home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



20.9. Описывая древность, осуждать современность

При первом, созданном на китайской земле централизованном государстве циньской династии (221–207 до н. э.) жизнь всей империи строилась на началах школы законников («Фа цзя»), иначе легистов. Прежде всего это означало воспитание подданных в послушании и дисциплине, чтобы те стали послушным орудием в руках императора и сановников. Для этого более всего подходил состоящий по возможности из одних крестьян народ, невежественный и исправно платящий подати. Нежелательно было иметь людей образованных и философов, если те не трудились напрямую по изволению государства. Но особо непримиримая борьба велась с конфуцианскими сочинениями, ибо они хранили память о древних, феодальных порядках и провозглашали нравственные начала старого феодального сословия, которые и следовало в первую очередь искоренить без остатка, чтобы избежать развала государства и ослабления верховной власти. Согласно императорскому указу 213 г. до н. э. все ученые, которые «восхваляли древность с целью опорочить современность» («дао гу и хай цзинь»),[361] подлежали уничтожению вместе с семьями. И действительно, в 212 г. до н. э. император повелел закопать живьем свыше 460 ученых в столице Сянъян (в 20 милях к северо-востоку от нынешнего города Сянъян, провинция Шэньси), а затем в 213 г. до н. э. были сожжены все конфуцианские труды, за исключением книг по медицине, земледелию и разведению деревьев, а также по гаданиям на черепашьем панцире и тысячелистнике.

Само выражение «восхвалять древность с целью опорочить современность» восходит к сообщению об императорском указе в «Исторических записках» Сыма Цяня (145 или 135 — ок. 86 до н. э.). Поступавшие подобным образом ученые действовали без всякой утайки, не прибегая к стратагемам. В 213 г. до н. э. Шуньюй Юэ во время пира, устроенного императором, совершенно открыто призывал чтить феодальные установления прошлого и прислушиваться к историческим примерам.

Что касается Китайской Народной Республики, то в официальной литературе нередко встречаются такие выражения, как:

«Посредством древности осуждать современность» («и гу фэй цзинь»);

«Посредством древности порицать современность» («и гу фэн цзинь»);

«Используя (заимствуя) древность, поучать (толковать) современность» («и (цзе) гу юй (лунь) цзинь».

Эти выражения могут обозначать тот случай употребления стратагемы 26, когда «тут» представляет историческую личность или былое событие. Выражение «используя древнее, поучать современность» шире формулировки стратагемы 26 в той мере, в какой она охватывает и косвенное восхваление современного прославлением былого. Здесь приходит на ум возвеличивание Хай Жуя в пекинской опере У Ханя (см. 26.12). Разумеется, критика может преподноситься и под видом восхваления: восхваление А (Хай Жуй) умаляло значимость В (императора).

Сам прием описания якобы прошлого, а в действительности выражения своего отношения к настоящему восходит к Конфуцию (551–479 до н. э.), а возможно, к еще к более древним временам (Фрэнсис Вуд (Wood). «Thirteen Hundred Years of Quiet Rebellion». Index of Censorship («Показатель цензуры»). Лондон, № 8, 1989, с. 10). Конфуций оглядывался на золотой век благородных правителей древности, чтобы показать, сколь низко пали его современники. Для него критика современности высвечиванием прошлого носила, однако, значительно более широкий характер по сравнению с примерами из недавнего прошлого Китайской Народной Республики.


26.8. Манера письма [в духе] «Весен и Осеней» | Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать | 26.10. От мифической рогатой жабы Юй к китайской литературе, занятой «стрельбой по тени» [иначе говоря, намеками]