home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



III

- Ренисенб!

Хори пришлось дважды окликнуть ее, прежде чем она оторвалась от созерцания Нила.

- Ты о чем-то задумалась, Ренисенб? О чем ты размышляла?

- Я вспоминала Хея, - с вызовом ответила Ренисенб.

Хори смотрел на нее несколько мгновений, потом улыбнулся.

- Понятно, - отозвался он.

А Ренисенб смущенно призналась себе, что он в самом деле понял, о чем она думала.

- Что происходит с человеком после смерти? - поспешно спросила она. - Кто-нибудь знает? Все эти тексты, что написаны на саркофагах, так непонятны, что кажутся бессмысленными. Нам известно, что Осириса убили, что его тело было вновь собрано из кусков, что он носит белую корону и что благодаря ему мы не умираем по-настоящему, но иногда, Хори, все это представляется выдумкой и так запутано…

Хори понимающе кивнул.

- А мне хочется знать, что на самом деле происходит с нами после смерти.

- Я не могу ответить на твой вопрос, Ренисенб. Спроси у жрецов.

- Они ответят так, как отвечают всегда. А я хочу знать.

- Узнать можно только тогда, когда мы сами умрем, - мягко сказал Хори.

Ренисенб задрожала.

- Не надо так говорить! Замолчи!

- Ты чем-то взволнована, Ренисенб?

- Да, меня расстроила Иза. - Помолчав, она спросила: - Скажи мне, Хори, Камени и Нофрет знали друг друга до… до приезда сюда?

На миг Хори приостановился, а потом, продолжив путь к дому, сказал:

- Значит, вот в чем дело…

- Почему ты говоришь: "Значит, вот в чем дело"? Я ведь только задала тебе вопрос…

- …на который я не могу тебе ответить. Нофрет и Камени знали друг друга, но хорошо ли, я понятия не имею.

И тихо добавил:

- А это имеет значение?

- Нет, - ответила Ренисенб. - Это не имеет никакого значения.

- Нофрет умерла.

- Умерла, ее набальзамировали, и погребальный грот замуровали. Вот и все.

- А Камени вроде и не горюет… - спокойно договорил Хори.

- Верно, - согласилась Ренисенб, удивляясь, что сама этого не заметила. И вдруг повернулась к Хори: - О Хори, как ты умеешь утешить!

- Я ведь чинил игрушки маленькой Ренисенб. А теперь у нее другие забавы.

Они уже подошли к дому, но Ренисенб решила сделать еще один круг.

- Не хочется мне входить в дом. По-моему, я их всех ненавижу. Не по-настоящему, конечно. Просто я очень зла на них - они ведут себя так странно. Не подняться ли нам к тебе наверх? Там так хорошо, будто паришь над миром.

- Очень меткое наблюдение, Ренисенб. Именно такое ощущение появляется и у меня. Дом, поля - все это не заслуживает внимания. Надо смотреть дальше, на реку, а за ней - видеть весь Египет. Очень скоро он снова станет единым, великим и могущественным, как в былые годы.

- Это так важно? - пробормотала Ренисенб.

- Для маленькой Ренисенб нет. Ей нужен только ее лев, - улыбнулся Хори.

- Ты смеешься надо мной, Хори. Значит, это действительно важно?

- Важно ли? Для меня? Почему? В конце концов, я всего лишь управляющий у хранителя гробницы. Какое мне дело до того, велик Египет или нет? - сам себя спрашивал Хори.

- Посмотри, - показала Ренисенб на скалу, которая была как раз над ними. - Яхмос и Сатипи ходили наверх. И теперь спускаются.

- Да, - сказал Хори, - там нужно было кое-что убрать. Бальзамировщики оставили несколько штук полотна. Яхмос сказал, что возьмет с собой Сатипи, посоветоваться, на что их использовать.

Они остановились и смотрели на спускавшихся по тропинке Яхмоса и Сатипи.

И вдруг Ренисенб пришло в голову, что они как раз приближаются к тому месту, с которого сорвалась Нофрет.

Сатипи шла впереди; за ней на расстоянии нескольких шагов - Яхмос.

Внезапно Сатипи повернула голову, по-видимому, желая что-то сказать Яхмосу. Наверное, подумала Ренисенб, говорит ему, что именно здесь произошло несчастье с Нофрет.

И тут Сатипи неожиданно застыла на месте. Замерла, глядя назад, через плечо. Руки ее взметнулись вверх, словно она пыталась заслониться от страшного видения или защитить себя от удара. Она вскрикнула, пошатнулась и, когда Яхмос бросился к ней, с воплем ужаса сорвалась с обрыва и рухнула на камни внизу…

Ренисенб, зажав рот рукой, неверящими глазами следила за ее падением.

Распростершись, Сатипи лежала на том самом месте, где когда-то лежала Нофрет.

Ренисенб подбежала, наклонилась над ней. Глаза Сатипи были открыты, веки трепетали. Ее губы шевелились, словно она силилась что-то сказать. Ренисенб наклонилась ниже. Ее потрясло выражение ужаса, застывшее в глазах Сатипи.

Потом она услышала голос умирающей.

- Нофрет… - с хрипом выдохнула Сатипи.

Голова ее упала. Челюсть отвисла.

Хори повернулся навстречу Яхмосу. Они подошли одновременно.

Ренисенб выпрямилась.

- Что она крикнула, перед тем как упала?

Яхмос тяжело дышал, не в силах вымолвить ни слова.

- Она посмотрела куда-то… за моей спиной… словно увидела на тропинке кого-то еще… но там никого не было… никого не было…

- Там никого не было, - подтвердил Хори.

- И тогда она крикнула… - испуганно прошептал Яхмос.

- Что она крикнула? - нетерпеливо переспросила Ренисенб.

- Она крикнула… Она крикнула… - Голос его дрожал. - "Нофрет!"


предыдущая глава | Месть Нофрет. Смерть приходит в конце | Первый месяц Лета, 12-й день