home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава XIV

Райленда быстро повели по коридорам, втолкнули в какую-то комнату, сунули комбинезон, дали в обрез времени, чтобы его напялить, не обращая внимания на тот факт, что размер был раза в четыре меньше, чем требовалось.

— Пошли! — поторапливал охранник в белом. — Скорее!

Он втолкнул его в другую комнату и ушел.

Сквозь приоткрытую дверь Райленд увидел операционную.

Хорошо, что есть на свете транквилизаторы, — подумал он относительно спокойно. Он чувствовал, что прибыл в конечный пункт своего пути.

Над двойным столом пылали асептические бестеневые лампы. Члены хирургической бригады копошились за прозрачной стерильной перегородкой. На столе лежал человек, рядом с ним шипел трубками и шлангами сложный аппарат. Искусственные легкие. Значит, это г. человек должен получить новые, и Райленд уже догадывался, от кого…

А может, нет? Второй-то стол уже занят каким-то обитателем «Небес»!

Странно.

Впрочем, радоваться рано. Видимо, ему предстоит стать донором в следующей операции. План Человека не может заботиться об эмоциях «живых трупов», поэтому ему позволили стать свидетелем операции. Через некоторое время он опять заглянул в зал операционной, где хирург рассекал кожу и мышцы, проламывал кости…

За спиной открылась дверь. Открылась бесшумно, но напряженные нервы уловили колебание воздуха, и Райленд резко обернулся.

Донна Криири!

Она взглянула на него мельком, словно он был частью мебели.

— Долго же вы искали, — недовольно сказала дочь Планирующего сопровождающему ее человеку. Судя по знакам отличия, это был главный хирург клиники. — Ни о чем не беспокойтесь. У меня есть радарный пистолет, и этот оп не станет сопротивляться.

— Но это против всяких правил, — засомневался хирург.

— Вам мало этого? — промурлыкала Донна, махнув у него перед носом куском телетайпной ленты. — Приказ Машины…

— Да, конечно, — поспешно согласился хирург, — конечно, мисс Криири. Вы ведь знаете, я не стал бы… Но, тем не менее, это совершенно против правил…

Холодно кивнув, девушка поманила Райленда рукой.

— Машина имеет право изменять правила, — произнесла она. — Теперь покажите, как нам пройти к ракете.

Они вышли из клиники и пошли к посадочной площадке. Там, припав на хвост стабилизаторов, стояла скоростная яхта Донны.

— Чикита! — тихо позвала девушка.

— Минуту, мисс Криири, — решительно сказал очухавшийся Райленд. — Куда вы собираетесь меня везти?

Она задумчиво смотрела на ракету.

— У меня приказ Машины. В нем говорится, что Стивена Райленда необходимо доставить в другой орган-банк, где его органы понадобились для лечения важного члена Планирующей комиссии.

— Звучит довольно странно, — заметил он.

— Да, очень. Чикита! — крикнула Донна, сердито топнув ногой.

Внутри люка яхты сверкнуло золото, засветилась бледная голубоватая дымка…

Пространственник!

Оранжево-коричневые глаза с обожанием смотрели на девушку. С кошачьей грацией пространственник выгнулся, завертелся в воздухе, радостно приветствуя ее. Потом замер, неподвижно повиснув перед хозяйкой.

Райленд, обретший, наконец, дар речи, хотел что-то сказать, но девушка приложила палец к губам:

— Молчите! Спорить нет времени. Нужно удирать отсюда, пока за вами не вернулись.

— Но почему за мной должны вернуться? Дорожное указание Машины…

— Подделано. — Она хладнокровно встретила его изумленный взгляд. — Да. Это я подделала его, поэтому можете мне поверить. Хирург кинется за вами, как только подаст обычное сообщение о выполнении приказа. А это произойдет… ну, минут через пять.

— Я не понимаю…

— И не нужно! — взорвалась девушка. — Времени нет! Я стараюсь спасти вашу жизнь. Кроме того, есть еще одна причина… Если уж быть до конца правдивой… Словом, вы нужны моему отцу.

— Планирующему? Но… зачем ему подделывать приказы Машины?

— Я не могу сейчас все объяснить, — быстро проговорила девушка, тревожно оглядываясь. — Помоги вам Бог! Я не смогу спрятать вас в ракете. Там негде укрыться, а на яхту они наведаются сразу. Меня, думаю, не тронут. Но вас…

— Что же я должен делать?

— Как что? Залезайте на спину Чиките! Зачем же, по-вашему, я ее привез та? Она знает, куда лететь.

Райленд летел на пространственнике.

Наверняка это был самый необыкновенный скакун, на котором приходилось ездить человеку. Стройное обтекаемое туловище, мех цвета золота, становящийся у хвоста черным…

Там, на посадочной площадке, когда он взобрался на спину пространственника, Донна отдала короткую команду, существо едва слышно замурлыкало, мускулы его спины пронизала дрожь, и, внезапно подпрыгнув, оно поднялось на сотню футов.

Райленд не почувствовал ни толчка, ни удара перегрузки — просто они вдруг оказались в небе. Далеко внизу он видел ракету и дочь Планирующего, входящую в люк — она не собиралась ждать неприятностей. Потом Райленд услышал рев двигателей. Ракета Донны, похожая на черную точку внутри огненного цветка двигателей, прилепилась, казалось, к бетону площадки. Только то, что она не уменьшилась в размерах, свидетельствовало, что яхта поднимается за ними следом.

А они поднялись уже примерно на тысячу футов. Райленд, припавший к спине пространственника, не чувствовал встречного ветра. А с северо-востока на них надвигались грозовые тучи. Перистые облака предостерегающей завесой закрыли звезды. Черные кучевые вздымались черными башнями, дождевые шквалы уже накрыли горный район Кубы.

Райленд посмотрел вниз. Ракеты Донны не было видно. Пространственник плавно разворачивался в сторону грозы.

— Нет! — крикнул Райленд. — Не надо туда!

Но существо или не понимало его, или не хотело слушаться. Ошв громко мурлыкало, как котенок, и продолжало стремительно лететь навстречу грозовым тучам.

Райленд по-прежнему не ощущал движения.

Поле пространственника, какова бы ни была его природа, ускоряло каждый атом его тела, передвигая одновременно и своеобразный воздушный карман, заключенный в светящийся голубоватый ореол вокруг животного. Полет был почти беззвучен, хотя неслись они со скоростью звука.

Невероятно!

Математический ум Райленда мгновенно оценил факты. Очевидно, существо создает вокруг себя силовую капсулу, форма которой зависит от встречного сопротивления. Сначала сформировалась тупоносая обтекаемая капля, а при достижении звукового барьера капля «перелилась» в иглу.

Пронизывая облака над океаном, они мчались прямо навстречу клубящемуся фронту грозы, и через несколько секунд ледяной дождь мгновенно промочил Райленда насквозь. Интересно, подумал он. Дождь проникает сквозь капсулу, которая не пропускает воздушный поток! Пространственник жалобно замяукал — ему тоже не понравилась холодная вода. Но продолжал стремиться вперед.

Райленд уже перестал понимать, где они находятся. Со всех сторон клубились тучи, яркие вспышки молний ослепляли… Наконец, пробурив верхнюю кромку облачного фронта, они вышли в чистое воздушное пространство, залитое ослепительным светом солнца, показавшегося из-за западного горизонта.

Значит, они уже так высоко! И продолжают подниматься выше!

Райленда вдруг охватила невыразимая эйфория.

Он совершил невозможное! И не был больше нумерованным кандидатом в холодное местечко в сборнике отходов. Снова стал человеком!

Донна…

Он так ей обязан… Что же она хотела сказать насчет своего отца? Райленд отбросил эту мысль, растворившись в чуде парения в бесконечном небе. Оно уже стало черным — настолько разреженным был воздух на такой высоте. Но пространственник упрямо продолжал подниматься, пока громадное пространство океана не обрело отчетливо выпуклый характер…

И вдруг Райленду стало тяжело дышать. В чем дело? Поле пространственника должно надежно удерживать воздух! Но мурлыканье существа перешло в сухой кашель, полет его становился все более и более неуверенным…

Очевидно, виноваты раны пространственника-пытки не прошли бесследно. Часть симбиотов погибла, а ведь именно фузориты давали теплокровному существу возможность жить в открытом пространстве. Воздух, удерживаемый ими вокруг тела хозяина, еще наполнял горящие легкие Райленда, предохранял от выкипания крови в вакууме, хоть немного защищал от пронизывающего холода и смертоносной ультрафиолетовой радиации немилосердного светила… Воздух еще был. Но хватит ли его надолго?

— Это я скоро узнаю, — хрипло прошептал он, мрачно усмехнувшись.

Но не сумел уловить момента потери сознания, просто почувствовал, что это сейчас произойдет.

Медленно приходя в себя, Райленд искренне удивился, что еще жив. Потом над ним склонилось прекрасное лицо Донны Криири, и он удивился еще больше.

— Мы добрались? — прошептали непослушные губы.

— Пока что все в порядке, — серьезно ответила девушка. — Но не радуйтесь раньше времени, Райленд. Мы еще в опасности.

Он попытался встать, но поплыл по кабине, пока Донна не подтолкнула его обратно в противоперегрузочное ложе.

— Но мне нужно заре… — начал было Райленд, но замолчал на полуслове.

— Не нужно, Стив, — мягко улыбнулась она. — Уже не нужно… Как ты находишь свой корабль?

— Мой? — поразился он.

— Твой. Помнишь? Ракета была оборудована для опытов и управлялась из пункта «Серый Треугольник». Это она и есть. Только я убрала все приборы дистанционного управления. Во всем остальном это отличный межпланетный корабль. Он вращался по орбите, достижимой для Чикиты. Только…

Ее лицо погрустнело.

— Что случилось?

— Да нет, ничего. Я просто удивляюсь, что с нами до сих пор нет отца.

Райленд потряс головой.

— Простите, но я не понимаю. Почему Планирующий должен быть здесь? Зачем я ему нужен?

— Наверное, мне самой придется ввести тебя в курс дела. Знаешь ли ты, что за последние два месяца произошло более сотни сильных подземных толчков, и все под основными населенными центрами? Отец думает, что вызывает их Машина.

— Машина?

Райленд не верил своим ушам.

— Я понимаю, тебе тяжело это представить. Но отец обнаружил, что генерал Флимер что-то сделал с Машиной! Он — слишком хороший человек, и не может этого понять, А я могу. Флимер рвется к контролю над Машиной, хочет власти над Планом Человека. Подземные толчки, аварии субпоездов, взрывы реакторов — все это части ею чудовищного плана. В него входит и уничтожение нереактивного двигателя. О, Стив, как тщательно все было продумано! Ведь Машина — всего лишь совокупность транзисторов и реле, она знает лишь то, что в нее вкладывают люди. Флимеру удалось изменить ее входные контуры, и теперь Машина почти открыто противостоит отцу… Сердцевина всех неприятностей — нереактивная тяга. Машина уверена, что такой двигатель уничтожит План Человека. Поэтому отцу пришлось пойти на хитрость и подделку. Он позволил мне спасти тебя… Но, боюсь, уже слишком поздно. — Она обеспокоенно заглянула и иллюминатор. — Пока, кажется, нас не преследуют… Пока.

Райленд только сейчас почувствовал, что дрожит от холода. Не потому, что в корабле пониженная температура, а потому, что его короткий тесный комбинезон насквозь мокрый.

— Кто? — спросил он, стараясь не клацать зубами.

— Полиция Плана. Флимеру нужна Чикита. Он организует погоню, даже не зная, что ты со мной. Но рассчитывать на это не стоит. Машина сообщит ему о твоем бегстве Вот видишь, он хотел убить тебя — я помешала, хотел замучить Чикиту — но я украла ее… Она моя! И единственное безопасное для нее место — Рифы. Да и для тебя тоже.

— Ты уговариваешь меня бежать? — возмутился Райленд. — Стать преступником, отверженным?

— А сейчас ты кто? Забыл про «Небеса»? Я спасла твою жизнь… мы с Чикитой. Между прочим, она могла и не выпрыгнуть за пределы атмосферы, так что радуйся. Удивляюсь, как у нее хватило сил.

— Я тоже.

Она улыбнулась, превратившись на секунду в немного капризную, шаловливую девчонку, которая разговаривала с ним в ванной. Но быстро помрачнела.

— Если бы отец успел… Чикита не выживет, если не вернется в Рифы, не пополнит запас фузоритов. Я взорвала свою яхту. Она сгорела в атмосфере. Может быть, они подумают, что мы погибли? Вряд ли, Машина глупостей не делает. Я бы сказала, что положение наше очень… неустойчивое. Но мы с отцом тщательно все обсудили. Он хорошо знает Машину и считает, что у нас есть часов двенадцать.

— А что потом?

— Потом Машина взорвет твой воротник.

Пальцы Райленда невольно потянулись к кольцу на шее.

Он понимал, что девушка права. Машина так и поступит. Двенадцать часов? Возможно, Планирующий не ошибся. Тогда за это время нужно выйти за пределы действия радаров Машины.

— Мы сможем выйти за пределы радарного луча за двенадцать часов?

— Не знаю, Стив. Но, думаю, успеем. Машина может не знать, что ты в космосе. — Она снова беспокойно всмотрелась в черноту космоса. — Но отца все нет. Как долго мы можем ждать? Не знаю. Конечно, добравшись до Рифов, ты избавишься от воротника.

Посмотрев на удивленное лицо Райленда, девушка улыбнулась.

— Избавлюсь?

— Ты забыл о Донвуде. Он в Рифах. И наверняка поможет тебе.

Райленд потрогал кольцо.

— Пожалуйста, расскажи, что ты знаешь об этом человеке?

О человеке, подумал он, для замены которого было собрано мое тело.

— Ты уже сам знаешь все. Или почти все. Когда-то он был другом отца, несмотря на их разногласия во взглядах на будущее Плана Человека. Именно Донвуд рассказал отцу о Рифах, пространственниках, уговорил попробовать создать нереактивный двигатель. Но, к сожалению, когда План присоединил его владения, Донвуд принял участие в антиплановой деятельности и был классифицирован как опасник. И, в конце концов, попал на «Небеса». Отец знал о его плане побега, но не стал мешать. Кстати, этот факт Флимер тоже использовал, настраивая Машину против отца. Теперь Донвуд может помочь отцу в борьбе с Флимером, подробнее рассказав о Рифах. Ведь Машине известны только рапорты Лескьюри, соответствующим образом отредактированные Флимером. Поэтому мы и отправляемся в Рифы на поиски Донвуда!

Райленд не стал рассказывать Донне, как отчаянно необходим ему самому Донвуду. Ведь он может не только снять воротник, но и рассеять туман, застилающий прошлое. А может и не снять, если выяснится, что необходимое оборудование есть только в орган-банке. И может подтвердить рассказ Анжелы…

Если Донна Криири узнает эту ужасную правду о Райленде… Он не вынесет этого. Дочь Планирующего и несколько десятков фунтов утилизованного человеческого мяса! Тогда пропасть, появившаяся между ними, будет слишком широка, чтобы ее могла пересечь ниточка живого чувства.

Девушка вздохнула.

— Не знаю, почему отца до сих пор нет. Но мы не можем больше ждать. Я пошлю ему сообщение, и отправимся в путь. Сейчас до нас добраться сможет даже обычный радарный луч. Нужно убраться отсюда подальше. — Она улыбнулась. — Не думай, что только ради тебя. Если заряд взорвется внутри этого корабля…


Глава XIII | Рифы космоса (трилогия) | Глава XV