home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



II

Иза, в праздничном одеянии из полотна, заложенного в мелкую складку, встретила сына язвительной усмешкой:

- Добро пожаловать, Имхотеп! Итак, ты вернулся домой - и не один, как мне донесли.

Собравшись с духом, Имхотеп спросил:

- Ты уже знаешь?

- Разумеется. Все только об этом и говорят. Я слышала, девушка очень красивая и совсем юная…

- Ей девятнадцать… И она недурна собой.

Иза рассмеялась - злым коротким смешком.

- Что ж, седина в бороду, а бес в ребро.

- Дорогая Иза, я решительно не понимаю, о чем ты.

- Ты всегда был глуп, Имхотеп, - невозмутимо проговорила Иза.

Имхотеп вновь собрался с духом и рассердился. При том что он обычно был преисполнен самомнения, матери всякий раз ничего не стоило сбить с него спесь. В ее присутствии ему всегда было не по себе. Ехидная насмешка в ее подслеповатых глазах приводила его в замешательство. Мать, отрицать не приходилось, никогда не была большого мнения о его умственных способностях. И хотя сам он не сомневался в собственной значительности, отношение матери к нему тем не менее каждый раз выводило его из равновесия.

- Разве мужчина не может привести в дом наложницу?

- Почему же? Может. Мужчины вообще в большинстве своем дураки.

- Тогда в чем же дело?

- Ты что, не понимаешь, что появление этой девушки нарушит покой в доме? Сатипи и Кайт будут вне себя и распалят своих мужей.

- А какое им до этого дело? Какое у них право быть недовольными?

- Никакого.

Имхотеп разгневанно зашагал вдоль покоев.

- Почему я не могу делать, что хочу, в собственном доме? Разве я не содержу своих сыновей и их жен? Разве не мне они обязаны хлебом, который едят? Разве я не напоминаю им об этом ежедневно?

- Чересчур часто напоминаешь, Имхотеп.

- Но это же правда. Они все зависят от меня. Все до одного.

- И ты уверен, что это хорошо?

- Разве плохо, когда человек содержит свою семью?

Иза вздохнула.

- Не забывай, что они работают на тебя.

- Ты хочешь, чтобы я позволил им бездельничать? Естественно, они работают.

- Они взрослые люди. Яхмос и Себек, по крайней мере.

- Себек мало смыслит в делах и все делает не так, как надо. К тому же он часто ведет себя крайне нагло, чего я не намерен терпеть. Вот Яхмос хороший, послушный мальчик.

- Он уже далеко не мальчик, - вставила Иза.

- Однако мне нередко приходится по несколько раз ему объяснять, прежде чем он поймет, что от него требуется. Я и так вынужден думать обо всем, поспевать всюду. Мне приходится, будучи в отъезде, присылать сыновьям подробные наставления… Я не знаю ни отдыха, ни сна! И сейчас, когда я вернулся домой, заслужив право хоть немного пожить в мире и покое, меня снова ждут неприятности. Даже ты, моя мать, отказываешь мне в праве иметь наложницу, как подобает мужчине. Ты сердишься…

- Нет, я не сержусь, - перебила его Иза. Мне даже интересно посмотреть, что будет твориться в доме. Это меня развлечет. Но я тебя предупреждаю, Имхотеп, когда ты снова задумаешь отправиться в Северные Земли, возьми девушку с собой.

- Ее место здесь, в моем доме. И горе тому, кто посмеет с ней дурно обращаться.

- Дело вовсе не в том, посмеют или не посмеют с ней дурно обращаться. Помни, что в иссушенной жарой стерне легче разжечь костер. Когда в доме слишком много женщин, добра, говорят, не жди. - Помолчав, Иза не спеша добавила: - Нофрет красива. А мужчины теряют голову, ослепленные женской красотой, и в мгновение ока превращаются в бесцветный сердолик.

И глухим голосом проговорила строку из гимна:

- "Начинается с ничтожного, малого, подобного сну, а в конце приходит смерть".


предыдущая глава | Месть Нофрет. Смерть приходит в конце | Третий месяц Разлива, 15-й день