home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4. НАСТУПЛЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ НА УКРАИНЕ И В БЕЛОРУССИИ

В мае 1920 г. на Юго-Западный фронт прибыло пополнение в количестве более 41 тысячи человек. Одновременно туда же с Северного Кавказа перебрасывалась Первая конная армия под командованием СМ. Буденного, которой предстояло совершить тысячекилометровый переход по маршруту Майкоп — Ростов-на-Дону — Екатеринослав — Умань. Во время этого перехода части Первой конной армии разгромили множество банд, действовавших в тылу Юго-Западного фронта. Так, 4-я кавалерийская дивизия в районе местечка Пятигоры была вынуждена развернуться против Запорожского повстанческого полка и атакой в конном строю уничтожить этот полк, при этом красные кавалеристы захватили много пленных, пулеметов и патронов.

25 мая Первая конная армия сосредоточилась в районе Умани. К этому времени в ней насчитывалось более 16 тысяч бойцов при 304 пулеметах и 48 орудиях и 22 бронеавтомобиля, а также в состав армии входили четыре кавалерийские дивизии и один полк особого назначения.

29 мая на Украину началась переброска 25-й Чапаевской дивизии под командованием И. С. Кутякова. Это была одна из сильнейших дивизий в Красной армии, в ней насчитывалось более 10 тысяч штыков и 3 тысячи сабель, 364 станковых и 175 ручных пулеметов, 52 орудия. На конец мая 1920 г. численность Чапаевской дивизии была сопоставима с численностью XII и XIV армий Юго-Западного фронта.

Еще в апреле 1920 г. на Юго-Западный фронт прибыли с Урала Башкирская кавалерийская бригада под командованием М. Муртазина и другие части.

С 15 апреля по 3 августа в распоряжение командования Юго-Западного фронта было отправлено более 23 тысяч винтовок, 586 пулеметов, 59 орудий, более 10,5 тысячи шашек, 46 самолетов, около 36 млн. винтовочных патронов и более 110 тысяч комплектов обмундирования. В итоге к началу наступления командование Юго-Западного фронта располагало 245 орудиями.

План командования Юго-Западного фронта заключался в окружении и уничтожении главных сил поляков под Киевом. С этой целью были созданы три оперативные группировки: Северная группа XII армии с задачей форсировать Днепр севернее Киева и перерезать железную дорогу Киев — Коростень; Фастовская группа с задачей наступать на Белую Церковь и Фастов; Первая конная армия для нанесения главного удара из района Умани в направлении Казатин — Бердичев, последующего выхода в тыл киевской группировки противника и завершения ее окружения и разгрома.

28 мая, еще до подхода конницы, в бой вступила группа бронепоездов, приданная Первой конной армии (№ 13, № 63 «Гибель контрреволюции», № 72 «Имени Николая Руднева», № 82 «Смерть Директории» и № 203).

В полдень красные бронепоезда ворвались на станцию Липовец и расстреляли польские батареи. Польский бронепоезд был поврежден и едва ушел.

На 29 мая дивизиям Первой конной армии была поставлена задача выйти на рубеж Татариновка — Борщаговка — Дзионьков — Плисков — Андрусово. 14-я кавалерийская дивизия, продолжая следовать во втором эшелоне, должна была к концу дня 29 мая сосредоточиться в районе Скибянцы Лесные — Кашпировка — Бурковцы. К концу дня 29 мая 4-я кавалерийская дивизия достигла указанного ей района, при этом ее правофланговые части первыми вошли в соприкосновение с регулярной польской кавалерией, и наш 20-й кавалерийский полк вступил в бой со 2-м драгунским, 5-м и 16-м уланскими Познанскими полками.

4-я кавалерийская дивизия выбила поляков из местечка Ново-Хвастов, а затем атаковала местечко Дзионьков, занятое 1-м батальоном 43-го полка стрелков кресовых. Бой затянулся до поздней ночи. В нем участвовали две бригады 11-й кавалерийской дивизии. К вечеру 29 мая им удалось овладеть заречной окраиной Дзионькова и отбросить поляков за реку.

В этот же день 6-я кавалерийская дивизия между местечком Животовом и селом Вербовкой атаковала 2-й батальон 50-го полка стрелков кресовых с батареей 13-го артиллерийского полка. Эти польские части продвигались вдоль реки Роске без должных мер охранения вследствие ошибочно данного им приказа, впоследствии не отмененного. В результате кавалерийской атаки польский батальон был полностью разгромлен, конники захватили полевую батарею и два траншейных орудия. По польским данным, в этом бою поляки потеряли одну полевую батарею и 700 человек своего состава.

В это время в тот же район следовал 1-й батальон того же 50-го полка. Прибыв в село Медовку, он начал выдвижение в район Животова и в районе села Соллогобовка тоже был атакован частями 6-й кавалерийской дивизии. С большими потерями остатки батальона отошли в район местечка Спичинцы. Преследуя бежавших поляков, конница 6-й дивизии заняла село Антовку и местечко Плисково, уничтожив там 2-ю роту 43-го полка стрелков кресовых.

Этот день, 29 мая, ознаменовался для Первой конной армии удачной завязкой боя на всем ее фронте, причем 2-я и 6-я кавалерийские дивизии в этот день ввели в дело большую часть своих сил.

На фронте XII армии в этот день существенных перемен не произошло. Группа Якира вела упорные позиционные бои.

На фронте XIV армии правый фланг ее 60-й стрелковой дивизии (178-я стрелковая бригада) 29 апреля значительно продвинулся, заняв местечко Тростянец. Левый фланг 41-й стрелковой дивизии также успешно продвигался вперед, хотя и намного медленней.

Действия Первой конной армии в 30–40-х гг. XX в. были сильно мифологизированы. Несколько по-другому оценивали результат участники боевых действий Н. Какурин и В. Меликов: «Выводы о первом периоде операций Конной армии против Польского фронта легко возникают сами собою, если мы сопоставим следующие обстоятельства: 29 мая 4-я кав. дивизия легко захватывает своими передовыми частями Ново-Хвастов, но дальнейшего успеха не развивает; 11-я кав. дивизия ведет двумя своими бригадами упорный и кровопролитный бой за укрепленный противником узел сопротивления Дзионьков, 6-я кав. дивизия уничтожает два батальона пехоты противника, захватывает его батарею, врывается в села Плисков и Андрусово, но дальнейшего успеха тоже не развивает. 30 мая ведет бой только 6-я кав. дивизия, в то время как прочие дивизии Конной армии бездействуют. Бригада этой дивизии, заняв Спичинцы, фактически осуществляет прорыв фронта в полосе польской 13-й пех. дивизии, но опять-таки развитие этого прорыва сводится к нулю, поскольку противник успевает организовать контрманевр на угрожаемом направлении. Своими распоряжениями на 31 мая командование армии, по-видимому, стремилось лишь закрепить приказом сложившуюся на фронте обстановку и цели, преследуемые каждой дивизией, а также указывало положение, которое должны занять дивизии армии по осуществлении прорыва. В результате этих распоряжений в бою 31 мая принимали участие опять-таки только две дивизии: 11-я и 6-я. В то время как 11-я кав. дивизия захватывает наступательную инициативу в свои руки и в третий раз почти добивается прорыва Польского фронта в районе ст. Погребище, 6-я кав. дивизия попадает в трудное положение и постепенно вытесняется из образованного ею накануне прорыва тремя свежими батальонами противника. 4-я кав. дивизия в это время „готовится“ к наступлению, 14-я кав. дивизия спокойно пребывает в тылу. Наконец в ночь с 31 мая на 1 июня противник приступает к ликвидации успехов последней из дивизий Конной армии, активно участвующих в это время в бою, т. е. 11-й кав. дивизии, ибо к этому времени уже и 6-я кав. дивизия выходит из боя. Ликвидировать успехи 11-й кав. дивизии противнику удается тем легче, что одновременно ему удается сковать 4-ю и 14-ю кав. дивизии действиями кавалеристов дивизии генерала Корницкого со стороны Сквиры. Таким образом, в бою 1 июня участвуют фактически опять-таки две дивизии (11-я и 4-я), и лишь после полудня к ним присоединяется третья (14-я кав. дивизия)».[239]

В последующие дни в районе Киевского плацдарма наблюдалось некоторое затишье. Части Башкирской дивизии пытались переправиться на правый берег Днепра в районе села Сухолучье, но поляки помешали им сделать это. На участке 58-й стрелковой дивизии поляки перешли в наступление и заняли местечко Борисполь. В группе Якира наблюдался большой разброс частей его правого фланга со значительным отходом их назад. Так, 2-я Московская бригада ВОХРа 2 июня находилась уже в районе Черкасс. Ей было приказано немедленно выдвинуться в район местечка Мижиричь и там привести себя в порядок.

В результате налета поляков на станцию Мироновка группа Якира, отойдя от Белой Церкви, переменила фронт прямо на север, и к вечеру 2 июня фронт проходил примерно по линии Степанцы — Козин (132-я бригада 44-й стрелковой дивизии) — Карапиши (131-я и 130-я бригады 44-й стрелковой дивизии) — Синява — Салиха — Черпан — Севериновка (135-я и 134-я бригады 45-й стрелковой дивизии). 133-я бригада той же 45-й дивизии перешла в район Богуслав — Мироновка. Кавалерийская бригада Г. И. Котовского отходила из района села Олынанка в район города Таращи, в связи с чем 14-я кавалерийская дивизия Первой конной армии вновь отошла за Березанку, откинув свой правый фланг к селу Березне. На фронте 14-й армии шли бои вокруг одних и тех же населенных пунктов.

5 июня Первая конная армия перешла в решительное наступление. Главный удар пришелся на польскую 13-ю пехотную дивизию и 3-ю кавалерийскую бригаду генерала Савицкого. 3-я бригада контратаковала красных, но была окончательно разбита. Кавалеристы Буденного прорвались к местечку Ружино. Командование 13-й пехотной дивизии сформировало в районе села Зарудинцы ударную группу для противодействия прорыву в составе одного пехотного полка, одной батареи и отряда из пяти танков, только что прибывших в Погребище. Но Конная армия обошла Зарудиницы с севера. 1-й кавалерийской дивизии Корницкого было приказано следовать по пятам за Конной армией и ударить ей в тыл под Казатином. Но все это не привело к цели.

Польский фронт на Украине к концу дня 5 июня был фактически прорван Первой конной армией на стыке 6-й и 3-й польских армий. 6 июня части Конной армии приступили к порче железнодорожного полотна на указанных им участках и к снятию небольших гарнизонов по линиям этих дорог.

К вечеру 6 июня Конная армия расположилась на ночлег в районе Белополье — Нижгурцы — Лебединцы по обе стороны железной дороги Киев — Ровно. Посчитав отход поляков на Бердичев паническим бегством, получив от пленных сведения, что в Житомире находится штаб армии (а на самом деле там находился штаб фронта) и имея сведения о первых признаках эвакуации Киева, Буденный решил 7 и 8 июня захватить важные железнодорожные узлы и административные центры Житомир и Бердичев. Выполнение этой задачи возлагалось на 4-ю и 11-ю кавалерийские дивизии.

На рассвете 7 июня эти дивизии стремительно атаковали неприятеля. Житомир был захвачен после небольшого сопротивления местного гарнизона в тот же день в 18 ч. В Житомире части Конной армии освободили около пяти тысяч советских военнопленных и около двух тысяч комиссаров, находившихся в местной тюрьме.

Бердичев взять оказалось труднее. На улицах города завязались упорные бои, в результате которых поляки были выбиты из города, железнодорожная станция захвачена и разрушена, взорван польский склад боеприпасов, на котором находилось около миллиона артиллерийских снарядов.

В главе «Действие речных флотилий в кампанию 1920 г.» уже говорилось о создании 3 июня переправы через Днепр у села Печки, к югу от устья Припяти. 4 июня там началась переправа 73-й стрелковой бригады и Башкирской кавалерийской бригады. В течение дня 5 июня на правый берег Днепра переправилась 75-я стрелковая бригада, и 6 июня на Правобережье действовали уже две бригады 25-й дивизии — 73-я и 75-я, и Башкирская кавалерийская бригада, а 20-я стрелковая бригада 7-й стрелковой дивизии дожидалась своей очереди для переправы в районе села Окуниново. Одновременно 58-я стрелковая дивизия на Киевском плацдарме перешла в наступление своим центром и правым флангом и к вечеру 5 июня заняла рубеж Димирка — Красиловка — Требухово — Дударково.

7 и 8 июня советский десант форсировал Днепр у Печек (ударная группа Голикова), продолжая расширять свой плацдарм на правом берегу Днепра и выдвинувшись примерно на рубеж сел Степановка — Оранное — Богданы — Сухолучье. На остальном фронте XII армии противники вели себя пассивно.

8 ночь с 8 на 9 июня поляки начали очищать свой левобережный Днепровский плацдарм. Перешедшие в наступление красные части встречали лишь небольшие польские арьергарды и после непродолжительного сопротивления разгоняли их. То же наблюдалось и на участке группы Якира.

8 июня кавалерийская бригада Котовского заняла город Сквиру. 44-я стрелковая дивизия направлялась на Васильков. Ей было приказано к 10 июня занять рубеж Рославичи — Каплица — Мотовиловка — Слобода.

На остальном фронте армий Юго-Западного фронта, за исключением XIV армии, поляки или бездействовали, или отступали. К вечеру 10 июня они окончательно очистили свой плацдарм на левом берегу Днепра напротив Киева, уничтожив постоянные переправы. 71-я и 72-я стрелковые бригады 24-й стрелковой дивизии в это время сосредоточились в районе села Окуниново и готовились к переходу в местечко Горностайполь.

В ночь с 10 на 11 июня польские войска оставили Киев, сгруппировались в районе Лютеж — Новые Петровцы и Пуща-Водица и стали наводить переправы через реку Ирпень. Однако они продолжали упорно держаться на подступах к Киеву в районе железнодорожного узла. 141-я стрелковая бригада, переправившаяся на правый берег Днепра в районе села Осокорки, была отброшена поляками назад, на левый берег. Преследуя польские части на левом берегу Днепра, 68-я стрелковая дивизия 9 и 10 июня захватила около 350 пленных, 150 лошадей, много оружия и снарядов, а на станции Дарница — вагонный парк в двести вагонов.

К 11 июня наступление XII армии развернулось на широком фронте. Отряд Черниговского губвоенкома и мелкие экспедиционные отряды переправились через Припять и заняли Чернобыль. Ударная группа Голикова к вечеру 11 июня оседлала железную дорогу Киев — Коростень. Башкирская кавалерийская бригада овладела станцией Ирша, захватив более 300 пленных и вагоны с грузом. Следом за Башкирской бригадой на станцию Ирша двигался 225-й стрелковый полк 73-й стрелковой бригады.

В это время 73-я стрелковая бригада сосредоточивалась в районе станции Бородянка — местечко Бородянка — село Берестянка. В ночь на 12 июня она вступила в бой с польскими частями, отступавшими от Киева. От села Финевичи в направлении на станцию Шибеное на помощь 73-й бригаде шел 223-й полк, а из местечка Дымер через села Литвиновку и Лубянку — 2-й кавалерийский полк 25-й стрелковой дивизии. 20-я стрелковая бригада, занявшая район Гостомль — станция Буча, фронтом к Киеву, вела упорный бой с польскими частями, отходившими двумя колоннами от Киева. Одна колонна двигалась по тракту Гостомль — Бородянка, другая — вдоль железной дороги.

20-я стрелковая бригада не дала полякам переправиться через реку Ирпень в ее нижнем течении у села Демидове и потеснила польские части к югу, а 59-й стрелковый полк уже выходил на рубеж Гута — Лютеж.

Закончив операции под Житомиром и Бердичевом, Буденный решил тем же способом разгромить Фастовский железнодорожный узел. К концу дня 9 июня он сосредоточил свою армию компактной массой в районе Корнин — Ходорков — Водица — Миркова — Войтовцы, а наутро двинул две кавалерийские дивизии к Фастову, но поляков там уже не было. Тогда эти дивизии вошли в связь с 45-й стрелковой дивизией группы Якира и кавалерийской бригадой Котовского, которая находилась в Романовке и имела направление на Ходорков. Эти обстоятельства, а также полученная от командующего Юго-Западным фронтом радиограмма побудили Буденного вновь повернуть на запад и двинуться на Житомир.

12 июня части 58-й стрелковой дивизии вошли в Киев.[240]

В Киеве было захвачено 10 орудий без замков, а на станции Беличи — еще 74 орудия и тоже без замков. Польские части спешно отступали перед фронтом XIV армии. К концу дня 13 июня сводная дивизия вышла на рубеж Носовцы — Шуровцы, а ее конные части заняли станцию Крыштиновка. 178-я стрелковая бригада 60-й стрелковой дивизии выдвигалась на рубеж Шура — Крышинцы, который должна была занять к концу дня 14 июня. 160-я бригада 60-й стрелковой дивизии заняла рубеж Александровка — Ильяшевка, причем имелись сведения, что поляки отошли на Тульчин, и к концу дня 160-й бригаде было приказано выйти на рубеж Тульчин — Журавлевка. 41-я стрелковая дивизия занимала фронт Чеботарка — Княжеполь — Голубяче — Джугастра — река Марковка.

15 июня Конная армия, оставив 6-ю кавалерийскую дивизию заслоном от Коростышева до Житомира по реке Тетерев от нападений поляков с юга и юго-запада, остальными тремя дивизиями (4-й, 11-й и 14-й) вела бой с противником на рубеже Радомышль — Бощово — Горбылево. После ожесточенного боя, во время которого поляки неоднократно переходили в контратаки, Конная армия добилась успеха и сбила противника.

К концу дня 18 июня войска Юго-Западного фронта достигли: XII армия рубежа Копачи — Народичи — Новаки; Конная армия заняла район местечко Горошки — Михайловка — Буда Бобрицкая — Яблонное — Соколов — Тетюрка и готовилась с утра 19 июня действовать во фланг и тыл Коростеньской группировки противника. Но к вечеру 18 июня командарму Первой конной стало ясно, что под влиянием ударов XII армии Коростень не удержится. Командующий Юго-Западным фронтом приказал Буденному оставить в районе Коростеньского узла одну бригаду, а остальными силами двинуться на Новоград-Волынский, «каковой и должен быть взят безотлагательно». Фронт XIV армии проходил на 15 км северо-западнее Винницы, подходил к Жмеринке и далее захватывал местечки Старую и Новую Мурафу.

В тот же день 57-я стрелковая дивизия Мозырской группировки несколько раз пыталась переправиться на правый берег Днепра в районе Речицы, но попытки эти всякий раз отбивались.

К вечеру 19 июня части XII армии вышли на фронт Бениковка (на Припяти) — Лубянка — Хабное — Купечь — Холостпо. Продвижение XIV армии успешно продолжалось. На участке Мозырской группировки Западного фронта в этот день бригада 57-й стрелковой дивизии переправилась через Днепр и вела наступление от села Оверщизны на Речицу, все еще занятую поляками.

27 июня главные силы Конной армии переправились через реку Случь и овладели городом Новоградом-Волынским, после чего начали преследовать поляков в направлении на Корец. В это время 45-я стрелковая дивизия форсировала реку Случь на участке Урля — Новый Мирополь, направив кавалерийскую бригаду Котовского на местечко Любар. В районе села Синявы в этот день с переменным успехом шел бой 8-й кавалерийской и сводной стрелковой дивизий с польскими частями.

В ночь с 28 на 29 июня 72-я стрелковая бригада 24-й стрелковой дивизии заняла Мозырь. Преследуя польские части, отходившие вдоль железной дороги на запад и на местечко Скригалов, части Мозырской группировки 29 июня подошли к станции Мозырь. На олевском направлении поляки держались крепко, и части 25-й и 7-й стрелковых дивизий продвигались вперед крайне медленно. К вечеру их фронт проходил через села Пергу и Носака на Кишин и Зубковичи.

Преследуя поляков, части Первой конной армии 29 июня вышли на рубеж Сторожев — Корчма, что в 8 км к западу от местечка Корец — местечка Киликиев — Берездово — Красностав. 45-я стрелковая дивизия вышла на рубеж сел Дубровка — Ничиалы, направив в местечко Лабунь кавалерийскую бригаду Котовского, которая заняла это местечко, изрубив в нем батальон 19-го польского пехотного полка.

К концу дня 28 июня разрыв между левым флангом 6-й и правым флангом 2-й польских армий достигал уже 80 км, причем 2-я польская армия находилась на 50 км на уступе назад от 6-й польской армии. В этом промежутке была только 10-я бригада 5-й пехотной дивизии, оторвавшаяся от обеих польских армий и не имевшая связи с командованием ни одной из них. В такой обстановке командующий 6-й армией генерал Ромер решил снять с фронта своей армии 18-ю пехотную дивизию и направить ее через Старо-Константинов в общем направлении на Ровно для поддержки 2-й польской армии.

1 июля 4-я кавалерийская дивизия Конной армии при поддержке бригады 6-й кавалерийской дивизии вела упорный бой с поляками, в результате которого они отступили на рубеж река Горынь на участке Тучин — Гоща, а наши кавалеристы взяли хорошие трофеи: четыре орудия с полной запряжкой, сорок пулеметов и до тысячи пленных.

Упорные бои на ровенском направлении, в которых участвовала Конная армия, и плохие условия местности на этом направлении для действий конницы вынудили главное командование дать указания командующему Юго-Западным фронтом о направлении конницы Буденного в более северном направлении в обход Ровно, что и было сделано 1 июля.

3 июля 41-я стрелковая дивизия на своем участке достигла заметного успеха. Несмотря на то что ее атака на Копайгород захлебнулась, дивизии удалось к вечеру продвинуться вглубь на 10–12 км. Фронт ее теперь проходил через Копайгород исключительно — местечко Лучинец включительно.

Прорыв оборонительной линии 2-й польской армии по реке Горынь вынудил ее занять более сокращенный фронт на подступах к Ровно. К рассвету 4 июля 3-я пехотная дивизия легионеров занимала рубеж Городище — Белая Криница — Колоденка. 6-я пехотная дивизия, сосредоточившаяся к концу дня в районе Костополь — Селище, в течение 4 июля должна была перейти в район Александрии севернее Ровно. 1 — я пехотная дивизия легионеров к концу дня 3 июля только успела сосредоточиться в районе слободы Зебра. Командующий фронтом генерал Рыдз-Смиглы ожидал подхода с севера 1 — й пехотной дивизии легионеров, а с юга — 18-й пехотной дивизии, ограничившись на 4 июля лишь частным контрударом 6-й пехотной дивизии из района Александрии на восток от Ровно.

3 июля главные силы Конной армии переправились на левый берег Горыни и с утра 4 июля начали продвижение к Ровно. Вскоре они встретили польские части и вступили с ними в бой. В «Описании боевых действий 1-й Конной армии» значится: «Части армии весь день 4 июля вели упорный бой. Противник засыпал наши части снарядами всех калибров как полевой артиллерии, так и с броневиков и автоброневых машин, развивавших в этот день особо интенсивную деятельность. Нашим частям из-за пересеченной лесистой местности зачастую приходилось действовать в пешем строю… Благодаря искусному маневрированию частей, ведущих демонстративное наступление, противник был введен в заблуждение, что в сильной степени помогло 14-й дивизии совершить обходное движение и появиться в тылу у противника. Движение наше было столь стремительно, что противник почти ничего не успел вывезти со ст. Ровно. В результате лихих атак в конном строю и удачного обхода с юго-востока наши доблестные части 6-й, 11-й и 14-й дивизий в 23 часа 4 июля заняли город Ровно и ночью преследовали противника, бегущего в панике».

При занятии Ровно трофеями Красной армии стали: один бронепоезд, одна радиостанция, 1500 лошадей, два 150-мм орудия и многое другое. Пленных было взято 1000 человек.

4-я кавалерийская дивизия во время этой операции оставалась на правом берегу Горыни, причем ее 2-я бригада преследовала части 6-й польской дивизии в направлении на Людвиполь и заняла этот населенный пункт. Замыкающие части 6-й польской пехотной дивизии отошли от этого пункта в направлении на местечко Березно. Наступившая ночь не остановила боевые действия на участке 45-й стрелковой дивизии. Ведя бой в течение целого дня, польские колонны продолжали двигаться в центр, в то время как на левом фланге 6-й польский уланский полк не мог продвинуться далее села Большие Пузырьки и под натиском бригады Котовского вынужден был отойти назад.

В июне и первых числах июля 1920 г. происходило существенное наращивание сил Западного фронта. В районе Полоцка сосредоточилась 16-я стрелковая дивизия, головные эшелоны которой начали прибывать в Полоцк 12 июня. В тот же день головные эшелоны 2-й стрелковой дивизии, прибывшей в распоряжение командующего Западным фронтом из VII армии, направлялись в район Крупки — Славное. Одновременно в районе Полоцка сосредоточивалась 54-я стрелковая дивизия, 160-я бригада которой прибыла на Западный фронт ранее.

С 17 по 24 июня на Западный фронт в район Крупки — Орта прибыла 27-я стрелковая дивизия, а в район Полоцка — 2-я бригада 10-й кавалерийской дивизии. Туда же перебрасывались с Кавказского фронта 33-я стрелковая дивизия и управление конного корпуса Гая. Из Кустана отправлялась 14-я стрелковая бригада 5-й стрелковой дивизии.

Кроме того, в распоряжение командующего Западным фронтом поступали многочисленные резервные части. Так, командующему Заволжским военным округом телеграммой начальника штаба Республики от 8 июня было приказано отправить в распоряжение командующего Западным фронтом три стрелковых полка из укрепленных районов округа и приступить к подготовке маршевых батальонов для Западного фронта. В район Полоцка направлялась также Красно-Уральская стрелковая дивизия.

Большое пополнение в виде маршевых частей Западный фронт должен был получить с Юго-Западного фронта. Так, телеграммой № 3271/оп. начальник штаба Республики ставил в известность командующего Западным фронтом, что в его распоряжение высылаются 12 тысяч человек с Юго-Западного фронта.

В июне и июле 1920 г. командование фронта произвело серьезную структурную реорганизацию. Так, 9 июня Южная группа XV армии была преобразована в ІІІ армию, в состав которой вошли 5, 21 и 56-я стрелковые дивизии, 86-я бригада 29-й стрелковой дивизии и 3-я кавалерийская бригада 10-й кавалерийской дивизии. Северная группа Сергеева была переформирована в IV армию, а штаб этой группы, находившийся в Полоцке, 18 июня был преобразован в штаб IV армии. К 24 июня в состав IVармии окончательно вошли: 12,18, 48 и 53-я стрелковые дивизии, 165-я бригада 55-й стрелковой дивизии и ІІІ конный корпус в составе 10-й и 15-й кавалерийских дивизий.

На 1 июня 1920 г. в составе Западного фронта было 694 орудия, которые распределялись по армиям следующим образом: в IV армии — 117, в XV — 197, в ІІІ — 135, в XVI — 221, в Мозырской группе — 14 и в распоряжении фронтового командования — 10 орудий. Все орудия были сведены в 61 легкий, 15 гаубичных и 17 тяжелых дивизионов, входивших в состав стрелковых и кавалерийских дивизий, и кроме того, 7 легких и 16 тяжелых батарей специального назначения (зенитных, ТАОН и др.). Всего в артиллерии фронта имелось 219 батарей, в которых насчитывалось 2388 человек командного состава, 44 842 красноармейца и 22 715 лошадей.

Большое внимание командование уделяло и коммуникациям Западного фронта. К началу июльских операций у Полоцка был построен временный железнодорожный мост и открыто железнодорожное сообщение до станции Зябки. Части для железнодорожного моста у станции Борисово были построены заранее, и впоследствии в течение пяти суток этот мост был собран. В июне шла энергичная подготовка транспортных средств, главным образом за счет мобилизации подвод у местного населения.

Наращивал свои силы и противник. К 25 июня 1920 г. польские войска перед армиями Западного фронта располагали следующими силами (табл. 5).



Глава 3. БОЛЬШАЯ РЕЧНАЯ ВОЙНА. 1920 г | Давний спор славян. Россия. Польша. Литва (илл) | Таблица 5