home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19.33. «Отбросы культуры», разъедающие устои китайской жизненной силы

«Порнография, изображение насилия и прочие «культурные отбросы» представляют собой своего рода духовный опиум. Они разъедают людские души, разрушают силу воли, губят мораль и общественные нравы и тем самым подтачивают опору жизненной силы», — утверждают три автора, выступившие 17.12.1996 со статьей в главной китайской газете Жэньминь жибао. Главная идея их статьи состоит в том, что враждебные международные силы хитростью и уловками стремятся использовать радио, телевидение, кино и другие средства массовой информации для внедрения в Китае своей идеологии и культуры со злым умыслом — утвердить здесь свои политические взгляды, ценности и образ жизни и тем самым расшатать устои жизненной силы Китая, изменить политические воззрения, исказить духовную жизнь и, наконец, заменить социалистическую идеологию капиталистической. Если бы рельсы китайского рынка культуры оказались состыкованными с рельсами международного рынка культуры, это означало бы допущение к нам направленного на озападнивание и развал Китая заговора международных враждебных сил. Авторы подтверждают свое мнение ссылкой на Дэн Сяопина, говорившего: «В отношении экономики мы придерживаемся двойной линии. С одной стороны, мы ратуем за открытость, однако с другой — не желаем слепо и беспорядочно допускать к себе все, что угодно, и прежде всего мы не должны допустить у себя тлетворного влияния капитализма и всеми силами бороться с этим».

Дважды авторы статьи предупреждают о «расшатывании устоев жизненной силы» Китая западными «отбросами культуры», и данное предупреждение они выражают в духе стратагемы 19. Зачастую не внушающими подозрения путями, чего и опасаются авторы, вражеские силы пытаются тихо и незаметно сломать духовный стержень китайцев и тем самым переделать Китай на западный манер. Авторы статьи в некоторой степени перекликаются с размышлениями одного из основателей Итальянской коммунистической партии Антонио Грамши (1891–1937). По мнению Грамши, любой смене власти предшествует «революция без революции», когда будущие властители расчищают себе путь, выхолащивая ценности, этические и эстетические начала действующей власти, подвергают их критике и осмеянию, искажают или разрушают. Даже в области языка они незаметно обесценивают или нейтрализуют то, что хотели бы упразднить в сфере политической. Насколько возможно они выхолащивают смысл слов, лишая их присущего им содержания или вытесняя их нужными им словами. Прежде чем станет возможным «политическая гегемония», необходимо, как считал Грамши, обрести «культурную гегемонию». Разумеется, китайские коммунисты не являются последователями Грамши. Но, согласно китайскому марксизму, так называемая надстройка, иначе говоря, вся культура не только является отражением экономического базиса, но одновременно существенно воздействует на общество и его развитие. Поэтому руководство Китайской Народной Республики всегда уделяло «надстройке» во всех ее проявлениях огромное внимание. КПК неукоснительно следит за тем, чтобы «надстройка» содействовала, а не мешала ее политическим целям, в частности, анализируя иностранное влияние, в том числе со стороны западной кино- и телевизионной индустрии с позиции стратагемы 19.

Основываясь на этом положении, ведет гневную отповедь на страницах Китайской молодежи [Чжунго циннянь бао], печатного органа Китайского коммунистического союза молодежи (Пекин, 20.02.1997, с. 8), Лун Синьминь. «Сообразуясь с общими интересами нашего народа и нашей страны, необходимо, как гласит решение 6-го пленума ЦК КПК 14-го созыва, препятствовать распространению «культурных отбросов» и пресекать их… — пишет он. — Главный вред вследствие распространения «культурных отбросов» состоит в том, что отравляются людские души и усыпляется наш национальный дух. После окончания холодной войны враждебные западные силы, направленные на «озападнивание» нас с вами, добиваются всеми доступными средствами превращения нашего социалистического Китая в придаток капитализма». Суть этих устремлений та же, что и у опиумной войны столетней давности, только изменилось ее внешнее выражение и само время. Речь идет о новой, проводимой уже в XX в. «духовной опиумной войне».

И в Жэньминь жибао, печатном органе Центрального комитета Коммунистической партии Китая, в номере за 21.03.1998 два автора пишут: «По окончании холодной войны до некоторой степени оказались стертыми идеологические противоречия. Однако культурные противоречия и споры ни на миг не ослабевают. Можно утверждать, что новая хитрость современного гегемонизма состоит в осуществлении собственных интересов посредством духовно-культурной экспансии. Попросту говоря, он использует духовную жизнь и культуру для проникновения во все уголки земли и достижения таким образом господства в мире. Американские ученые совершенно открыто заявляют, что будущее противоборство переместится главным образом в духовно-культурную плоскость. При духовно-культурном противостоянии прежде всего стремятся психологически обрабатывать людей в духовно-культурной сфере для завоевания их сердец». Чтобы противостоять используемой «гегемонизмом» (под которым в Китае подразумеваются в основном США) стратагемы 19, которая, помимо прочего, претворяется в жизнь утверждением культа денег и распространением американских фильмов и телепрограмм, рекламирующих безудержное сладострастие (Синь Хуа Вэньчжай. Пекин, № 3, 1998, с. 203), оба китайских автора считают, что «крайне важно вырабатывать у людей разборчивый вкус и духовную стойкость. Тот, кто не отличается разборчивым вкусом и духовной стойкостью, без единого выстрела будет побежден в этой войне».

Даже в описании исторических событий китайцы усматривают вероломое использование стратагемы 19. Вот как объясняет Юй Дань тот факт, что западные власти в конце XIX — начале XX в. позволили поместить у входа в один шанхайский парк следующую вывеску: «Запрещается входить собакам и китайцам». «Гун Цзычжэнь [1792–1841] говорил: «Когда хотят уничтожить государство, поначалу лишают его народ истории». Это мудрые слова, не утратившие своего значения и поныне» (Вэньхуэй бао. Шанхай, 3.01.1996).

Чтобы обессилить иной народ, враги лишали его своей веры. Так, «важная древняя святыня саксов Ирминсуль[276] была в 772 г. полностью разрушена завоевателями-франками под предводительством Карла Великого, как свидетельствуют тогдашние источники.[277] Такое уничтожение должно было, показав явное превосходство христианского бога, подорвать дух языческого сопротивления. С подобной целью пятьюдесятью годами ранее христианский проповедник Бонифаций на глазах язычников срубил секирой схожее с Ирминсулем капище, дуб Донара[278]» (Sabine Lippert. «Irminsul und die Unterwerfung der Sachsen» («Ирминсуль и покорение саксов»): Kult-urnotizen. Bettendorf, № 22, июль 1998, с. 30). А в 30-е г. XX в. к злодеяниям английских колониальных властей в Нигерии относится также прилюдное осквернение сакральности [царского рода] нри [народа и(г)бо], верховный жрец которого [он же царь (игбо — эзе)] был вызван в суд, дабы перед охваченными ужасом африканцами он предстал как обыкновенный смертный [поскольку подданные прежде не допускались к лицезрению своего властелина]. «Такого рода кощунством стремились разрушить систему ценностей, которая сплачивала африканскую общину» (Obi Nwakanma [Нваканма], «Das Alte stьrzt» — in mehr als einem Sinn: ein Roman als Markstein afrikanischer Selbstfindung». Новая цюрихская газета, 25.06.1998, с. 47).


19.32. Наркотики против строптивости | Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать | 19.34. Уклонение от суда