home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава XIII

По телу Молли Залдивар прошла дрожь, и она пришла в себя. Она лежала поверх сломанных ножек разлетевшегося на части лабораторного табурета, и одна из ножек больно упиралась ей в бок тупым расщепленным концом. По всей пещере слышалось шипение и треск коротких замыканий и щелканье остывающего раскаленного металла. Бледно-фиолетовая корона, которая раньше полностью окружала золотой шар, теперь превратилась в сеть периодически вспыхивающих и гаснущих огней, трещавших и шипевших. Откуда-то тянуло удушливым дымом.

Она нетерпеливо потерла лоб, поднесла ладонь к глазам и увидела без удивления или испуга, что она в крови. Но она жива. Только с третьей попытки ей удалось выдавить из себя слова:

— Клифф… Клифф, где ты?

Голос Хаука ответил сразу, но это был почти шепот, а не обычный его грубовато-сердитый тон.

— Я… я не знаю точно, Молли. С тобой все в порядке?

Она осмотрела себя — одежда в жутком состоянии, изорванная, кожа в синяках и царапинах, грязная. Но руки-ноги действуют, решила она.

— Думаю, что да. Как ты себя чувствуешь?

Она села, осмотрелась и сначала ничего не смогла различить.

— Клифф, ты ранен?

В нескольких ярдах от нее что-то зашевелилось, и голос Клиффа прошептал:

— Я еще не знаю. Но на меня что-то упало.

— Ой, Клифф!

Молли с трудом поднялась на ноги и, пробираясь мимо остатков машин и приборов — вот во что превратилась сверхсовременная лаборатория Хаука — направилась к тому месту, откуда раздавался шепот.

— Ты можешь двигаться? Тебе больно?

Куча каменных и металлических обломков снова зашевелилась, и Молли поняла, что то, что она приняла за кучу мусора, было верхней половиной тела Клиффа, покрытой пеплом и мусором, но на первый взгляд не пострадавшей. Что-то придавило его, упав ему на колени. Он повернулся верхней половиной туловища и посмотрел на Молли. На это ушли все его силы, и лицо Клиффа превратилось в маску боли и полного напряжения сил.

— Ноги… их придавило… — выдавил он через некоторое время.

— Подожди… нет, дай я… — она забыла о собственных ушибах и бросилась к нему на помощь. Напрасно. На ноги Хаука упала балка, придавив их к полу пещеры. Свободны были только верхняя половина тела и руки. Но ноги прижимала к скале полуторатонная тяжесть балки.

Не выдержав, Клифф оставил борьбу и обмяк, опустив голову на придавившую его ноги балку. Немного спустя он произнес:

— Где Рифник? Он поможет.

Молли беспомощно оглядела пещеру.

— Я не знаю.

— Позови его!

Но на крики Молли не было ответа. Она поднялась, придерживаясь рукой за стенки, чтобы не потерять равновесия. Дым становился все гуще — в пещере-мастерской произошло, по всей видимости, что-то очень серьезное. Она ощущала на своем лице зловещее предупреждение волны жара.

Она снова крикнула, зовя Рифника. Бесполезно. Если Клифф Хаук мог быть извлечен из каменной ловушки, помочь ему могла только она одна. Она нагнулась, чувствуя головокружение, и снова взялась за балку. Хаук молчал. Казалось, он потерял сознание. Балка даже не шелохнулась.

Молли опустилась на колени, не обращая внимания на острые осколки, и начала методически толкать балку, которую никогда бы не смогла приподнять без посторонней помощи. Бесполезно. Тогда она решила убрать то, что можно было убрать — пластиковый корпус какого-то прибора, скрутившиеся узлом легкие металлические трубки, осколки стеклянной посуды. От дыма она беспрерывно кашляла, дым выедал глаза, но она не прекращала своей работы, не поднимала головы.

Вдруг она осознала, что в пещере уже давно слышится какой-то посторонний звук, который становится все более громким и навязчивым. Мелодичное шелестение, словно ветер шевелил ветки кустарника.

Слиит!

Она обернулась и замерла. Существо висело в воздухе не более чем в ярде от нее. Его огромные слепые глаза были устремлены на нее, под черной шелковистой кожей мелкой дрожью сокращались могучие мускулы. На секунду она подумала, что вернулся Рифник. Помощь!

Но Клифф Хаук оставался неподвижным, и Рифника нигде не было видно. Она осталась одна с беспомощным, прикованным к полу Клиффом и космическим существом, чей образ жизни подразумевал пристрастие к убийствам.

Парящее в недрах горы существо, сгусток мыслящей плазмы, детеныш Блуждающей Звезды, замерло, обдумывая значение тройного шлепка, нанесенного Солнцем, который привлек сейчас все его внимание. Даже на расстоянии девяноста с чем-то миллионов миль Солнце было способно нанести куда более сокрушительный удар. Маленькая Блуждающая Звезда знала это так же хорошо, как и собственные возможности. Простая логика подсказывала ей ответ: в намерения Солнца входило не убить, а только пригрозить. Звезда слишком велика, чтобы ощущать угрозу с ее стороны. Поэтому существо уяснило следующее положение: я слишком маленькое, нужно стать больше.

Тройной разряд змеящегося белого пламени не нанес ей сколь-нибудь ощутимого вреда. Оно не боялось ударов и помощнее. Собственно, оно еще не выработало концепции «страх». Но поблизости имелись конгломераты частиц много меньшего размера и более поддающихся контролю. Блуждающая Звезда решила сначала исследовать их.

Она осмотрела маленький электромобиль Молли, научилась манипулировать им, потом отбросила в сторону, как надоевшую игрушку. Маленькая машина, послушно пришедшая в движение по команде звезды, теперь, когда Блуждающая Звезда выпустила его из сферы внимания, слепо продолжало двигаться вперед, пока колесо не соскользнуло с обрыва, и машина покатилась вниз, переворачиваясь на лету, чтобы разбиться вдребезги у подножия горы.

Как обнаружила Блуждающая Звезда, поблизости существовали и более сложные создания. Звезда не обладала зрением, она не отличала «видимый» свет от остальных видов излучения, но она хорошо умела выделять частоту и характер радиации. Разница между видами радиации, излучаемой живыми существами, была для нее тем же, что и понятие «цвет» для углеродной жизни. «Зеленое» свечение яростно мигало, словно от боли или страха. Какая-то фиолетово-голубая аура исчезала всякий раз, как только звезда начинала ее исследовать. Изучение занимало всю полосу спектра, уходя в инфракрасную и ультрафиолетовую полосы — это был слиит, колония кротов под землей, муравейник. Звезда замечала даже мельчайшие сверкающие крапинки, похожие на пыль в луче фонарика — различные микроорганизмы в воздухе и в почве и в телах более крупных живых структур.

«Зеленое» свечение заинтересовало Блуждающую Звезду. Возможно, дело было в напряженности излучения ауры. Присмотревшись, она обнаружила, что с излучением связана определенная масса упорядоченных частиц. Эта группировка вещества, как ей показалось, пыталась определенным образом изменить положение другого конгломерата, который ассоциировался с гаснущим фиолетово-голубым свечением. Звезда отметила также, не анализируя, определенные упорядоченные вибрации в окружающем эти конгломераты веществе.

«Клифф, пожалуйста! — молила Молли. — Помоги мне вытащить тебя!» Но Блуждающей Звезде было еще очень далеко до концепции коммуникации, тем более до понятия языка.

К этим двум светящимся структурам частиц приближалось третье образование, испускавшее чистый золотой свет. Блуждающая протянула энергозонд, исследуя этот феномен, и обнаружила, что он представляет собой нечто среднее между автомобилем и человеком. Гораздо более сложно устроено, чем та примитивная механическая игрушка, быстро надоевшая звезде, но достаточно простое, чтобы им можно было управлять. На изучение слиита ушли доли секунды. Потом она протянула к слииту невидимый эффектор и принялась играть им, управляя его движениями.

Снаружи, за пределами пещеры, Рифник с трудом поднялся на ноги и с безумным видом осмотрелся. На грязной желтой его бороде виднелась кровь, на крупно вылепленном лице — свежие шрамы. Он что-то хрипло спросил в темноту, но мир ему ничего не ответил — поблизости никого не было, лишь серый дым валил из внутренности пещеры, треск пламени и белый дым из неизвестного источника, энергия которого воспламенила балки входа в пещеру. Покачиваясь, он медленно повернулся. Цвет Солнца устрашал — его лик приобрел гневное выражение, став мутно-красным. Небо затянули зловещие тучи. Он позвал слиита, но тот не отозвался.

Маленькая Блуждающая Звезда заметила присутствие тусклого свечения, которое было Рифником. Она отметила наличие связи между ним и новой своей игрушкой — слиитом. Интересно, подумала юная звезда, как-нибудь поиграть и с одним из этих сложных механизмов. Но пока еще слиит ей не успел надоесть. Она стрелой гоняла его по пасмурному небу, бросая всю мощь его клыков и мышц против несчастных птиц, против скал, пучков травы. Способы организации вещества забавляли это существо. Оно решило исследовать возможность изменения структуры, научиться вмешиваться в ее организацию. Оно решило стать богом. Мгновение оно раздумывало над возможностью поиграть с Рифником, для практики, подобно тому, как научилось оно командовать и управлять сначала электромобилем, а потом слиитом. Оно рассмотрело возможность разрушения одного их живых организмов. Разрушение с целью анализа, разложения на составляющие и подробного их изучения. Но оно этого не сделало.

Всего минуты спустя после своего рождения Блуждающая Звезда начала вырабатывать матрицы поведения, свой «характер». Она развивалась не просто быстро, а по экспоненте. Поначалу все ее действия были совершенно случайны, это была абсолютная свобода воли, не отличавшаяся от свободы воли шарика в игральном автомате. Но она быстро училась и прогрессировала. Новая и преимущественно враждебная окружающая среда в некоторых случаях очень приятно реагировала на ее действия определенного рода. Легко было уничтожить составляющие этой среды одну за другой. Блуждающая с легкостью могла расплавить скалу, перевернуть вверх ногами гору, хлестануть фиолетовым эффектором Солнце. Но уничтоженная однажды матрица состояния уже не могла возвратиться к первоначальному виду, как успела понять малютка-звезда. Это исчезало навсегда.

Более интересным, так сказать, был способ манипулировать ими, способ экстремальности. Изменять структуры, управлять, вмешиваться, но не разрушать, оставлять на грани разрушения, у самой последней черты.

Не убивать. По крайней мере, не сразу.

Пока не стоял вопрос о совести, чувстве жалости. У Блуждающей Звезды еще совершенно не успело выработаться сверх—Я — суперэго. Но она уже успела познать сладость удовольствия.

Все эти организованные конгломераты вещества могли служить источником удовольствия.

Молли, собрав все свое мужество, чуть сдвинулась с места и, вытянув шею, посмотрела туда, откуда появился слиит.

— Рифник, — прошептала они, — вы здесь? Можете помочь мне?

Но за огромной, похожей на собственную тень фигурой слиита не было никого. Он висел в воздухе, не сводя с Молли своих огромных фосфорических глаз, потом внезапно метнулся вперед, миновал Молли и повис над бесчувственным Клиффом Хауком.

— Не трогай его! — крикнула Молли.

Но слиит и не собирался нападать. Он беззвучно повисел, покачиваясь над телом Хаука, потом бледно засверкало его трансфлексионное поле. Тело Клиффа вздрогнуло, потом медленно приняло сидячее положение.

— Клифф! — вскрикнула Молли. — Ты пришел в себя?

Но сознание не вернулось к Хауку. Голова его, словно голова тряпичной куклы, упала на бок, к плечу. Глаза были закрыты. Расширившимися глазами Молли смотрела на слиита. Он поднял Клиффа, но зачем? Что он собирался делать? Ответа ждать ей долго не пришлось. Снова засверкало поле, и огромная балка, припечатавшая колени Клиффа к полу, вдруг завибрировала и освободила свою жертву. Балка поднялась, стоя на одном конце, словно стрела крана, потом всплыла на высоту головы Клиффа, величественно развернулась и рухнула на кучу мусора. Тело Хаука мягко опустилось на пол. Теперь он лежал совершенно свободно, растянувшись на камнях. Но в сознание так и не пришел.

— Спасибо, — прошептала Молли, обращаясь к слииту. Она знала, что тот не поймет, но это ей было все равно. В следующий миг она бросилась к Хауку. Тот был серьезно ранен, но все еще жив. Крови вытекло немного. Особенно пострадали ноги. Когда она чуть сдвинула их с места, Клифф громко застонал, не приходя в сознание, и лицо его исказила судорога боли. Ему была необходима срочная помощь врача.

— Клифф! — воскликнула девушка. — Если бы ты только не…

— Оставь его, — послышался от входа в пещеру слабый голос Рифника. — Тебе помощь нужна не меньше, чем ему.

— Рифник! — воскликнула девушка. — Помогите! Клифф очень сильно ранен, и нам нужно доставить его в Мудрый Ручей, — потом слова Рифника дошли до ее сознания, и она с удивлением обнаружила, что сама скоро свалится без чувств. Она постоянно кашляла, даже не сознавая этого. Все ее тело болело, как одна сплошная рана.

— Как это сделать? — проворчал Рифник.

— Я не знаю, — она шаталась, рыдая. — По крайней мере, надо вытащить его из пещеры, здесь он задохнется.

Рифник осторожно двинулся вперед. Даже в нынешнем своем ужасном состоянии Молли не могла не видеть, что Рифник тоже сильно пострадал. Он наклонился над Клиффом, рассматривая его раны и не прикасаясь к нему.

— Я не могу, — сказал он наконец.

— Но вы должны.

— Я не могу сдвинуть его с места. Если бы слиит вел себя нормально… Но он перепугался. Правда, я его не особенно виню, — прогремел Рифник. — Мы крошили пироподов в Рифах, но с Солнцем в драку никогда не ввязывались.

— Солнцем? Каким Солнцем?

— Я говорю о нашем Солнце, девица. Тройной разряд плазмы. Кажется, мы попали в ужасный переплет,

Слиит, который, гудя, висел неподалеку, вдруг метнулся в их сторону. Они увернулись, слиит пролетел мимо и, как пущенная стрела, вылетел из пещеры.

— Видишь? Он меня вообще не слушается. Не знаю, что с ним стряслось.

— Тогда мы вдвоем должны поднять Клиффа.

Рифник плюхнулся на кучу каменного мусора.

— С тобой? Ты сама еле стоишь. А одному мне его не поднять. Я его убью, если предприму такую попытку.

— Но что же нам делать? Рифник, пожалуйста, придумайте что-нибудь!

Рифник посмотрел мимо Молли, туда, где собирался еще более густой дым, валивший из туннеля.

— Могу застрелить его, если хочешь. Это все же лучше, чем сгорать заживо.

Блуждающей Звезде надоел слиит. Сначала она просто хотела разрушить его, но, передумав, оставила на произвол собственных контуров управления. Пусть поступает, как ему вздумается. На некоторое время она удовлетворила свое любопытство, исследуя излучающие ауру материальные структуры, так грубо разбросанные тройным разрядом Солнца. Звезда не понимала, что все эти приборы и машины являются продуктами изобретательности человеческого разума, но она видела, что перенесенное потрясение сделало их функционально бесполезными, а химические реакции, до сих пор происходившие в них, только усугубляли эту бесполезность. Потратив на размышление несколько наносекунд, Звезда поняла, что пожар движется к тем излучающим слабую ауру структурам, которые она еще не научилась обозначать как «живые существа». Но она прекрасно сознавала, что тот же род дефункциональности, который привел в негодность машины, грозит и этим существам. Аура одного из них уже заметно ослабела.

Было бы интересно, подумала Звезда-детеныш, сделать что-нибудь новое. Она уже отбросила в сторону неизлучающий кусок массы от излучающего конгломерата, который был Клиффом Хауком, используя в качестве посредника поле слиита. Но Звезда была разочарована, ничего особенного не произошло. Но, с любопытством подумала она, что же произойдет, если она впитает некоторую долю этого излучения?

Эта идея показалась Блуждающей Звезде привлекательной. Она не знала, почему. Не знала, так как не научилась чувствовать голод и узнавать его при этом.


Глава XII | Рифы космоса (трилогия) | Глава XIV