home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



II

Иза оглядела собравшихся. Она увидела грустный добрый взгляд Яхмоса, белозубую улыбку Камени, вопрос в глазах Ренисенб, тупое безразличие Кайт, загадочную непроницаемость на задумчивом лице Хори, раздражение и страх Имхотепа, у которого от волнения дергались губы, и жадное любопытство и… злорадство во взоре Хенет.

"Их лица ни о чем не говорят, - подумала она. - Они выражают только те чувства, что владеют ими сейчас. Но если моя догадка верна, преступник должен чем-то себя выдать".

А вслух сказала:

- Я должна сообщить кое-что вам всем. Но прежде здесь, в вашем присутствии, я хочу поговорить с Хенет.

Лицо Хенет сразу изменилось: с него словно стерли жадное любопытство и злорадство.

- Ты подозреваешь меня, Иза? - испуганно завизжала она. - Я так и знала! Ты выдвинешь против меня обвинение, и разве я, бедная и обделенная умом женщина, сумею защитить себя? Меня будут судить и приговорят к смерти, не дав раскрыть и рта.

- Раскрыть рот ты успеешь, не сомневаюсь, - усмехнулась Иза и увидела, как Хори улыбнулся.

- Я ничего не сделала… Я не виновна… - вопила Хенет, все больше впадая в истерику. - Имхотеп, дорогой мой господин, спаси меня… - Она распростерлась перед ним на полу, обхватив его колени руками.

Не находя слов от возмущения, Имхотеп гладил ее по голове и лепетал:

- В самом деле, Иза, я не согласен… Какой позор…

- Я ни в чем ее еще не обвинила, - оборвала его Иза. - Я не берусь обвинять, когда у меня нет доказательств. Я прошу только, чтобы Хенет объяснила нам смысл сказанных ею слов.

- Я ничего не говорила…

- Нет, говорила, - заявила Иза. - Сказанное тобою я слышала собственными ушами, а слух у меня, не в пример зрению, пока еще хороший. Ты сказала, что знаешь кое-что про Хори. Так вот я у тебя спрашиваю: что тебе известно про Хори?

- Да, Хенет, - сказал Хори, - что тебе про меня известно? Скажи нам.

Сидя на корточках, Хенет вытирала глаза. Потом мрачно окинула всех вызывающим взглядом.

- Ничего мне не известно, - ответила она. - Да и что я могу знать?

- Именно это нам и хотелось бы услышать от тебя, - сказал Хори.

Хенет пожала плечами.

- Я просто болтала, ничего не имея в виду.

- Я повторю тебе твои слова, - снова вмешалась Иза. - Ты сказала, что мы все тебя презираем, но что тебе известно многое из того, что делается в этом доме, и что ты видишь гораздо дальше, чем те, кто считает себя умниками. И еще ты сказала, что когда вы с Хори встречаетесь, он смотрит куда-то мимо тебя, будто ты вовсе и не существуешь, будто он видит не тебя, а что-то за твоей спиной, а там на самом деле ничего нет.

- Он всегда так смотрит, - угрюмо откликнулась Хенет. - Как на букашку или на пустое место.

- Эта фраза мне запомнилась: "…что-то за твоей спиной, а там на самом деле ничего нет", - медленно произнесла Иза. - И еще Хенет сказала: "Лучше бы, он смотрел на меня". И продолжала говорить о Сатипи да о Сатипи, о том, что она мнила себя умной, а где она сейчас?..

Иза оглядела присутствующих.

- Улавливает ли кто-либо из вас в этом хоть какой-нибудь смысл? - спросила она. - Вспомните Сатипи, Сатипи, которая умерла… И что смотреть нужно на человека, а не на то, чего нет…

На секунду воцарилось мертвое молчание, и затем Хенет вскрикнула. Это был даже не крик, а вопль ужаса.

- Я не хотела… Спаси меня, господин… - бессвязно выкрикивала она. - Не позволяй ей… Я ничего не сказала, ничего.

С трудом сдерживаемый Имхотепом гнев наконец выплеснулся.

- Я не позволю… - заорал он. - Не позволю запугивать эту женщину. В чем ты ее обвиняешь? По твоим же словам, ни в чем.

- Отец прав, - без обычной для него робости, твердо произнес Яхмос. - Если ты можешь в чем-то обвинить Хенет, говори.

- Я ее не обвиняю, - не сразу с трудом проговорила Иза.

Она оперлась на палку и вся как-то сразу сникла.

- Иза не обвиняет тебя в тех несчастьях, которые поразили наш дом, - с той же твердостью обратился Яхмос к Хенет, но если я правильно ее понял, она считает, что ты что-то от нас утаиваешь. Поэтому, Хенет, если тебе что-либо известно о Хори или о ком-либо другом, сейчас самое время сказать. Здесь, в нашем присутствии. Говори. Что тебе известно?

- Ничего, - покачала головой Хенет.

- Ты уверена, что говоришь правду, Хенет? Потому что знать опасно.

- Я ничего не знаю. Клянусь великой Девяткой богов, клянусь богиней Маат, клянусь самим Ра.

Хенет дрожала. Из ее голоса исчезло свойственное ей нытье. В нем слышался неподдельный страх.

Иза глубоко вздохнула и совсем сгорбилась.

- Отведите меня в мои покои, - пробормотала она.

Хори и Ренисенб бросились к ней.

- Мне поможет Хори, - сказала Иза. - Ты оставайся здесь, Ренисенб.

Тяжело опираясь на Хори, она вышла из зала и, заметив его серьезный, но растерянный вид, прошептала:

- Что скажешь, Хори?

- Ты поступила рискованно, Иза. Очень рискованно.

- Я хотела знать.

- Да. Но это неоправданно большой риск.

- Понятно. Значит, и у тебя такая же мысль?

- Я уже давно об этом думаю, но у меня нет доказательств - ни малейшей зацепки. И даже сейчас, Иза, доказательств нет. Они только у тебя в мыслях.

- Достаточно и того, что я знаю.

- Может, и чересчур достаточно.

- О чем ты? Ах да, понимаю.

- Остерегайся, Иза. Отныне тебе грозит опасность.

- Мы должны действовать немедленно.

- Да, но что мы можем предпринять? Нужны доказательства.

- Я понимаю.

Больше поговорить им не удалось. К Изе подбежала ее маленькая рабыня. Хори оставил ее на попечение девочки, а сам пошел обратно. Лицо его было мрачным и озабоченным.

Маленькая рабыня, что-то щебеча, суетилась вокруг Изы, но та почти не замечала ее. Она чувствовала себя старой и больной, ей было холодно… Перед ней вставали лица тех, кто напряженно слушал ее, пока она говорила.

Только в одном взгляде на мгновенье вспыхнули страх и понимание. Может, она ошибается? Уверена ли она в том, что заметила? В конце концов, глаза ее плохо видят…

Да, уверена. Скорей даже не взгляд, а то, как напряглось все лицо, отвердело, стало суровым. Только один человек понял ее бессвязные намеки, только он один безошибочно определил их истинный смысл…


предыдущая глава | Месть Нофрет. Смерть приходит в конце | Второй месяц Лета, 15-й день