home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава VI

Квамодиан вопросительно нахмурился, глядя на Клотильду Квай Квич, и указал на проволочную паутину между четырьмя грубо выстроенными башнями.

— Кто-то намеревался вернуться, — сказал он, — кто-то пытался построить трансфлексионный передатчик…

— И дальше этого не пошел, — она презрительно пожала плечами. — Эти башни уже стояли здесь, когда я попала сюда. Инженеры, выстроившие их, к тому времени умерли и были забыты. В нашем регистре нет даже их имен.

— Когда-то я изучал транзитную инженерию, — Квамодиан не удосужился упомянуть, что не выдержал последних экзаменов. — Этот контур-тессеракт очень похож на копию рабочей модели, которую мы строили в лаборатории. — Внезапная мысль заставила его задержать дыхание. — Возможно… Возможно, мне удастся достроить его!

— Все уже готово, — сказала Клотильда. — Готово к испытаниям.

— В чем же дело?

— Мы не можем опробовать передатчик, пока не определим, где находимся сами. — Она прислушалась к попискиванию робота. — Инспектор читает, что эта звезда — та самая Блуждающая Звезда Клиффа Хаука. Если это так, то мы довольно точно можем определить примерное расстояние до терминала на Эксион-4. Но расстояние — это еще не все, необходимо задать направление, а у нас здесь нет никаких ориентиров.

— Я обладаю… — Квамодиан прикусил язык. — Раньше у меня было особое чувство, я умел определять направление. Но все дело в том, что трансфлексионный переход создает помехи. Как правило, все приходит в норму, как только я прибываю на станцию назначения. На этот же раз… — он расстроено покачал головой. — На этот раз оно так и не пришло в норму.

Над берегом нависла полная тишина. Потом загундосили роботы, запищали многоноги. Осунувшееся лицо девушки побледнело.

— Монитор Квамодиан, инспектор припоминает исследовательский рапорт, касающийся экспериментов с вашим феноменальным даром. Часть экспериментаторов убедилась, что вы обладаете необъяснимым умением воспринимать завихрения в гиперпространстве. Другие явно считали вас обманщиком, сознательным или нет. Если вы действительно обладаете таким даром, то сейчас самое время испробовать его.

— Я попробую, — пробормотал он. — Но я по-прежнему не могу ничего определить.

Он попытался наугад. От усилия только увеличилась щемящая дурнота. Он весь покрылся холодным потом. Берег перед глазами накренился, черные вершины сказочно повисли над самой головой. Вокруг, как воздушный шар, кружилось багровое солнце.

— Бесполезно, — слабо выдохнул он. — Собственно, я даже не знаю, что нужно сделать. Как правило, я просто знаю направление, и все. Или ощущаю его, или нет.

Поскрипывая, роботы подобрались поближе.

— Лучше попробуйте еще раз, — отрезала Клотильда. — Или, возможно, вам больше нравится здесь?

— О, Альмалик! — в нем проснулся гнев. — Вы что, думаете, я не хочу добраться до Земли, спасти Молли Залдивар?

Что-то произошло с ним, едва он произнес эти слова. Закачавшийся берег снова обрел устойчивую надежность под его словно обретшими силу ногами. Красное солнце заняло положенное место. Прошло мучительное головокружение. Он совершенно точно знал, где находится.

— Вот где Эксион, — он указал на небо. — Вправо от солнца. Нужно просто продолжить линию экватора. Галактики находятся пониже, как раз над морем.

— Монитор, вы уверены?

Клык сомнения коснулся только-только рожденной уверенности.

— По-моему… — жалкая пауза. — По-моему, я не ошибаюсь.

Клотильда Квай Квич и ее роботы отошли к подножию башен, чтобы посоветоваться без посторонних. Два многонога остались стоять настороже поблизости от Квамодиана, словно опасаясь, что он бросится бежать. Роботы пищали, девушка что-то шептала. Наконец они вернулись обратно к Квамодиану.

— Монитор Квамодиан, мы обсудили ситуацию. Возникают новые серьёзные проблемы. Мы не можем с уверенностью сказать, что ваше чувство направления, которым вы, по вашему уверению, обладаете, позволит нам правильно настроить приборы станции. Даже если терминал работает, неизвестно, позволит ли Блуждающая Звезда покинуть эту планету. В данных обстоятельствах инспектор предлагает вам провести первое испытание станции. Вы согласны?

— Конечно, согласен, — до сих пор ему не приходило в голову, что звезда может вновь вмешаться. — А какова вероятность… — Глядя на змеевидные протуберанцы кровавой звезды, он не завершил фразу.

— Мои подчиненные не рискуют делать прогноз. — Она нахмурилась, совсем как Молли. — Они не могут отнести Блуждающую Звезду ни к какому типу жизни, даже среди мыслящих звезд. Ее возможности не ограничены. Но мотивы ее поступков нам непонятны и непостижимы для нас. Сила ее мышления должна быть почти абсолютной. Но она практически ничего не знает о других существах… особенно о людях. В результате ее поступки могут оказаться до ужасного простодушными. Или поразительно проницательными. Или просто безумными. — Она пожала плечами. — Кто знает, чего мы может ожидать.

Квамодиан помог настроить приборы управления терминалом, которые помещались в корпусе грузовой космобаржи, погребенной в черном песке под башней. Клотильда без лишних церемоний пожала ему на прощанье руку. Он вернулся к ждущему флаеру и стал ждать ее сигнала.

Наконец Клотильда взмахнула рукой. Флаер проплыл мимо башен, входя в пространство, ограниченное сверкающими проводами. Он бросил взгляд на зловещее солнце, но оно уже погасло, растворилось в межвремени. Он снова потерял всякое представление о том, где находится.

Вокруг с ревом вращались серые пространства, пронизывающий холод снова высасывал из его тела энергию жизни. Флаер так крутило и вращало, что он уже начал опасаться, что безумная звезда бросила его в еще худшую ловушку.

Но флаер выпрямился.

— Приготовьтесь к выходу, — пропел он, и тут рев исчез вместе со всеми остальными неприятными ощущениями.

Условные стены проволочного тессеракта превратились в настоящие, окружавшие его со всех сторон. Они были покрашены в серо-черный цвет и украшены большими черными буквами, гласившими, что Квамодиан находится на Земле, на станции Волчий Ручей. Впереди раскрывалась диафрагма выхода. Он испытал такое чувство, словно его оглушили ударом по голове. Контраст был почти невыносим. Исчез инопланетный берег, кроваво-красное солнце, море, Блуждающая Звезда со змеевидными протуберанцами. Не было жгучего холода гелиево-кислородного ветра, хлеставшего по длинной очереди галактических граждан, погруженных в мысли о своих делах, стремящихся получить первоочередное право транзита или сердящихся на задержку. В этой пасторальной тишине обе планеты — Эксион-4 и мир ужасной Блуждающей Звезды — превратились в кошмарных близнецов, о которых он не хотел даже думать.

Квамодиан радостно подался вперед, когда флаер выплыл из клуба трансфлексной станции и он впервые в своей взрослой жизни взглянул на широкие просторы Земли, залитые теплым светом ее единственного Солнца. Двадцать минут спустя большая часть его патриотически-пасторального настроения испарилась. Он яростно процедил, обращаясь к флаеру:

— Что это значит? Я не могу вызвать Молли Залдивар? Я проделал такой путь от самого Эксиона-4. Ты хочешь сказать, я не могу послать ей сообщение?

— Ваше сообщение едва ли может быть послано, мистер Квамодиан. Блок связи не функционирует.

— Чепуха! Попробуй вызвать местное отделение общества Товарищества Звезды…

— Тоже не отвечают, мистер Квамодиан. Это местный обычай. Меня информировали — в четырнадцать часов по местному времени все обычные линии связи будут открыты. Но до этого времени…

— Я не могу ждать из-за дурацких условностей! — рявкнул Квамодиан. — Я потратил столько усилий, чтобы добраться сюда, и я не намерен бить баклуши, пока этим занимаются местные деревенщины. Так что я отправляюсь туда сам!

— Конечно, мистер Квамодиан. — Флаер начал медленно спускаться к пыльному открытому участку прямо перед кубом станции. — Правда, — добавил он, извиняясь, — вам придется идти пешком. По местным обычаям флаерам не разрешается удаляться больше, чем на сто метров от станции.

— Великий Альмалик! Ну, ладно. — Он суетливо выбрался из кресла и протиснулся в открытую дверцу. — Куда мне идти?

— Вдоль по улице, мистер Квамодиан. Золотое здание с эмблемой Товарищества, — сказал над его ухом голос флаера, включившего наружные динамики.

Он повернулся и посмотрел в указанном направлении. Флаер за его спиной тихо поднялся в воздух и отплыл обратно к высокому черному зданию трансфлексной башни, после чего опустился отдыхать у ее основания. Квамодиан остался один на планете, где когда-то родился.

Как он сейчас понял, он был даже больше одинок, чем ожидал. Он знал, что некоторые области Земли еще населены — хотя они ни в коей мере не могли идти в сравнение с шумными метрополисами центральных миров или даже относительно малозначительными планетами, где он учился или работал.

Но он никак не ожидал, что Земля, пусть даже небольшой кусочек, будет совершенно пустой.

Тем не менее поблизости не было видно ни души. Он посмотрел назад, на башню станции — его флаер, неподвижный и безобидный, ждал у подножия. Больше ничего. Он посмотрел вдоль длинного бульвара из искусственного камня: здание школы, больница, несколько центров снабжения — и ни одного жителя. Он заметил парк со скамьями и игровыми площадками, но они пустовали. Он видел припаркованные на стоянке машины, по виду брошенные, библиотеку без читателей, фонтан — и некому было любоваться его игрой.

— Это просто смешно, — проворчал он и зашагал к сияющему на солнце зданию.

Единственная звезда Земли оказалась жаркой, и гравитация родного мира превышала силу притяжения, к которой Квамодиан привык за эти годы. Это была утомительная прогулка. Но что-то было в ней и приятное, нечто в запахе пыльного тротуара, в шелесте яркой молодой листвы деревьев, нависающих над тротуаром. Над поселком, словно благословенный Альмаликом, повис мир.

Но Квамодиан спешил на Землю не для того, чтобы искать здесь покоя. Он прибавил шагу, с пыхтением преодолевая тротуар, отделявший его от флагштока, на котором развевался штандарт Товарищества Звезды — на черном фоне космического пространства тринадцатицветную звезду Альмалик окружали эллипсы сложных орбит его компонентов.

Но дверь при его приближении не открылась. Квамодиан едва не ударился о прозрачное стекло, с трудом успев вовремя остановиться.

— Черт побери, что здесь происходит? — сердито воскликнул он, больше удивленный, чем рассерженный, по крайней мере, поначалу. — Я Андре Квамодиан, монитор Товарищества Звезды. Сейчас же впустите меня!

Но блестящая кристаллическая панель не шелохнулась.

— Доброе утро, гражданин Квамодиан, — проговорил записанный на пленку учтивый голос. — Пост Товарищества Звезды по названию Мудрый Ручей сегодня закрыт в соответствии с местными религиозными обычаями. Как обычно, он откроется в понедельник.

— Я сообщу об этом куда следует! — воскликнул Квамодиан. — Запомните мои слова. Я вызову региональное управление Товарищества Звезды…

— Публичный прибор связи, гражданин Квамодиан, находится как раз слева от вас, — вежливо сказал робот. — Для аварийного пользования он свободен даже в День Звезды.

— Аварийного, да? Будь я проклят, если это не самая настоящая авария!

Но с Квамодиана было уже достаточно споров с записанными на пленку голосами. Он прошествовал вдоль крыла здания, облицованного золотисто-желтой керамической плиткой, к кабине связи, где сердито набрал номер регионального отделения… и обнаружил, что ему снова отвечает деловитый механический голос.

— Товарищество Звезды. Отделение третьего округа, — отчеканил голос.

— О, проклятье! Гм… ничего. Послушайте, Я монитор Квамодиан. Нахожусь в Мудром Ручье, чтобы произвести расследование чрезвычайной важности. Я прибыл сюда по вызову. И обнаружил, что местное отделение закрыто. Это просто беспорядок. Я требую, чтобы отделение было открыто и…

— Монитор Квамодиан, — укоризненно сказал голос робота. — Это невозможно. По условиям Конвента с Посетителями местные отделения никогда не функционируют в День Звезды, чтобы дать возможность персоналу принять участие в религиозных обрядах по их усмотрению. Даже региональное отделение восьми округов обслуживается в эти дни только машинами…

— Но это чрезвычайное происшествие! Аварийная ситуация! Как вы не понимаете!

— Монитор Квамодиан, мои сенсоры не регистрируют аварийной ситуации на Мудром Ручье.

— Да ведь я же потому сюда и прилетел! Я, понимаете, не знаю конкретной природы происшествия, но я требую немедленного содействия…

— Наше отделение в Мудром Ручье откроется ровно в полночь по местному времени, — вежливо сообщил механический голос. — С этого момента вы можете получить компетентную помощь.

— Полночь — это уж слишком!

На линии что-то щелкнуло, зажужжало, потом послышалось ровное, ничем не прерываемое гудение. Что-то гневно бормоча себе под нос, Квамодиан попробовал набрать код Молли Залдивар. Но флаер был прав — никто не отвечал. Громко пыхтя от раздражения и в равной степени от усталости, Квамодиан присел на ступеньку местного отделения Товарищества и хмуро уставился на пустую улицу. Сколько миллионов световых лет преодолел он за этот день — и все только для того, чтобы оказаться в каком-то сонном захолустье?!

Подумать только, какие титанические силы были вызваны к жизни, чтобы перебросить его через бездны космоса в спешке спасти Молли Залдивар от смертельной опасности, угрожавшей ей, судя по посланию. Он провел языком по пересохшим губам и стер выступившие на лбу капли пота. Да, он был героем, готовым спасти девушку, жителей города и даже целый мир. Но ни первая, ни вторые, ни третий — никто не желал спасаться.


Глава V | Рифы космоса (трилогия) | Глава VII