home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



18.3. Умирает человек — умирает и его политика

Конечно, существует множество способов обезвредить «предводителя разбойничьей шайки». Для этого можно применять другие стратагемы, выбирая их в зависимости от природы «предводителя» и обстоятельств. Если «предводитель» — человек, можно действовать двумя путями: либо жесткими средствами, либо мягкими. К жестким средствам причисляется применение вооруженного насилия. При этом предводитель устраняется физически. При мягких стредствах пытаются коррумпировать или пленить мысли и чувства предводителя. Согласно китайским книгам о стратагемах, сюда, в частности, относятся «плотские бомбы». На Западе более принят термин «секс-бомбы». Это оружие, согласно гонконгской книге о стратагемах, часто оказывается действенней, чем настоящая бомба.

В основе Стратагемы № 18 лежит твердая уверенность в выдающейся мощи отдельной личности или элиты. Она отражает, таким образом, иерархическое мышление и авторитарный государственный строй императорского Китая. В империи высшим авторитетом являлся Сын Неба, а в семье — отец. И по этому образцу было устроено большинство общественных группировок в традиционном Китае. Эта важность отдельной личности частично сохраняется до сих пор. Например, Дэн Сяопин, руководитель Китая после смерти Мао Цзэдуна в 1980 г., в речи о «культурной революции» жалуется на «влияние феодальной автократии»:

«Если кто-либо достигал высокого положения, его родственники, собаки и куры также возносились до небес. Если кто-то попадал в опалу, родственников постигала та же судьба».

Тесная связь целой группы людей с судьбой отдельного «вожака» продолжает практиковаться в Китае, в обществе, где «связи между индивидуумом и группой внутри верхней прослойки весьма сильно подвержены давлению патерналистского авторитета» (Герберт Франке, Рольф Трауцеттель).

В Китае часто говорят о «жэньчжи» («личном господстве»). Основное содержание понятия личного господства, общее для всех философов Древнего Китая, передает следующая фраза из классического конфуцианского источника:

«Пока человек жив, проводится его политика; если он умрет, умрет и его политика».

Эта фраза объясняет причины той цепной реакции, которую вызывает существование или гибель одной личности. До сего дня значение центра в государстве остается в основных чертах тем же. «Господство институтов» осуществлено здесь еще не полностью — тех институтов, которые в западном обществе «до определенной степени снижают роль руководителя с помощью регулировки связей между силами, их расчленения, ограничения сил, управления силами и уравновешивания сил» (Алоиз Риклин).

Даже и в Китае захват «предводителя» не всегда приносит желанный выигрыш. По-видимому, закон о том, что нет правил без исключений, действует во всем мире.


18.2. Обезьяны без дерева | Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать | 18.4. Покинутый император