами, которые поддерживали дальнейшее наступление на Гребни.

Однако поляки вновь контратаковали красные части и заставили их отступить. Отступление сухопутных сил традиционно прикрывалось огнем канонерских лодок флотилии.

3–6 июня началось наступление Первой конной армии, и поляки стали отступать. А у Южного отряда флотилии возникла большая напряженка с… дровами, поскольку банды мешали их заготовке. Тем не менее суда южной флотилии утром 9 июня покинули Ржищев и пошли вверх по Днепру. Для определения мест батарей противника «Губительный» провел глубокую разведку. Искусно маневрируя, отвечая огнем двух трехдюймовок против 10–12 орудий противника, канонерка, осыпаемая снарядами, прошла Триполье и вернулась обратно, доставив важные сведения.

На рассвете 10 июня канонерки с боем прошли мимо Триполья, подавив огнем 130-мм пушек батареи противника, и в районе села Вишенки вступили в контакт с частями XII армии.

В этот же день Северный отряд Днепровской флотилии связался с Южным по радио. «Мощный» и «Грозный» остались у Вишенок, а «Могучий» и «Губительный» (головной) пошли к Киеву и бомбардировали его, а также батареи, расположенные у Печерска. (Поляки использовали укрепления Киевской крепости, находившиеся у Печерского монастыря.)

На рассвете 12 июня канонерка «Губительный» первой ворвалась в Киевский порт и обстреляла отступавшие польские части. К 10 ч утра туда же подошли и остальные канонерки отряда, однако они не смогли пройти выше цепного моста, взорванного поляками и загородившего фарватер.

К этому времени поляки окончательно покинули город, а красных частей поблизости тоже не было. Поэтому часть команды с канонерок была снята и под командованием военмора Потемкина отправилась в город, где моряки заняли правительственные учреждения.

Лишь к вечеру на правом берегу Днепра появился десантный отряд флотилии, а затем и части 58-й стрелковой дивизии XII армии, которые с помощью кораблей флотилии постепенно были переправлены в Киев.

После соединения Северного и Южного отрядов флотилию перегруппировали. Часть ее отправилась на юг для охраны транспортов от банд, а остальные корабли ушли на Припять для содействия 24-й дивизии, наступавшей вдоль реки.

А теперь перейдем к действиям группы судов флотилии на реке Березине. Еще в середине апреля 1920 г. туда были отправлены канонерки «Молниеносный», «Гордый», «Горячий» и сторожевое судно «Беркут», которые прибыли 17 апреля. Командовал группой военмор Иванов — командир канонерки «Горячий». Глубина Березины в половодье допускала здесь действия судов совместно с частями 10-й и 57-й дивизий XVI армии.

До этого здесь шли бои за переправы у села Якимовка на правом берегу Березины, и к приходу судов (17 апреля) части 28-й бригады отступили под давлением превосходящих сил противника по обоим берегам Березины. На правом берегу красные части отошли к Горвалю, а на левом — к Великой Олбе.

К 20 апреля уровень воды в Березине настолько понизился, что дальнейшее нахождение там «Молниеносного» и «Гордого» стало невозможным. Поэтому эти канонерки 28 апреля заменили прибывшими канонерками «Горячий» и «Громовой», а 30 апреля прибыл и «Громкий».

С самого начала прибытия судов на Березину польская авиация периодически бомбила их, но безрезультатно.

В связи с наступлением поляков суда флотилии организовали 8 мая переправу частей Красной армии у Горваля.

С уходом поляков из Киева Днепровская флотилия начала траление поставленного ранее минного заграждения в устье Припяти. Из-за узости реки и отсутствия тралов траление продвигалось очень медленно и закончено было только к 23 мая. При тралении на мине подорвался тральщик «Мина». Из-за спада воды почти все мины оказались на поверхности. Пользуясь этим, тралили вручную с берегов путем завода «концов» на шлюпках. После контрольного траления тралом, приспособленным самими минерами (трал, подвешенный на определенной глубине к стеклянным шарам), суда получили возможность пройти вверх для участия в наступлении.

Части 24-й стрелковой дивизии в это время были на линии реки Словечно по правому берегу, а на левом берегу находились части Мозырской группы Хвесина и отряд Черноморского губвоенкома на линии Кожушки — Тульповище — Васильевичи.

Сообщение разведки, что у реки Словечно стоит минное заграждение, оказалось неверным. Фарватер был загорожен бревнами, и посланный вперед «Губительный» довольно быстро расчистил фарватер.

Десантный отряд флотилии, оставленный согласно приказу командующего Юго-Западным фронтом при флотилии, переформировался и должен был отправиться на Припять. Он был сокращен до 150 штыков и 100 сабель при двух трехдюймовых пушках.

С целью расстройства тыла противника и обстрела железнодорожного узла Мозырь флотилия 27 июня в 7 ч 30 мин прошла в тыл к полякам. В походе участвовали канонерки «Мощный» (флаг комфлота), «Губительный» и «Грозный». По пути к Мозырю были рассеяны польские прибрежные части, которые в панике отступали. При этом моряками флотилии было взято в плен несколько польских пехотинцев.

В 22 ч 45 мин 27 июня на левом берегу у местечка Гряды была высажена разведка с целью выяснить возможность выставить наблюдательный пункт. Поляки подпустили разведчиков поближе и тогда открыли огонь. Разведчики залегли. Попытки поляков взять их в плен были пресечены огнем канонерок, и с наступлением темноты разведчики вернулись, имея одного раненого.

С 27 июня части Красной армии вели ожесточенные бои с противником в районе Мозыря при поддержке огня канонерок «Губительный» и «Грозный». С рассветом 28 июня противник перешел в наступление на левом берегу участка Мозырской группы и из пулеметов обстрелял канонерки, стоявшие у правого берега около Стрельска. К 10 ч утра артогнем с канлодок поляки были рассеяны и бежали. Было взято пять пулеметов и много пленных. После этого части Мозырской группы перешли в наступление.

Неоднократные попытки судов флотилии подняться к Мозырю преграждались сильным артиллерийским огнем береговых батарей левого берега и бронепоездов противника, пристрелявшихся по реке.

С помощью местных жителей моряки флотилии устроили корректировочные посты в двухстах саженях (430 м) от польских позиций на правом берегу Припяти. Затем канонерки открыли интенсивный огонь, корректируемый с берега. Поляки побросали орудия и кинулись бежать.

Ночью с 28 на 29 июня канонерки «Губительный» и «Грозный» подошли к Мозырю и открыли огонь. Появление канонерок стало для поляков полной неожиданностью. Первым же снарядом был поврежден польский бронепоезд, стоявший у берега. Моряки сумели попасть и в пароход, стоявший у пристани. Позже выяснилось, что на этом пароходе размещался штаб 9-й пехотной дивизии. После первого же попадания штабные паны уже бежали по пристани. Однако полякам удалось сжечь фашинный мост, железные части моста упали в воду и заградили фарватер.

Кроме того, поляками был взорван находившийся выше железнодорожный мост. Железнодорожная ферма упала в воду на ходовом фарватере перпендикулярно поверхности воды, образовалась запруда, и весь поток воды направился в боковой пролет, под которым находился песчаный остров. Можно было рассчитывать, что струя скоро пробьет здесь проход для судов. Перед командованием флотилии встала задача расчистить проход у первого моста, чтобы неожиданно совершить глубокий налет в тыл противнику, захватить уведенные поляками суда, расстроить их тыл и разрушить железную дорогу. Произведенными промерами было установлено, что глубина позволяла спустить на дно разводную часть моста путем подрыва.

29 июня прошло в работах по расчистке прохода у первого моста. Минный дивизион выполнил задание, и к 11 ч 30 июня проход был расчищен. Ночью 30 июня канонерки «Мощный» (флаг комфлота), «Губительный» и «Грозный», сторожевое судно «Трал» и посыльное судно «Пинск» благополучно прошли все мосты и приняли полный запас дров.

1 июля, в 4 ч 30 мин, флотилия, имея на борту 80 человек пехоты из десантного отряда, со спущенными флагами пошла вверх по Припяти. Поход флотилии был неожиданным для поляков, так как они считали, что взорванные мосты непроходимы для судов. Личному составу, находившемуся на верхних палубах судов флотилии, было приказано разговаривать только по-польски. Так же по-польски общались и с встреченными на пути заставами противника, подзывая их к себе белым флагом.

В 11 ч 30 мин суда подошли к местечку Новоселки. Дальнейшее продвижение из-за мелководья становилось чрезвычайно опасным. У Новоселок были обнаружены польская кавалерия и множество обозов. Суда флотилии высадили десант, который выбил противника из Новоселок и обратил его в беспорядочное бегство. Были захвачены документы штаба 34-го Познанского полка, 30 лошадей эскадрона, стоявшего в Новоселках, много пулеметов, винтовок, консервов и другие трофеи. Все это грузилось на суда, пока позволяла осадка. Но вскоре поляки подвезли батарею и перешли в контрнаступление, флотилия быстро приняла десант на борт.

У местечка Багримовичи суда флотилии были обстреляны поляками с батарей, подвезенных к самому берегу, но меткий огонь с кораблей заставил орудия замолчать и флотилия двинулась дальше. В 21 ч 40 мин суда пришли на траверз Кацуры. Головная канонерка «Губительный» едва успела проскочить артзавесу противника. Фонтаны от всплесков на фарватере не прекращались. Вся колонна остановилась. Шедшему впереди штабному буксиру 2-го дивизиона «Пинску» по семафору было приказано отойти назад. После этого «Мощный» получил возможность открыть огонь по железнодорожной водокачке — единственному пункту, возвышавшемуся над долиной. После первых же залпов с «Мощного» огонь противника стал менее интенсивным, а через десяток залпов и вовсе прекратился. На железной дороге был заметен стелющийся над деревьями дым поезда, уходившего от реки Кацуры на запад. Впоследствии выяснилось, что стрелявший бронепоезд был подбит 130-мм снарядами. «Мощный» стрелял с дистанции 27 кабельтовых (5 верст).

2 июля, в 0 ч 40 мин, флотилия пришла в Мозырь. Паника, вызванная у противника этой операцией, не была использована, так как армейские части оставались на месте. Польские же части, исходя из донесения командира 8-й роты 215-го полка, в панике отступали, бросая даже амуницию.

Далее суда флотилии с боями дошли до Волянских мостов, после чего были отозваны по приказу командования на Днепр. На этом боевые действия Днепровской флотилии против поляков в 1920 г. были закончены, однако канонерские лодки флотилии участвовали в боях с бандами во второй половине 1920 ив 1921 г.


Таблица 4. Боевой состав польских войск на участке против Западного фронта к 15 мая 1920 г. | Давний спор славян. Россия. Польша. Литва (илл) | Глава 4. НАСТУПЛЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ НА УКРАИНЕ И В БЕЛОРУССИИ