home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



III

Иза послала за своим внуком Ипи.

Ипи, на красивом лице которого застыла гримаса вечного недовольства, стоял перед ней, пока она скрипучим голосом распекала внука, напряженно вглядываясь в него тусклыми глазами. Хотя зрение у старухи порядком ослабело, взгляд ее по-прежнему оставался проницательным.

- Что это такое? Что я слышу? Ты не желаешь делать то одно, то другое! Согласен приглядывать за волами, но не хочешь помогать Яхмосу или следить за пахотой? К чему это приведет, если ребенок вроде тебя будет говорить, что он желает и чего не желает делать?

- Я не ребенок, - угрюмо возразил Ипи. - Я уже взрослый, и пусть ко мне относятся, как к взрослому, а не держат на побегушках, поручая без моего ведома то одно, то другое. И пусть Яхмос мною не командует. Кто он такой, в конце концов?

- Он твой старший брат и ведает всеми делами во владении моего сына Имхотепа, когда тот в отсутствии.

- Яхмос дурак, недотепа и дурак. Я куда умнее его. И Себек дурак, хотя и хвастается, как он хорошо соображает. Отец уже велел в письме поручать мне ту работу, которую я сам выберу…

- Ничего подобного, - перебила его Иза.

- ..кормить и поить меня послаще и еще добавил, что ему очень не понравится, если до него дойдут слухи, что я не доволен и что со мной плохо обращаются.

Повторив наставления отца, он улыбнулся хитрой, злорадной улыбкой.

- Ах ты, негодник! - в сердцах бросила Иза. - Так я и скажу Имхотепу.

- Нет, бабушка, ты этого не скажешь.

Теперь он улыбался ласково, хотя и чуть нагло.

- Только мы с тобой, бабушка, из всего нашего семейства умеем соображать.

- Ну и наглец же ты!

- Отец всегда поступает, как ты советуешь. Он знает, какая ты мудрая.

- Возможно… Пусть так, но я не желаю слышать это от тебя.

Ипи засмеялся.

- Тебе лучше быть на моей стороне, бабушка.

- О чем это ты ведешь речь?

- Старшие братья очень недовольны, разве ты не знаешь? Конечно, знаешь. Хенет тебе обо всем докладывает. Сатипи и днем и ночью, как только остается с Яхмосом наедине, убеждает его поговорить с отцом. А Себек просчитался на сделке с лесом и теперь боится, что отец разгневается, когда узнает. Вот увидишь, бабушка, через год-другой отец сделает меня совладельцем и будет во всем слушаться.

- Тебя? Младшего из своих детей?

- Какое значение имеет возраст? Сейчас вся власть в руках отца, а я единственный, кто имеет власть над ним.

- Я запрещаю тебе так говорить! - рассердилась Иза.

- Ты у нас умная, бабушка, - тихо продолжал Ипи, - и прекрасно знаешь, что мой отец, несмотря на все его громкие слова, на самом деле человек слабый…

И сразу умолк, заметив, что Иза перевела взгляд и смотрит куда-то поверх его головы. Он повернулся и увидел Хенет.

- Значит, Имхотеп человек слабый? - скорбным тоном переспросила Хенет. - Не очень-то ему будет по душе твое мнение о нем.

Ипи смущенно рассмеялся.

- Но ведь ты не скажешь ему об этом, Хенет. Пожалуйста, Хенет, дай слово, что не скажешь… Милая Хенет…

Хенет скользнула мимо него к Изе. И ноющим голосом, правда, громче, чем обычно, проговорила:

- Конечно, не скажу. Тебе ведь хорошо известно, что я всегда стараюсь никому не причинять неприятностей. Я всей душой служу вам и никогда не передаю чужих слов, кроме тех случаев, когда долг обязывает меня сделать это.

- Я просто дразнил бабушку, вот и все, - нашелся Ипи. - Так я и объясню отцу. Он знает, что я никогда не скажу такое всерьез.

И, коротко кивнув Хенет, вышел из комнаты.

- Красивый мальчик, глядя ему вслед, проронила Хенет. - Красивый и уже совсем взрослый. И какие дерзкие ведет речи!

- Опасные, а не дерзкие, - недовольно возразила Иза. - Не нравятся мне его мысли. Мой сын чересчур к нему снисходителен.

- Ничего удивительного. Такой красивый и симпатичный мальчик.

- Судят не по внешности, а по делам, - снова резко проговорила Иза. И, помолчав секунду-другую, добавила:

- Хенет, мне страшно.

- Страшно? Чего тебе бояться, Иза? Скоро вернется господин, и все встанет на свои места.

- Встанет ли? Не знаю.

И, опять помолчав, спросила:

- Мой внук Яхмос дома?

- Несколько минут назад я видела, как он возвращался домой.

- Пойди и скажи ему, что я хочу с ним поговорить.

Хенет вышла и, разыскав Яхмоса на прохладной галерее, украшенной массивными, ярко расписанными столбами, передала ему пожелание Изы. Яхмос тотчас поспешил явиться.

- Яхмос, Имхотеп со дня на день будет здесь, сразу приступила к делу Иза.

Добродушное лицо Яхмоса осветилось улыбкой.

- Я знаю и очень рад этому.

- Все готово к его приезду? Дела в порядке?

- Я приложил все усилия, чтобы выполнить распоряжения отца.

- А как насчет Ипи?

Яхмос вздохнул.

- Отец слишком к нему благоволит, что может оказаться пагубным для мальчика.

- Следует объяснить это Имхотепу. Лицо Яхмоса отразило сомнение.

- Я поддержу тебя, - твердо добавила Иза.

- Порой мне кажется, - вздохнул Яхмос, - что вокруг одни неразрешимые трудности. Но как только отец вернется домой, все уладится. Он сам будет принимать решения. В его отсутствие действовать так, как ему бы хотелось, нелегко, да еще когда я не наделен законной властью, а лишь выполняю поручения отца.

- Ты хороший сын, - медленно заговорила Иза, - преданный и любящий. И муж ты тоже хороший: ты следуешь наставлениям Птахотепа6, которые гласят:

…заведи себе дом.

Как подобает, его госпожу возлюби.

Чрево ее насыщай, одевай ее тело,

Кожу ее умащай благовонным бальзамом,

Сердце ее услаждай, поколе ты жив!7

Но я дам тебе совет: не позволяй жене взять над собой верх. На твоем месте, внук мой, я бы всегда об этом помнила.

Яхмос взглянул на Изу и, покраснев от смущения, вышел из ее покоев.


предыдущая глава | Месть Нофрет. Смерть приходит в конце | Третий месяц Разлива, 14-й день