home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава XIV

Сначала робот потребовал минутку, пока он не закончит молчаливое восхищенное созерцание черного купола с изображениями звезд, под которыми он плавно покачивался на своем трансфлексионном поле, а его пламенный овал волнился всеми цветами преданного посвящения. Потом он настоял на удалении всех детей из здания и запер за ними дверь, обыскав предварительно каждую пустую комнату, дабы убедиться, что никого не забыли. Здание церкви было гомеостатическим механизмом. Его рецепторы и эффекторы вполне могли справиться с этим заданием и самостоятельно. Потом робот снова попросил подождать, пока он передавал звезде Денеб казавшееся бесконечным сообщение, во время которого рыжеволосый Руф строчил вопросами, а терпение Энди Квама постепенно переплавлялось в ярость.

— Робот-инспектор! — крикнул он, не выдержав. — Если вы собрались идти, то давайте сдвинемся с места! Молли Залдивар грозит большая опасность. Возможно, она умирает!

Робот развернулся в его сторону.

— Монитор Квамодиан, — пропел он, — немного терпения. Я заверяю вас, что она жива.

— Откуда вы знаете? — потребовал объяснить Энди.

Робот молчал.

— Проповедник, — прошептал мальчик, — оставьте его. Он всегда такой. Сделает все по своему разумению. Слушайте, вы и в самом деле поедете у него на спине?

— Великий Альмалик! Откуда я знаю? — простонал Энди Квам. Он бросил взгляд на свой наручный хроноуказатель, быстро перевел цифры в земные эквиваленты и в отчаянии прошипел:

— Еще три часа, и День Звезды кончится! И тогда он уже не будет нужен мне! Но, — добавил он, танцуя на плитках пола, — помощь нужна Молли немедленно!

— Монитор Квамодиан, — пропел робот, — будьте добры, соблюдайте тишину. Я веду чрезвычайно интересную дискуссию с тремя органическими компаньонами на планете Денеба, с роботами и звездой 61 Лебедя.

— Нет! — взревел Энди Квам. — Ты тратишь время на болтовню! Ты же обещал…

Робот умолк, потом после паузы сказал с обидой:

— Очень хорошо. Мы отправимся сейчас же, поскольку ваш шум меня отвлекает. Следуйте за мной.

Но было слишком поздно, Энди Квам уже был возле двери, прыгая по ступенькам и нацеливаясь на то место, где он оставил свой флаер. Руф не отставал от него, словно хвост кометы от ядра.

— Я вас поведу, — сказал робот, усиливая звук своих вокализаторов, так что завибрировал фасад церкви. — Вашему аппарату я дал разрешение не подчиняться стометровому ограничению зоны действия. Это было сделано в части моих добровольных религиозных отправлений в День Звезды, в соответствии с соглашением…

— Заткнись! — фыркнул Энди Квам и даже при девяноста децибелах не услышал конца фразы. Он был уже внутри кабины флаера, мальчик нырнул за ним. Со стуком захлопнув дверь, Энди крикнул:

— Полетели! Следуй за тем роботом!

— Хорошо, мистер Квамодиан, — жизнерадостно согласился флаер. — Я получил разрешение. Не правда ли, это мило со стороны робота-инспектора разрешить нам…

— Молчи! — процедил Энди, — И получше управляй. Я очень спешу.

В мрачном обиженном состоянии флаер поднялся со стоянки, завертелся волчком и нацелился на выжидающе замерший овал, висевший в трансфлексионном поле в нескольких метрах от церкви Звезды. Квамодиан, пробормотав проклятие, поднялся на ноги — неожиданное вращение бросило его на пол, причем на коленях у него оказался мальчик. Но флаеру он ничего не сказал.

— Сиди здесь, — приказал он мальчику, — один Альмалик знает, что стукнет в голову этому глупому флаеру.

— Это нечестно… — начал оскорбленный флаер.

— Я же сказал тебе — заткнись!

Флаер подчинился приказу, намеренно и отчетливо щелкнув, а Квамодиан и мальчик прильнули к стеклу окна. Была уже ночь, и над холмами повисли яркие звезды, но на западе еще виднелся отсвет зари, кроваво-красная полоска над горизонтом, куда опустилось мрачное багровое Солнце. Вдруг мальчик схватил Квамодиана за руку.

— Проповедник, смотрите, там, куда ударило Солнце, видите?

— Вижу, — проворчал Энди. — Флаер, можно немножко побыстрее?

С неохотой щелкнув, голос протянул:

— Нет, — и снова выключился со щелчком.

— Эй, брось! — крикнул Квамодиан. — Почему нельзя?

Флаер снизошел до объяснений:

— Робот-инспектор отдал нам распоряжение следовать за ним. Если я увеличу скорость, то он будет следовать за нами. — Флаер уже явно оттаял и приготовился снова мирно беседовать. — Понимаете ли, мистер Квамодиан, День Звезды еще не истек. И робот-инспектор не хотел бы нарушать тишину этого дня ревом звуковой волны. На этой планете довольно плотная атмосфера, состоящая, в основном, из азота, кислорода, водяных паров, двуокиси углерода…

— Это можно опустить, состав атмосферы Земли я знаю!

— Конечно, конечно. Все дело в том, мистер Квамодиан, что при местных параметрах высоты, температуры и барометрического давления звуковой барьер чуть-чуть превышает нашу скорость в настоящий момент. Поэтому, сами понимаете, мы не можем летать быстрее… В любом случае, — весело добавил флаер, — мы уже прибыли.

Флаер совершил посадку на склон горы. Робот-инспектор не позволил приблизиться на меньшее расстояние к выходу в пещеру. Энди Квам и Руф выскочили из флаера и, задрав головы, принялись рассматривать последи вия солнечного удара.

— Великий Альмалик! — прошептал мальчик. — Я… я боюсь, что мисс Залдивар действительно пострадала!

— Такой информацией мы не располагаем, — пропел робот, с гудением паривший над их головами. — Будьте добры, подождите здесь, я сканирую обстановку.

Но Энди уже не волновало, чем занимается робот. Он отпихнул мальчика в сторону и начал карабкаться вверх по склону холма, преодолевая многочисленные неровности. Он миновал отдельные части упавшего со склона электромобиля, потом узнал в куче металла машину Молли и с почти выскакивающим из груди сердцем принялся обыскивать обломки, пока не убедился, что в момент катастрофы Молли в машине не было. Потом он снова возобновил подъем. Ноги деревенели от усталости, сердце бешено колотилось, дыхание со свистом вырывалось из груди. Хотя голос здравого смысла нашептывал ему, что спешка уже особого значения не имеет. Что бы ужасного здесь ни произошло, все кончилось давным-давно. Из пасти пещеры тянулись клубы густого коричневого дыма, чувствовался отвратительный запах горелой пластмассы, тлеющих обломков, самых разных. И никого не было видно.

Он остановился, чувствуя, как жжет легкие со всхлипом вбираемый воздух, и, собрав все силы, крикнул:

— Молли! Ты здесь?

Неожиданно за его спиной прозвучал мелодичный голос робота:

— Она находится в пятидесяти метрах вправо от вас, мистер Квамодиан. И как раз над нами. Но не приближайтесь.

Энди Квам уже карабкался по гребню небольшого выступа-полки, находившегося как раз перед пещерой.

— Нет, подождите, — зажужжал робот. — Там присутствует неконтролируемое существо-животное из космоса, и… — в жужжащем пении робота образовалась пауза. — И Блуждающая Звезда. Дайте мне возможность сначала изучить их.

Энди Квам фыркнул и ничего не сказал. Он поскользнулся на осыпающемся гравии, чудом сохранил равновесие и побежал дальше. Он только что едва избежал гибели. Сразу за полкой начинался почти отвесный обрыв в сорок футов высотой — но он даже не заметил этого, стремясь как можно скорее найти Молли Залдивар. Но где же она?

И потом он остановился, замахав руками, чтобы не упасть по инерции. Нечто вроде гигантского головоногого моллюска совершенно черного цвета приближалось к нему гигантскими прыжками, преодолевая кучу гравия. Его трансфлексионное поле бледно мерцало. В смутном свете звезд Энди уловил очертания больших белесых глаз, слепо глядевших на него, заметил когти и клыки, способные выпустить внутренности пироподу.

— Монитор Квамодиан, — пропел за его спиной голос робота, — это слиит. Предупреждаю вас, не подходите к нему очень близко!

Внезапно Квамодиан почувствовал во рту кислый привкус страха. Теперь он припомнил истории о слиитах, этих космических бестиях, самой эволюцией созданных для убийства, мощью своей превосходящих все возможности человека. Если существо надумало избрать целью нападения его, Квамодиана, то надежды на спасение нет. Но, кажется, таковых намерений у него не было. Он повис в воздухе, словно изучая Энди, словно он обладал разумом. И даже умел сочувствовать, понимая, почему спешит Энди. Потом, словно разрешая двигаться дальше, слиит поднялся на своем поле еще выше и отлетел на сотню ярдов, не преграждая больше путь к небольшому холмику, где Энди померещилось какое-то движение.

Он тут же позабыл о слиите, преодолев с максимально возможной скоростью оставшееся расстояние, пока не упал на колени рядом с телом девушки, призыв о помощи которой нашел его на другом конце Вселенной.

— Молли! — воскликнул он. — Что случилось? Что они с тобой сделали?

Он поднял голову на изгиб локтя и нежно приподнял. И глаза ее открылись.

Она с удивлением смотрела на него, словно проснувшийся ребенок. Лицо ее было сплошь покрыто синяками, царапинами и засохшейся кровью, измазано сажей и грязью. Порывы ветра подхватили ее длинные волосы, а одежда превратилась в лохмотья. Но внезапно она улыбнулась ему своей прежней волнующей улыбкой.

— О, да это же малыш Энди Квам, — прошептала она. — Я не сомневалась, что ты придешь…

Улыбка задержалась на ее лице всего лишь на секунду. Потом лицо ее исказила судорога боли, улыбка исчезла, и она отвернулась. И заплакала так, что у Энди Квама едва не разорвалось сердце.

— Инспектор! — заорал Энди. — Куда подевалась эта бестолковая машина?

Из-за большого валуна примерно футах в десяти от него послышался недовольный голос:

— Он смылся, Проповедник. Умчался. Альмалик его знает, почему. Он не сказал ни слова.

— Что ты там делаешь, Руф? — сердито спросил Энди. — Ты должен был остаться в кабине. Ладно, если уж ты здесь, то помоги мне. Мисс Залдивар серьезно ранена. Нужно доставить ее…

Из темноты выступила фигура и приблизилась к ним.

— С этим не спеши, друг, — прогудел густой бас, — Если малышка пережила все это, она выдержит еще немного.

Квамодиан вскочил на ноги, готовый к самому худшему. Он всмотрелся в темноту, различая очертания человека с усами, всклокоченной бородой и такими шрамами на лице, словно он попал под катящуюся по орбите планету, не меньше.

— Кто вы такой, черт побери? — рявкнул он.

— У такого малыша и такой голосок, — проскрежетал могучий голос. — Ладно, спокойно и без обиды.

Он подошел поближе, и Энди Квам по достоинству оценил его размеры. Это был настоящий гигант. Но он казался явно подавленным.

— Мы на неприятности не напрашиваемся, — мягко пророкотал он. — Этого добра с нас хватает. Но с девушкой все в порядке, я успел вытащить ее из пещеры вовремя.

— Я слышал что-то о каком-то Рифнике, который занимается здесь с Клиффом Хауком Альмалик знает чем. Это вы? — с подозрением спросил Энди.

— Да.

— Это ваш слиит следит за нами?

Усы и борода Рифника раздвинулись. В темноте могло показаться, что он собирается укусить Энди. Но это была лишь добродушная усмешка.

— Больше он не мой, — сказал Рифник. — Теперь он сам себе хозяин, как я подозреваю. Или… им владеет кто-то другой. Но меня он слушаться не станет. Я ему больше не хозяин с тех пор, как ударило Солнце.

Он отвернулся от Квамодиана и на секунду склонился над девушкой.

— С ней все в порядке, — повторил он, выпрямляясь, но в голосе его не было особой уверенности.

— Однако вы, возможно, правы, действительно нужно унести ее отсюда подальше. И меня тоже захватите с собой, если не против.

— Почему Молли Залдивар так плачет? — спросил Энди. — Если вы неосторожно вынесли ее…

Огромная голова Рифника качнулась из стороны в сторону.

— Подозреваю, что она плачет так из-за Клиффа Хаука.

Квамодиан тут же взял себя в руки. Он совершенно позабыл, что здесь еще и Клифф Хаук. Несомненно, это он виноват в том, что Молли Залдивар ранена, ей грозит опасность, она напугана. Но старая дружба еще не исчезла полностью, и в голосе Энди Квама прозвучала неподдельная озабоченность, когда он спросил:

— А что с Хауком? Он ранен?

— Уже нет.

— Как?.. То есть он умер?

В гулком голосе Рифника чувствовалась свинцовая усталость.

— Нет. Хуже, я бы сказал. Гораздо хуже. И если хотите знать мое мнение, то нам нужно поскорее убираться с этого места, пока что-нибудь очень неприятное не случилось и с нами.

Существо в недрах горы было поначалу случайным скоплением электронов, потом новорожденной Блуждающей Звездой, только начинавшей изучать себя и окружающую среду, набираться опыта… Теперь это было нечто третье, и оно внимательно следило за тем, как Рифник и Энди Квам осторожно приподняли плачущую девушку; спустились с ней вместе по склону вниз к ожидавшему флаеру, поспешно погрузились в кабину и, захлопнув дверцу, умчались прочь.

Используя определенную часть своего «я», Блуждающая Звезда заставила слиита взметнуться вверх на своем слегка пульсирующем трансфлексионном поле и помчаться за флаером, не теряя его из виду. В этом не было необходимости, конечно. Блуждающая Звезда могла легко следить за флаером с помощью своих зондов — в любой точке планеты и практически в любой точке Солнечной системы. (У нее еще не было случая попытаться нащупать что-либо за пределами Солнечной системы).

Но это уже не было то незамысловатое существо, каким она была раньше. Когда она поняла, что одна из организованных излучающих масс вот-вот прекратит существование, она решила, что будет полезно «впитать» ее и «впитала». Операция оказалась простой — подобно притяжению или захвату. Это, если прибегнуть к материальной аналогии, напоминало слияние амебы и кусочка пищи, который она схватила, чтобы растворить в себе. Но материя не имела отношения к процессу, а силы, которые применила Блуждающая Звезда, не поддавались описанию в терминах геометрии трехмерного пространства.

Но эффект был тот же самый.

То, что раньше было личностью Клиффа Хаука, больше не обитало в его биологическом теле. Тело было уже не просто мертво, оно успело превратиться в обугленный кусок плоти, перемешанный с другими обугленными обломками в выжженной пещере, которая когда-то была мастерской Хаука. Но он не исчез полностью. Правда, он больше не ощущал себя прежней личностью, индивидуумом. Но Хаук составлял теперь заметную часть личности того существа, что послало сейчас слиита в погоню за флаером Квамодиана, что вызвало на себя тройной гневный ответ Солнца — новорожденной Блуждающей Звезды, выпущенной на волю во Вселенную.

Теперь она мыслила уже сложнее, а не подчинялась простым побуждениям. С определенной помощью тренированной мыслительного аппарата своей человеческой составляющей она научилась наблюдать, анализировать, делать выводы и… действовать. Она почувствовала изумление далекого сородича-наблюдателя.


Глава XIII | Рифы космоса (трилогия) | Глава XV