home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава IX

Далекий голос продолжал шептать что-то Молли, хотя она не могла разобрать, что он говорил и кто это был. Но в голосе этом чувствовалась жуткая боль. Это был крик существа, охваченного мукой и болью.

Клифф Хаук продолжал что-то говорить ей грозным и даже угрожающим тоном. Он требовал, чтобы она ушла, предупреждая об опасности.

— Конечно, это опасно! — вдруг воскликнула она. — А почему, по-твоему, я пришла сюда? Я хочу остановить тебя!!!

Он вздохнул, глядя на нее. Его лицо избороздили глубокие морщины. Молодой, сильный и ловкий, он за последние несколько недель жутко состарился.

— Ты хочешь остановить меня, но ведь ты даже не знаешь, чем я занимаюсь.

— Это можно исправить.

Он отвел взгляд. Немного спустя он повернулся к окруженному фиолетовым свечением шару и принялся рассматривать его, все еще продолжая молчать. Потом сказал:

— Мы ищем иной разум. Разум, который не состоит в транзитном контакте с другими разумами интергалактической цивилизации. Рифник и я, мы построили собственный прибор… очень чувствительный. Сначала мы вступили в контакт с мозгом испуганного ребенка, потерявшегося в пустыне на одной из новых планет в галактике 9. Но самые странные существа — это Блуждающие Звезды.

— Что это такое?

Он задумчиво потрогал корку запекшейся крови у себя под носом.

— Одиночные мыслящие звезды, — сказал он. — Они не принадлежат к цивилизованному сообществу. Большинство из них, с кем мы связались, находятся за пределами нашего галактического скопления, на огромном расстоянии. И почему-то, — он сделал паузу и пожал плечами, — большинство из них приходят в ярость или, наоборот, бояться контакта с нами. Но одна, за Эксионом… — он замолчал.

Молли вздрогнула. Она попыталась припомнить что-то ускользающее от ее внимания.

Клифф Хаук уже увлекся, он словно читал лекцию, взгляд его был устремлен куда-то в бесконечное пространство космоса.

— Все думающие машины — схожи между собой. Будь это мозг человека или скопление фузоритов, или разумное солнце, или электронный робот. У них всех есть общие черты. У великого множества мыслящих организмов и машин есть устройство для ввода информации — начиная от органов чувств и кончая декодирующими записями или плазмосенсорами. У всех есть устройство хранения информации — магнитные субстанции или клетки-нейтроны, или вращающиеся электроны. У всех есть логические решающие устройства-синапсы, электронные или транзитные матрицы. У всех должно быть еще и устройство выхода — орган движения конечности, серводвигатель или плазменный эффектор.

Он замолчал, задумавшись, прислушиваясь к гудению энергополей.

— Дальше, милый. Как же отличаешь ты Блуждающую Звезду от потерявшегося мальчика?

Клифф Хаук заколебался, стараясь соотнести присутствие девушки с тем, что он собирается рассказать, но она жестом подбодрила его, предлагая продолжать.

— Наша Вселенная, находящаяся в динамическом равновесии, бесконечна, — проговорит он. — И это на самом деле так. Нет ей конца. И не только в пространстве-времени, но и структурно, по сложности. — Озабоченность и чувство обиды вдруг исчезли с его лица, словно поглотившая его теория поглотила и их. Взрывающиеся галактики-квазары были первым тому подтверждением. Это были галактические взрывы, вызванные крайней концентрацией массы. Пространство претерпевало возмущения, сжималось в «карманы» вокруг сверхплотной сокращающейся сердцевины галактики. Когда плотность достигала достаточной величины, такой карман захлопывался, отделяясь от нашего пространственно—временного континуума.

Теперь он полностью был поглощен рассказом. Молли уловила далекое шелестение, вспомнила о слиите и вздрогнула. Неужели страшное создание до сих пор бродит вокруг? Но она осмелилась прервать Клиффа.

— Тот взрыв, который наблюдаем мы, — монотонно продолжал он, — является результатом расширения оставшейся галактической оболочки, когда она освобождается от воздействия гравитации потерянного участка. Каждый замкнувшийся участок превращается в отдельную замкнутую четырехмерную вселенную, расширяющуюся путем постоянного создания материи и пространства, пока ее собственные повзрослевшие галактики не начнут сокращаться до гравитационного лимита, грозя создать новые вселенные.

От входа, в пещеру вползали красноватые сумерки, смешиваясь с фиолетовым свечением короны золотого шара. Постепенно темнело, и уже трудно было что-либо разобрать внутри пещеры. Молли беспокойно задвигалась, подавив вздох.

— Но Блуждающие Звезды, — продолжал Клифф Хаук, — находятся в нашем континууме. Или нам так кажется, или…

— Или ты слишком много болтаешь! — прогремел новый голос, и Молли Залдивар стремительно обернулась, обнаружив позади медведеподобного мужчину с грязной рыжей бородой, который пристально смотрел на них, стоя у входа в пещеру. В красном свете заходящего солнца вид у него был угрожающий. Но куда более грозным был вид огромного, постоянно находящегося в движении существа рядом с ним. Это был слиит.

Клифф Хаук зажмурился, открыл глаза и вернулся к действительности. Какую-то секунду он, не узнавая, смотрел на Молли Залдивар, словно позабыв, что она была здесь. Казалось, он поражен, обнаружив Молли перед собой в пещере. Но мгновением позже все его внимание сконцентрировалось на мужчине, стоящем у входа в пещеру.

— Рифник, что скажешь? Сильные повреждения?

Рифник безмолвно усмехнулся, приоткрыв похожий на щель тонкогубый рот, сверху обрамленный грязными рыжими усами, снизу — неопрятной бородой.

— Весьма сильные, — сказал он. — Но мы не утонули. Что произошло?

— Я… я… — он снова бросил взгляд на Молли Залдивар. — Я как раз подошел проверить показания приборов в пещере, когда услышал крик Молли и…

— И ты забыл обо всем остальном и устремился к ней. Да, это понятно. Смазливое личико для тебя значит больше звезды, конечно.

Хаук тряхнул головой.

— Я уговаривал ее вернуться обратно в поселок.

— Несомненно. Потому-то ты и читаешь девице лекцию, как детям в школе в День Звезды, не так ли? — он похлопал слиита по массивному боку. — Мы это понимаем, верно?

Хаук смотрел на Рифника со смешанным выражением гнева и неловкости. Потом повернулся к Молли.

— Извини, — сказал он, — но Рифник прав. Тебе придется вернуться в Мудрый Ручей.

— Нет! Пока ты не скажешь мне, что вы здесь делаете, я…

— Послушай, девица, он тебе уже давно сказал, — пророкотал Рифник. — Как по-твоему, к чему этот словесный поток, который он извергал на тебя, когда я вошел? Больше тебе и не нужно знать. На мой взгляд, ты знаешь даже больше, чем нужно.

— Но все, что он рассказал, для меня не имело смысла, — настаивала Молли. — Каким способом он собирается войти в контакт с Блуждающей Звездой?

Огромная голова Рифника затряслась от смеха.

— В контакт? Да, видимо, Клифф тебе не все рассказал. Мы не ищем контакта, да будет тебе известно. Мы создаем свою собственную Блуждающую Звезду!

Голос Клиффа Хаука нарушил потрясенную тишину, наступившую после слов Рифника.

— Да, Молли, это правда. Или очень близко к ней. Мы не можем прямым путем общаться с блуждающими. Мы пытались навязать контакт тысячи раз — это не в наших силах. Соломон Скотт пытался добраться до одной из них. Он так и не вернулся назад. Но мы можем… я думаю, что можем… построить нечто вроде аналога. Или маломасштабную имитацию, если хочешь, можно назвать и так. И через нее мы, возможно, уже здесь, на Земле, сможем связаться с ними. Узнать то, что мы желаем знать.

— Но это же опасно! — протестующе воскликнула Молли. — Разве Блуждающие Звезды не опасны до предела?

— Абсолютно, малышка! — загрохотал Рифник. — Посмотри вокруг, на эту пещеру. Разве тут есть что-то опасное? — и его хохот заполнил пространство пещеры, заглушая далекие завывания ветра и шум машин.

— Для того, чтобы дублировать структуру Блуждающей Звезды, — с неловкостью сказал Клифф Хаук, — нам пришлось воссоздать иннекторные параметры окружающий звезду среды. Не все, конечно, и не в полной степени. Но нам были необходимы высокие давления и температуры… Вот, как видишь, не обошлось без небольшой аварии.

— Да, очень небольшой! — вспыхнула Молли. — Ты едва не погиб, и я тоже, между прочим.

— Вот поэтому я и хочу, чтобы ты вернулась в Мудрый Ручей, Молли. Именно сейчас, до того как…

— Прекрати! — воскликнула Молли. — Я не уйду отсюда. Я боялась, что ты занимаешься опасными экспериментами, и потому послала Эн… впрочем, неважно. Но теперь я знаю наверняка, и я не уйду, пока ты не прекратишь свои жуткие опыты.

— Невозможно. Я отведу тебя домой.

— Нет!

— Великий Альмалик! — вскричал Клифф, и, вероятно, впервые за последние несколько минут на его лице отразилось некоторое оживление эмоций. — Что на тебя нашло? Ты что, не понимаешь, что я не могу оставить тебя здесь? Почему ты не хочешь вернуться домой?

— Потому что я люблю тебя, идиот! — воскликнула девушка и зарыдала.

В пещере повисло молчание, и даже Рифник ничего не сказал, хотя глаза его весело помаргивали под кустистыми бровями, а бородатое лицо усмехалось, пока он наблюдал за этой сценой.

— Что-то… случилось, — шепотом сказала Молли. — Клифф, мне страшно.

Клифф поднял нахмуренное, сердитое лицо. Он прислушался, словно старался уловить какой-то звук, который все время ускользал за границу зоны слышимости.

В проеме входа постоянно кружил на одном месте слиит, и мерцание его трансфлексионного поля бросало отблески на его черную, как ночь, шкуру. Рифник бросил взгляд на животное и отвернулся.

— Девица, — пророкотал он. — Ты не ошиблась. Слиит перепугался. Знаете, что я думаю? К нам пожаловал гость.


Глава VIII | Рифы космоса (трилогия) | Глава X